Владимир Крупник. Ирландцы, пошедшие за Гитлером

Опубликовано 07 марта 2012 года

2075 0

По страницам книги HITLER’S IRISHMEN. Terence O’Reily. 2008

I

Ирландия, освободившаяся в 1921 году, хотя и не полностью, от британского владычества, унаследовала от бывшей метрополии очень многое, но, прежде всего, - английский язык, демократические традиции и резко отрицательное отношение ко всякой тирании. Разумеется, немалая часть ирландцев после обретения независимости питала довольно смешанные чувства по отношению к британцам, но иммиграция с соседнего острова в Соединенное Королевство (СК) никогда не прекращалась, и, кроме того, ирландцы продолжали добровольно поступать на службу в Королевские вооруженные силы.

 Комиссар Оан О`Даффи инспектирует строй
 Комиссар Оан О`Даффи инспектирует строй

Разумеется, между двумя мировыми войнами ветры мировой политики не обходили стороной эту небольшую страну. Ирландская Республиканская Армия (ИРА) не без симпатии отнеслась к фашистскому движению в Италии и Германии. В 1933 г. уволенный со своего поста за антидемократическую агитацию Комиссар Полиции Оан О’Даффи (Eoin O’Duffy – 1892-1944, на фото слева он инспектирует строй своих единомышленников) возглавил созданную годом ранее ветеранскую ассоциацию (Army Comrades Association). Эта организация, принявшая в качестве униформы голубые рубашки, всячески демонстрировала свои правонационалистические, если не нацистские, устремления, несколько раз была запрещена, но всякий раз всплывала под новым названием и отличилась, главным образом, в многочисленных актах политического насилия. О’Даффи возглавил новую оппозиционную партию Fine Gael, которая с треском проиграла на выборах в местные органы власти в 1934 году. Незадачливый лидер ушел в тень, партия начала приобретать вполне демократический характер, а «Голубые Рубашки» уже через год прекратили существование. Само же словосочетание Blue Shirt приобрело в Ирландии довольно оскорбительный характер.

В 1936 г. разразилась Гражданская война в Испании. Ирландцы неоднозначно восприняли первое вооруженное столкновение с фашизмом. Репрессии республиканцев по отношению к католической церкви привели к возникновению профранкистских настроений у многих из них, и около 700 ирландцев прибыли в Испанию, чтобы сражаться на стороне мятежников. Из их числа в начале 1937 г. был сформирован батальон (XV Bandera), который возглавил всплывший из политического небытия О’Даффи. Боевой путь батальона оказался довольно бесславным: офицеры уделяли много времени столь нередким для ирландцев пьянству и переходящим в мордобой потасовкам, вовсе не рвались в атаки, и боевой дух добровольцев довольно быстро угас. Уже в апреле того же года Франко приказал распустить ирландский батальон и вывести его с передовой. Солдаты сдали оружие, и 654 человека проголосовали за возвращение домой, что и случилось в июне 1937 года. 9 человек, тем не менее, пожелали воевать дальше. Настоящее лицо фашизма к тому времени уже не было секретом для ирландцев, и вернувшиеся домой «крестоносцы» столкнулись с весьма презрительным отношением со стороны соотечественников.

Одновременно с этим около 80 ирландцев, пожелавших воевать на стороне республиканцев, влились в батальон британских добровольцев. Среди добровольцев был и известный дублинский журналист и бывший активист ИРА Фрэнк Райан (Frank Ryan). Они приняли активное участие в боевых действиях, отлично проявили себя и понесли ощутимые потери. Небольшая группа ирландцев откололась от британского батальона и позднее сражалась в составе известного американского батальона «Линкольн». Уже в 1937 г. из первоначального состава ирландских добровольцев погибли около 30 человек и еще столько же получили тяжелые ранения! Хотя новые добровольцы продолжали прибывать, в ноябре 1938 г., когда интернациональные бригады были распущены, в составе британского батальона осталось только 15 ирландцев. Фрэнк Райан попал в плен к франкистам, был приговорен к смерти, но позднее смертная казнь была заменена на 30-летний срок заключения...

Премьер-министр Ирландии Эймон Де Валẻра
 Премьер-министр Ирландии Эймон Де Валẻра

Еще в январе 1939 года ИРА начала крупномасштабную террористическую операцию, взрывая бомбы в разных городах Англии и требуя вывода британских войск из Северной Ирландии. В феврале того же года Абвер послал своего агента в Ирландию для налаживания контактов с ИРА и оказания организации финансовой поддержки. За этим последовало несколько визитов эксперта ИРА по подрывному делу Шэймeса О’Донована (Seamus O’Donovan) в Германию, но уже в первые же дни после начала ВМВ ирландская полиция провела серию рейдов по всей стране, сопровождавшихся изъятием боеприпасов, многочисленными арестами и интернированием членов ИРА. В итоге боеспособность ИРА была сведена к минимуму. Тем не менее, в начале 1940 года курьер ИРА и эксперт по взрывному делу Стивен Хелд (Stephen Held) прибыл в Германию с сумасбродным планом высадки немецких войск в Северной Ирландии, которую им предстояло «освободить» с помощью регулярной Ирландской Армии и ИРА (заметим, что последние являлись непримиримыми врагами со времен Гражданской войны в Ирландии в 1922-1923 гг.). Разумеется, нацисты отвергли это план...

В начале Второй Мировой Войны Ирландия объявила нейтралитет, и ее премьер-министр (Eamon de Valera – 1882-1975, на фото слева) в дальнейшем всячески старался не портить отношения ни с одной из воюющих стран. При этом относительное благополучие страны сильнейшим образом зависело от поставок продовольствия и промышленных товаров из Северной Америки, поэтому ирландцы хорошо понимали, что без Великобритании и ее могучего союзника – США – им не обойтись. Разумеется, далеко не все граждане этой страны испытывали теплые чувства по отношению к своей недавней метрополии, но они говорили, в основном, на английском языке и, скорее всего, каждая ирландская семья имела родственников в Великобритании и в ее доминионах. В связи с этим с началом войны наметился ощутимый приток ирландских добровольцев в вооруженные силы Великобритании.

Нарукавная нашивка военнослужащего полка Королевских Ирландских Фузильеров (ВМВ)

В частности, уже летом-осенью 1940 г. в воздушной Битве за Британию приняло участие около 15 летчиков – уроженцев Ирландии. Наболее известным из них стал уроженец Дублина Брендан «Пэдди» Финьюкен (Brendan "Paddy" Finucane), сын участника Пасхального антибританского восстания ирландских республиканцев (1916 г.). Менее чем за два месяца он записал на свой счет 16 побед, а позднее, в 21 год, стал самым молодым командиром истребительного крыла в RAF. 15 июля 1942 г. он погиб.

II

Когда после эвакуации Британского Экспедиционного Корпуса с континента в лагерях для военнопленных британцев оказались и ирландцы, нацистские охотники за головами начали поиск рекрутов. Примечательно, что аналогичная и совершенно провальная попытка предпринималась немцами и во время ПМВ, но этот опыт был нацистами проигнорирован. Так весной 1941 года Абвер приступил к агитации среди военнопленных ирландцев, надеясь создать из них прогерманское воинское подразделение. Агитаторы были гражданскими лицами: литератор и преподаватель немец Франц Фромме (Franz Fromme) и ирландец Фрэнсис Стюарт (Fransis Stuart) – писатель, связанный с ИРА.

К маю 1941 года около 50 (иногда сообщается о цифре в 80-100 человек) отобранных таким образом ирландцев были собраны в специальном лагере Friesak (Фризак), где добровольцы подверглись интенсивной психологической обработке. Старшим этой группы ирландцы избрали лейтенанта Биссела (Bissel), позднее – майора Джона МакГра (John McGrath). Оба офицера приложили все усилия к тому, чтобы никто из военнопленных ирландцев не поддался на уговоры нацистов. МакГра постоянно убеждал своих соотечественников, что несмотря ни на какие успехи Вермахта в настоящий момент Германия все равно проиграет войну.

Хотя условия содержания военнопленных в этом лагере были заметно лучше, чем в обычных лагерях, вскоре немцы убедились в том, что подавляющее большинство добровольцев было согласно воевать против Великобритании только в том случае, если последняя вторгнется в Ирландию. Надо сказать, что подобные намерения у британского правительства действительно были – Королевскому флоту очень пригодились бы для базирования ирландские порты, а Королевским ВВС – аэродромы для контроля за сопредельными акваториями, безопасность которых была жизненно важной для Великобритании, но ввод британских войск на территорию Ирландии планировался только на случай немецкого вторжения в эту страну...

В итоге большинство ирландцев было отправлено обратно в лагеря для военнопленных, но пятеро решили остаться на службе у нацистов – Брэйди (James Brady), Кушинг (Thomas Cushing), Уолш (Andrew Walsh), О’Брайен (Patrick O'Brien) и Мерфи (William Murphy). В декабре 1941 года они были переправлены в Берлин. Судя по всему, перед отправкой из Фризака в Германию все молодые ирландцы имели беседу с МакГра и говорили с ним о своих намерениях использовать любую возможность для того, чтобы добраться до дома. Кушинг доложил немцам об этой беседе, но последние на время оставили МакГра в покое.

Примечательно, что Абвер имитировал побег этих людей из лагеря, чтобы придать их исчезновению характер секретности. В начале 1942 г. к ним присоединились еще два добровольца – Фрэнк Стрингер (Frank Stringer) и Джон Кодд (John Codd). Вместо создания на основе этой группы воинской части нацисты решили использовать ирландцев в качестве шпионов. Забегая в будущее, можно сказать, что ни один из этих людей так и не был выброшен на территорию Великобритании в качестве шпиона или диверсанта, а Кушинг и Уолш в итоге оказались в концлагере Заксенхаузен.

Джон Кодд родился в Дублине, в 1929 г. эмигрировал в Канаду, но в 1931 г. переехал в Великобританию и записался в полк Королевских Валлийских Стрелков. Несмотря на отсутствие формального образования, Кодд свободно говорил по-испански, по-французски и по-китайски. Знание французского, возможно, было приобретено им в Канаде, а по-китайски он научился говорить, скорее всего, за годы службы на Дальнем Востоке, где он оставался со своим полком до 1938 г.. В 1940 г. он оказался в Британском Экспедиционном Корпусе во Франции, был ранен под Дюнкерком и после излечения в немецком госпитале попал в лагерь для военнопленных Stalag III в Ланнесдорфе (Lannesdorf). После короткого пребывания в этом лагере (декабрь 1940 – январь 1941) Кодд оказался в лагере Фризак среди других ирландских добровольцев и, вскоре, в Берлине среди других рекрутов Абвера.

Представляет интерес предыстория, связанная с появлением Брэйди и Стрингера в рядах ирландских «добровольцев». Оба родились в западной части Ирландии в 1920 году и добровольно вступили в британскую армию еще до войны. Стрингер в подростковом возрасте побывал под арестом за мелкую кражу и до прихода в армию успел послужить в Королевском Флоте, откуда был уволен по неизвестным причинам... Закончив к маю 1939 г. курс первичной подготовки, подружившиеся молодые солдаты были направлены на службу на остров Гернси (Guernsey) – один из островов, расположенных близ французского побережья и принадлежащих британской короне. 9 июня 1939 г. друзья, будучи в изрядном подпитии, завалились в паб и попытались «добавить», но им было отказано в подобных услугах. После небольшого дебоша в пабе друзья отправились в город, по дороге разбивая стекла в домах, автомобилях и теплицах. В конечном итоге оба оказались в наручниках, но перед этим они успели серьезно избить пытавшегося задержать их полицейского. По дороге в участок оба орали «Up the IRA» (Встань, ИРА) и «F...k the King!» (не нуждается в переводе). 23 июня 1939 г. друзья Брэйди и Стрингер предстали перед судом и были приговорены к тюремным срокам в 18 и 21 месяц соответственно и солидным денежным штрафам...

Начало войны в сентябре 1939 г. не принесло друзьям освобождения. Их неоднократные просьбы о возвращении в свою часть остались без ответа, а в июне 1940 г. остров Гернси оказался в зоне немецкой оккупации. Так Брэйди и Стрингер были брошены на произвол судьбы британскими властями, что и привело их из тюрьмы в лагерь для военнопленных во Францию... На оккупированных отстровах оказалось немало ирландских граждан. Многие из них проявили интерес к сотрудничеству с немцами, а один – Джон Кенни (John Kenny) даже изъявил желание записаться в Вермахт. Его просьба была отклонена из-за «языкового барьера». Еще один ирландец Джон О’Рейли (John O’Reily) был нанят на работу на военном аэродроме. О’Рейли служил немцам довольно ревностно и сумел уговорить большую группу своих соотечественников (72 человека) отправиться на работу в Германию в июле 1941 г.. Ирландцы продемонстрировали свои наклонности к пьянству и хулиганству уже по дороге в Германию. Не прошло и двух месяцев после прибытия ирландских рабочих на место, а немцы уже были сыты ими по горло: поведение гастарбайтеров никак не вписывалось в немецкие понятия о трудовой дисциплине и законопослушности. Вскоре их вернули в Джерси, а О’Рейли перешел на службу в Ирландскую редакцию немецкого радиовещания...

Кенни и О’Рейли, как мы увидим позднее, вернутся в Ирландию в 1943 г. в качестве немецких шпионов...

III

Летом-осенью 1940 г. Абвер предпринял несколько неудачных попыток высадить в Ирландии диверсантов для последующих акций на территории Соединенного Королевства. В частности, в июне 1940 г. ирландец, бывший судовой капитан Уолтер Саймон (Walter Simon), сошел на родную землю с борта немецкой подводной лодки. Вскоре он был арестован в пьяном виде при довольно комичных обстоятельствах, и при этом выяснилось, что год назад он был депортирован из Великобритании за шпионаж...

18 июля 1941 г. Абвер предпринял первую попытку парашютировать в Ирландию уроженца этой страны Джозефа Ленихана (Joseph Lenihan). Он был одним сезонных рабочих, застрявших в на оккупированных немцами британских островах. Ленихан пытался бежать, но был схвачен немцами, которые склонили его к сотрудничеству. После высадки ирландская полиция быстро напала на его след, но в последних числах июля Ленихан, находясь в Ольстере, сам сдался британскому полицейскому. Позднее он предоставил MI5 большое количество ценной информации. После войны Ленихан вернулся в Ирландию.

Начиная с октября 1941 г., немцы приступили к подготовке Кодда и Стрингера к разведывательной и диверсионной деятельности и, прежде всего, к обучению радиоделу. Стоит ли говорить о том, что Кодд с самого начала проявил наибольший интерес к выпивке и женщинам, да и все его поведение было далеко от нормы (по немецким стандартам). Позднее эта пара прошла обучение взрывному делу, и в первой половине 1942 г. немцы уже обсуждали вопрос об отправке ирландцев в США или Великобританию для проведения акций саботажа.

Вскоре пятеро остальных: Брэйди, Кушинг, Уолш, О’Брайен и Мерфи также прошли обучение взрывному делу. Немцы присматривались к ирландским рекрутам, и уже вскоре стало ясно, что только Уолш и Брэйди являются потенциально надежными агентами для заброски на вражескую территорию. Отмечались их ирландский национализм, решительность и твердость, хотя склонность Уолша к винопитию не осталась незамеченной. Примечательно, что Кодд, Кушинг, Стрингер и Уолш какое-то время рассматривались лейтенантом Абвера Вальтером Каппе (подробнее об этом человеке и организованной им заброске нацистских агентов в США (операция «Пасториус») можно прочитать в статье Вторая Мировая Война – Американцы Против США) как кандидаты на участие в диверсионных операциях на территории США, однако, поведение Кодда и Кушинга не давало возможности считать их более или менее надежными агентами. В любом случае, ирландцам повезло – скорее всего, в США их ожидал электрический стул...

В июне 1942 г. Абвер утвердил план по проведению операций Seagull 1 и Seagull2. План первой операция включал высадку Уолша в Шотландии с целью диверсии на линии энергоснабжения, второй – высадку Брейди в Северной Ирландии для завязывания контактов с членами ИРА и последующей диверсионной деятельности.

Одновременно с этим произошли следующие события: в июле 1942 г., слушая радиопередачу из США, Стрингер узнал о провале операции «Пасториус» и казни захваченных немецких диверсантов и дал знать об этом Кодду. По-видимому, спровоцированное этими известиями поведение Кодда и Стрингера привело к тому, что первый на несколько месяцев попал в дюссельдорфскую тюрьму, а Стрингеру пришлось выбирать между тюрьмой и работой на ферме – разумеется, он выбрал второе...

Тем временем Уолш и Брейди вылетели в Норвегию для последующей отправки к местам будущей диверсионной деятельности. Брэйди должен был найти себе работу на судоверфи Harland & Wolff в Белфасте, рекрутировать сообщников и провести акт саботажа на этом предприятии. Как и практически все операции Абвера по заброске агентов на территорию СК, эти операции были обречены на провал. Немцы знали очень мало о британских порядках военного времени, не имели ни малейшего понятия о том, насколько жестко внутренняя ситуация в СК контролировалась полицией, службами безопасности и самими гражданами. Собственно говоря, сама мысль о контактах с агентами-одиночками по радио в условиях постоянного контроля над эфиром с помощью пеленгаторов была смехотворной. Стоит ли удивляться тому, что британские спецслужбы успешно отлавливали немецких агентов и в дальнейшем вели с немцами радиоигры, дезинформируя Абвер.

После войны МакГра (уже находясь в чине полковника) утверждал, что, скорее всего, Уолш и Брейди сами сдались бы местным властям после высадки. Однако, судьбе было угодно распорядится иначе. 22 сентября 1942 г., после звонка из Берлина, Уолш и Брейди были арестованы и отправлены в военную тюрьму в Осло, а оттуда в знаменитую тюрьму Моабит. Уолш был подвергнут перекрестному допросу вместе со старым знакомым Кушингом. Оба приятеля обвиняли друг друга в двурушничестве и желании сдаться британцам при первой же возможности. Немцам стало очевидно, что такие намерения у ирландцев были, и что пользы от них будет мало. О’Брайен и Мерфи также были заключены в Моабит и подверглись допросам. Последний вел себя в тюрьме вызывающе, умудрился нанести травму одному из охранников и в итоге заявил, что является «британским солдатом и всегда намеревался надуть немцев». Брейди тоже подвергся допросам, но, по его более поздним утверждениям, не оговаривал себя, поскольку был уверен в том, что о его намерениях сдаться британским властям знал только МакГра.

В ноябре 1942 г. МакГра (в тот момент подполковник) был арестован в момент попытки передачи послания в посольство Ирландии в Риме. На допросах он всячески отрицал какую-либо связь между ним и намерениями пошедших на службу немцам ирландцев вести с ними двойную игру. В итоге МакГра оказался в концлагере Заксехаузен, а еще через год – в Дахау. После освобождения его заслуги будут отмечены Орденом Британской Империи.

IV

В феврале 1943 г. Кушинг, О’Брайен, Уолш и Мерфи также были переправлены в Заксенхаузен. Любопытно, что четверо ирландцев пользовались некоторыми привилегями: они жили в отдельном помещении, носили британскую военную форму, получали посылки от Красного Креста, а одному даже разрешили носить часы.

По соседству с ними жили Яков Джугашвили и Василий Кокорин. Последний был советским военнопленным, который утверждал, что является племянником В. М. Молотова. После войны этот человек оказался под следствием за сотрудничество с гитлеровцами и в 1952 г. был приговорен к смертной казни (см. статью в «Независимой Газете» от 06-09-2000 - "Племянник" Молотова под следствием и судом). Между ирландцами и русскими возник конфликт, обусловленный разными причинами: ирландцы, например, отдавали честь немцам, они были освобождены от работы и т.д. 14 апреля 1943 г. очередная стычка между Джугашвили и Кушингом закончилась тем, что сын Сталина отказался возвращаться в барак и потребовал встречи с комендантом лагеря, в чем ему было отказано. Потерявший самообладание Яков Джугашвили побежал к проволочной ограде и был застрелен эсэсовцем-охранником. Более подробное изложение этих событий можно прочитать в газете «Завтра», опубликовавшей перевод статьи Эндрю Грея (Andrew Gray) из газеты «The Times» - Я видел как погиб Сталин. Мы приведем цитату из этой статьи:

Помещение было просторное, с гостиной, двумя спальнями и двумя уборными. В одной половине барака жили Яков Сталин и Василий Кокорин, племянник Молотова. В другой — сбитые британские летчики: командир эскадрильи Томас Кушинг и летчики Вильям Мэрфи, Эндрю Волш и Патрик О’Брайен. Кушинг был сбит под Дюнкерком, взят в плен, много раз пытался бежать, но его всякий раз ловили. Пройдя ряд лагерей, Кушинг под конец попал в Заксенхаузен.
— Это было страшное место, но нужно было выжить, и мы выжили, — говорит он.
Атмосфера в лагере была невыносимой, нервы англичан и русских взвинчены до предела. По мнению англичан, Кокорин добивался милостей от немцев и был информатором гестапо. В противоположность Кокорину, Сталин защищал идею советского коммунизма и, по словам Кушинга, “вел непрерывную большевистскую пропаганду”. Конечно, она раздражала англичан.
Что касается русских, то они насмехались над англичанами из-за того, что те обладали невиданными в СССР сокровищами: например, лейтенант О’Брайен носил дорогие часы-браслет. Русские постоянно критиковали боеспособность англичан, возмущались тем, что они при встрече отдают честь немецким офицерам; с точки зрения русских это было признаком трусости.
Документы, попавшие в руки сотрудников “Таймс”, показывают, что Яков Сталин постоянно говорил, что когда кончится война Красная Армия уничтожит всех английских герцогов, принцев, графов, лордов и баронов, которые, по его мнению, являются “марионетками Гитлера”.
В первые месяцы 1943 года атмосфера барака “А” приняла угрожающий характер. Маленькие стычки переходили в бешеные ссоры, возникавшие по малейшему поводу: ссорились из-за раздачи посылок Красного Креста, из-за бытовых привычек англичан и русских. В таких условиях и произошел инцидент, который привел Якова Сталина к самоубийству.
В четверг 14 апреля 1943 года Кушинг устроил скандал сыну Сталина. В споре приняли участие остальные пленные. Вильям Мэрфи присоединился к обвинениям Кушинга. О’Брайен выругал Кокорина нецензурными словами; началась драка, и О’Брайен разбил Кокорину лицо до крови.
Не совсем ясно, какую роль играл в этом скандале Яков Сталин, насколько агрессивны были его выходки против англичан. Но совершенно ясно, что 14 апреля 1943 года нервная система этого человека была окончательно расшатана. С наступлением вечера он отказался вернуться в барак, настаивал на том, чтобы его принял комендант лагеря и выслушал его жалобы на англичан.
Когда ему в этой просьбе было отказано, Сталин потерял голову. Он схватил лежавшую на земле деревянную балку и бросился бежать, крича:

- Убейте меня! Убейте меня!

Продолжая кричать во весь голос, Яков Сталин с размаху кинулся на железную проволоку, окружавшую концлагерь, через которую был пропущен электрический ток.
В это время Томас Кушинг завешивал окна барака простыней. Увидев сумятицу, происходившую на лагерном дворе, он выскочил наружу и стал свидетелем происшедшей трагедии.

- Яков Сталин мчался, как помешанный, - рассказывал Кушинг, - Мчался в сторону колючей проволоки. Через мгновение я увидел голубоватую вспышку, услышал выстрел, и рефлекторы лагеря погасли. Я понял, что это был конец Сталина.

Последние минуты жизни Якова Сталина подробно описаны в рапорте, поданном коменданту СС Конрадом Харфишем, стоявшим в тот момент на карауле: “Яков Сталин сунул правую ногу в пустой квадрат колючей проволоки, а левой ногой наступил на электрический провод. Одно мгновение он стоял неподвижно, выставив вперед правую ногу и откинув корпус тела назад. Затем он крикнул: “Харфиш, ты солдат! Не трусь, пристрели меня!” И я выстрелил в Якова Сталина”.

Харфиш сделал один выстрел. Пуля пробила голову Сталина возле правого уха. Смерть наступила мгновенно. Затем уже произошел электрический разряд.

— Немцы поручили мне завернуть тело Якова и унести его, — говорит Томас Кушинг.

Судя по всему, эти события описаны в соотвествии с воспоминаниями Томаса Кушинга (Soldier for Hire), изложенными также в статье «The last days of Lieutenant Jakov Stalin» (Colin Simpson and John Shirley, Sunday Times 24th Jan. 1980). Все выглядит довольно правдоподобно, но почему-то в газете «Завтра» (или в оригинальном тексте?) военнопленные ирландцы названы военнопленными британскими летчиками...

Осенью 1942 г., в то время как ирландские рекруты из лагеря Фризак, казалось, навсегда покинули сцену, в ряды будущих диверсантов вступил Джон О’Рейли. Он успел поработать радиопропагандистом в ирландской редакции нацистского радиовещания, но затем согласился попробовать свои силы в качестве шпиона. Его заменил ирландец Лайем Маллахи (Liam Mullahy), который с ноября 1939 г. работал в школе иностранных языков Берлитц.

V

Уже в ноябре 1942 г. Джеймс Брейди был освобожден из тюрьмы. Ему было предложено присоединиться к ирландским радиопропагандистам или оставаться в тюрьме, но Брейди, с неохотой согласившись, не прошел тестирование – письменный и устный экзамен. В начале 1943 г. он вместе с военнопленными ирландцами Коли (Cawley), Строгеном (Strogen), Джонстоном (Johnstone) и Ли (Lee) присоединился к старому другу Стрингеру, работавшему на ферме в восточной Германии. Новые лица – также из Фризака - представляли собой последнюю попытку нацистов извлечь какую-то пользу из ирландских военнопленных, хотя Абвер к тому времени уже потерял всякую веру в позитивные результаты. За исключением Строгена, ирландцы никак не соответствовали требованиям, предъявляемым к потенциальным шпионам и диверсантам, не проявила к ним интереса и ирландская редакция нацистского радиовещания. В конце концов, ирландцы заявили, что больше не заинтересованы в работе на ферме, а после самовольной отлучки в Берлин Коли, Строген, Джонстон и Ли были арестованы и отправлены в лагерь для военнопленных...

Примечательно, что к этому времени переписка Брейди и Стрингера с родственниками в Ирландии привлекла внимание ирландских спецслужб. На Кодда уже было заведено дело, а что касается Брейди, выяснилось, что человек под таким именем никогда не проживал в указанном им при поступлении в британскую армию районе Ирландии. Не знал его и человек, указанный им при записи в армию в качестве ближайшего родственника, хотя земляк (?) Брейди МакГра позднее утверждал, что до войны был знаком с семьей Брейди.

Брейди и Стрингер более не рассматривались немцами как потенциальные шпионы и диверсанты. Немцы сочли возможным использовать ирландцев для службы в СС-Ваффен. Их предполагалось включить в состав специального подразделения SS Sonder Lehrang Oranienburg, которое могло бы в будущем принять участие во вторжении в Ирландию (операция Taube (Osprey) II) в качестве радистов. Был еще один ирландец, которого нацисты хотели включить в это подразделение – О’Даффи (не путать с однофамильцем – «героем» Гражданской войны в Испании). Это был один из немногих оставшихся в Германии рабочих, которых в свое время Джон О’Рейли пригласил поработать на благо Рейха. Он также прошел подготовку в качестве радиста и рассматривался немцами как человек, на которого можно было положиться.

Кодд, тем временем, продолжал прозябать в тюрьме, отчаянно стараясь убедить немцев в своей лояльности. В феврале 1943 г. его освободили и предложили работать в СД – разведслужбе СС. В скором времени он приступил к обучению криптографии, усовершенствованию навыков во взрывном деле и владению различными видами стрелкового оружия. За этим последовало обучение телеграфированию, при этом в группу курсантов входили 12 арабов из Туниса и Алжира. Немцы использовали Кодда в качестве переводчика, поскольку он говорил по-французски. Вскоре он получил разрешение на брак с немецкой женщиной (с расово-этнической точки зрения немцы сочли это вполне приемлемым).

Монумент, установленный в Дублине в память об ирландских моряках торгового флота, погибших в 1939-1945 гг. На нем увековечены имена 149 погибших

Далеко не со всеми ирландцами нацисты обращались столь учтиво. В марте 1943 г. 32 ирландца из числа военнопленных моряков британского торгового флота были переведены из лагеря Milag Nord в лагерь SS-Arbeitserziehungslager близ Бремена. Здесь вместе с 10 000 других заключенных они работали на строительстве бункеров для сборки подводных лодок. Им довелось испытать на себе широко известные нацистские методы управления трудом заключенных: голод, избиения, издевательства. В числе примерно 4 000 умерших заключенных было 5 ирландцев. В конце концов, ирландское посольство в Берлине добилось перевода своих соотечественников обратно в лагерь Milag Nord. После войны трое из них стали свидетелями во время суда над охранниками лагеря...

Брейди и Стрингер весной 1943 г. оказались в школе радистов СС, где оставались до конца июля 1943 г. Уже в июне того же года в этой школе обучался Кодд, но, судя по всему, он так и не встретился со старыми знакомыми. С небольшими перерывами он обучался в этой радиошколе до мая 1944 г. вместе небольшой (от 6 до 20 человек) группой иностранцев, среди которых были французы, норвежцы, датчане, турок, арабы, бельгийцы, шведы, русские, поляки и итальянцы. Ну а Стрингер и Брейди направились на юг России в Бердянск, чтобы продолжить обучение, однако в августе 1943 г. их вернули в Берлин. Немцы пришли к выводу, что ирландцы не смогут стать компетентными радистами. В Берлине им было предложено несколько опций: вернуться в лагерь для военнопленных, работать на ферме или на фабрике или вступить в Ваффен-СС. Ирландцы выбрали последний вариант. В октябре 1943 г. они прибыли в тенировочный лагерь для европейских добровольцев в городок Зеннхайм (Sennheim) в Эльзасе под псевдонимами Charles Strength Lacy (Брэйди) и Willy LePage (Стрингер). В марте 1944 г. после обучения ирландцы были направлены в элитный 502-й батальон СС.

VI

Тем временем нацисты вернулись к попыткам забросить в Ирландию своих агентов. 15 декабря 1943 г. наш старый знакомый Джон О’Рейли спустился на парашюте на родную землю совсем рядом с местом проживания его родителей. Слух о возвращении младшего О’Рейли быстро распространился по округе, и уже 17 декабря незадачливый шпион давал показания в местном полицейском участке. Сброшенный в тот же день Джон Кенни получил травму при приземлении и был обнаружен местным фермером. В итоге оба шпиона оказались в военной тюрьме, где и пробыли до конца войны. Примечательно, что в июле 1944 г. О’Рейли сбежал из тюрьмы и вернулся домой, но его отец, бывший констебль Королевской Ирландской Полиции, выдал его своим бывшим соратникам, получив награду в 500 фунтов.

Ну а наш старый знакомый Джон Кодд в мае 1944 г. был представлен американцу Уильяму Коулпо (William Colepaugh) и направлен в Гаагу для подготовки к участию в шпионско-диверсионных операциях на территории США. Здесь Кодд познакомился с опытным немецким шпионом Эрихом Гимпелем, которому предстояло возглавить миссию в США. Однако, Кодд не понравился Коулпо, и в итоге ирландец был возвращен в Берлин, что, скорее всего, спасло его от электрического стула. Кодду предложили вступить в Корпус Свободных Британцев в составе СС-Ваффен, но он отказался, сославшись на то, что он ирландец и не желает «вовевать бок о бок с англичанами».

VII

Джеймс Брейди получил боевое крещение в августе-сентябре 1944 г.. Он участвовал в операциях на территории Румынии, где в составе подчинявшейся Отто Скорценни диверсионной группы из 50 человек взрывал мосты на территории, занятой противником. В ее составе было много солдат, говоривших по-русски. Вряд ли стоит сомневаться в том, что подразделение неоднократно вступало в бой с частями советской и румынской армий, поскольку назад вернулось только 22 человека. Стрингер провел это время в тылу, работая радистом.

Позднее, в октябре 1944 г., Брейди принял участие еще в одной операции под названием Panzerfaust. В задачу группы входило похищение в качестве заложника сына венгерского лидера адмирала Хорти, который к тому времени уже начал переговоры о перемирии с советским руководством. Операция прошла успешно, и Хорти ушел в отставку.

В январе Брейди вернулся в Берлин, где вновь встретил старого друга Стрингера. На послевоенных допросах он показал, что одна из рот его батальона в это время участвовала в наступлении в Арденнах, что соответствовало истине: известно, что во время боев в Арденнах немецкое командование забросило в тыл к американцам определенное количество переодетых в американскую военную форму сформированных Отто Скорценни небольших диверсионных групп общим числом около 400 человек. В эти группы входило около 200 человек, относительно свободно изъясняющихся по-английски. Из них примерно 10 свободно говорили с американским акцентом и знали американский сленг. Остается удивляться тому, что Брейди и Стрингер остались вне поля зрения организаторов этой операции, хотя не исключено, что Брейди что-то и скрыл: участие в боевых действиях против союзных войск вполне могло привести его на виселицу.

В конце января-феврале 1945 г. 502-й батальон, получивший название Jagdverban Mitte, был переброшен на расположенный на восточном берегу Одера плацдарм в районе города Schwedt, где принял участие в оборонительных боях против наступающих советских войск. В конце февраля батальон был переброшены на плацдарм Zehden. 10 марта Брейди получил легкое ранение, а 27-го, в последние часы обороны плацдарма, был ранен снова. Здесь Брейди и Стрингер последний раз видели друг друга, а сам батальон был почти полностью уничтожен...

Мемориальная плита при входе на немецкое военное кладбище в городе Schwedt. Надпись гласит:«Здесь покоятся павшие во второй мировой войне солдаты, бессмысленно принесенные в жертву. Эти жертвы взывают к борьбе за мир».

А что же Кодд? Как ни удивительно, в первых числах мая он все еще находился в радиошколе в городке Lehnitz и был предупрежден о необходимости быть готовым к заброске на территорию Великобритании! Он навел справки о своих соотечественниках Брейди и Стрингере и получил информацию о том, что 16.04.1945 они находились в секторе обороны Берлина Eberswalde, хотя первый в это время все eще находился в госпитале. В конце концов, Кодд и его жена-немка оказались на территории, оккупированной советскими войсками, но сумели пристроиться к колонне освобожденных французских военнопленных, направляющихся на родину...

Четверка несостоявшихся ирландских агентов Абвера в апреле была переведена немцами из Заксенхаузена в Дахау, а затем в Иннсбрук (Австрия). В итоге они были освобождены американцами, как и МакГра, по описаниям превратившийся в живой скелет. Ирландцы были переправлены в Лондон и допрошены. Никаких наказаний за этим не последовало, а Кушинг даже умудрился прослужить в британской армии еще около 20 лет!

Брейди довелось принять участие в последних боях за Берлин. Он еще не полностью излечился от ранее полученных ранений, но к этому моменту все эсэсовцы, способные носить оружие, вынуждены были вернуться в строй. К этому времени он получил звание роттенфюрера СС. В ходе этих боев он получил ранение в обе ноги и вновь оказался в берлинском госпитале. Стрингер тем временем оказался в числе примерно 250 из остающихся в строю солдат и офицеров батальона Jаgdverband, которых Отто Скорценни сумел вывести в тыл, в район Зальцбурга. 20-го мая 1945 г. преднамеренно рассеянные по лесам небольшие группы эсэсовцев Скорценни капитулировали. Однако, группа, в которой был Стрингер, разбрелась в разные стороны, и ирландец умудрился добраться до Нюрнберга, где при встрече с американцами выдал себя за бывшего военнопленного британца...

Таким образом, Брейди и Стрингер оказались единственными в своем числе бывшими военнослужащими британской армии, которым довелось сражаться против Советской армии. Хотя Стрингер впоследствии упорно пытался выдать себя за тыловика и всего лишь повара, в это трудно поверить: во время боев за плацдармы на восточном берегу Одера у эсэсовцев каждый боец был на счету, в подобных частях было совершенно не принято отсиживаться в тылу, да и тыла, как такового, на этих плацдармах просто не было.

10 мая госпиталь, в котором находился раненый Брейди, оказался в руках советских войск, но ирландцу удалось бежать. Немногим позднее ему удалось бежать и от американцев, которые задержали его из-за отсутствия необходимых документов. Брейди при этом настаивал на том, что он немец, но ему не удалось рассеять подозрения. Больше года он скрывался, вероятно, с помощью других бывших эсесовцев, а в сентябре 1946 г. сам сдался британским оккупационным властям.

VIII

Кодд со своей женой сумел добраться до Брюсселя, а затем до Парижа. По пути его несколько раз допрашивали британские, а затем французские власти, но всякий раз его сфальсифицированные истории не вызывали подозрения. Прошел он фильтровку и в Ирландском посольстве в Париже. Чета Коддов через Лондон добралась до Ирландии, но его мать – вдова погибшего во время ПМВ британского солдата и мать двух британских солдат – братьев Джона Кодда, даже не впустила его и его немецкую жену в дом! Вскоре после этого он был арестован ирландской полицией, которая получила сведения о подозрительном соотечественнике из ирландского посольства во Франции. Военная контрразведка к тому времени знала о нем почти все. После долгих допросов Кодд и его жена были освобождены, а сведения о нем переправлены в MI5. Британская контрразведка не проявила интереса к несостоявшемуся шпиону и диверсанту...

22 июня 1945 г. Стрингер сдался британцам в Брюсселе. Он далеко не сразу заговорил о своем участии в военных действиях на стороне Германии, однако при медицинском осмотре была обнаружена татуировка под мышкой, которая свидетельствовала о его принадлежности к войскам СС. Стрингер выдал британцам расположение склада с взрывчаткой, оставленного эсэсовцами в Австрии на случай перехода к партизанской борьбе, но на допросах продолжал утверждать, что не принимал участие в боевых действиях. 9 апреля 1946 года в Брюсселе начался суд над ним. Стрингер признал себя виновным, но всячески выгораживал себя. Он утверждал, что никогда не собирался воевать против Британии, а свой порыв воевать против русских обосновал тем, что он был убежденным католиком. На эту антирусскую позицию молодого ирландца упирал и его защитник. В итоге Стрингер получил 14 лет тюрьмы, но в затем срок был сокращен до 8 лет, из которых ирландец отсидел половину.

В декабре 1946 г. в Лондоне состоялся военный суд над Джеймсом Брейди. Было принято во внимание то, что он был брошен британцами на произвол судьбы перед оккупацией немцами острова Гернси и то, что Брейди на протяжении длительного периода времени подвергался нацистской пропагандистской обработке. Суд приговорил ирландца к 15-летнему тюремному заключению, однако есть свидетельства тому, что Брейди, как и Стрингер, оказался на свободе уже к 1952 г., вернувшись в Ирландию.

О дальнейших судьбах ирландцев, пошедших на службу нацистам, мало что известно. Кодд не мог найти себе работу в послевоенной Ирландии, предлагал свои услуги ирландским вооруженным силам, ссылаясь на свои знания в области радио- и взрывного дела, но его предложения были отвергнуты. Известно, что он рассматривал вопрос об эмиграции в Южную Америку. Джон О’Рейли, попытался основать свой бизнес – купил паб, вероятно, используя деньги, которые в прошлом получил от нацистов и не сдал ирландским властям. Однако, он постоянно подвергался нападкам со стороны общественности и, судя по всему, как-то ему крепко досталось от ирландцев-ветеранов британской армии. Он продал бизнес и в 1952 г. сумел опубликовать воспоминания в британском журнале «Daily Sketch». В итоге в 1952 г. он эмигрировал из Ирландии.

Что же толкнуло Брейди и Стрингера на вступление в СС? На послевоенных допросах оба показали, что, будучи католиками, ненавидели русских и вступили в германскую армию, чтобы воевать с ними. Действительно, молодое поколение ирландцев воспитывалось в духе ненависти к безбожным коммунистам, но, скорее всего, сказалось то, что Брейди и Стрингер ко времени вступления в СС провели около двух лет в Германии, и постоянное воздействие нацистской пропаганды и промывание мозгов сыграли здесь решающую роль.

По некоторым сведениям, было еще двое ирландцев, воевавших на стороне Германии во ВМВ: доктор Патрик О’Нил (Patrick O’Neill) в составе подразделения SS-Sturmbattalion 500 и некто по имени Хей (Haye) в составе французской прогерманской воинской части. Однако, никаких документов, подтверждающих это, обнаружено не было.

IX

Руководство ИРА занимало прогерманские позици на протяжении всего периода ВМВ. Фрэнк Райан был освобожден из франкистской тюрьмы в 1940 г. при посредничестве находящегося в Германии лидера ИРА Шона Рассела (Sean Russel) и Абвера. Рассел приложил немало усилий к тому, чтобы убедить немцев в возможности вторжения в Ирландию и объединения страны под руководством «истинных республиканцев», обещая им всяческую поддержку со стороны ИРА. В августе 1940 г. нацисты предприняли попытку высадить прошедшего трехмесячный курс обучения взрывному делу Рассела и Райана с борта подводной лодки для восстановления контактов с ИРА (операция Taube I), однако на пути в Ирландию Рассел скончался от прободения язвы, был похоронен в море, и операцию пришлось отложить...

Райан почти не сталкивался с военнопленными-«добровольцами», находясь в Германии, но один раз ему прошлось провести беседу с Коддом, после которой он уведомил немцев, что Кодд никогда не был членом ИРА, в чем последний пытался убедить своих новых хозяев, набивая себе цену. По имеющимся сведениям Райан вообще старался вести себя в Германии довольно тихо, тем более что его здоровье было сильно подорвано во время пребывания во франкистской тюрьме. 10 июня 1944 г. он умер в Дрездене. В 1979 г. его останки были перезахоронены в Дублине.

Фрэнсис Стюарт после периода сотрудничества с Абвером с марта 1942 г. начал работу в ирландской редакции нацистского радиовещания. Большую часть времени он был единственным ирландским сотрудником этой редакции, а в январе 1944 г. покинул этот пост и вернулся к преподавательской работе. В 1950-е годы он вернулся в Ирландию, где и скончался в 2000 г. в возрасте 97 лет. Среди ирландцев – нацистских пропагандистов наибольшую известность приобрел Уильям Джойс (William Joyce, 24.04.1906 – 03.01.946), известный под кличкой Lord Haw Haw, уроженец США, который в раннем детстве был увезен родителями в Великобританию. Он работал в английской редакции нацистского радиовещания, и это - отдельная история...

Оан О'Даффи в годы войны не оставлял попыток присоединиться к борьбе против большевизма. Летом 1943 г. он вступил в контакт в германским посольством в Дублине и предложил организовать Ирландский Добровольческий Легион (Irish Volunteer Legion) для отправки на Восточный фронт. Кроме того, он попросил предоставить ему самолет для поездки в Берлин и проведения необходимых переговоров. Это предложение не было принято всерьез. В 1944 г. О’Даффи умер.

После войны Шону Расселу был возвигнут памятник в Дублине. В 2004 г. группа неизвестных похитила голову статуи, сделав следующее заявление: «Граждане нашего государства больше не могут терпеть постыдный факт присутствия в общественном парке нашей столицы мемориала нацистскому коллаборанту Шону Расселу». В 2009 г. памятник был восстановлен уже в бронзе, но теперь на памятнике появляются оскорбительные надписи...

X

Слева - воздушный корридор Донегал, предоставленный ирландскими властями британцам для пролета в сопредельный сектор Атлантики для противолодочных операций при проводке конвоев; справа - самолет британских ВВС над Ирландией в районе воздушного коридора.

Нейтралитет Ирландии во ВМВ до сих пор является предметом дискуссий среди историков. Большинство из них склоняется к тому, что этот нейтралитет носил явно выраженный характер сотрудничества с антигитлеровской коалицией. Ирландия экспортировала продовольствие в Великобританию, давала союзникам возможность использовать свое воздушное пространство, передавала информацию о замеченных перемещениях немецких подводных лодок. Интернированные на территории Ирландии военнослужащие союзных ВВС, вынужденные по различным причинам приземлиться на территории нейтральной республики, получали разрешение на возвращение в Великобританию, тогда как немецкие военнослужащие были, в основном, интернированы до конца войны.

Один из множества навигационных знаков для ВВС Великобритании и США на западном побережье Ирландии

Примечательно, что в наиболее тяжелый период военных поражений в 1940 году Черчилль предлагал Де Валера объединение с Северной Ирландии в обмен на объявление войны Германии и вступление в военный с союз в Великобританией. Де Валера отказался, скорее всего, не желая заполучить такую проблему, как протестантское большинство этого региона с общим населением 1.3 миллиона человек. Кроме того, он не без оснований боялся, что с вступлением Ирландии войну на ее города обрушатся немецкие бомбы...

Ирландцев, воевавших в вооруженных силах Британского Содружества оказалось несравненно больше, чем пошедших за Гитлером. По различным оценкам число граждан Ирландии, сражавшихся против нацистов в период ВМВ, достигло 50-60 тысяч, при этом почти в каждой британской роте было по нескольку ирландских добровольцев. От 4000 до 7000 ирландских военнослужащих дезертировали из вооруженных сил своей страны, чтобы сражаться против нацистов. Около 3600 добровольцев сложили свои головы в боях на суше, на море и в воздухе. Шестеро ирландских добровольцев заслужили высшую боевую награду Британского Содружества – Крест Виктории.

Ирландские добровольцы в одном из подразделений британской армии

В боевых действиях также принимало участие не менее 40 тысяч ирландцев из Северной Ирландии (3900 погибших). Немалое число граждан Ирландии служило во время ВМВ в вооруженных силах США и британских доминионов. С одним из ирландцев – сержантом по имени Джеймс Персиваль «Пэдди» де Лэйси (James Percival "Paddy" de Lacy), который служил в 3-й Канадской Дивизии, во время дружеской вечеринки на борту десантного судна перед высадкой в Нормандии произошел такой случай: слушая исполнение на волынке знаменитой ирландской баллады "Rose of Tralee", он так расчувствовался, что поднял тост за президента Де Валера, который «удержал нас в стороне от этой войны»...

Ну и кроме того, около 200 тысяч ирландцев перебрались во время ВМВ в Великобританию, чтобы занять рабочие места, покинутые ушедшими на военную службу британцами, и вклад ирландцев в победу над нацизмом, в итоге, оказался значительно большим, чем тот ущерб, который нанесли их соотечественники, пошедшие за Гитлером.

Слева – Установленная в соборе Св. Патрика в Дублине (St Patrick's cathedral) мемориальная доска в память об ирландских летчиках из состава RAF, погибших во время ВМВ; справа - цветы у подножия установленному в Дублине памятнику ирландцам, погибшим в двух мировых войнах



comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты