ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА - АМЕРИКАНЦЫ ПРОТИВ США

Опубликовано 22 октября 2013 года

4812 0

На протяжении столетий Германия и Италия были мощным источником иммиграции для США, при этом движение людей происходило в обоих направлениях. В связи с этим в Германии и Италии трудно было кого-то удивить наличием американских корней. Они обнаруживаются даже у видных фигур нацистcкого движения и ряда заметных персонажей истории Третьего Рейха. Например, матерью близкого друга и сподвижника Гитлера, активного члена нацистского движения Эрнста Ханфштенгеля (Ernst Hanfstaengel – 1897-1975, на фото слева рядом со своим другом) была американка. Сам он много лет жил в США и учился в Гарварде, стал гражданином США, но в 1922 году вернулся с женой-американкой и с сыном в Германию и сблизился с Гитлером, который стал крестным отцом его сына Эгона... Эрнст Ханфштенгель не был лишен музыкального дара и, в частности, написал гимны футбольной команды Гарвардского университета, а позднее, уже в Германии, основанные на футбольных песнях, гимны коричневорубашечников и Гитлерюгенда. Вскоре после прихода Гитлера к власти Ханфштeнгель впал в немилость из-за своего критического отношения к «крайностям» политики нацистов и был вынужден бежать из Германии. Ханфштенгель был интернирован в Англии, выслан в Канаду в 1942-м, в 1943 году побывал в США, где подготовил для правительcтва США большое количество информационных записок о Гитлере и его окружении В 1947 году он был выслан из Канады в Германию.

Его сын Эгон (1921-2007, на фото справа рядом с отцом в форме сержанта армии США) в конце 1930-х жил и учился в Лондоне, где был интернирован его отец, но перед самым началом ВМВ побывал в Берлине, где встречался со своим крестным отцом. Он рассказал Гитлеру о своих планах уехать в США, получил резкую отповедь, но, в итоге, добился своего и вернулся на родину. Во время ВМВ этот молодой человек, родившийся в Америке и выросший в Германии, служил в ВВС США на Тихоокеанском театре военных действий, а после войны стал вполне добропорядочным американцем. Неисповедимы пути господни...

Среди активно поддерживавших Гитлера на ранней стадии его политической деятельности был и проживший много лет в США известный писатель, поэт и киносценарист Ханнс Хайнц Эверс (Hanns Heinz Ewers – 1871 - 1943). В годы ПМВ, находясь в Нью-Йорке, он активно занимался прогерманской пропагандой, с вступлением США в войну был интернирован и освобожден только в 1921 году, после чего вернулся в Германию. На ранней стадии нацистского движения он был дружен с Эрнстом Ханфштенгелем. После прихода Гитлера к власти он также оказался в опале из-за своего неприятия антисемитизма и своих гомосексуальных наклонностей, столь типичных для окружения «молодого» Гитлера, и окончил свою жизнь в бедности и забвении.

Американцем по матери был и глава Гитлерюгенда Бальдур фон Ширах (Baldur von Schirach - 1907 – 1974, на фото слева), который до 5 лет вообще говорил только по-английски. Среди его предков было двое видных политических деятелей, подписавших в 1776 г. Декларацию Независимости, в том числе, - Артур Миддлтон (Arthur Middleton – 1742 - 1787), имя которого носило одно из судов ВМФ США во время ВМВ. В детстве фон Ширах побывал в Америке и подумывал о том, чтобы получить там образование... В немецко-датской семье репатриантов из Америки вырос будущий министр экономики Третьего Рейха Ялмар Шахт (Hjalmar Horaсе Greely Schacht – 1877 - 1970), занимавший этот пост в 1934-39 годах. Имеется американская страница и в биографии министра иностранных дел нацистской Германии Иоахима фон Риббентроппа (Joachim von Ribbentropp – 1893 - 1946), который до Первой Мировой войны прожил несколько лет в Северной Америке, а в США даже успел поработать журналистом в Нью-Йорке и Бостоне. Семейные связи с Америкой были и у Германа Геринга – в США жил его брат Карл, а племянник Вернер (Werner G. Goering, родился в 1924 году и, судя по всему, был еще жив в 2010 г.) воевал в составе ВВС США, и германские корни не помешали ему участвовать в бомбардировках Германии.

Экипаж бомбардировщика В-17 ВВС США. Крайний справа в заднем ряду –

племянник Германа Геринга капитан Вернер Геринг, совершивший 48 боевых

вылетов. По некоторым сведениям, Вернер один раз проявил нежелание

бомбить Кельн, где жила в то время его бабушка. По меньшей мере, еще два

члена экипажа носят немецкие фаилии (Markt и Sachau). Примечательно,

что другой племянник Геринга – Ханс-Йоахим (Hans-Joachim), был

летчиком-истребителем Люфтваффе и погиб в небе Англии в июле 1940 года...

Отметился службой в ВМФ США во время ВМВ и родившийся в Ливерпуле племянник Гитлера Вильям (William Patrick Hitler – 1911 - 1987), воевавший на Тихом Океане (слева его фотография в военной форме рядом с плакатом, гласящим «Target Berlin» (Цель – Берлин))... Отношение самого Гитлера к Америке были весьма противоречивыми.

Гитлер был невысокого мнения о боевом духе американских солдат. Ему принадлежат такие слова: «Никогда не поверю, что американский солдат может сражаться как герой.» Фюрер считал США разложившейся страной без будущего. «Все, что касается нравов американского общества, свидетельствует о том, что оно наполовину иудизировано и наполовину негрифицировано. Как можно ожидать от этой страны, что она останется единым целым – страна, где все построено на власти доллара?» С презрением отзывался Гитлер и о способностях американского правящего класса управлять страной и с особенной неприязнью относился к Рузвельту, называя его «изворотливым и кляузным евреем с больными мозгами...»

При этом Гитлер с уважением относился к индустриальной и технологической мощи этой страны, говорил о том, что Германия во многом отстала от США: «Великий американский успех, по существу, заключается в том, что они в количественном отношении производят столько же, сколько мы, затрачивая на две трети меньше усилий... В Америке все делается машинами, поэтому они могут нанимать полных кретинов для работы на своих фабриках. Их рабочие не нуждаются в специальном обучении и поэтому вполне заменимы.»

Сходных взглядов придерживались Геринг и Гиммлер, обоснованно высказывая опасения в том, что американская индустриальная мощь может оказать решающее воздействие на ход мировой войны. С вступлением США в войну лидеры Третьего Рейха стали поднимать эту тему все чаще и чаще...

При этом Гитлер, совершенно не понимая психологии американцев, возлагал большие надежды на ее граждан немецкого происхождения, считая, что они помогут исторической родине в возможном конфликте между США и Рейхом. Америка была предметом его бесед с Ханфтштенгелем и фон Ширахом, причем его приближенные, знакомые с этой страной не понаслышке, всячески отговаривали его от конфронтации с США, а фон Ширах открыто говорил, что война с Америкой будет для Германии катастрофой. Этой же точки зрения придерживался и близкий друг фон Шираха Колин Росс (Colin Ross – 1885 - 1945). Он был уроженцем Вены с шотландскими корнями (по некоторым сведениям, потомком одного из известных британских полярных исследователей), заслуженным боевым офицером времен ПМВ, путешественником и журналистом, который в 1930-е годы прожил около 5 лет в США, где часто выступал с лекциями об успехах «новой Германии». Росс был американофилом, но при этом настойчиво убеждал Гитлера в том, что Америкой правят евреи. Будучи ведущим советником Гитлера по американским вопросам, он предупреждал фюрера о том, что США обязательно выступят на стороне Великобритании в случае ее конфликта с Германией. Судьба Росса сложилась трагически. Его сын, закончивший в США среднюю школу, погиб на Восточном фронте в 1941 году, а сам Росс вместе со своей женой покончил жизнь самоубийством 28 апреля 1945 года, не в силах пережить военное поражение Третьего Рейха...

Связи с Америкой прослеживаются и у некоторых представителей японской элиты времен ВМВ. Например, Иосуке Мацуока (03.03.1880 – 26.06.1946), в 1940-41 г.г. – министр иностранных дел Японии, в 1893 г. был отправлен отцом в США для изучения английского языка за счет миссии методистской церкви. По прибытия в Америку он жил в г. Портланд, штат Орегон, в методистской миссии, а позднее - в семье вдовствующего американца Уильяма Данбара (William Dunbar). Мацуоку воспитывала сестра Данбара миссис Изабель Данбар Беверидж (Isabelle Dunbar Beveridge), любовь к которой Мацуока пронес через многие годы. Под влиянием новой семьи Мацуока принял христианство и взял себе имя Фрэнк. В 1900 г. он окончил юридический факультет Орегонского университета и хотел продолжить образование в США, но плохое состояние здоровья его матери вынудило его вернуться в Японию в 1902 г.

Любопытно, что в качестве министра иностранных дел Японии Мацуока был настоящим ястребом, и теперь уже трудно сказать, на кого он хотел напасть больше: на СССР или на США. После 22 июня 1941 г. он стал ярым сторонником нападения на СССР, однако и Америку он не жаловал: его непродуманные антиамериканские выпады даже тогда, когда война была уже на за горами, стали столь опасными для страны, что премьер-министр Коное избавился от него при первой же возможности. Мацуока умер в тюрьме в 1946 г. в ожидании суда победителей ...

В 1919-1921 г.г. в Гарвардском университете учился Исороку Ямамото (04.04.1884 – 18.04.1943) – главнокомандующий ВМФ Японии во время ВМВ до своей гибели. Годы, проведенные в США, и отличное понимание масштабов индустриальной и технологической мощи этой страны определили его осторожное поведение по отношению к Америке в то время, когда шла подготовка к ВМВ. Он не был сторонником участия в Трехстороннем Союзе с Берлином и Римом и предупреждал наиболее горячих сторонников нападения на США, что Япония не выдержит долговременной войны с этой страной. Он не дожил до того дня, когда его пророчество сбылось...

СОЮЗ АМЕРИКАНСКИХ НЕМЦЕВ

После ПМВ в Америку прибыла мощная волна иммигрантов из Германии, переживших унижение от поражения в войне и Версальского мирного договора. Среди них было немало нацистов, и, оказавшись в Америке, они быстро начали объединяться в политические группы. Через 4 месяца после прихода Гитлера к власти нацистские группы в США слились в так называемый German American Bund – Союз Американских Немцев. Его возглавил инженер-химик из Нью-Йорка Фритц Кун (Fritz Kuhn – 1896 - 1951, на фото слева), участник ПМВ, приехавший в США в 1928-м году и ставший американским гражданином в 1934-м. Национальным секретарем Бунда стал Джеймс Уилер-Хилл (James Wheeler-Hill, род. в Баку в 1905 г., его брат Аксель (см. ниже) был осужден за шпионаж в пользу Германии в 1943 г.). Этот союз в существенной мере скопировал у НСДАП систему организации, униформу штурмовиков, программу воспитания молодежи в спортивных лагерях и пр. При этом Бунд декларировал свою приверженность политике невмешательства в европейские дела и позиционировал себя как объединение патриотические настроенных американцев. К традиционным врагам нацистов – евреям – Бунд добавил негров и провозгласил намерение защитить белую культуру от черного влияния, в частности, от джазовой музыки. Надо сказать, что Бунд быстро приобрел значительно больше врагов, чем сторонников. Попытки членов Бунда в ответ на бойкот еврейскими бизнесменами товаров из Германии вдохновить бойкот еврейских магазинов и фирм в США и начать террор против социалистов и коммунистов провалились, и уже вскоре среди подавляющего большинства американцев немецкого происхождения пробудился страх перед повторением антинемецкой истерии, охватившей США во время ПМВ.

Попытки Бунда завоевать изнутри этнические немецкие объединения также не увенчались успехом: в частности, Федерация Немецких Общин штата Висконсин, в котором население больше чем на 40% состояло из людей немецкого происхождения, запретила использование свастики во время культурных мероприятий. Не прибавили популярности Бунду и его открытые нападки на президента Рузвельта, которого американские нацисты называли «Франклин Розенфельд», а его Новый Курс (New Deal) – еврейским (Jew Deal).

Несмотря на демонстративное использование американских флагов и портретов Джорджа Вашингтона и исполнение американского гимна во время митингов и шествий, жестокие стычки с протестующими против деятельности Бунда американцами были обычным делом. Хотя Бунд получил поддержку от таких группировок как Ку-Клукс-Клан и родственных правых объединений, большинство американцев разных политических убеждений – от демократов и коммунистов до христианских консерваторов и ветеранов ПМВ восприняли деятельность нацистов на своей земле как угрозу демократии и самому американскому образу жизни... Любопытно, что организация не получала финансовой поддержки из Германии, а посол Германии в США Ханс Хайнрих Дикхофф (Hans Heinrich Dieckhoff) выражал свое неодобрение деятельности Бунда.

30 октября 1939 года. Нью-Йорк.

Маршируют нацисты из Союза

Американских Немцев

В конце 1939 года Кун был посажен в тюрьму за незаконное использование денежных средств организации. Протесты против деятельности Бунда усиливались, и в июле 1940 года офисы Бунда в Чикаго подверглись атакам с помощью самодельных бомб. Активность организации стала сходить на нет, и сотни разочарованных членов Бунда вернулись в Германию.

После объявления Гитлером войны США в декабре 1941-го года Бунд оказался вне закона. Его архивы были захвачены ФБР, многие его члены были лишены гражданства и интернированы. Куна сменил Герхард Вильгельм Кунце (Gerhard Wilhelm Kunze – см. подробности его биографии в главе Шпионские Истории), последнего - Джордж Фробезе (George Froboese). Фробезе был вызван в Нью-Йорк для того, чтобы предстать перед судом с объяснениями по поводу деятельности своей организации, и по дороге в Нью-Йорк он покончил жизнь самоубийством. После окончания своего срока пребывания в тюрьме Кун был вновь арестован как иностранный агент и интернирован. В 1943 году он был лишен американского гражданства, а в 1945-м депортирован в Германию.

Американцы немецкого происхождения и их организации, тем временем, продолжали подчеркивать свою лояльность новой родине и антинацистские убеждения. Ну а в 1942-м году журнал “American legion” опубликовал статью с такими словами: «Я убивал американцев в 1918-м, а теперь я сражаюсь за Америку». Автор статьи назвал свою присягу гражданина США священной, и объявил, что такие иммигранты как он должны «встать на защиту чести, семьи и Немецкой Америки». Действительно, американцы немецкого происхождения, включая уроженцев Германии и даже близких родственников представителей самой верхушки Третьего Рейха, достойно воевали за США в период ВМВ. Ну а офицерский корпус армии США со стародавних времен включал в себя большую долю лиц немецкого происхождения, и ВМВ не стала исключением. В частности, уроженцем Германии, переехавшим в США в восьмилетнем возрасте, был знаменитый генерал Уолтер Крюгер (Walter Kruger - 1881-1967), командующий 6-й Армией на Тихоокеанском театре военных действий.

Ничего похожего на антинемецкую истерию времен ПМВ в США так и не случилось, хотя отдельные инциденты имели место. В реальности Бунд, на 90% состоявший из уроженцев Германии, едва ли когда-либо превышал по своей численности 6000 человек. Очевидно, что среди граждан и уроженцев США, оказавшихся в годы ВМВ в составе вооруженных сил Третьего Рейха, было определенное количество вернувшихся на родину бывших участников этого движения и их детей или просто сочувствовавших его деятельности пронацистски настроенных людей. Разумеется, подобные настроения в Америке полностью не исчезли и не были редкостью, что нашло свое отражение и в книгах о ВМВ (например, в романе Ирвина Шоу «The Young Lions» (Молодые Львы), 1948). Многие американцы, настроенные изоляционистски и протестовавшие против участия США во ВМВ, продолжали открыто высказывать свое несогласие с политикой правительства на протяжении всей войны. Некоторые из них, в итоге, попали под суд по обвинению в подстрекательстве (см. главу Подстрекатели).

О некоторых из вернувшихся в Германию американских нацистах мы расскажем ниже.

АМЕРИКАНСКИЕ ИТАЛЬЯНЦЫ

Пришедший к власти в Италии в 1922 году Муссолини не пользовался особой симпатией со стороны США. Дуче быстро оценил потенциальные возможности различных политических организаций итальянских иммигрантов в Америке в деле улучшения имиджа фашистской Италии за океаном. В связи с этим итальянское правительство организовало отправку в Америку своих представителей, которые могли бы возглавить существующие организации или создать новые.

Еще в мае 1921 года Агостиньо Ди Биази (Agostino Di Biasi, 1875-1964), с 1900 г. проживающий в США журналист, основал группировку Fascio of New York. После прихода Муссолини к власти он установил контакт с Дуче, который ответил ему так: «Посылаю вам свою самую недавнюю фотографию. Крепко жму вашу руку и прошу вас и впредь работать для триумфа фашизма в Америке.»

Ди Биази написал проект политической программы своей группы. В ней говорилось, что «фашисты будут следовать конституции США и предпринимать усилия для того, чтобы в США знали больше об Италии, для того, чтобы моральный, политический, экономический и интеллектуальный уровень иммигрантов неуклонно повышался, развивались коммерческие связи между итало-американцами и итальянцами и стал реальностью Итало-Американский Союз.»

Итальянские фашисты основали новые организации и взяли под контроль существующие группировки, симпатизирующие правительству Муссолини. В июне 1922 Джованни Ди Сильвестро (Giovanni Di Silvestro, 1879-1958) возглавил Орден Сыновей Италии (the Order of the Sons of Italy) и нацелился на лидерство этой группировки среди прочих фашистских организаций страны. Он заключил cоглашение с Муссолини о том, что его Орден будет представлять интересы итало-американцев в сфере контактов исторической родиной.

В 1925 году Муссолини направил князя Игнацио Таона ди Ревела (Ignazio Thaon di Revel) в США для того, чтобы он основал там Фашистскую Лигу Северной Америки (ФЛНА). Под руководством Ди Сильвестро эта лига консолидировала все фашистские группы и основала представительства по всей Америке.

Первое время правительство США рассматривало ФЛНА как антикоммунистическую организацию, настроенную на соблюдение законности и порядка. Однако, появление на политической сцене этой группировки спровоцировало ответную реакцию со стороны итало-американцев, отличающихся либеральными, социалистическими, коммунистическими и анархическими политическими взглядами. Основанный еще в 1923 г. Антифашистский Североамериканский Союз, был, по-видимому, не менее многочисленным, и уже вскоре стычки между про- и антифашистски настроенными итало-американцами стали обычным делом, что привело к гибели, по меньшей мере, десяти человек. Итальянские дипломатические представители поняли, что ничего хорошего от деятельности ФНЛА ожидать не приходится. В ноябре 1929 г. В журнале Harper’s Magazine была опубликована статья Маркуса Даффилда (Marcus Duffield) "Mussolini's American empire", в которой говорилось о том, что ФЛНА работает на Муссолини, нацеливается на установление его контроля над итало-американским населением США и стремится превратить местных итальянцев в «солдат фашизма». Статья вызвала волну возмущения в американском обществе, и посол Италии в США приказал распустить ФЛНА.

На этом деятельность фашиствующих итальянцев в Америке, разумеется, не закончилась, хотя на виду их осталось немного. История сохранила название одной из групп, в конце 1930-х насчитывавшей около 1000 членов: Circolo Mario Morgantini, базирующейся в Нью-Йорке. Она получила название в честь лейтенанта Марио Моргантини, ставшего первым итальянцем, погибшим в итальяно-эфиопской войне. Группировку возглавлял Джон Финцо (John Finzo). 29 августа 1937 г., в День Германии, 50 представителей этой группировки участвовали в нацистском параде на Лонг-Айленде вместе с членами местного отделения Союза Американских Немцев. В торжествах принял участие и Х.М. Мелинков – президент Американской Лиги Русских Националистов (Russian-Nationalist-American League).

Никакого существенного влияния на настроения подавляющей части многомиллионного итальянского населения США фашиствующие элементы не оказали. Итало-американцы остались лояльными гражданами и сражались против нацизма и фашизма на всех фронтах ВМВ.

УРОЖЕНЦЫ И ГРАЖДАНЕ США НА СЛУЖБЕ ТРЕТЬЕМУ РЕЙХУ

В воспоминаниях военнопленных союзных армий нередко встречаются упоминания о свободно говорящих по-английски немецких солдатах и офицерах, которые еще не так давно жили в США, Канаде и даже Австралии, но, вернувшись на родину окончательно или на время, были мобилизованы в вооруженные силы Рейха. Разумеется, знание английского языка нередко способствовало тому, что эти люди оказывались в частях, ответственных за охрану лагерей для военнопленных.

Такие «персонажи» встречались, в частности, среди охранников лагеря для военнопленных летчиков Stalag Luft I. Майор фон Мюллер (von Mueller zu Aichholtz – на фото слева) возглявлял отдел безопасности лагеря в 1942-45 годах и вполне успешно занимался предотвращением побегов. Он родился в Австрии, до войны жил в Санта Барбаре (Калифорния), и во время войны все еще владел домом в США. Беседуя с заключенными на отличном английском, он нередко говорил, что после войны вернется в Штаты. Ему не довелось этого сделать: он умер в Вене в 1969 году.

Бывший американец Хайнрих Хаслоб (Heinrich Haslob) также относился к службе безопасности лагеря. Заключенные называли его "Henry the butcher" (Хенри-мясник), так как до войны он жил в Нью-Йорке и владел там мясной лавкой. Его недолюбливали заключенные. Вспоминает американский военнопленный Ричард Мэтис (Richard Matheis): “В детстве я жил в Нью-Йорке, и мама всегда брала меня с собой, когда ездила в соседний городок под названием Хемпстед по субботам, чтобы купить мясо. Я любил ездить с ней, потому что мне нравился эта лавка с ее огромной колодой для рубки мяса и стружками на полу. Это было в 1930-х. Хозяина звали Херман. Как-то раз мама сказала мне, что Херман вместе с семьей вернулся в Германию в конце 30-х, поскольку Гитлер призвал уроженцев страны вернуться в фатерлянд... В июле 1944 я был сбит и в августе прибыл в Stalag Luft I. По прибытии мы проходили стандартную процедуру приемки, и то ли второй по счету, то ли третий немец, которому я представился, воскликнул: «Ричард! Как я рад видеть тебя! Как поживает матушка!» - это был Херман-мясник!..»

Запомнился заключенным и работавший до войны в США бывший сотрудник компании Pan American майор Шредер (Schroeder), известный под кличками «Улыбчивый Джек» и «Счастливый Джек», хотя на самом деле он всегда имел кислый вид, требовал, чтобы заключенные отдавали ему честь, и часто сажал их в карцер за несоблюдение данного правила. Снабжением заключенных продуктами заведовал немец, до войны работавший в ресторанном бизнесе в США. Он бы известен под кличкой Тиш (Tish), отлично говорил по-английски и отличался вредным характером: он всегда сообщал начальству содержание своих разговоров с военнопленными. В конце войны он был отправлен на Восточный фронт... Среди немецких офицеров, специализировавшихся на допросах военнопленных летчиков истребительной авиации, был человек по кличке “Canadian Wild Bill – Дикий Канадский Билл” (фамиля – Энглхардт (Englehardt)). Он с гордостью рассказывал заключенным о годах, проведенных до войны в Канаде. Дикий Билл отличался суровым нравом и после войны был осужден за жестокое обращение с военнопленными на 3 года тюрьмы.

Военнопленный американский летчик Арманд Ди Скиави (Armand C. Di Schiavi), оказавшийся среди заключенных лагеря Stalag 17B, вспоминал, что одним из охранников был свободно говоривший по-английски человек по имени Ханс, который до войны был профессором в одном из колледжей Бруклина. Еще один бывший летчик - Келвин Гэррисон (Calvin Garrison) - упоминал в своих рассказах двух немецких охранников, которые до войны жили в Америке. У одного из них была кличка Chico, так как до войны он жил в Чикаго...

Тема присутствия американских граждан и уроженцев США в войсках СС и Вермахте нередко фигурирует в художественной литературе, воспоминаниях ветеранов ВМВ и фильмах. Например, в сериале “Band of Brothers” (2001) есть сцена, в которой американский десантник встречает в Нормандии среди пленных своего земляка, с которым они даже когда-то работали на одном заводе. Немец свободно говорит по-английски и объясняет, что перед войной его семья откликнулась на призыв германского правительства вернуться на родину... Тем не менее, из дальнейшего развития событий становится ясно, что этот парень оказался в числе расстрелянных.

В первые послевоенные годы в США широкую известность приобрели сначала бродвейская постановка (1951), а затем кинофильм (1953) “Stalag 17”. Пьеса и сценарий к фильму были написаны Дональдом Беваном (Donald Bevan) и Эдмундом Трчински (Edmund Trzcinski) – бывшими военнослужащими ВВС США, которые оказались во время ВМВ в немецком плену. Один из центральных персонажей фильма – сержант Прайс, по внешности, манере говорить и держаться – стопроцентный американский парень, который оказывается подсадной уткой гитлеровцев и совершает одно предательство за другим... Из контекста и некоторых реплик других героев фильма понятно, что парень, по меньшей мере, долго жил в Америке. Из того, что он вполне сносно наигрывает на стиральной доске какую-то нехитрую джазовую мелодию, очевидно, что научили его этому не в немецкой разведшколе. Впрочем, все это не спасает Прайса от разоблачения и гибели. Есть в фильме и еще один колоритный персонаж – один из охранников, сержант Шульц. Этот пожилой немец внушительного размера сам любит рассказывать о том, что когда-то жил в США, был борцом и добивался неплохих результатов в реслинге. Отсюда и его хорошее знание английского языка.

Свободно говорит по-английски и героиня поставленного по пьесе Эбби Мэнна (Abby Mann, 1927-2008) культового голливудского фильма «Нюрнбергский процесс» (Judgment At Nuremburg, 1961) госпожа Бертхольт (в роли Mrs. Bertholt – Марлен Дитрих) - вдова казненного американцами за военные преступления немецкого генерала. На связанный с этим комплимент другого персонажа она отвечает, что в свое время прожила с мужем несколько лет в Америке. (В СССР эта пьеса была экранизирована в 1986 г. под названием «Суд над судьями»)...

Ну а сделанные бывшим военнопленным – писателем Куртом Воннегутом (Kurt Vonnegut - 1922 – 2007), тоже американцем немецкого происхождения, упоминания в романе «Бойня Номер пять» (Slaughterhouse Five, 1969) о мифическом американском нацисте - охотнике за головами, посещавшем лагеря для пленных и призывавшем американцев воевать против коммунизма, - не более чем фантазия. На самом деле, нацисты особенно не пытались рекрутировать в свои ряды американских военнопленных. Хотя сам Воннегут утверждал, что видел этого человека, этот наряженный в клоунскую американо-нацистскую форму персонаж одноименного фильма (1972) Ховард Кемпбелл мл. (Howard W. Campbell Jr. – слева на кадре из фильма), скорее всего, никогда не существовал. Это - собирательный образ американского интелектуала, которому в свое время Воннегут посвятил целый роман «Mother Night» (1961), экранизированный в 1996 г.. Правда, в романе Ховард Кемпбелл мл. был агентом американских спецслужб, который после войны всю жизнь каялся сам перед собой за свои выступления по нацистскому радио и, в итоге, покончил жизнь самоубийством...

НА ДОМАШНЕМ ФРОНТЕ

История знает несколько случаев побегов немецких военнопленных, находившихся в лагерях, расположенных на территории США. Американцы иногда помогали им, и нередко это были люди немецкого происхождения.

Весной 1942 года лейтенант Люфтваффе Ханс Петер Круг (Hans Peter Krug) совершил побег из лагеря в городке Bowmanville, штат Онтарио. Человек по имени Макс Стивен (Max Stephen) укрывал его, за что был приговорен к смертной казни, которая было заменена на пожизненное заключение.

19 февраля 1944 года в нескольких километрах к югу от американо-мексиканской границы был арестован 23-летний рядовой армии США Дэйл Х. Мэйпл (Dale H. Maple – на фото слева) и двое немецких военнопленных по имени Erhard Schwichtenberg и Heinrich Kikkilus из лагеря Camp Hale в штате Колорадо. В свое время за симпатии к нацизму он был исключен из числа студентов Гарвардского университета, проходящих военную подготовку по программе ROTC (Reserve Officers' Training Corps). Более того, его пронацистские симпатии привели к его исключению из Германского клуба университета. Хотя ФБР утверждало, что знало о его политических взглядах, это почему-то не помешало привлечь его к службе по охране военнопленных. В этом деле были замешаны еще пятеро охранников и три женщины-военнослужащих. Беглецы были переданы американским властям. Все, кроме Мэйпла, отделались небольшими сроками, - он был приговорен к повешению, затем приговор был заменен на пожизненное заключение, но через 10 лет он вышел на свободу и позднее сделал карьеру в страховом деле...

Уже после окончания войны Йозеф Оттман (Josef Ottman), натурализовавшийся в США 43-летний австриец, работник нью-йорскской подземки, был привлечен к суду за укрывательство двух бежавших немецких военнопленных. 26 мая 1946 года он получил всего год тюремного заключения.

Еще один случай – двое немецких военнопленных бежали их лагеря Trinidad в штате Колорадо, но позднее были арестованы в штате Нью-Мексико. У них обнаружили фотографии, на которых беглецы были запечатлены с тремя женщинами, которые, как выяснилось, были рожденными в США японками. Они были арестованы, и на суде неблагодарные немцы признались в том, что эти женщины помогли им бежать. Впрочем, американские японки отделались относительно легко – они получили по два года тюрьмы и оштрафованы на 10 000 долларов...

ШПИОНСКИЕ ИСТОРИИ

2 декабря 1938 года, меньше чем за год до начала войны, трое американцев немецкого происхождения – были признаны виновными в шпионаже в пользу нацистской Германии. Это были Отто Херман Фосс (Otto Hermann Voss - получил 6 лет), Йоханна Хоффман (Johanna Hoffman – получила 4 года) и Эрих Глазер (Erich Glaser – получил 2 года). Одновременно с ними уменьшенный срок получил Гюнтер Румрих (Guenther Rumrich) за сотрудничество со следствием.

Слева, направо: Руммрих, Грайбл, Фосс, Хоффман Глазер

Однако, считается, что, в целом, ФБР потерпело неудачу, поскольку многим шпионам удалось избежать наказания и покинуть США из-за неумелого руководства следствием. В частности, бесследно исчез глава шпионской сети Игнац Грайбл (Ignatz Greibl)... Тем не менее, эта неудача заставила ФБР реорганизовать свои ряды и настроиться на серьезную контрразведывательную работу.

Уже на начальном этапе ВМВ ФБР сумело ликвидировать крупнейшую шпионскую сеть в истории США, получившую название Шпионская Сеть Дукейна по имени своего руководителя, носившего имя Фредерик «Фритц» Жубер Дукейн (Frederick "Fritz" Joubert Duquesne).

Фредерик Дукейн родился в 1877 году в Южной Африке. В 1894 году он поступил в университет в Лондоне, затем учился в Королевской Военной Академии в Брюсселе. Какое-то время он служил в Британской Армии, в ее составе побывал на родине. Ферма его отца была к тому времени разрушена, сестра убита, мать была в британском концлагере. С этого момента Дукейн стал законченным англофобом и занес Китченера в списки своих личных врагов.

В 1899 году он вернулся в Южную Африку и стал офицером армии буров. Во время войны он успел попасть в плен к британцам, бежать, опять вернуться в строй. Его часть была вынуждена отступить в в Мозамбик, причем Дукейн был в числе сопровождавших золотой запас бурской армии, но, по существующей версии дальнейших событий, остался единственным из живых буров, принимавших участие в конвоировании золота. Он утверждал позднее, что спрятал это золото, но его местонахождение неизвестно и по сей день. В Мозамбике Дукейн был интернирован португальцами и оказался в соответствующем лагере близ Лиссабона, но, тем не менее, совершил побег, добрался до Парижа, а затем – до Англии, где вновь вступил в британскую армию и в составе одной из ее частей в 1901 году вновь получил назначение в Южную Африку в чине офицера!

В Кейптауне он немедленно приступил к антибританской подрывной деятельности, рекрутировал для этого группу из 20 человек, но был предан, попал под военный трибунал и был приговорен к пожизненному заключению. Все 20 подельников Дукейна были расстреляны...

Дукейн на разных этапах своей

бурной жизни – слева направо:

период англо-бурской войны;

1913 год (год получения

американского гражданства);

под арестом в ФБР

После неудачной попытки бежать из военной тюрьмы Дукейн с группой военнопленных буров был отправлен на Бермуды (остров Burt). В дальнейшем извилистый жизненный путь привел Дукейна в Нью-Йорк, где этот человек, владеющий многими иностранными языками, нашел себе работу журналиста в газете New York Herald. Известно, что он был репортером в Порт-Артуре во время Русско-Японской войны, в 1909 году побывал в Марокко во время восстания одного из местных племен против испанских колонизаторов. Судя по всему, Дукейн был вхож в самые высокие круги американского общества, поскольку в 1910 году стал личным инструктором по стрельбе бывшего президента США Теодора Рузвельта и сопровождал его в одной из охотничьих экспедиций.

В 1913 году он получил Дукейн получил американское гражданство. Сейчас трудно сказать, когда он вступил на путь сотрудничества с германскими спецслужбами, однако, познакомившись с немецко-американским промышленником в 1914 году, он отправился в Бразилию, где под видом ученого занимался диверсионной деятельностью – установкой замаскированных под геологические образцы бомб с часовым механизмом на британские суда. Гибель нескольких из них – судов Salvador, Pembrokeshire и Tennyson относят на его счет, еще на одном – судне Vauban – взрыв бомбы стал причиной пожара.

Согласно германским архивам, в 1916 году Дукейн получил Железный Крест за участие в потоплении британского крейсера Hampshire, направлявшегося в Россию с фельдмаршалом Китченером на борту. Сам Дукейн находился на борту крейсера под именем русского князя Бориса Закревского. Он сумел подать сигнал немецкой подводной лодке о приближении крейсера, а затем сбежал с борта на надувной лодке...

17 ноября 1917 года Дукейн был арестован в Нью-Йорке по обвинениям в мошенничестве на территории США и убийствах, поджогах, подделках документах и заговорах против Британской Короны. Американские власти согласились выдать его британцам при условии, что последние со временем выдадут его США для отбытия срока за мошенничество. Однако, искусно симулируя частичный паралич, этот талантливый авантюрист сумел задержаться в американском тюремном госпитале и 25 мая 1919 года сбежал, переодевшись женщиной. Уже через год он объявился в Бостоне, выдавая себя за отставного полковника Фредерика Крэйвена. Мало что известно о его жизни в 1920-е годы: какое-то время он работал свободным журналистом и агентом кинематографической компании, принадлежавшей Джозефу П. Кеннеди (Joseph Kennedy – 1888 - 1969), - отцу будущего президента США, и трудился над своей биографией, названной The Man who Killed Kitchener (Человек, Который Убил Китченера). В 1932 году он был предан знакомой, которая сообщила в ФБР его настоящее имя. Он был арестован, британские власти опять потребовали его выдачи, но Дукейн в суде добился того, чтобы судья, признав правомочность обвинений, вынес вердикт о «о непривлечении к уголовной ответственности за давностью срока»...

28 июня 1941 года, после двухлетнего расследования, Дукейн был арестован с двумя другими подозреваемыми по обвинению в передаче Германии секретной информации оборонного значения и данных о передвижении судов. Вскоре были арестованы еще несколько десятков подозреваемых, и 2 января 1942 года 33 участника шпионской сети, которой руководил Дукейн, были приговорены к различным тюремным срокам. Сам он на суде заявил, что был полон решимости отомстить Великобритании за преступления, совершенные на земле его родины. Старый авантюрист (ему было 64 года) на этот раз не избежал расплаты – он получил 18 лет тюрьмы, где он ему крепко доставалось от других заключенных. 24 мая 1956 года он скончался, так больше и не увидев свободы.

Раскрытие этой крупнейшей в истории США шпионской сети имело свою интересную предысторию. В проникновении в эту сеть решающую роль сыграл американец немецкого происхождения Уильям Себолд (William Sebold - 10.03.1899 - ?.02.1970). Этот человек в годы ПМВ служил в германской армии, в 1921 году переехал в США и позднее работал на промышленных и авиасборочных предприятиях США и Южной Африки. В 1936 году он получил американское гражданство. В сентябре 1939 года, когда Себолд приехал в Германию, чтобы навестить свою мать, в Гамбурге с ним вступил в контакт сотрудник Гестапо. После этого какое-то время Себолд работал в Германии, а в сентябре того же года его посетили два офицера Абвера (одним из них был майор Николаус Риттер (Nickolaus Ritter) – глава подразделения, занимавшегося шпионажем в США и Великобритании), которые основательно расспросили его о технологиях, применяемых на заводах в США. Себолду предложили стать немецким агентом в США, пригрозив раскрыть американским властям темный след в его биографии – Себолд в свое время отбыл срок в германской тюрьме и скрыл этот факт от властей США, подавая заявление на получение американского гражданства. Себолд согласился... Вскоре после этого, посетив американское консульство в Кельне, чтобы получить новый паспорт взамен недавно украденного, Себолд сообщил о своих контактах с Абвером и желании сотрудничать с ФБР по возвращении в США. Получив согласие на это, он прошел курс по криптографии и микрофотографии в разведшколе в Гамбурге, получил инструкции и отбыл в США, прибыв в Нью-Йорк 9 февраля 1942 года. Здесь, в тесном сотрудничестве с ФБР, он под именем Хэрри Сойера (Harry Soyer) обосновался в качестве инженера-контрактора по дизельному оборудованию и открыл офис.

Примерно в это время Дукейн, с которым Абвер предписал Себолду вступить в контакт, управлял в Нью-Йорке компанией под названием Air Terminals Company. Двойной агент Себолд и агент Абвера Дукейн познакомились и приступили к сотрудничеству. Дукейн передавал Себолду информацию для передачи в Германию, а радисты ФБР передавали ее на коротковолновую станцию в Германию, с которой установили контакт в мае 1940 года. Таким образом ФБР передало нацистам более 300 посланий, и приняло около 200. Агенты ФБР прослушивали встречи Дукейна и Себолда и снимали их специальной кинокамерой...

Еще одним двойным агентом, работавшим на ФБР, был американец немецкого происхождения Уильям Густав Фридеманн (William Gustav Friedemann, умер в 1989 году) – ведущий свидетель обвинения в деле сети Дукейна. В свое время он работал аналитиком в области дактилоскопии в ФБР, затем агентом, и в этом качестве контактировал с членами шпионской сети.

Несмотря на обилие доказательств вины участников довольно обширной сети, только 19 из них признали себя виновными. По-видимому, значительная разница в сроках тюремного заключения, которые получили шпионы, было связана не только с размером нанесенного ими ущерба, но и с желанием сотрудничать со следствием. Ниже приводится список остальных тридцати двух героев этой истории и краткая информация о них:

Имя Страна рождения Год приезда в США Год получения граждан-ства США Занятие Характер шпионской деятельности Получен-ный срок
Paul Bante Германия 1930 1938 ? Сбор данных о выходе в море судов, направляющихся в Великобританию, подстрекательство портовых рабочих к забастовкам, подготовка к диверсиям 18 мес.
Max Blank Германия 1928 - Библиотекарь, работник книжного магазина Сбор технической информации в сфере авиастроения 18 мес.
Alfred E. Brokhoff Германия 1923 1929 Судомеханик Сбор данных о выходе в море судов, направляющихся в Великобританию 5 лет
Heinrich Clausing Германия 1934
1938 Моряк, судовой кок Курьер между членами организации, обеспечивал передачу информации в Германию
8 лет
Conradin Otto Dold Германия 1926 1934 Моряк, стюард на судне Курьер между членами организации, обеспечивал передачу информации в Германию 10 лет
Rudolf Ebeling Германия 1925 - Мастер Департа-мента морских перевозок компании Harper and Brothers Сбор данных о выходе в море судов, направляющихся в Великобританию
5 лет
Richard Eichenlaub
Германия 1930 1936 Ресторатор Сбор информации оборонного и технического характера, передача взрывчатки 18 мес.
Heinrich Carl Eilers Германия 1923 1932 Моряк, стюард
Сбор информации оборонного и технического характера 5 лет
Paul Fehse
Германия 1934 1938
Судовой кок Один из лидеров сети, координатор, прошедший подготовку в разведшколе в Гамбурге 15 лет
Edmund Carl Heine Германия 1914
1920
Сотрудник департаментов торговли и услуг в компаниях Ford и Chrysler
Сбор информации военно-технического характера
2 года
Felix Jahnke Германия 1924
1930 Радиотехник (?)
Радист; также собирал данные о выходе в море судов, направляющихся в Великобританию 20 мес.
Gustav Wilhelm Kaercher
Германия 1923 1931 Конструктор электростанций, компания American Gas and Electric Company Сбор информации технического характера 22 мес.
Josef Klein Германия 1925 - Фотограф, печатник Собрал радиопередатчик для сети 5 лет
Hartwig Richard Kleiss Германия 1925
1931
Судовой кок Сбор военно-морской технической информации 8 лет
Herman W. Lang Германия
1927
1939 Инженер компании Carl L. Norden Corp. Сбор информации о производимых компанией прицелах для бомбометания (передал германским специалистам во время визита в Германию в 1938 г.) 18 мес.
Evelyn Clayton Lewis США
- -
? Сожительница Фритца Дукэйна, которая была в курсе его шпионской деятельности 1 год
Rene Emanuel Meze Франция
- год получения неизвестен
Стюард авиалинии Pan American Курьер сети, доставляющий материалы в Европу, также собирал данные о судах, направляющихся в Великобританию и занимался контрабандой платины из США.
8 лет
Carl Reuper
Германия
1929 1936 Инспектор компании Westinghouse Electic
Используя доступ к и материалам оборонного значения, фотографировал их и передавал фотографии нацистам 16 лет
Everett Minster Roeder США - - Чертежник-конструктор (Армия и ВМФ США) Фотографировал и передавал нацистам секретные материалы
16 лет
Paul Alfred W. Scholz Германия
1926
- Работник немецко-язычных книжных магазинов
Распространял нацистские пропагандистские материалы 16 лет
George Gottlob Schuh Германия
1923 1939 Плотник Сбор данных о выходе в море судов, направляющихся в Великобританию
19 мес.
Erwin Wilheim Siegler Германия
1929 1936 Старший мясник на пассажир-ском лайнере Сбор данных о выходе в море судов, направляющихся в Великобританию; сбор данных об оборонных сооружениях в зоне Панамского канала; координатор работы сети 10 лет
Oscar Richard Stabler Германия 1923 1933
Парикмахер на трансокеанских судах
Курьер 5 лет
Heinrich Stade Германия
1922 1929
Музыкант, рекламный агент Передавал нацистам данные о формировании конвоев, следующих в Великобританию
15 мес.
Lilly Barbara Carola Stein Австрия 1939 - Натурщица
Профессионально подготовленный специальный агент; инструктор и координатор сети
10 лет
Franz Joseph Stigler Германия
1931 1939 Моряк торгового флота, судовой пекарь Курьер; также сбор данных об оборонных сооружениях в зоне Панамского канала
2 года
Erich Strunck
Германия 1927 1935
Моряк торгового флота Курьер, достав лявший разведданые в Европу 10 лет
Leo Waalen Германия 1935 -
Красильщик на малой судоверфи Сбор данных о выходе в море судов, направляющихся в Великобританию и другие страны; сбор информации оборонного характера и морских карт. Его информация способствовала перехвату и потоплению судна Robin Moor подводной лодкой U-69. 12 лет
Adolf Henry August Walischewski Германия ? 1935 Моряк торгового флота
Курьер 5 лет
Else Weustenfeld Германия 1927
1937
Секретарь юридической фирмы, представля-ющей германское консульство в Нью-Йорке
Финансовый координатор сети 5 лет
Axel Wheeler-Hill Россия 1923
1929
Водитель грузовика Сбор данных о выходе в море судов, направляющихся в Великобританию и другие страны
15 лет
Bertram Wolfgang Zenzinger Германия (гражданин Южноаф-риканского Союза) 1940 - ? Передача разведданных нацистам по почте 18 мес.

Очевидно, что подавляющее большинство шпионов были американцами немецкого происхождения, для которых мнимые интересы исторической родины оказались выше интересов США. Двое - Everett Minster Roeder и Evelyn Clayton Lewis, тем не менее, были стопроцентными американцами. Большого ущерба Америке все эти люди не нанесли, хотя предполагается, что переданные немцам данные по устройству бомбового прицела, были использованы при создании подобных прицелов для Люфтваффе.

Третьей шпионской сетью в США в годы ВМВ стала группа, возглавляемая русским белоэмигрантом Анастасием Андреевичем Вонсяцким (1898-1965, на фото слева). В нее также входили Герхард Вильгелм Кунце (Gerhard Wilhelm Kunze), Отто Виллумейт (Otto Willumeit), Вольфганг Эббел (Wolfgang Ebell) и Курт Е. Б. Молцан (Kurt E. B. Molzahn) – все уроженцы Германии. Хотя в июне-августе 1942 года эти люди были осуждены по обвинению в шпионаже, свидетельств передачи ими какой-либо информации в Германию так и не было обнаружено. Вонсяцкий, получивший американское гражданство в 1927 году, был видным деятелем фашистского движения, в котором принимали участие белоэмигранты, рассеянные по многим странам мира. Он много путешествовал по миру (кругосветные поездки в 1934, 1936 и 1939 годах), встречаясь с единомышленниками. Вонсяцкий был также тесно связан с руководителями Бунда, в который входило большинство членов этой шпионской группы.

Стоит немного рассказать о политических взглядах Вонсяцкого. Он был поклонником Гитлера, но неоднократно заявлял, что его движение является демократическим, что его цель – вернуться в Россию после ее поражения в войне и принять участие в построении новой, демократической страны. Он никогда не позволял себе антисемитских комментариев, тем более что в его биографии был гражданский (?) брак с женщиной по имени Любовь Гуревич, выросшей в перешедшей в христианство еврейской семье (вероятно, 1920-й год, Крым). Вонсяцкий всегда подчеркивал свою лояльность Америке и ее идеалам... Примечательно, что не все близкие родственники одного из вождей русских фашистов разделяли его прогерманские взгляды – племянник Вонсяцкого был летчиком в американской эскадрилье в составе RAF и погиб 15 октября 1941 года.

В конце 1941 года после того, как нацисты были отброшены от стен Москвы, в американской прессе появилась копия письма в Советское посольство в США, подписанного Вонсяцким, в которой автор в отборных выражениях поздравлял Красную Армию и Маршала Тимошенко с успехами. Вместе с тем в письме были и хамоватые высказывания в адрес «уважаемого и любимого друга Иосифа Сталина»: пожелание Сталину «поскорее найти дорогу ... к более гостеприимным берегам», обещания оказать помощь в том, чтобы «устроить Сталина поближе к выбросам сточных вод» и т. п. Во всяком случае, Вонсяцкий не отрицал своего авторства... На суде он, правда, не сразу, признал себя виновным, получил 5 лет, но отбыл в тюрьме всего 3 года.

Герхард Вильгельм Кунце (Gerhard Wilhelm Kunze) был 100-процентным американцем – он родился в г. Camden, штат Нью-Джерси 10.01.1906 и по профессии был автомехаником-электриком. Он, как уже говорилось, сменил Фрица Куна на посту лидера Бунда 6 декабря 1939 г. Кунце был известен под прозвищем «Йозеф Геббельс» среди членов движения... После нападения на Пирл-Харбор и объявления войны США Германией Кунце бежал в Мексику, планируя бежать в Германию на подводной лодке. В июле 1942 г. он был арестован в деревушке Boca del Rio и экстрадирован в США, где и предстал перед судом.

Кунце, кроме довольно активного участия в митингах и собраниях, на которых он обрушивался на «демократический террор», «ущемление прав граждан немецкого происхождения», «пробританскую» политику правительства США и евреев, действительно собирал данные оборонного значения. По видимому, это и определило большой тюремный срок – он признал себя виновным и получил 15 лет. Виллумейт, гражданин США с 1939 года, также признал себя виновным и отделался 5-летним сроком. Пастор Молцан не признал себя виновным и получил 10-летний срок, но был выпущен уже через три года. Эббел получил 7 лет.

В наши дни шпионский характер деятельности Вонсяцкого и его соратников подвергается сомнениям, хотя несомненно следующее – во то время, как их страна воевала с нацистской Германией, они продолжали заниматься прогерманской пропагандой, поэтому их деятельность нельзя была назвать иначе, чем подрывной и подстрекательской...

Достаточно широко известной является история американского дипломата Тайлера Кента (Tyler Kent – 1911 - 1988, на фото слева). Перед ВМВ он работал клерком в американском посольстве в Лондоне, и отрицательно относился к идее вступления США в войну. Очевидно, ему не были чужды пронацистские симпатии, поскольку он был дружен с Анной Волковой (Anna Wolkoff – 1902 - 1947), дочерью русского адмирала Волкова) - активным членом нацистского клуба Right Club в Лондоне, члены которого любили собираться в ее русском ресторане. Кент начал копировать секретные документы и передавать фотокопии через Волкову, помощнику итальянского военно-морского атташе в Лондоне Франческо Марильяно (Francesco Marigliano, Duco del Monte). Разумеется, его связи не остались незамеченными - в мае 1940 года MI5 провела обыск в его квартире, где была найдена масса доказательств его шпионской деятельности. Посол США Кеннеди лишил его дипломатической неприкосновенности, он был арестован и осужден британским судом на 7 лет тюрьмы, но уже в 1945-м был депортирован в США. Волкова получила 10 лет и вскоре после выхода из тюрьмы (1947) погибла в Испании под колесами автомобиля.

В 1942 году Абвер предпринял попытку провести первую диверсионную операцию на территории США – операцию Пасториус (Pastorius). Запуск этой операции стал следствием требований лидеров Третьего Рейха приступить к индустриальному саботажу на территории США, который должен будет подорвать индустриальную мощь страны и посеять страх и неуверенность среди американцев.

Подбор потенциальных диверсантов был поручен руководителю операции лейтенант Вальтер Каппе (Walter Kappe, р. 1904 – сетевые сведения о том, что он был убит на фронте в 1944 г., являются неверными: он умер в 1958 г.). В 1925-1937 гг. Каппе жил в США и являлся лидером сектора пропаганды Бунда, часто выступая с пламенными речами на нацистских митингах. По некоторым сведениям, в свое время этот человек служил в подразделении американской армии, ответственном за охрану Панамского канала. Известно, что уже в Германии он долго лелеял мысль о диверсии, нацеленной на срыв перемещения судов по этому каналу... На Каппе в период его жизни в США был заведен файл в ФБР, в котором упоминались такие «вредные» привычки этого активного нациста как пьянство и страсть к женщинам легкого поведения.

На американский берег планировалось высадить 12 англоговорящих немцев, которые в прошлом жили в Америке и прошли интенсивное обучение в Диверсионной Школе в Бранденбурге. Курсанты освоили взрывное дело и ознакомились с немецкими промышленными и транспортными объектами, аналоги которых им предстояло взрывать на американской земле. Восемь человек, сумевших успешно закончить школу, в июне 1942 года высадятся на берег США:

Джордж Джон Даш (George John Dasch, 39 лет, 07.02.1903 - ? 1992, на фото слева), прожил в США почти 20 лет. До возвращения в Германию в мае 1941 г. он успел поработать официантом, коммивояжером и даже менеджером борделя. Даш прослужил год в американской армии и говорил по-английски лишь с небольшим акцентом, при этом отличаясь великолепным знанием американского сленга.

В детстве Даш готовился стать священником, но в 1917 году в возрасте 13 лет был изгнан из католического монастыря и вступил в армию, прослужив в Бельгии около года. В молодости на него оказала влияние его мать, отличавшаяся социал-демократическими взглядами. В 1923 году, пробравшись на трансатлантическое судно «зайцем», он нелегально прибыл в США. В 1930 году он женился на индианке по имени Rose Marie Guille.

Во времена Великой Депрессии Даш пытался вовлечь в профсоюз своих товарищей по работе, при этом хозяева считали его коммунистическим подстрекателем, а коммунисты из местного отделения Профсоюза барменов и официантов заметили пронацистские симпатии Даша. На самом деле, в начале Даш относился к нацистам без особой симпатии, но в конце 1930-х его взгляды стали меняться после встреч с друзьями и родственниками из Германии, приезжавшим в США погостить. Даже мать Даша, приезжавшая повидаться с сыном в 1939 г., была в восторге от достижений Гитлера и всесторонних улучшений в жизни простых немцев, проявившихся после прихода фюрера к власти. Матушка Даша, находясь в Германии, услышала о заключении пакте между Гитлером и Сталиным и поторопилась вернуться назад, сказав сыну: «Это означает войну...»

Эти встречи заставили Даша развернуться на 180 градусов в своих политических взглядах, и он решил вернуться в Германию, хотя уже вот-вот должен был получить американское гражданство. В итоге, он получил новый паспорт в германском посольстве, и, оставив тяжело больную жену, 27 марта 1940 г. отправился на судне Tatu Maru из Сан-Франциско в Японию, и далее через СССР – на родину. На том же судне находилась большая группа бывших членов Бунда, также возвращающихся в фатерлянд. Позже Даш рассказывал, что не проявлял энтузизама в бесконечных нацистских салютах и криках Zieg Heil, что вызвало подозрение у одного из попутчиков, который даже угрожал доложить о нем по прибытии в Германию...

Однако, на родине Даша ждали трудности: в армию его не взяли, отказав в довольно грубой форме, его отвергло и Министерство Пропаганды, которому он предложил свои услуги в качестве знатока психологии американцев. Его выручил родственник - Рейнольд Барт (Reinhold Barth) - бывший активный член Бунда, в прошлом проработавший в США 6 лет на железной дороге Лонг-Айленд. Он представил Даша Каппе, который устроил несостоявшегося американца на работу в группу сотрудников германского МИДа, занятых мониторингом иностранных радиопередач. Каппе пообещал Дашу, что со временем вновь вступит с ним в контакт, что и было сделано в скором времени: последний получил предложение вернуться в США в качестве диверсанта.

Меморандум Даша, написанный по просьбе Каппе и включавший предложения по направлениям подрывной работы и саботажа в США, и его превосходное знание американского образа жизни настолько впечатлили Каппе, что он назначил бывшего официанта руководителем группы диверсантов. Меду тем Даш вовсе не был в восторге от «Новой Германии». Он узнал о том, что его близкий родственник – ревностный католик - угодил в концлагерь, да и к евреям, среди которых имел друзей, живя в Нью-Йорке, он относился вполне сносно...

Эрнст Петер Бургер (Ernst Peter Burger - 36 лет (на фото слева), 01.09.1906 – 09.10.1975) до 1927 г. был рядовым штурмовиком, лично знал Рэма, но эмигрировал в США, получил американское гражданство и даже служил в Национальной Гвардии. Вернувшись в Германию в 1933 году, он вновь вступил в отряды СА. После оккупации Чехии и Польши нацистами, он был послан нацистским Институтом Политических Наук в командировку в эти страны и написал отчет с негативными отзывами о ситуации в новых нацистских владениях. Это привело его в застенки Гестапо, где он провел 17 месяцев и где ему крепко досталось. В июле 1941 г. он был освобожден из тюрьмы и направлен на военную службу - на какое-то время он оказался охранником концентрационногого лагеря в окрестностях Берлина, но уже вскоре, как «старый член движения», добился встречи с идеологом 3-го Рейха Розенбергом и выразил желание поработать на разведку. В итоге он был представлен Вальтеру Каппе, который и предложил Бургеру принять участие в миссии на территории США. Однако, судя по всему, Бургер, и раньше не отличавшийся симпатией к СС и Гестапо, хорошо запомнил, как с ним обращались в тюрьме его «товарищи по оружию» и возненавидел их еще сильнее...

Вернер Тиль (Werner Thiel - 35 лет, на фото справа), профессиональный механик, жил в США в 1927-41 гг.и .Он успел побывать членом Бунда, был знаком с Каппе, позднее стал членом НСДАП и вернулся в Германию за счет германского консульства (прибыл в Японию из США на одном судне с Дашем).

Рихард Квирин (Richard Quirin - 34 года, на фото слева) жил в США в 1927-1939 годах, где не скрывал своих нацистских убеждений и был членом пронацистского Бунда. Квирин по профессии был механиком. Со временем он даже стал членом НСДАП, и его возвращение в Германию было полностью спонсировано немецкой стороной.

Он и другой будущий диверсант - Хайнрих Харм Хайнк (Heinrich Harm Heinck - 35 лет, на фото справа) - были близкими друзьями и к моменту рекрутирования работали на заводе Volskwagen в Брауншвейге. По известным описаниям, Хайнк был был довольно флегматичным парнем, не уверенным в себе. Профессиональный механик, он служил в торговом флоте и, после нескольких визитов в США, остался в Америке в 1926 г. Он успел побывать членом Бунда, а в Германию вернулся по настоянию Германского Трудового Фронта в 1939 г., причем его возвращение было чстично спонсировано германским консульством в Нью-Йорке. После возвращения он пытался вступить в Вермахт, но, как первоклассный сепциалист, был оставлен на заводе...

Херберт Ханс Хаупт (Herbert Hans Haupt - 22 года, 21.12.1919 – 08.08.1942, на фото слева) родился в Штеттине (Германия) в семье ветерана ПМВ, эмигрировавшего в США в 1923 году. В 1930 году Хаупт, как и его родители, стал гражданином США. Он вырос в немецком пригороде Чикаго, в подростковом возрасте прошел «подготовку» в юношеской организации Бунда, и, по воспоминаниям друзе молодости, нацисткое промывание мозгов отложило на нем свой отпечаток. Отец Хаупта не интересовался политикой и не был членом Бунда, правда, активно участвовал в музыкальной жизни немецкой общины Чикаго. Сам юный Хаупт говорил по-английски лучше, чем по-немецки, и во многом был стопроцентным американским парнем, интересующимся спортом, дорогими автомобилями, музыкой и женщинами. Однако, иногда из его уст иногда звучали прогерманские высказывания, за что один раз он получил удар в лицо от патриотически настроенного сверстника... В 1941 году Хаупт вместе с двумя друзьями – Вольфганом Вергином (Wolfgang Wergin – на 3 года младше Хаупта, также родивщийся в Германии и выросший в Чикаго) и Хьюго Трескеном (Hugo Troesken) отправился в кругосветное путешествие. Причина, по которой Хаупт покинул родной город, была довольно банальной: он сбежал от беременной подруги. Трескен был задержан на мексиканской границе и отправлен обратно, а Хаупт и Вергин продолжили путешествие, причем в Мексике, в немецком посольстве, им удалось получить германские паспорта. Друзья добрались до Японии, где Хаупт попытлася через посольство США получить возможность вернуться домой, но получил отказ. С помщью сотрудников немецкого консульства в Йокогаме друзья нанялись на немецкое грузовое судно, на котором в конце 1941 года прибыли во Францию, примерно в тот момент, когда США и Германия оказались в состоянии войны. Какое-то время Хаупт послужил в береговой охране и даже успел получить Железный Крест. Вскоре с ним встретился Вальтер Каппе и предложил вернуться в Америку в Америку в качестве диверсанта. Хаупт к тому времени успел встретиться с бабушкой и узнал о том, что брат его матери находится в концлагере, а брат отца уже побывал за решеткой. Судя по рассказам Вергина, его друг был совсем не в восторге от увиденного и услышанного в на родине, и согласился, решив использовать возможность вернуться в Штаты и исчезнуть...

На пути в фатерлянд на борту

немецкого грузового судна: слева

– Вергин, в центре - Хаупт

Его друг Вергин тоже получил подобное предложение, но отказался. Несмотря на то, что Вергин почти не говорил по-немецки, он был призван в Вермахт, два года провел на Восточном фронте, где был награжден несколькими медалями и Железным Крестом! После ранения, он вновь оказался на передовой в 1944 г. уже во Франции, где, по его словам, преднамеренно сдался американцам...

Среди англоговорящих курсантов диверсионной школы и преподавателей были и другие, довольно колоритные личности, в частности, человек, называвший себя Джозеф Шмидт (Joseph Schmidt). Этот парень атлетического сложения имел скандинавскую внешность и говорил с шведским акцентом. О его прошлом было мало что известно. Он был отличным стрелком и обладал превосходными навыками выживания в полевых условиях - по некоторым сведениям, он овладел этими ремеслами в Канаде, где промышлял охотой. Шмидт отличался агрессивным характером и, по описаниям Бургера, был «наиболее опасным из всех». Кроме того, преподавателем физической подготовки был коренастый человек, известный под именем Демпси (Dempsey). В прошлом, в США, он, по его рассказам, был профессиональным боксером и тренером, но, как потом рассказывал Бургер, имел манеры и повадки гангстера. Каппе рассчитывал на то, что Демпси присоединится к диверсантам, но последний сумел отвертеться, ссылаясь на то, что его подопечный вот-вот должен сразиться с итальянским боксером. Он покинул школу, пообещав другим курсантам скорую встречу в Америке. Кроме того, в школе обучались Эрнст Цубер (Ernst Zuber), который не умел толком изъясниться ни по-английски, ни по-немецки и успевший ко времени обучения в диверсантской школе повоевать на Восточном фронте, а также какой-то парень по кличке Скотти (Scottie), больше всего интересующийся выпивкой.

Эдвард Джон Керлинг (Edward John Kerling - 33 года, на фото слева), шофер по профессии, прожил в Америке 11 лет. Он был убежденным нацистом и после вступления Германии в войну в 1939 г. решил вернуться на родину на яхте Lecala, купленной вскладчину с группой единомышленников. Яхта была перехвачена береговой службой США, что вызвало бурю газетных публикаций, посвященных нацистам, пытающимся сбежать в Германию и тем нарушить Акт о Нейтралитете США. Еще через год Керлинг сумел оформить документы на выезд легальным путем и добрался до Германии.

Херманн Отто Нойбауэр (Hermann Otto Neubauer - 32 года, на фото справа) – близкий друг Керлинга - вернулся в Германию в 1940 г., чтобы сражаться за Фатерлянд. По профессии он был судовым коком и работал на морских судах и, иногда, поваром в нью-йоркских ресторанах. В его послужном списке также было членство в Бунде и последующее лченство в НСДАП. Он, вместе со своим другом Керлингом принял участие в попытке пересечь океан на яхте. Весной 1941 г. к нему в Германию приехала его жена Альма, стопроцентная американка, толком не говорившая по-немецки. Уже в середине лета 1941 г. Нойбауэр оказался на Восточном фронте, где в первые дни войны получил тяжелое осколочное ранение в голову и был возвращен в Германию. После выздоровления Нойбауэр получил приказ присоединиться к готовившейся отправиться в Америку группе диверсантов. По известным описаниям Нойбауэр имел манеры типичного гангстера

Трое из восьми диверсантов были гражданами США, но только Дашу и Хаупту предстояло позиционировать себя в Америке в качестве стопроцентных американцев: остальным предлагалось выдавать себя себя за людей польского, литовского, португальского и шведского происхождения. Бургер собирался выдавать себя за немецкого еврея-беженца, прошедшего через концлагерь.

Уже в ходе обучения, занявшего 5 недель, Керлинг разочаровался в большинстве своих напарников и поделился с Каппе своими соображениями о перспективах операции. Он заявил, что «парни, которых вы подобрали для нашего дела, бесполезны. Некоторые из них психически неполноценны.» Керлинг отметил, что Даш больше всего на свете интересуется игрой в карты и, скорее всего, только внешне старается походить на убежденного нациста. Признав, что Бургер является лучшим из курсантов, Керлинг отметил слухи о его арестантском прошлом и, как следствие, политическую неблагонадежность. Нойбауэру, по его мнению, в любой момент могла понадобиться медицинская помощь, а Цубер после Восточного фронта просто стал «психопатом», толком не говорившим по-английски и не желавшим заниматься диверсиями. Тиль тоже плохо знал английский, а Хаупт отличался неутолимой страстью волочиться за хорошенькими женщинами. Скотти, по словам Керлинга, был просто пьяницей, который мог провалить всю миссию. Каппе отстаивал свою точку зрения на найденных им рекрутов, но согласился вывести Цубера и Скотти из состава группы.

Оставшиеся 9 диверсантов были разделены на две группы: 1-я группа, в которую входили Даш, Бургер, Шмидт, Квирин и Хайнк были нацелены на вывод из строя заводов по производству алюминия, а 2-й группе, в которую входили Керлинг (лидер), Хаупт, Тиль и Нойбауэр предстояло нарушить транспортную систему восточного побережья США. В выборе целей 2-ю группу консультировал ассистент Каппе Рейнольд Барт, хорошо знавший принципы работы американских железных дорог...

Еще перед отправкой в США Керлинг и Шмидт поделились друг с другом своими сомнениями в надежности Даша и обсудили возможную необходимость его физического устранения. Хотя их последняя беседа с Каппе была более дипломатичной, последний заявил, что любого из диверсантов, попавшего под подозрение в предательских намерениях, будет необходимо устранить...

По дороге на базу немецких подводных лодок Lorient девять диверсантов задержались на пару дней в Париже, где успели «отличиться»: Хайнк напился в каком-то из баров и громогласно заявил, что является «секретным агентом», Хаупт, вероятно, считал себя совершенно неотразимым для женщин и отказался оплачивать услуги проститутки, которая посетила его номер в отеле и по этому случаю подняла такой шум, что одному из «товарищей по оружию» пришлось оплатить счет, ну а Даш умудрился потерять проездные документы, о чем сотрудник железной дороги немедленно должил в Гестапо. По дороге в Lorient Шмидт попытался сместить Даша с поста лидера одной из групп, и его с трудом утихомирили. Прелюдия к отправке за океан завершилась тем, что Шмидт сумел мастерски имитировать гоноррею, которую якобы подцепил в Париже. Сопровождавший группу офицер безопасности категорически запретил Шмидту посадку на борт подводной лодки, при этом его негативное впечатление о потенциальных диверсантах ухудшилось еще больше...

13 июня 1942 года военнослужащий береговой охраны заметил неподалеку от побережья в районе Лонг-Айленда надувную лодку с четыремя людьми. Он также разглядел находящуюся на перископной глубине подводную лодку. Охранник встретил четверку диверсантов на берегу - догадаться, кто перед ним, не составило труда: парни были в плавках. К этому моменту они уже успели закопать немецкие флотские фуражки, которые они одели на случай ареста в момент высадки, чтобы стать просто военнопленными и получить соответствующее обращение. Однако, на берегу еще оставались двое немецких моряков в форме, которые должны были вернуться на субмарину, и пограничник услышал какую-то фразу, сказанную Дашу моряком, и сумел определить использованный для этого язык как немецкий...

Даш предложили пограничнику за молчание взятку в размере 260 долларов, которую тот взял, но, оставив диверсантов на берегу, немедленно поднял тревогу. Тем не менее, четверка диверсантов успела добраться до Нью-Йорка. Вторая четверка диверсантов высадилась на берег штата Флорида незамеченной и, казалось, ей не грозили немедленные неприятности... Обе группы зарыли в прибрежных песках диверсионное снаряжение, запланировали вернуться за ним позднее и разбились на пары.

Джордж Даш вовсе не собирался ничего взрывать и заранее планировал сдаться властям. После нескольких бесед со своим напарником Эрнстом Бургером, состоявшихся уже в Нью-Йорке, Даш наметил план действий, который должен был привести к срыву всей операции и обезопасить его и Бургера. В то же время Квирин проявил желание приступить к выполнению поставленных фатерляндом задач и вознамерился вернуться к месту высадки за взрывчаткой. Более сообразительный Хайнк к тому времени понял, что тайник наверняка найден ФБР и на месте высадки их буду ждать, и прямо сказал Квирину: «Полагаю, наша миссия закончилась.»

Итак, уже 14 июня Даш позвонил в ФБР, коротко рассказал о своей миссии и обещал позвонить вновь на следующей неделе из Вашингтона, что и сделал 19 июня. Даш был немедленно арестован и на допросах рассказал все, обеспечив быструю поимку остававшихся на свободе троих диверсантов из своей четверки и облегчив поимку четверки, высадившейся во Флориде. 20 июня Бургер, Хайнк и Квирин были задержаны в Нью-Йорке, 23-го там же – Керлинг и Тиль, 27-го в Чикаго – Нойбауэр и Хаупт. Последний приехал в Чикаго, чтобы повидать родителей и подругу.

Нельзя сказать, что появление на американской земле диверсантов, высаженных с подводных лодок, было полной неожиданностью для американских спецслужб. В Германии на них работали секретные агенты, и еще в марте 1942 г. из посольства США в Швейцарии пришло сообщение о том, что идет процесс переброски субмаринами через Атлантику небольших групп диверсантов, снабженных взрывчаткой. Береговая охрана получила приказ быть начеку, однако постоянный поток сообщений о якобы увиденных близ побережья подводных лодках, световых сигналах и пр., скорее всего, создал атмосферу неверия в возможную достоверность информации о высадки диверсантов на американскую землю. Даже первые сообщения о контакте военнослужащего береговой охраны с вероятными диверсантами группы Даша вызвали откровенное недоверие у сотрудников ФБР. Однако, к тому времени все важные промышленные объекты, мосты, транспортные узлы в США были под вооруженной охраной.

Все последовавшие события и найденные вещественные доказательства оказались более чем достаточными для того, чтобы убедиться в серьезности намерений диверсантов. Уже 8 июля 1942 года Военный Суд приговорил их к смертной казни, хотя вскоре Президент Рузвельт, несмотря на протесты Гувера, помиловал Даша, получившего 30 лет тюрьмы, и Бургера, приговоренного к пожизненному заключению. Остальные приговоренные окончили свою жизнь на электрическом стуле 8 августа 1942 года. Эта казнь осталась крупнейшим актом подобного рода в истории США.

Судя по всему, провал операции Пасториус был предопределен множеством обстоятельств, но, главным образом, тем, что исполнители были совершенно неадекватны поставленным перед ними задачам. Даш, Бургер и Хаупт были глубоко разочарованы условиями жизни в нацистской Германии – стране, где, всего не хватало, где нельзя было слишком широко открывать рот и иметь собственное мнение. Вполне вероятно, что мысль о том, что у них появилась возможность вернуться в США и сдаться властям, приходила на ум большинству состоявшихся и несостоявшихся американцев. Что касается диверсий, то даже убежденный нацист Керлинг, совершив небольшое путешествие по железной дороге в Нью-Йорк, быстро сообразил, что какие-либо акты саботажа в США были просто невозможны: повсюду близ важных транспортных и промышленных объектов были видны вооруженные охранники. Ну и кроме того у Керлинга были особые интересы в США: до возвращения в Германию он поддерживал близкие отношения с женой и любовницей и всей душой стремился восстановить этот треугольник. Большая часть диверсантов, соблазненных американским изобилием после пребывания в бедствующей воюющей Германии, вообще повела себя в Америке поразительно непрофессионально: они покупали дорогие вещи на деньги, которыми их щедро снабдили нацисты (Хаупт даже умудрился купить дорогую машину!), останавливались в первоклассных отелях, посещали дорогие рестораны, пользовались услугами проституток, встречались с родственниками, старыми друзьями и подругами, много пили, и в пьяном, и в трезвом виде болтали о том, как добрались до США! Ну а Нойбауэр вообще вел себя как неврастеник: ему всюду мерещились агенты ФБР, ведущие за ним и Квирином слежку... В общем, уровень этих довольно комичных шпионов и диверсантов был таков, что их поимка в Америке была только вопросом времени. Листая страницы книг и публикаций, посвященных злополучной восьмерке, иногда испытываешь даже сострадание к некоторым из «диверсантов», окончившим жизнь на электрическом стуле. Однако, некоторые члены восьмерки считали, что умирают за Германию. В частности, Керлинг в своем последнем, написанном перед казнью письме жене еще раз подчеркнул, что идет на смерть за правое дело:

Мари, жена моя, - остаюсь с тобой до последней минуты! Это поможет мне принять все это, оставаясь немцем!... Наши могилы далеко от дома, но они не будут забыты. Мари, до встречи в лучшем мире! Пускай Бог будет всегда с тобой. Моя любовь да пребудет с тобой, мое сердце – с моей страной.

Хайль Гитлер,

Навсегда твой Эд.

Фронтовик Отто Нойбауэр написал своей жене-американке, что «как и тысячи немцев, которые кладут свои головы каждый день на фронте, я умру без страха как солдат Германии...». Ну а из последнего письма Квирина жене следует, что он считал Даша и Бургера предателями.

Один из газетных заголовков,

извещающих о состоявшейся казни

шести диверсантов...

По свидетельствам очевидцев, Даш и Бургер были глубоко потрясены смертью своих товарищей, и тюремщикам даже пришлось успокаивать их, утверждая, что их всех и так поймали бы довольно быстро... Опасаясь новых попыток высадить немецкие диверсионные группы, ФБР распостранило плакаты с фотографиями известных бундовцев, вернувшихся в свое время в США, объявив об их розыске. Среди разыскиваемых, которые, на самом деле, находились в это время в Германии, был и Вальтер Каппе. После провала операции Пасториус Абвер больше не предпринимал попыток организовать диверсионную деятельность на территории США, хотя еще одна высадка шпионов имела место позднее (см. ниже). В 1946 г. дело против Каппе и его сообщников было закрыто...

Еще шесть человек, предоставлявших укрытие диверснтам, а точнее, не сообщившие в ФБР об их появлении, попали под суд, в том числе, родители Хаупта и Вергина. Трое (мужчины) были приговорены к сметрной казни, однако в итоге приговоры были смягчены, и только Хаупт-старший получил пожизненный срок. Он был освобожден в 1957 г., после этого родители Хаупта были депортированы в Германию.

Любопытно, что Вергин, находясь в американском лагере для военнопленных, прочитал в журнале о смертном приговоре, вынесенном его отцу, и только позднее ему стало известно, что приговор был смягчен... В 1956 г. Вергину удалось, наконец, вернуться в США: ранее ему отказывали в визе.

В апреле 1948 года Даш и Бургер были условно освобождены из заключения и депортированы в американскую оккупационную зону в Германии. После возвращения в Германию Бургер первое время бедствовал, прошел денацификацию и подвергся всяческим моральным унижениям. Его американская жена куда-то исчезла. В декабре 1948 г., зайдя в офис американских оккупационных властей в Штутгарте, Бургер неожиданно столкнулся с ассистентом Каппе – Рейнхольдом Бартом. Поразительно, но бывший сотрудник Абвера, посылавший диверсантов в США, благодаря отличному знанию английского языка нашел себе работу у американцев в качестве чиновника по связям с отделениями немецких железных дорог. Возмущенный Бургер написал письмо Гуверу в США, обращался к американским оккупационным властям и в спецслужбы, настаивая на том, что человек с таким прошлым опасен и не может выполнять подобную работу, но никто не стал связываться с Бартом: слишком много воды утекло со времен войны, да и другие были к тому времени заботы у американцев. Позднее Бургер получил работу в Вюрцбурге на одной из баз армии США, но уже вскоре потерял ее после публикации в Associated Press, привлекшей внимание к его прошлому. Он, однако, оставался в контакте с ФБР, посылая отчеты о деятельности своих бывших компаньонов и исправно поздравляя Эдгара Гувера с Рождеством. Последнее упоминание о нем в файлах ФБР датируется 1961-м годом.

Дашу тоже пришлось в Германии нелегко. Он писал одну за другой петиции правительству США с просьбами разрешить ему возвращение в Америку – разумеется, тщетно. В октябре 1948 г. Даш решил перебраться в советскую оккупационную зону, где он предложил свои услуги в пропагандистской работе. Однако, по имеющимся сведениям, он быстро надоел советским представителям и был выслан обратно в американскую зону в январе 1949 г. В 1950-х он зарабатывал на жизнь, продавая домашним хозяйкам мотки шерсти с уличного лотка в городке Mannheim к югу от Франкфурта. И надо же такому случиться, что однажды на улице он столкнулся с Вальтером Каппе, но Каппе не проявил интереса к бывшему подопечному и быстро исчез: к этому времени он сменил фамилию, встречался с родственниками тайком в лесу и работал чиновником по кадрам в одном из оккупационных подразделений британской армии, разумеется, благодаря превосходному знанию английского языка... Неисповедимы пути господни! В 1959 г. Даш опубликовал книгу под названием Eight Spies Against America (Восемь Шпионов Против Америки), но большого интереса у публики она не вызвала. Однако, век его оказался долгим – он немного не дожил до 90 лет.

Каппе на поднем этапе жизни работал профсоюзным чиновником в Гановере и стал все больше злоупотреблять алкоголем. Последние годы жизни он содержал сувенирный магазин рядом с американской военной базой в Франкфурте и умер довольно рано, в возрасте 54-х лет.

Среди небольшого количества американцев, изменивших свой стране, приобрел известность Уильям Кертис Коулпо (William Curtis Colepaugh, 25.03.1918 – 16.03.2005, на фото слева), который в 1944 году дезертировал с торгового судна во время стоянки в Лиссабоне и передал себя в руки германского консульства.

Бегство Коулпо имело предысторию. В июне 1940 года ФБР получило сообщение о том, что он несколько раз посетил находившийся в Бостоне германский танкер Pauline Friederich. Таможенный чиновник также уведомлял, что Коулпо критически отзывался об условиях жизни в США и высказывал намерение уехать в Германию, чтобы учиться. ФБР приступило к расследованию, которое установило, что в свое время он был отправлен из школы в Admiral Farragut Academy – военно-морской колледж, где молодые люди проходили предварительное обучение, готовившее их к дальнейшему образованию и карьере военно-морского офицера. В 1938-1941 годах Коулпо учился в Массачусетском университете, где изучал кораблестроение, но был отчислен за неуспеваемость. Один из его соседей по общежитию сообщил, что он получал по почте большое количество пропагандистских материалов из германского консульства в Бостоне и от немецких информационных агенств из Нью-Йорка и выражал свое восхищение нацистской Германией. После отчисления из университета Коулпо был частым посетителем портовой части Бостона и, по сообщениям таможенников, он и здесь достаточно открыто высказывал пронемецкие симпатии...

Однако, в 1941 году следы героя этой истории затерялись, хотя ФБР удалось установить, что он служил на торговом судне где-то в Южной Америке. 23 июля 1942 года шведское судно Scania прибыло в Филадельфию из Буэнос-Айреса, и, действительно, Коулпо оказался одним из членов его команды. Поскольку он в течение долгого времени не сообщал о себе, как было предписано человеку призывного возраста, военные власти немедленно сообщили об этом в ФБР, которое вызвало его на допрос. Поскольку Коулпо нарушил закон о выборочной военной подготовке и службе (Selective Training and Service Act), был выписан ордер на его арест.

На допросах он показал, что его отец был американцем, а его мать родилась на борту немецкого судна, следовавшего в США. Свое присутствие в Бостонском порту он объяснил тем, что работал на судостроительном заводе в первой половине 1940 года, и также показал, что несколько раз посещал германское консульство в начале 1941 года и присутствовал на праздничной церемонии, посвященной дню рождения Гитлера. Он также получил приглашение приехать в Германию для учебы в одной из морских инженерных школ, но в дальнейшем служил матросом на торговых судах нескольких стран, что и привело его, в итоге, на борт шведского судна.

Прокурор Бостона принял решение не начинать судебное преследование против Коулпо при условии, если последний вступит в вооруженные силы. Как следствие этого, Коулпо записался в резерв ВМФ США 2 октября 1942 года, и его дело в ФБР было закрыто. 28 июня 1943 года ФБР получило сообщение, что Коулпо был отчислен из ВМФ «по состоянию здоровья» (есть сведения, что за этим стояли нарушения дисциплины), и, поскольку он стал гражданским лицом, возобновило негласную слежку за ним. Сменив несколько работ во второй половине 1943 года, Коулпо сообщил в комиссию по военному призыву, что планирует поступить на службу в торговый флот. Затем призывная комиссия получила от него сообщение о том, что он был принят на работу в качестве стюарда на судно Gripsholm Шведско-Американской Линии.

15 февраля 1944 года судно Gripsholm отправилось в путь, а уже через несколько дней после прибытия в Лиссабон Коулпо явился в германское консульство и заявил о своем желании переправиться в Германию и вступить в немецкую армию. В начале марта 1944 года он оказался в Саарбрюккене, чуть позднее – в Берлине. После нескольких интервью с различными чинами СС Коулпо был направлен в разведшколу в Гаагу, где обучался радиоделу, взрывному делу, навыкам диверсий на железной дороге. В разведшколе он познакомился с сотрудником Абвера Эрихом Гимпелем (Erich Gimpel).

В августе 1944 г. Коулпо и Гимпель были переведены в Берлин, где прошли курс фотографии, затем они изучали микрофотографию в Дрездене. В Дрездене Коулпо впервые услышал о том, что ему предстоит секретная миссия в США. По возвращении в Берлин Коулпо и Гимпель имели беседу со старшими чинами СС, которые разъяснили им характер миссии, заключавшейся в сборе разнообразной информации, главным образом, инженерного и промышленного характера. Однако, позднее Гимпель сказал своему товарищу, что после того, как они освоятся на земле США, им предстоит подготовить почву для диверсантов и саботажников из Германии. По каким-то непонятным причинам Абвер во второй раз собрался наступить на те же грабли!

29 ноября Коулпо и Гимпель были переправлены с борта подводной лодки на берег штата Мэйн. 1 декабря напарники прибыли в Нью-Йорк. Какое-то время они жили вместе, но уже вскоре Гимпель предложил разделиться, и 21 декабря Коулпо покинул своего товарища. Тем временем ФБР, встревоженное гибелью британского транспортного суда, торпедированного непосредственно у берегов США, заподозрило, что немецкая подводная лодка могла, кроме всего прочего, высадить агентов на американский берег, и приступила к расследованию. Была получена информация о том, что в предполагаемом районе высадки агентов действительно видели двоих мужчин подозрительного вида...

23 декабря Коулпо разыскал своего старого друга, рассказал ему о своей миссии и попросил помочь найти наилучший путь, чтобы сдаться властям. Друг созвонился с ФБР, и 26 декабря агент этого ведомства вошел в дом, в котором остановился незадачливый шпион. Коулпо рассказал агенту все и выложил всю возможную информацию, которая могла помочь в розыске и поимке Гимпеля. Стоит ли говорить о том, что уже 30 декабря последний был задержан... По окончании следствия, 6 февраля 1945 года шпионы предстали перед судом. Коулпо защищал себя, утверждая, что направился в США, чтобы сдаться и выдать как можно больше немецких агентов, но это не помогло - 14 февраля оба шпиона были приговорены к смертной казни. Позднее Президент США Трумэн заменил казнь пожизненным заключением, а затем 30-летним сроком.

Гимпель в своих мемуарах ("A Spy of Germany", 1956) отзывался о Коулпо крайне презрительно, подчеркивал пристрастие последнего к алкоголю и женщинам легкого поведения, упомянув, что его напарник приступил к своим любимым занятиям сразу по прибытии в США (довольно отчетливо напоминает поведение многих предшественников Коулпо – участников операции Пасториус). Примечательны следующие слова Гимпеля: «Его ненависть к Америке была искренней, его лицо искажалось, когда бы мы ни заговаривали об этом...» Однако, в тюрьме Коулпо вел себя более чем примерно, интенсивно занимался самообразованием, освоил много профессий. Незадолго до освобождения, отбыв 15 лет в тюрьме, он как-то сказал адвокату, что близость к немецким родителям матери «исковеркала его сознание и навлекла несчастья». В 1960 году Коулпо вышел на свободу. В дальнейшем он вел вполне добропорядочную жизнь семейного человека, квалифицированного рабочего, бизнесмена и активного участника общественной жизни. Жизненные бури не помещали ему прожить долгую жизнь – почти 87 лет...

Были в те годы и несостоявшиеся немецкие шпионы. Один из них приобрел известность уже после ВМВ... Харолд Кит Томпсон мл. (Harold Keith Thompson Jr. - 17.09.1922 - 03.03.2002) родился в г. Orange, штат Нью-Джерси. Уже в юности он стал членом Бунда и принял участие в движении против вмешательства США в европейские дела. Это привлекло внимание германских спецслужб, и летом 1941 г. он был завербован разведслужбой нацистской Германии Sicherheitsdienst – SD. Уже после войны американцы обнаружили в Мюнхене документ, свидетельствующий об этом...

В 1942 г. Томпсон записался в резервисты ВМФ США. В то время он учился в университете г. Мэдисон, но в 1944 г. был переведен в военный колледж при Йельском университете. Через два года он был выпущен со званием Ensign и дипломом историка. В 1946-47 гг. он служил на флагмане Антарктической экспедиции Берда Mt. Olympus, но затем перешел на службу в Корпус Морской Пехоты. Однако, в 1950 г. Томпсон попал под трибунал и был уволен из вооруженных сил за гомосексуальные наклонности...

Впоследствии он преуспел в коммерческих делах, но известность приобрел как издатель (издал, в частности, мемуары убежденного нациста и известного летчика времен ВМВ Ганса-Ульриха Руделя) и крайне правый политический активист, тесно связанный с неонацистскими группировками во многих странах мира. В 1954 г. в журнале Exposé вышла его статья под названием I Am an American Fascist (Я – Американский Фашист), восхваляющая Третий Рейх и Гитлера и отрицающая правомочность Нюрнбергского процесса. На его счету были попытки завязать политические отношения с режимом Нассера в Египте и тесные контакты с антиизраильски настроенными деятелями в исламском мире, работа с неонацисткими изданиями, отрицающими Холокост и пр. Несостоявшийся шпион до конца своих дней оставался ярым нацистом и поклонником гитлеризма…

Шпионских историй, в которых приняли участие американцы японского происхождения, не так уж много. Одна из них связана с подготовкой к нападению Перл-Харбор и именем японского разведчика Такео Йошикавы (р. в 1912 г.). Йошикава приступил к разведывательной деятельности на острове Оаху Гавайского архипелага в конце марта 1941 г., куда он прибыл под именем сотрудника японского консульства Тадаши Моримура.

Йошикава, используя исключительно дистанционное наблюдение за военными объектами и кораблями, базирующимся в бухте Пирл-Харбор, уже к середине 1941 г. собрал довольно реалистичную и надежную информацию, ставшую основой для планирования нападения на эту крупнейшую базу ВМФ США. В преддверии атаки на остров и неизбежного закрытия консульства японцы запланировали замену Йошикаве в лице немецкого нациста Бернарда Кюена (Bernard Julius Otto Kuehn), который в 1936 г. вместе с семьей поселился на Гавайях. Йошикава передал Кюену руководство к действию и 14 000 долларов на сопутствующие расходы. Однако, немец давно был на подозрении у ФБР, и его немедленно арестовали после атаки японцев на Пирл-Харбор...

Йошикава продолжал собирать информацию вплоть до последних часов перед надвигающейся японской атакой. Его закодированные телеграммы попадали в руки американцам, но они не придавали им должного значения. Последняя депеша, в деталях характеризующая текущую ситуацию с состоянием противовоздушной обороны острова, была расшифрована только через день после знаменитой атаки, имевшей такие трагические последствия... Через неделю после нападения арестованные американцами сотрудники японского консульства и Йошикава среди них были отправлены в Сан-Диего, а в марте 1942 г. помещены в лагерь для интернированных американцев японского происхождения в штате Аризона. Через некоторое время сотрудников бывшего консульства обменяли на американских дипломатов, интернированных в Японии.

Позднее Йошикава писал о том, что американским японцам нельзя было доверять: настолько лояльны Америке были эти люди. Однако, помощники из числа гавайских японцев у Йошикавы были. Трудно сказать, насколько глубоко они сознавали характер его «дипломатической» деятельности, но у него, например, была возможность наблюдать за гаванью острова из окна второго этажа японского ресторана Shuncho ro, а по острову его возили местные японцы Джон Миками и Ричард Котоширодо. Имели место и морские прогулки Йошикавы в женской компании. Скорее всего, эти люди догадывались, зачем приехал в Гонолулу этот молодой человек. Так или иначе, все они были интернированы вскоре после начала войны...

ГЕСТАПО

По-видимому, уроженцы США или люди, прожившие много лет в Америке и в совершенстве (или очень хорошо) говорившие по-английски с американским акцентом работали в подразделениях Гестапо, действовавших на территории оккупированной Франции и Бельгии и боровшихся с подпольщиками, которые участвовали в переправке сбитых над Европой союзных летчиков обратно в Великобританию. Выдавая себя за сбитых летчиков, они проникали в Сопротивление и, вероятно, иногда им удавалось таким образом уничтожать подпольные группы... Вспоминает бывшая участница Сопротивления Элзи Марешаль (Elsie Maréchal):

Они представились как американские летчики, хорошо говорили по-английски, но мне они показались не такими благожелательными, как другие парни, побывавшие у нас, и я не могла преодолеть чувство подозрительности по отношению ним. Тот, который был повыше ростом, сказал, что он был из Джерси, но он произнес это слово с малозаметным акцентом. Я решила сообщить о своих подозрениях командиру группы. Зазвонил дверной звонок, и я уже было собралась отправить их наверх и спрятать там, когда высокий подошел ко мне с револьвером в руке, посмотрел мне в глаза в первый раз и сказал: «Мадам, игра окончена». Так называемые американцы оказались немцами. Они проникли в сеть в ее начальной точке и проследили ее вплоть до Брюсселя...

Некоторые из замаскировавшихся таким образом гестаповцев были менее удачливыми. Вспоминает бывшая участница французского Сопротивления Маргерит Бруар (Margueritte Brouard), в доме которой прятались двое «американских летчиков»:

Нам говорили о необходимости внимательно наблюдать за ними, поскольку их поведение в доме, в котором они останавливались до нас, было странным. Их английский был безупречным, расказанные ими истории казались достоверными, но они задавали слишком много вопросов и просматривали наши бумаги, когда нас не было дома. Мы делали вид, что все в порядке, относились к ним, как ко всем другим, но через несколько дней наши товарищи по Сопротивлению забрали их. Те подумали, что их будут переводить в другое безопасное место, но их отвезли к Сене и расстреляли. Тела сбросили в реку...

Очевидно, эти случаи не остались без внимания командования союзников. К идентификации личностей сбитых над Европой летчиков, прятавшихся в домах подпольщиков, британские и американские контрразведчики относились весьма серьезно, и на установление подлинности переданных по радио имен и рассказанных подопольщикам историй иногда уходили многие месяцы...

В одну из французских подпольных групп, в чьи задачи входила переправка сбитых американских летчиков, входила американка Вирджиния Рауш (Virginia Roushe / d'Albert-Lake). Подпольщики этой группы были в курсе того, что Гестапо рекрутировало в свои ряды людей, ранее проживавших и обучавшихся в США, выдавая их за сбитых летчиков. Рауш беседовала с американцами, чтобы удостовериться в правдивости их рассказов и в достоверности их американского акцента. На ее счету было несколько разоблаченных агентов Гестапо, казненных подпольщиками. Вирджиния Рауш была арестована в 1944 году и в мае 1945-го была освобождена из концлагеря Равенсбрюк советскими войсками.

Примечательно, что европейские подпольщики нередко с подозрением относились к вверившим им свою судьбу американским летчикам с немецкими фамилиями, но американцы немецкого происхождения, нередко свободно говорившие на языке родителей или предков, ни разу не выдали подпольщиков нацистам – во всяком случае, истории подобные ситуации не известны.

В СС И ВЕРМАХТЕ

Сейчас уже трудно установить, сколько уроженцев и граждан США служило в вооруженных силах нацистской Германии. По некоторым сведениям, только в СС-Ваффен служило до нескольких десятков граждан США. Документально известно, что на май 1940 года в СС-Ваффен было 5 граждан США, более поздние данные отсутствуют. По воспоминаниям бывшего военнослужащего дивизии "Das Reich" Вернера Киннетта (Werner Kinnett), во время наступления в Арденнах (декабрь 1944) несколько говоривших по-немецки военнопленных американцев – уроженцев Прибалтики - вызвались помогать нацистам. Их задействовали в транспортировке продовольствия и боеприпасов на передовую.

По всей вероятности, значительно большее (на порядок ?) число уроженцев США служило в годы ВМВ в Вермахте. Порядок этой цифры может быть установлен при сравнении с некоторыми данными по итальянской армии. Например, в 1945 году американские иммиграционные власти установили, что среди 35 000 итальянских военнопленных, работавших в США, было 5 уроженцев этой страны! В немецкой армии служили миллионы людей, и общее число уроженцев США могло достигать в ней нескольких сотен. Сохранились устные сообщения участников ВМВ и документы, подтверждающие этот вывод.

Солдатская книжка и фото лейтенанта Вермахта Волленвебера (Wollenweber). Волленвебер родился

в 1912 году в Вашингтоне (см. левый верхний угол разворота солдатской книжки) и в возрасте 16 лет

вернулся с родителями в Германию. Во время войны после тяжелого ранения он не вернулся на фронт

и остался служить переводчиком в Берлине.

Еще один любопытный документ: список военнопленных немцев с указанием

страны рождения. Один из военнослужащих подразделения ПВО

Marineflakabteilung 702 (Трондхейм, Норвегия) был уроженцем США.

Людей, проживших в США много лет до войны, в Вермахте, скорее всего, были тысячи. Воевали они, вероятно, вполне достойно, например, как первый командир британского подразделения в СС-Ваффен - неоднократно награжденный ветеран боев на Восточном фронте (дивизия Wiking) гауптштурмфюрер Йоханнес Роггенфельд (Johannes Roggenfeld), который до войны много лет жил в США и свободно говорил по-английски. Иногда благодаря хорошему знанию английского языка таким людям приходилось служить в довольно экзотических воинских частях. Херберт Петерсон (Herbert Petersоn), уроженец Гамбурга (1921), иммигрировал в США вместе с родителями и в 1930-39 жил в Нью-Йорке. Приехав в Германию, чтобы приобрести профессию, он устроился на работу, но в марте 1941-го был призван в Вермахт и так и прослужил в нем всю войну, оставаясь гражданином США. Его нередко использовали в качестве переводчика, и какое-то время он даже прослужил в этой должности в прогерманском Индийском Легионе. Позднее, в 1944-м году в Греции он был ранен и потерял глаз. После войны Петерсон вернулся в США.

Известен случай, когда в 1944 году в Нормандии американец смешанного происхождения, застрявший в Германии перед войной и угодивший в Вермахт, при первой возможности сдался британцам. Однако, бывали случаи пострашнее. 28 мая 1940 в местечке la Plaine au Bois (Франция) эсэсовцы устроили бойню, в которой из примерно 100 военнопленных из состава Уорикширского полка (Warwickshire Regiment) выжило около 15. Эта бойня теперь известна под названием Warmhout Massacre. Позднее уцелевшие вспоминали, что когда их загоняли в сарай, который немцы забросали гранатами, один из британцев выразил неудовольствие тем, что в сарае слишком мало места. Неожиданно один из немцев на отличном анлийском с американским акцентом громко пошутил: «Там, куда мы вас направим, будет полно места, британские свиньи...». После этого он вытащил из-за голенища гранату и бросил ее в сарай...

Среди американцев, служивших в Вермахте, наиболее известен кавалер Рыцарского Креста Бой Рикмерс (Boy Rickmers – фото слева). Он родился 20.12.1895 в Нью-Йорке. В 1933 году он вступил В НСДАП, в 1938 вступил в СС, где служил в чине унтерштурмфюрера. Позднее он перешел в Вермахт и в 1943 году получил звание обер-лейтенанта. Служил в 320-й пехотной дивизии на Восточном фронте и 26.03.1943 был награжден Рыцарским Крестом. Умер 04.12.1957.

Довольно необычной является жизненная история Рудольфа (Руди) Залвермозера (Rudolph Salvermoser – на фото справа), родившегося в городе Camden, штат Нью-Джерси, 07.07.1924. В 1929 году он с матерью и отчимом вернулся в Германию. В 1941 году вступил в Вермахт, пожелав служить в танковых войсках. В декабре 1942 года после обучения Руди был отобран для прохождения службы в дивизии Großdeutschland (Великая Германия). Он оказался в батальоне Führerbegleitbataillon, который был представлен двумя подразделениями, – одно, в соответствии с названием, было предназначено для охраны Гитлера, другое находилось на фронте, и при этом происходила ротация военнослужащих между тылом и фронтом. Зимой 1943-44 года Руди принимал участие в боях под Нарвой. Здесь в течение нескольких дней он был дважды ранен. Третий раз он был ранен в Латвии летом 1944-го года, и в четвертый раз, на этот раз тяжело, 8 августа того же года в Литве. Залвермозер получил несколько боевых наград, в том числе, Железный Крест 2-го класса. После тяжелого ранения он больше не принимал участия в боевых действиях...

6 мая 1945, в Тироле, Залвермозер сдался в плен американцам, а через три года репатриировался в США. Здесь он изъявил желание пройти службу в вооруженных силах и получил такую возможность! В основном, американцы относились к необычному товарищу по службе неплохо, но как-то раз сослуживец отказался спать с ним в одной комнате, в другом случае подвыпивший сослуживец отказался сидеть рядом с ним... Позднее он прошел обучение в Школе Военных Топографов, рвался в Корею, но в 1951-52 годах находился на Филиппинах вплоть до увольнения из армии, дослужившись до звания сержанта.

В 1954-56 годах Руди учился в университетах США и Германии, позднее преуспел, работая в США и других странах, занимаясь геодезией, спутниковой навигацией, системами наведения ракет. Время от времени спецслужбы перепроверяли его, но это не помешало его успешной карьере в сферах, связанных с государственными секретами и обороноспособностью США.

Еще один уроженец США, служивший в Вермахте в годы ВМВ, тоже, в итоге, попал на службу в американскую армию... Но обо всем по порядку. Хэнк Велцель (Hank Velzel) родился в 1926 году в США в штате Огайо, но, когда ему было 2 года, его отец принял решение вернуться в Германию. На исторической Родине Хэнк поменял имя на Хайнрих. Он прошел через Гитлерюгенд (на фото слева – Велцель в форме Гитлерюгенда), в 16 лет был призван в Вермахт и после боевой подготовки стал военным санитаром. Когда его время пришло, Хайнрих Велцель был отправлен в Италию – на линию фронта. По его собственным рассказам, он тщательно скрывал место своего рождения.

10 октября 1944 года, незадолго до своего 18-летия, севернее Флоренции, Велцель попал в плен к американцам. По иронии судьбы остаток войны он провел в лагере для военнопленных в стране своего рождения, в штате Алабама. Но и здесь он так и не сказал никому, что родился в Америке. Только вернувшись в Европу и оказавшись во Франции, он пришел в посольство США в Париже и рассказал свою историю. В 1949-м году он репатриировался в Соединенные Штаты. Он немедленно изъявил желание пойти на службу в американскую армию, но его не приняли в морскую пехоту после того, как он указал свой последний адрес в Восточной Германии. Велцель поселился в штате Коннектикут, где у него были родственники, нашел работу, женился, но желание вновь стать солдатом не покидало его. Началась война в Корее, и он был призван в вооруженные силы. И вновь Велцель оказался на линии фронта в роли санитара. Его боевые заслуги были отмечены Пурпурным Сердцем (очевидно, после ранения) и Бронзовой Звездой.

Велцель (слева) в Корее

Дети Велцеля узнали о том, что их отец служил в Вермахте во время ВМВ, только когда стали подростками...

История сохранила еще одно имя – Питер Шварцлозе (Peter Schwarzlose). Он родился в 1924 г. в Берлине в семье немца и американки, школьные годы провел в Германии и США. Перед войной он находился в Германии, в 1942 г. был призван в армию и оказался на Восточном фронте. Он был несколько раз ранен, в мае 1945 г. попал в плен и провел 4 года в лагере для военнопленных в СССР. После освобождения он вернулся в Америку и позднее написал книгу воспоминаний о войне и плене.

Известны также имена нескольких офицеров СС и СД - уроженцев США:

Гауптштурмфюрер Йозеф Авендер (Josef Awender) – врач в дивизии “Frundsberg”. Родился в Филадельфии в 1913 году. Его отец был родом из Румынии, и в 1922-1932 годах Авендер жил на родине отца, но затем переехал в Германию.

Унтершарфюрер, д-р Ханс Эккерт (Hans Eckert). Родился в Баффалоу (штат Нью-Йорк) в 1917 году. В 1944 году получил назначение в госпиталь СС в Дахау.

Унтершарфюрер Роберт Баймес (Robert Beimes) – связист в дивизии «Гитлерюгенд». Родился в Сан-Франциско в 1919 году. Его отец служил переводчиком в СД.

Оберштурмбанфюрер Виктор Фезенфельд (Viktor Fehsenfeld) родился в Элк Рэпидс (штат Мичиган) в 1984 году. Служил офицером в SS-WVHA (экономическая администрация СС).

Гауптштурмфюрер Франц Штарк (Franz Stark). Родился в Сент-Луисе в 1901 году. Служил в СД.

Гауптштурмфюрер Элдон Уолли (Eldon Walli). Родился в Нью-Йорке в 1913 году. Служил военным репортером в СС.

Гауптштурмфюрер Пауль Винклер-Тееде (Paul Winkler-Theede). Родился в Нью-Йорке в 1912 году. По некоторым сведениям был военным судьей в дивизии СС “Das Reich”.

В письме, написанном в июле 1990 года бывший оберштурмбанфюрер СС Герхард Амлер (Gerhard Amler), который в 1944-45 годах служил связистом в дивизии «Гитлерюгенд», вспоминал о необычном разведвзводе, который был сформирован в батальоне его друга унтершарфюрера по имени Зиги Шнайдер (Sigi Schneider). Во взводе служили солдаты, которые когда-то жили в Великобритании, США и Канаде и позднее добровольно вступили в СС. Взвод занимался радиоперехватами сообщений, посланных открытым текстом.

По-видимому, письменный рассказ бывшего эсэсовца заслуживает доверия. Достоверно известно, что во время боев в Арденнах немецкое командование забросило в тыл к американцам определенное количество небольших диверсионных групп, в которые входили люди, относительно свободно изъясняющиеся по-английски. Таких было около 200, из них примерно 10 свободно говорили с американским акцентом и знали американский сленг. Слабое знание американского сленга погубило, по меньшей мере, две небольшие группы – одна из них, например, использовала слово «petrol» вместо типичного для США слова «gas». Такого рода истории широко обыгрываются в американских художественных фильмах. Деятельность этих групп всколыхнула некоторую паранойю подозрительности среди американцев. Военная полиция прибегла к следующему трюку – они задавали подозрительным людям в американской военной форме каверзные вопросы (например, называли имена бейсбольных звезд и требовали сказать, кто это...). Иногда это срабатывало, но были случаи, когда настоящие американские военнослужащие не могли ответить на какой-либо вопрос и оказывались под угрозой расстрела.

Известны имена восьми эсэсовцев – уроженцев США, погибших на различных европейских фронтах:

Чарлз МакДоналд (Charles MacDonald), унтершарфюрер. Родился 07-05-1922 в Баффалоу (штат Нью-Йорк), погиб 14-03-1944 в районе Johvi, Эстония.

Чарлз Брашвитц (Charles Braschwitz). Служил в полицейском подразделении СС. Родился 17-08-1911 в Нью-Джерси. Погиб 07-05-1945 в районе Laibach, Словения

Рэймонд Джордж Роммелшпахер (Raymond George Rommelspacher). Родился 30-05-1926 в Чикаго. Погиб 06-10-1944 в Нормандии.

Эдвин/Эрвин Питер (Edwin/Erwin Peter), обершарфюрер. Родился 12-03-1918 в Нью-Йорке. Погиб 02-07-1941 в Латвии.

Андреас Хаусер (Andreas Hauser), SS-Sturmann. Родился 30-08-1893 года в Лос-Анжелесе. Погиб 18-01-1945 на Украине (?).

Лукас Дил (Lucas Diel). Родился 28-12-1912 в Нью-Йорке. Погиб 09-12-1944 в Венгрии.

Энди Бенешан (Andy Beneschan), унтершарфюрер. Родился 01-09-1918 в Нью-Йорке. Погиб 16-04-1945 в Боснии.

Питер Дилэни (Peter Delaney) – настоящее имя Pierre Henry de La Ney.

Пьер Анри де Ла Ней родился в городе Holcomb, штат Миссури 08.02.1907. Его отец умер в 1914 году, а брат отца Юджин (Eugene) во время ПМВ воевал в составе знаменитой американской эскадрильи Lafayette на Западном фронте. Языку предков Пьера учила фанцузская жена дяди, так что едва ли он мог приобрести в детстве какие-то прогерманские симпатии... Можно ли было в самом деле считать его американцем? В какой-то степени... В 1926-1934 годах он жил в Риме, где получил французское гражданство в 1927 году. В том же году он был призван на военную службу, но получил острочку как человек, работающий над диссертацией по теологии. После 1932 года он провел какое-то время в США, где преподавал в католическом колледже Fontbonne в городе St. Louis. По возвращении в Европу он вступил во французскую армию и после прохождения срочной службы остался в составе 152-го полка (на фото слева де Ла Ней – в форме этого подразделения). Находясь на службе, он присоединился к правой монархической организации Action Francaise.

В 1939 году он был переведен в разведывательное управление и направлен в Лозанну (Швейцария) с женой и детьми. В июле 1940 года де Ла Ней был возвращен во Францию и после некоторых колебаний вступил в прогерманский легион - Légion des Volontaires Français contre le Bolchévisme (LVF). В 1942 году он присоединился к пронацистской Милиции (Milice), члены которой боролись со всякими проявлениями сопротивления оккупации. Тем не менее, он столкнулся с враждебным отношением к себе со стороны «истинных патриотов», которые не считали его настоящим французом и даже готовили покушение на его жизнь. В итоге он был уволен из рядов Милиции, но вскоре стал одним из основателей Корпуса Свободных Французов (Corps Franc Francais) – антимасонской полиции, глава которой майор Бессон Рапп (Besson-Rapp) был связан с Абвером. Численность этой организации никогда не превышала 100 человек.

В 1944 году де Ла Ней вновь вступил в LVF, в тренировочном лагере в Польше командовал ротой и затем провел какое-то время на Восточном фронте, однако вскоре был в приказном порядке переведен в пропагандистское подразделение СС 'Kurt Eggers', в котором получил чин гауптштурмфюрера. По-видимому, в этом переводе большую роль сыграли лингвистические способности де Ла Нея – он свободно говорил на семи языках.

Радиопередачи де Ла Нея, которые он вел на различных языках, носили исключительно антисоветский и антикоммунистический характер. Он проводил радиобеседы «за круглым столом», на которые приглашались участники боев на Восточном фронте и свидетели «зверств советских солдат». Лейтмотивом передач были призывы к союзникам СССР остановить советскую оккупацию Европы и уничтожить международный коммунизм. Последняя радиопередача была проведена де Ла Неем 8 марта 1945 года. 11 апреля он со своей семьей (к тому времени у него было уже семеро детей) отправился в Милан, но поезд был атакован американскими самолетами. Среди погибших в результате этой атаки был уроженец США Пьер де Ла Ней...

Де Ла Ней никогда не скрывал своего негативного отношения к германскому национал-социализму, открыто высказывался против оккупации Франции немцами. При этом он возмущался американскими бомбежками немецких городов и самим фактом наличия союзнических отношений между США и СССР. Вряд ли можно сомневаться в том, что главными побудительными мотивами его сотрудничества с немцами были антисоветизм и антикоммунизм.

Сколько всего уроженцев США служило в СС? Очевидно, что если число погибших эсэсовцев – уроженцев США – достигло 8, то общее число воевавших в СС могло быть в 3-4 раза больше. При этом далеко не все они были американцами немецкого происхождения. В книге "Unknown Foreign Volunteers of the Waffen SS: Soldiers from the Darkest Corners of Himmler's Military Empire" (Неизвестные иностранные добровольцы в СС-Ваффен: солдаты из дальних углов военной империи Гиммлера, автор Cambridge River) встречается еще несколько имен уроженцев США, которые, служили в СС:

Ховард Маргграф (Howard Marggraff), родился 16.10.1916 в Milwaukee, штат Висконсин. Служил а батальоне СС Heimwehr Danzig (эта часть принимала участие в немецком вторжении в Польшу, позднее влилась в 3-ю дивизию СС Totenkopf). Двое его братьев - Eugene и Norman – также служили в этой дивизии. В феврале 1941 года Маргграф был переведен на пропагандистскую работу и в 1943 бежал (?) с братьями в Швейцарию.

Несколько граждан США датского происхождения, проживавших в Дании, по данным Ривера, возможно служили в различных подразделениях СС (Freikorps Danmark, дивизии Wiking или Nordland):

Ник Клауссен (Nick Claussen), родился в Филадельфии 23.10.1924

Сениус Кристиан Олсен (Senius Christian Olsen), родился в Maison City 03.01.1918

Ричард Уэсли Педерсен (Richard Wesley Pedersen), родился в Миннеаполисе 04.04.1925

Элмер Йоханнес Нилсен (Elmer Johannes Nielsen), родился в Omaha (штат Небраска) 15.06. 1911

Эвен Tуксен Биерг-Нилсен (Even Tuxen Bjerg-Nielsen), родился в Omaha (штат Небраска) 26.06.1920.

Определенно служил в СС уроженец города Tarenton (Trenton?, США) Вильям Томас Бютер (William Thomas Bueter, 1920 г.р.). В начале войны он жил в Бельгии, вступил в Валлонский Легион Вермахта, в 1943 году был переведен в СС-Ваффен.

Довольно колоритная история связана с именем американского летчика по имени Мартин Джеймс Монти (Martin James Monti, 24-10-1921 (год рождения указывается разный – 1910 и 1919) – 11.09.2000). Он родился в Сент-Луисе, его отец был итальянцем родом из Швейцарии, мать была немкой. Монти был убежденным католиком и последователем американского священника Чарльза Эдвина Кофлина (Charles Edward Coughlin - 1891 - 1979) – крайне правого проповедника - ведущего популярного в США в 1930-е годы радиошоу, открыто выражавшего поддержку набиравшему силы фашизму, в котором он видел силу, способную остановить коммунизм – угрозу христианству. Большинство католических епископов США резко критиковали антисемитские и пронацистские эскапады Кофлина, и в итоге его радиопередачи и издаваемая им газета были запрещены.

В октябре 1944 года Монти самовольно покинул свою запасную часть в Карачи (тогда – Британская Индия) и через Каир и Триполи добрался до Неаполя, подсаживаясь на самолеты американских ВВС - вероятно, он обладал незаурядной способностью втираться людям в доверие. В Неаполе он представился полковнику Эдвинсону (Edwinson), командиру 82-й истребительной группы, и попросил включить его в состав одной из боевых эскадрилий, но получил отказ. Монти, однако, сумел добраться до аэродрома в Pommigliano, где располагалась 354-я эскадрилья, занимающаяся технической проверкой новых самолетов, которые позднее передавались в боевые части. Монти приметил самолет, в технической документации которого в форме «1A» имелась красная полоса - это означало, что самолет нуждался в техобслуживани и испытательном полете. 13 октября 1944 года Монти, представившись командиру части как летчик-испытатель, поднялся в воздух, перелетел через линию фронта и сдался немцам.

У немцев он сначала служил под именем Мартин Витхаупт (Martin Wiethaupt) в подразделении, занимавшемся радиопропагандой. Однако, немцы использовали его редко, поскольку красноречием он не блистал. Позднее он вступил в СС и оказался в подразделении SS-Standarte Kurt Eggers, где получил чин унтершарфюрера (по другим сведениям, унтерштурмфюрера). Вероятно, перевод в эту часть был устроен Питером Дилэни, с которым Монти встретился на последнем этапе войны.

В последние дни войны он умудрился добраться до юга Италии, где сдался американцам (при этом, оставаясь в униформе СС, Монти утверждал, что эту форму ему дали партизаны!). Монти (на фото слева) был отдан под суд и в 1946 году приговорен к 15 годам тюрьмы. Однако, уже через год он вышел на свободу с тем условием, что вернется в армию. Он действительно оказался в армии в чине сержанта, но в 1948 году был вновь арестован и на этот раз приговорен к 25 годам тюрьмы. В 1960 году он вышел на свободу...

В итальянской армии, разумеется, тоже были уроженцы США. В основном, это были люди, вернувшиеся в Италию задолго до ВМВ с родителями или случайно застрявшие на исторической родине в начале ВМВ. История сохранила некоторые имена, в частности, тех, кто попал в плен к американцам:

Джозеф Пеллегрино (Joseph Pellegrino, род. В 1910 (?) г. в штате New-Jersey), гражданин США, был призван в итальянскую армию несмотря на протесты с его стороны. В 1943 г. он попал в плен (вероятно, в Тунисе, так как на нижеприведенной фотографии оркестра военнопленных, которым он дирижирует, упомянута Бизерта). Позднее, в 1944 г. он, по некоторым сведениям, оказался в лагере для военнопленных в штате Арканзас

Из подписи к фотографии можно заключить, что вскоре Пеллигрино получил возможность служить в американской армии (?). Документы свидетельствуют, что в 1947 г. он вернулся в США. Умер Пеллигрино в 1984 г.

Известно еще одно имя военнопленного итальянца, родившегося в США в городе Powhatan, штат West Virginia, в 1915 г. – Гаэтано Террито (Gaetano Territo). Когда ему было 5 лет, его родители расстались, и его отец с сыном вернулся в Италию. В 1940 г. Террито был призван в армию несмотря на его утверждения о том, что он является американским гражданином. В 1943 году близ Палермо он попал в плен и оказался в лагере для военнопленных в Калифорнии. В 1945 г. его мать Франческа получила известия о том, что ее сын находится в 100 км от ее места жительства. Она встретилась с ним после 25-летней разлуки и приложила все усилия к тому, чтобы ее сын получил разрешение остаться в США. Однако, в 1946 г. он был депортирован и, скорее всего, уже не вернулся в Америку...

Были американцы и в финской армии. В начале Советско-Финской войны около 350 добровольцев из числа американских финнов – в основном, уроженцев самой Финляндии - прибыли в Европу, чтобы сражаться за Суоми. Скорее всего, какое-то их количество осталось в армии после окончания Зимней войны и продолжило воевать против СССР в 1941-44 г. Ниже приведена фотография одного из американских добровольцев – 62-хлетний солдат по фамилии Hyvönen по дороге на фронт в районе Mikkeli, 4 сентября 1941 :

Может показаться удивительным, но, в отличие от британцев, американские власти не предприняли каких-либо попыток расследовать факты нахождения уроженцев или граждан США в военных частях или спецслужбах Третьего Рейха и его союзников.

ПОКЛОННИКИ НАЦИСТОВ И ПОДСТРЕКАТЕЛИ

Нацисты награждают своих поклонников: слева – Геринг от имени

Гитлера награждает памятной медалью Чарльза Линдберга (1936 г.),

справа – Генри Форд (в центре) получает Большой Крест Германского

Орла в связи с 75-летием (1938 г.)

В 1920-30-е годы в США было немало людей, в той или иной степени открыто симпатизирующих нацистам и Гитлеру. Среди них были крупные бизнемены, политики, интеллектуалы, деятели литературы и искусства. В предвоенные годы симпатии к нацистской Германии демонстрировали такие знаменитости как известный своим антисемитизмом автомобильный магнат Генри Форд (Henry Ford – 1863 - 1947) и его друг, выдающийся авиатор Чарльз Линдберг (Charles Lindbergh – 1902 -1974), но с вступлением США в войну эти люди однозначно поддержали политику своей страны и внесли значительный вклад в ее военные усилия. Достаточно широко были известны определенные симпатии к нацистской Германии, проявляемые политиком и, перед ВМВ, послом США в Великобритании и убежденным изоляционистом Джозефом Кеннеди, который был дружен с Линдбергом. В конечном итоге, эти симпатии нанесли серьезный ущерб его репутации и похоронили его немалые политические амбиции. Впрочем, это отдельная история... Вообще, Джозеф Кеннеди был довольно противорчечивой личностью и боролся против уже упоминавшегося нами пронацистского католического проповедника Кофлина. И Кеннеди, и Линдберг не были чужды антисемитизму, хотя, разумеется, не в такой оголтелой форме, как германские нацисты; позволяли они себе и довольно англофобские высказывания. Кеннеди боялся вступления США в мировую войну и потому, что опасался за судьбу своих сыновей – молодых людей призывного возраста. К сожалению, его опасения оправдались: старший сын Джозеф Кеннеди (мл.) – военный летчик – погиб в небе Европы в 1944 г., другой сын – Джон Кеннеди – военый моряк и будущий президент США – едва не погиб в августе 1943 г. после того, как его патрульное судно таранил японский эсминец...

В американской истории ВМВ заметное место занимают так называемые Sedition Trials – Процессы над Подстрекателями. Несколько раз американская фемида пыталась покарать людей, открыто высказывавших свое несогласие с политикой правительства своей страны, и каждый раз, за редкими исключениями, приверженность США свободе слова не давала судьям такой возможности. Всего было три судебных процесса: в июле 1942 г., в январе 1943 и в январе 1944 г.

По первому процессу в суд были вызваны:

Court Asher, David J. Baxter, Otto Brennemann, Howard V. Broenstrupp, Oscar Brumback, Prescott F. Dennett, C. Leon de Aryan, Hudson de Priest, Hans Diebel, Elizabeth Dilling, Robert E. Edmondson, Elmer J. Garner, James F. Garner, William Griffin, Charles B. Hudson, Ellis O. Jones, William Ernest Kullgren, William R. Lyman Jr, Donald McDaniel, Robert Noble, William D. Pelley, Eugene Sanctuary, Herman M. Schwinn, Edward J. Smythe, Ralph Townsend, James C. True, George S. Viereck и Gerald B. Winrod

По второму процессу в суд были вызваны:

Court Asher, David J. Baxter, Otto Brennemann, Howard V. Broenstrupp, Oscar Brumback, Prescott F. Dennett, C. Leon De Aryan, Hudson de Priest, Hans Diebel, Elizabeth Dilling, Robert E. Edmondson, Elmer J. Garner, James F. Garner, William Griffin, Charles B. Hudson, Ellis O. Jones, William Ernest Kullgren, William R. Lyman Jr., Donald McDaniel, Robert Noble, William D. Pelley, Eugene Sanctuary, Herman M. Schwinn, Edward J. Smythe, Ralph Townsend, James C. True, George S. Viereck, Gerald B. Winrod, Frank W. Clark, George E. Deatherage, Frank K. Fernenx, Paquita de Shishmareff (Leslie Fry), Lois de Lafayette Washburn.

По третьему процессу в суд были вызваны:

Garland Alderman, David J. Baxter, Howard V. Broenstrupp, Frank W. Clark, George E. Deatherage, Prescott F. Dennett, Lawrence Dennis, Hans Diebel, Elizabeth Dilling, Robert E. Edmondson, Ernest F. Elmhurst, Frank K. Fernenx, Elmer J. Garner, Charles B. Hudson, Ellis O. Jones, August Klapprott, Gerhard Wilhelm Kunze, William R. Lyman Jr., Joe E. McWilliams, Robert Noble, William D. Pelley, Parker Sage, Peter Stahrenberg, Eugene Sanctuary, Herman M. Schwinn, Edward J. Smythe, James True, George S. Viereck, Lois de Lafayette Washburn и Gerald B. Winrod.

Многоэтапный процесс окончился ничем. 19 ноября 1944 г. во время 3-го процесса председательствующий судья Эдвард Эйкер (Edward Eicher) внезапно умер от инфаркта, суд был прерван и больше не возобновлялся...

Что же это были за люди?

Кортленд (Корт) Мэдисон Эшер (Courtland Madison Asher - 24.04.1893 – 25.12.1967), ветеран ПМВ, в свое время был механиком, владельцем салуна и бутлеггером, а также лидером местной организации Ку-Клукс-Клана. Позднее он стал редактором еженедельной газеты The X-Ray в городе Muncie, штат Индиана. Газета проводила крайне правую, антисемитскую и изоляционистскую линию по отношению к политике правительства США, выступая против вмешательства в заокеанские дела. Эшер так и не предстал перед судом. До конца жизни он не изменил своим правым, резко антисемитским убеждениям.

Отто Бренеманн (Otto Brennemann) был чикагским карикатуристом и опубликовал (правда, до нападения на Пирл-Харбор) несколько антирузвельтовских карикатур в газетах. Чикагский зубной врач Дональд Дж. МакДэниел (Donald J. McDaniel), уличенный в распространении карикатур Бренеманна, тоже попал в число обвиняемых. Ни тот, ни другой так и не предстали перед судом.

Оскар Брамбек (Oscar Brumback) – так и не предстал перед судом.

Константин Леон де Ариан (Constantine Leon de Aryan, настоящее имя - Constantino Leon Leganopol - 1886 - 13.12.1965) родился в Румынии в смешанной греческо-польской семье, учился в Австрии, работал инженером в британских компаних в Египте и Индии. В Америку он прибыл в 1912 г.. Де Ариан успел послужить в армии США, но был уволен оттуда за какие-то проступки. В 1926 г. де Ариан получил американское гражданство, сменил свое имя на то, под которым приобрел известность, давая понять, что является представителем арийской расы, а в октябре 1930 г. начал издавать свою собственную газету The Broom, которая приобрела известность своей резко антисемитской направленностью. Де Ариан даже побывал кандидатом в сенат от Сан-Диего. Он так и не предстал перед судом, хотя дважды оказывался в списке обвиняемых в подстрекательстве.

Хадсон де Прист (Hudson de Priest) из г. Wichita, штат Канзас, тоже так и не предстал перед судом. Он был известен как один из авторов журнала The Defender, издаваемого одним из обвиняемых в подстрекательстве Джеральдом Уинродом (Gerald Winrod – см.ниже). Журнал, издававшийся с 1926 по 1981 г. отличался правохристианской, антирузвельтовской, антисемитской и антикоммунистической направленностью.

Джеймс Ф. Гарнер (James F. Garner, род. в 1899 г.) вместе со своим отцом Элмером Дж. Гарнером (Elmer J. Garner – см. ниже) издавал в г. Wichita, штат Канзас, националистический и изоляционистский еженедельник Publicity. Журнал был запрещен к рассылке за свою политическую ориентацию, отец и сын Гарнеры попали в список обвиняемых, но только Гарнер-старший предстал перед судом.

Уильям Гриффин (William S. Griffin - 1898 – 28.06.1949) был издателем газеты The New York Evening Enquirer, основанной в 1926 г. на деньги газетного магната Уильяма Рэндолфа Херста. Газета стала рупором изоляционистов, не желавших участия Америки во ВМВ, а сам Гриффин возглавил комитет Keep America Out of War (Удержим Америку от Участия в Войне). Будучи ирландцем по происхождению, Гриффин отличался антибританскими взглядами и в своей газете активно требовал от Великобритании возвращения долгов времен ПМВ (в частности, он предлагал отдать США в счет долга лайнер Queen Mary и Бермудские острова). 21 июля 1942 г. Гриффин был обвинен в подстрекательстве, но вскоре получил инфаркт и так и не предстал перед судом. Гриффин был близким другом одного из наиболее известных изоляционистов и германских агентов влияния Дж. Виреком (см. ниже).

Уильям Эрнест Куллгрен (William Ernest Kullgren - 20.05.1885 – 04.10.1966) родился в Плимуте (Англия), был профессиональным астрологом и, вплоть до 1960 г., издателем националистических журналов и газет в Калифорнии. Одно время он был членом американской националистической организации Silver Shirts (Серебряные Рубашки – см. ниже). Он тоже так и не предстал перед судом.

Ралф Таунсенд (Ralph W. Townsend - 1900 – 1975) из г. Oakland, штат Калифорния, в свое время был преподавателем в университете, затем поступил на дипломатическую службу. В 1931 г. он стал консулом США в Шанхае, позднее – консулом в китайской провинции Фуцзянь. В 1933 г. он вернулся в США и вновь стал университетским лектором и публицистом. Его статьи отличались прояпонским характером. В действительности, Танусенд небезвозмездно работал на японцев в качестве пропагандиста, старающегося убедить американцев в том, что Япония сражается в «битве белого человека за правое дело» против китайского национализма. В 1939-42 гг. он работал в изоляционистских изданиях, после атаки японцев на Пирл-Харбор попал под следствие и в 1942 г. был признан виновным в нарушении правил, установленных правительственным актом, носившим название Foreign Agents Registration Act (Акт о Регистрации Иностранных Агентов). Как агент японского влияния он был приговорен к тюремному сроку от восьми месяцев до двух лет и провел в тюрьме год.

Танусенд (на фото – первый слева) не был единственным американцем, обвиненным в сотрудничестве с японцами. Вместе с ним под следствие попало еще несколько человек, сотрудничавших с созданной в Сан-Франциско в 1937 г. японским консульством организацией Jikyoku Iinkai и получавших за это денежные суммы. Целью работы этой оранизации было оказание влияния на американское общественное мнение и распространение прояпонских настроений, на что японцами было потрачено не менее 175 000 долларов. Среди осужденных были также Дэвид Уоррен Райдер (David Warren Ryder, 1892 – 1975 – на фото справа) и Фредерик Вискаунт Уильямс (Frederick Viscount Williams – на фото в центре) и Цутому Обана (Tsutomu Obana) - секретарь Японской Торговой Палаты в Сан-Франциско, получившие небольшие тюремные сроки. Организация Jikyoku Iinkai была распущена в 1940 г.

Что касается собственно Процесса над Подстрекателями, получивший обвинения Таунсенд, в итоге, так и не предстал перед судом.

Лесли Фрай (Leslie Fry - литературный псевдоним Луиз А. Чэндор (Шандор?) - Louise A. Chandor -16.01.1882 - 15.07.1970). Ее нередко вспоминают под именем, которое она стала носить после замужества - Paquita de Shishmareff (также Shishmarev или Paquita Louise "Mady" de Shishmareff).

Матерью Фрай была вдова известного американского магната Уильяма Чэпмена Ралстона (William Chapman Ralston – 1826 - 1875). Сама Фрай родилась в Париже, получила отличное образование, вышла замуж за русского аристократа Шишмарева и какое-то время жила в России. По некоторым сведениям, муж Лесли Фрай погиб от рук большевиков, сама Фрай в 1920 г. уже проживала в США в штате Нью-Йорк под именем Пакита Дешишмарефф (Paquita Deshishmareff), а в 1926 г. переехала в Калифорнию.

Вкратце можно сказать, что Лесли Фрай (на фото слева) всю жизнь придерживалась крайне правых антисемитских взглядов и пропаганде этих взглядов посвятила свою литературную деятельность. Доставалось от нее и масонам, которые, по ее мнению, несли вместе с евреями ответственность за ПМВ и появление большевизма. В основном, Фрай приобрела известность как автор книги Waters Flowing Eastward (Реки Текут на Восток), поддерживающей идею аутентичности Протоколов Сионских Мудрецов. Она же стала первым человеком, который познакомил с Протоколами автомобильного магната Генри Форда и редакторов издаваемого им журнала The Dearborn Independent.

Ее политическая активность была сосредоточена на объединении различных националистических групп в единую партию. В августе 1938 г. она организовала трехдневный антикоммунистический съезд в Калифорнии. Съезд, в котором участвовало около 200 делегатов, проходил в штаб-квартире Бунда в Лос-Анжелесе. В 1930-е годы она издавала антисемитскую газету Christian Free Press, которая распространялась в США и Великобритании. В ее послужном списке был также контакт через посредника с лидером Ку-Клукс-Клана Хайремом Эвансом (Hiram Evans - 1881 - 1966). Фрай была человеком действия и хотела, чтобы ККК стал более активным, особенно в Калифорнии, для чего она предлагал Эвансу продать ей за 75 000 долларов списки рассылки и копирайты грозного клана. Однако, Эванс не проявил интереса к этой политико-коммерческой сделке.

В 1940 г. Фрай был вызвана на слушания в Dies Committee – Комитет по расследованиям Антиамериканской деятельности (1938 - 1975). Она не явилась на слушания и бежала в Италию, но после атаки на Пирл-Харбор вернулась в США. В 1941-45 гг. она находилась в лагере для интернированных на острове Эллис. Она попала в число проходивших по делу о подстрекательстве, но обвинения осталось недоказанными.

В послевоенное время Фрай умерила политическую активность. В 1962 г. Она возглавила Калифорнийскую Лигу Родителей-Христиан г. Сан-Бернардино (California League of Christian Parents of San Bernardino) и стала издавать брошюры, призывающие вернуть в общественные школы христианские ценности.

Калифорниец Джон Дэвид Бэкстер (John David Baxter - 10.05.1914 – 10.03.1993) в молодости был членом социалистической партии США и другом знаменитого социалистического лидера и известного в СССР писателя Эптона Синклера (Uptоn Cinclair - 1878 – 1968, более молодому читателю известен по фильму «Нефть» - оригинальное название There Will be Blood (2007), базирующемуся на его вполне антикапиталистическом и антибуржуазном романе “Oil!”). Бэкстер и Синклер с годами перешли в лагерь демократов и стали поддерживать Новый Курс Франклина Рузвельта.

Однако, будучи демократом, Бэкстер проявлял интерес и к другим идеологическим направлениям и политическим взглядам, посещая собрания коммунистов, ку-клукс-клановцев и Бунда. Со временем он стал с подозрением относиться к внешней политике Рузвельта, по его мнению, направленной на участие в мировой войне, и начал издавать новостную газету, выражающую подобные взгляды. Как ни удивительно, со временем он создал Социально-Республиканское общество (Social Republic Society) – подпольную организацию фашистской ориентации. Он упорно отставивал идею нейтралитета США, вошел в изоляционистский комитет American First Committee (Америка Прежде Всего) и даже писал речи для его лидеров.

Он так и не предстал перед судом, в частности, из-за того, что был глуховат...

Гарланд Лео Элдерман (Garland Leo Alderman, родился в 1914 г.) из штата Мичиган в 1936 г. окончил университет и получил диплом агронома. Однако, его привлекла политика, и он стал Национальным Секретарем Национальной Рабочей Лиги (National Workers League) – антинегритянской рабочей организации, организованной в 1938 г. в Детройте и призванной противостоять 1) неграм, захватывающих принадлежащие белым рабочим по праву рабочие места, 2) капитализму и 3) евреям, испирирующим экономическое рабство. В 1943 г. Лига была запрещена правительством, но уже в 1943 г. возродилась под названием Объединенные Сыновья Америки (United Sons of America)...

Ховард Виктор Боренструпп (Howard Victor Borenstrupp - 03.02.1886 – 11.11.1963) - адвокат по профессии и известный изоляционист, в свое время был сторонником внутренней политики Рузвельта и работал в агенстве W.P.A. (Work Project Association), много сделавшем для борьбы с безработицей. Однако, со временем он сблизился с лидером группировки Серебряные Рубашки Уильямом Дадли Пелли (см. ниже) и белоэмигрантом, генерал-майором А.И. Череп-Спиридовичем (1858 – убит в Нью-Йорке в 1926 г.). Боренструпп редактировал в 1923-1926 гг. издаваемый Череп-Спиридовичем антикоммунистический журнал The Gentile’s review, а после смерти генерала опубликовал его антисемитскую и антимонголоидную конспирологическую книгу Secret World Government or The Hidden Hand (Секретное Мировое Правительство или Тайная Рука).

Фрэнк У. Кларк (Frank W. Clark) из г. Tacoma, штат Вашингтон, был неоднократно награжденным ветераном ПМВ, получившим на фронте 8 ранений. В 1932 г. он был организатором марша ветеранов, требующих выплаты обещанных правительством бонусов, на Вашингтон, позднее стал председателем националистической группировки National Liberty Party. Какое-то время он занимал посты национального секретаря Христианской Партии, возглавляемой Уильямом Д. Пелли, и лидера Серебряных Рубашек штата Вашингтон. В 1936 г. он расстался с Серебряными Рубашками и в 1937 г. переехал в Чикаго, где стал помощником Луи Уошберн (Lois Washburn – см. ниже) и вошел в ее American Gentile Protective Association (Ассоциация Защиты Христиан), позднее входил и в другие националистические группировки в других городах США.

Джордж Эдвард Детередж (George Edward Deatherage - 15.11.1893 – 31.03.1965) родился в штате Миннесота. В 1919-1921 он находился на Дальнем Востоке России (вероятно, в составе американской оккупационной миссии). Инженер по профессии, написавший несколько книг по строительным технологиям, он стал основателем группировок American Nationalist Confederation (Конфедерации Американских Националистов), намеревающейся объединить все националистические партии страны, и American Christian Nationalist Party (Американской Христианской Националистической Партии). В послужном списке Детереджа были написание речей для генерала Джорджа Ван Хорна Моузли (George Van Horn Mosely – 1874-1960, неоднократно награжденный ветеран ПМВ, позднее занимавший высокие посты в вооруженных силах США, ярый антисемит и поклонник Гитлера) и тесная дружба с Йоханнесом Клаппротом (Johannes Klapproth – см. ниже). В 1937 г. он побывал в Эрфурте (Германия) на съезде Панарийского Антиеврейского Союза (Pan-Aryan Anti-Jewish Union), где выступил с речью под названием "Will America be the Jews’ Waterloo?" (Станет ли Америка Ватерлоо для Евреев?).

В начале ВМВ он работал по контракту с ВМФ США, но в 1942 г. был уволен как «нежелательный элемент». После 3-го Процесса над Подстрекателями он работал в строительном бизнесе, но после войны продолжил публицистическую деятельность в тесном контакте с целым рядом известных своми крайне правыми и антисемитскими убеждениями деятелей, среди которых был уже знакомый нам Тайлер Кент – американский дипломат, предавший в начале ВМВ свою страну.

Прескотт Фриз Деннетт (Prescott Freeze Dennett – 12.10.1907 – 07.10.1992) возглавлял агенство Columbia Press Service, которое считалась рупором нацистской Германии в Америке. Этот человек был также финансовым секретарем комитета Make Europe Pay War Debts (Заставим Европу Расплатиться за Военные Займы), основанного в декабре 1939. Он также был одним из организаторов Гражданского Комитета Keep America out of the War (Удержим Америку в Стороне от Войны) вместе с Джорджем Виреком. В те времена многие утверждали, что эти организации активно распространяли немецкую пропаганду. Так или иначе, Деннетт был в числе обвиняемых на всех трех процессах. Когда последний процесс сорвался из-за внезапной смерти предстедательствующего судьи, Деннетт оказался единственным обвиняемым, который выразил желание явиться в суд снова, чтобы доказать свою невиновность...

Лонни Лоренс Деннис (Lonnie Lawrence Dennis – 25.12.1893 – 20.08.1977, на фото слева в подротсковом возрасте вместе с матерью) родился в Атланте, штат Джорджия. Его отец был известным юристом, а мать – всего лишь подругой отца – мулаткой. Он вырос в семье матери, однако, это не помешало ему стать студентом Гарвардского университета еще до ПМВ. Во время войны он командовал ротой военной полиции во Франции, а вернувшись в США, закончил Гарвард и затем поступил на дипломатическую службу. Он служил в Румынии, на Гаити, в Гондурасе и Никарагуа и постепенно приобрел негативное отношение к американскому империализму. В конце концов, возмущенный американской интервенцией в период восстания под руководством Сандино, он вышел в отставку.

Уже к 1930 г. он приобрел известность как публицист, резко критикующий финансовую политику американских банковских групп в Латинской Америке. В 1932 г. вышла его первая книга Is Capitalism Doomed? (Капитализм Обречен?). В книге утверждалось, что капитализм доживает последние дни, а двух последующих книгах автор высказал мысль о том, что на смену капитализму должен прийти фашизм... В Германии выход этих книг произвел настолько благоприятное впчатление, что в 1936 г. Деннис был приглашен в Нюрнберг для участия в партийном съезде. Здесь Деннис встретился с идеологом III Рейха Альфредом Розенбергом и шефом Иностранного пресс-бюро, уже известным нам Эрнстом Ханфштенглем.

По возвращении в США Деннис редактировал изоляционистские издания и писал статьи для правых газет и журналов, в частности, публиковавшихся Форумом Американского Товарищества (American Fellowship Forum) при участии Джорджа Вирека и Фридриха Аухагена (Friedrich Auhagenнемецкий иммигрант, участник ПМВ, прибывший в США в 1923 г. Был завербован немецкими спецслужбами вскоре после прихода Гитлера к власти, в 1942 г. арестован как незарегистрированный агент иностранной державы и приговорен к сроку от 8 месяцев до 2 лет тюрьмы и штрафу в 1000 долларов. В 1947 г. депортирован в Германию). С началом ВМВ Деннис попытался вступить в армию, но был отвергнут из-за его политических взглядов...

Во время 3-го Процесса в 1944 г. Деннис был открыто назван обвинителем «Альфредом Розенбергом американских фашистов»... На позднем этапе жизни Деннис продолжал пропагандировать свои политические взгляды в более умеренных тонах.

Ханс Дибель (Hans Diebel, род. в Марбурге, Силезия примерно в 1907, умер в 1984 г. (?)). Во время 3-го Процесса он отбывал заключение как гражданин враждебной державы. В прошлом (1935-36) он был членом Бунда, но был вынужден покинуть его из-за того, что не был американским гражданином.

Элизабет Элоиз Киркпатрик Диллинг Стоукс (Elizabeth Eloise Kirkpatrick Dilling Stokes – 19.04.1894 – 29.04.1966) родилась и выросла в Чикаго в семье с фундаменталистскими христианскими традициями. В 1920-30-е годы она много путешествовала и в 1931 г. побывала в СССР. Это путешествие выработало у Диллинг крайне негативное отношение к антирелигиозной политике советского режима и к коммунизму. Вернувшись в СССР, она приступила к чтению лекций и публикации статей о своем визите в Советскую Россию. В 1932 она организовала антикоммунистическую политическую группу, а в 1936 г. опубликовала книгу The Roosevelt Red Record and Its Background (Красное Прошлое Рузвельта и Факты о Нем), вышедшую за две недели до вступления Рузвельта в борьбу за переизбрание на пост президента. Стилистика книги была настолько резкой и хулительной, что Республиканская партия отказалась использовать ее в предвыборной борьбе.

Появление этих книг вызвало к жизни обвинения Диллинг в антисемитизме. Постепенно Диллинг действительно стала высказывать подобные взгляды, издав в 1940 г. книгу The Octopus (Осьминог), посвященную изучению роли евреев в коммунистическом движении.

Диллинг и ее муж работали совместно с организацией American Liberty League (Лига Американской Свободы), состоявшей из богатых бизнесменов и консервативных демократов, находящихся в оппозиции к Новому Курсу Рузвельта. Ее деятельность нашла материальную и моральную поддержку у Генри Форда и известного издателя-изоляциониста Роберта Мак-Кормика (Robert McCormick – 1880-1955). Диллинг посетила около 60 стран, включая Германию – в 1938 г. она побывала на съезде НСДАП в Нюрнберге, после чего выразила свое восхищение тем, как Гитлер расправился с коммунистами.

В 1941 она возглавила антивоенный Марш Матерей на Вашингтон (Mothers' March on Washington). Изоляционистски настроенные женщины протестовали против участия США в войне и предоставления помощи Великобритании и СССР...

В послевоенные годы Диллинг продолжила публицистическую деятельность и писала статьи для правой антикоммунистической и антисемитской газеты Common Sense. Примечательно, что после Пражского Процесса 1952 г., который окончился жестокими репрессиями против немалого количества чехословацких евреев-коммунистов, газета резко изменила свою направленность – СССР для издателей стал главным оппонентом международного еврейства. Что при этом стала писать об СССР Диллинг, нам неизвестно...

Роберт Эдвард Эдмондсон (Robert Edward Edmondson – 1872 – 12.04.1959) начал свою карьеру журналиста в г. Цинцинатти, шата Ohio, позднее работал финансовым репортером в таких известных изданиях как New York Herald и New York Mail and Express. В это время он проникся идеей еврейского доминирования в американской экономике.

В 1930-40-е гг. Эдмондсон выпустил более 400 статей, отражающих его взгляды на роль евреев в американских финансах, СМИ и индустрии развлечений. В частности, он был уверен в том, что Рузвельт был лицом еврейского происхождения, и даже выпустил памфлет под названием Roosevelt’s Jewish Ancestry (Еврейские Предки Рузвельта). Известность Эдмондсона перешагнула границы США, и в 1930-х он побывал в Германии на нескольких слетах Панарийского Антиеврейского Союза.

В послевоенные года он нисколько не изменился во взглядах и в 1953 г. издал книгу своих памфлетов под названием I Testify Against the Jews (Я свидетельствую Против Еврейства).

Эрнест Фредерик Элмхерст (Ernest Frederick Elmhurst, ранее известен под именем Hermann Fleischkopf - 27.07.1891 – 01.03.1967). В 1937 г. он принял участие в Панарийском Антиеврейском съезде в г. Эрфурт, Германия, а в 1939 г. выпустил конспирологическую книгу The World Hoax (Всемирное Надувательство).

В 1945 г. Эмхерст был арестован в Нью-Йорке вместе с Херманом Густавом Маерцем (Herman Homer Gustus Maerz, род. в 1913 г.) и Куртом Мертигом (Kurt Mertig, род. в 1886 г. )

Маерц – публицист антисемитской направленности из Чикаго - был основателем группировки Dearborn Crusaders и связующим звеном между Бундом и Серебряными Рубашками. На его счету было распространение сотен тысяч антисемитских листовок и брошюр, за что, в итоге, он и попал под суд в первый раз – 29 декабря 1939 он был приговорен к тюремному заключению на срок от одного до десяти лет. К августу 1944 г. он, судя по всему, уже был на свободе, так как выступил с откровенно нацистской и антисемитской речью на съезде партии Америка Прежде Всего в Детройте...

Мертиг был одним из менеджеров компании Hamburg-American Line. Он иммигрировал в США в 1916 г. и получил гражданство в 1930-м. Мертиг активно участвовал в политической жизни страны, возглавляя правые организации Citizens Protective League и German-American Republican League. В 1936 г. Мертиг сформировал так называемый Комитет 300 (Committee of 300), выступавший за проведение повторного процесса над Бруно Хауптманном – осужденным похитителем и убийцей сына Чарльза Линдберга. Комитет 300 считал это убийство местью евреев за антисемитские выступления знаменитого американского летчика... В начале 1940-х Мертиг выступал в штате Нью-Йорк с речами в поддержку гитлеровской Германии, а в 1943-м был выслан во внутренние районы США – подальше от побережья.

Элмхерст и его товарищи по совместной борьбе были приговорены к небольшим тюремным срокам за организацию незаконных сборищ и продажу памфлетов, повествующих о «ритуальных еврейских убийствах». Элмхерст и Мертиг получили по 6 месяцев принудительных работ, а Маертц получил год тюрьмы по совокупности: его также обвинили в антиобщественном поведении.

После войны эти люди не изменили своим убеждениям...

Франц Ференц (Franz K. Ferenz – 25.11.1889 – 24.02.1956) - член калифорнийского отделения Бунда – родился, по различным сведениям, в Вене или в Венгрии (Австро-Венгрии?). В США он прибыл в 1914 г. и со временем получил американское гражданство. Он был активным пропагандистом национал-социалистических идей в Южной Калифорнии и управлял принадлежавшим Бунду книжным магазином в Лос-Анжелесе, а также издал сборник эссе под названием Hitler: What Every American Should Know About the Man Whose Influence is Felt the World Over (Гитлер: Что Должен Знать Каждый Американец о Человеке, Оказавшем Влияние на Весь Мир). Кроме того, Ференц брал в аренду кинозалы, в которых показывал фильмы, снятые в Германии. Ференц действовал в тесном контакте с Уильямом Дадли Пелли (см. ниже) и лидерами правой антивоенной группировки The Friends of Progress (Друзья Прогресса – см. ниже) Робертом Ноублом (Robert Noble – см. ниже) и Эллисом О. Джоунсом (Ellis O. Jones, см. ниже).

Ференц в послевоенные годы проявил себя на другом поприще и приобрел известность как художник. Неисповедимы пути господни...

Элмер Дж. Гарнер (Elmer J. Garner - 01.01.1864 – 04.05.1944) из г. Wichita, штат Канзас всю свою долгую жизнь был издателем, а на поздем этапе карьеры - редактором журнала Publicity. Это был человек правых, консервативных убеждений, хотя не чуждый популизму. В частности, он был сторонником сухого закона, изоляционистом и отличался антибританскими, антикатолическими и антисемитскими взглядами. Во время первого и второго сроков президенства Рузвельта он поддерживал его курс, но позднее перешел в оппозицию к президенту и «окружавшим его евреям». Любопытно, что Гарнер был двоюродным братом первого вице-президента в команде Рузвельта Джона Нэнса Гарнера (John Nance Garner).

Ко времени 3-го Процесса Элмер Гарнер уже почти оглох, на суде даже не мог понять, о чем его спрашивают и, в итоге, скончался через три недели после начала слушаний...

Чарлз Бартлетт Хадсон (Charles Bartlett Hudson – 18.01.1892 - 1972) из штата Небраска был писателем-фантастом, издателем изоляционистского журнала America in Danger! и сотрудником нацистского международного агенства печати Welt-Dienst. В начале войны он стал одним из инициаторов Марша Матерей на Вашингтон, для чего встречался с Э. Диллинг и Джералдом Уинродом (Gerald Winrod, см. ниже).

В послевоенные годы он продолжал заниматься изданием своей собственной газеты.

Эллис Оливер Джоунс (Ellis Oliver Jones – 13.12.1873 – 01.08.1967) окончил Йельский университет по специальности «политическая экономия» и на протяжении долгих лет был известен как социалист и пацифист. В 1908 г. он стал кандидатом от социалистической партии в конгресс США от шатата Огайо. В 1915 г. он принял участие в морском вояже на принадлежавшем Генри Форду «корабле мира» с группой политиков и интеллектуалов, призывавших покончить с мировой войной...

В середине 1930-х он переехал в Калифорнию, где вступил в American Civil Liberties Union (Американский Союз за Гражданские свободы) – организацию левого, популистского и антирасистского толка с противоречивыми устремлениями и политическими направлениями, в том числе, - антисемитскими. В мае 1941 г. Джоунс основал организацию National Copperheads – изоляционистскую группировку, тесно связванную с комитетом Америка Прежде Всего. Название организации было заимствовано из речи Рузвельта, в которой она назвал Чарлза Линдберга Copperhead (персонаж американской истории – северянин, поддержавший южан во время Гражданской Войны) в ответ на заявление последнего о том, основной группой, подталкивающей страну к войне с Германией, являются евреи.

Кроме того, Джоунс оказал поддержку Роберту Ноублу и стал со-директором группировки Друзья Прогресса. Известно, что через несколько недель после атаки японцев на Пирл-Харбор, Джоунс высказался так: «У японцев есть право на Гавайи. В этой войне я бы предпочел быть на стороне Германии, чем на стороне британцев.» Вскоре после этого Джоунс и Ноубл представили публике серию издевательских судебных заседаний, призывая к импичменту Рузвельта. За это они подверглись аресту вместе с уже упоминавшися Францем Ференцем, принявшем участие в «судебных заседаниях». Однако, Генеральный Прокурор США Биддл (Biddle) снял с этой троицы все обвинения, не желая нарушать священное право на свободу слова... 11 августа 1942 г. повторный суд приговорил Джоунса к 10 годам лишения свободы, из которых он проведет в тюрьме четыре. После освобождения Джоунс переедет в Чикаго, чтобы работать в тесном контакте с уже упоминавшейся Э. Диллинг.

Август Клаппротт (August Klapprott) родился 04.09.1906 в Германии в г. Broehthausen. По прибытии в США в 1927 г. он работал каменщиком, получив гражданство в 1934 г. Затем, с 1937 по 1940 г. управлял рестораном в г. Нордланд (штат Нью-Джерси), в это же время с 1937 г. сотрудничая с Бундом, а в 1940 г. стал полноправным оплачиваемым членом этого сююза. Позднее он получил пост заместителя главы Бунда и редактором газеты Союза Deutscher Weckruf und Beobachter.

Клаппрот не изменил своим убеждениям и после войны, и на склоне лет. В октябре 1987 г. он был приглашенным докладчиком на 8-й Международной Конференции Ревизионистов (Eighth International Revisionist Conference) в г. Irvine в Калифорнии. Разумеется, ревизии на конференции подверглись итоги ВМВ и число жертв Холокоста...

О Герхарде Вильгельме Кунце мы уже рассказывали в главах Союз Американских Немцев и Шпионские Истории. Ко времени 3-го Процесса над Подстрекателями он отбывал тюремный срок за шпионаж...

Уильям Роберт Лайман (Лиман?) мл. (William Robert Lyman Jr.) из Детройта в молодости был боксером и студентом юриспруденции, ко времени процесса – членом уже упоминавшейся Национальной Рабочей Лиги. В 1942 г. он служил матросом на одном из судов, перевозящем грузы в Великобританию, и в одном из рейсов узнал о том, что привлекается к суду.

Джозеф Элсберри «Джо» Мак-Вильямс» (Joseph “Joe” Elsberry McWilliams - 23.03.1904 – 30.06.1996) был одним из лидеров националистического движения в Нью-Йорке в начале 1940-х. Он стал основателем группировок Christian Mobilizers (Христианские Мобилизаторы) и American Destiny Party (Партия Американской Миссии), чуть ли не ежедневно участвуя в демонстрациях и митингах, на которых произносил пламенные речи о грозящей Америке опасности со стороны евреев и коммунистов...

Мак-Вильямс родился в штате Оклахома в семье с ирландско-индейскими корнями. В 1925 г. он переехал в Нью-Йорк. В то время он был близок к коммунистам, среди его друзей было немало евреев. В 1933 г. он учился в Коммунистической Школе для Рабочих (Communist Workers School) и примкнул к троцкистам. Однако уже в 1939 г. он присоединился к американским националистам и стал членом Христианского Фронта (Christian Front – правая католическая группировка с преобладанием американцев ирландского и немецкого происхождения, поддерживавшая уже упоминавшегося крайне правого проповедника Чарлза Кофлина).

Мак-Вильямс был близок к Бунду, связан с многими правыми националистическими группировками и стоял за насильственные действия по отношению к евреям и коммунистам. После окончившегося ничем 3-го Процесса Мак-Вильямс стал доверенным лицом сенатора Роберта Рейнолдса (Robert R. Reynolds - 1884 –1963), лидера Партии Американских Националистов и большого поклонника Гитлера...

Роберт Ноубл (Robert Noble, фамилия при рождении – Coker – на фото справа улыбается своему другу Эллису Джоунсу, оказавшемуся за решеткой), в свое время студент-теолог, ставший риэлтором и радиокомментатором, был одним из основателей уже упоминавшейся организации Друзья Прогресса.

Стоит рассказать подробнее о судьбе этой организации, созданной в августе 1941 г. Ее деятельность стала поводом для судебного разбирательства, в результате которого в августе 1942 г. Ноубл получил 5 лет тюрьмы. В прошлом этот человек успел побывать сторонником левого социалиста Эптона Синклера и знаменитого популиста Хью Лонга, однако на суде открыто заявил, что восхищается Адольфом Гитлером и его политикой... Судя по всему, даже в США у свободы слова в военное время были пределы, так как судья Эрл Уоррен (Earl Warren) охарактеризовал Друзей Прогресса как организацию, «носящую подрывной характер и нацеленную на слом наших военных усилий и, вместе с тем, нашей страны.»

Уильям Дадли Пелли (William Dudley Pelley – 12.03.1890 – 01.07.1965) на протяжении своей жизни был журналистом, издателем, новелистом, голливудским сценаристом, но приобрел известность как основатель уже упоминавшейся националистической группировки Серебряные Рубашки.

Пелли родился в штате Массачусетс и рос в бедности, однако, уже в подростковом возрасте проявил интерес к журналистике. Позднее дела у его отца пошли лучше – он стал одним из менеджеров фабрики туалетной бумаги, и юный Пелли уже в 1907 г. принял участие в этом бизнесе. В 1909 г. он стал редактором и издателем журнала Philosopher Magazine, выходящего в городке Фултон, штат Нью-Йорк. Журнал придерживался либеральных и социалистических позиций, отвергающих патриотизм, и именовал Иисуса «товарищ Христос».

В 1912-1915 гг. Пелли работал в различных региональных газетах, а в 1918 г. отбыл в Японию, чтобы поработать в протестанстской методистской миссии. Он побывал на Дальнем Востоке и Сибири в период иностранной интервенции, много путешествовал по Европе и Азии в роли корреспондента газеты Saturday Evening Post. Пребывание в России радикально изменило его мировоззрение: он стал ярым антикоммунистом и приобрел антисемитские взгляды, уверовав в то, что евреи планируют захватить весь мир.

Вернувшись в США в 1920 г., Пелли стал сценаристом – на его счету был 21 фильм, снятый в большинстве крупнейших киностудий, но в 1929 г. он покинул киноиндустрию... Пелли углубился в христианство и метафизику, опубликовал множество статей на эти темы и вскоре создал спиритуалистскую Лигу за Освобождение с штаб-квартирой в Вашингтоне. Вскоре он начал читать лекции о спиритуализме, переезжая из города в город. Пелли претендовал на наиболее достоверное толкование христианства и проповедовал создание идеальной, с его точки зрения, формы общественного правления под названием Христианское Содружество.

Пелли с энтузиазмом воспринял приход Гитлера к власти в Германии и принял решение организовать свое собственное политическое движение - Серебряный Легион. Это ему удалось – Легион уже вскоре имел свои отделения почти в каждом штате, а сам Пелли именовался не иначе как "The Chief" (не нуждается в переводе). Пелли с незаурядной энергией ездил по стране, организовывая шествия, читая лекции и выступая на митингах. Идеология его движения носила ярко выраженный антикоммунистический, антисемитский и националистический характер, а позднее его движение встало в оппоизицию к Новому Курсу Рузвельта. В 1936 г. он безуспешно попытался принять участие в президентской гонке, основав для этого Американскую Христианскую Партию (Christian Party of America).

На раннем этапе ВМВ Пелли яростно нападал на Рузвельта и его политику по отношению к Германии и Японии, проповедовал невмешательство в мировые дела и обвинял президента в милитаризме. Его антиправительственная пропаганда, в конце концов, спровоцировала Рузвельта и его сторонников на репрессии по отношению к Серебряным Рубашкам. В штаб-квартире Легиона прошли обыски, многие последователи Пелли были арестованы, и его собственность конфискована. Нападение японцев на Пирл-Харбор и вступление Америки в войну привело к развалу Легиона. Однако, Пелли не успокаивался и продолжил свои нападки на правительство, используя для этого журнал Roll-Call. В итоге, в апреле 1942 г. Пелли был арестован (слева – плакат, обявляющий о розыске Пелли), а 12 августа того же года приговорен к 15 годам тюрьмы. Во время 3-го Процесса, будучи обвиняемым, он находился в заключении...

Политические взгляды Пелли отличались оригинальностью Он был убежден, что «еврейский вопрос» в Америке может быть разрешен путем депортации евреев в один город или какую-то местность и стерилизации мужского еврейского населения. С его точки зрения это помогло бы избежать неизбежных погромов. При этом Пелли восхищался Абрахамом Линкольном и его решением об отмене рабства. Однако, Пелли выступал за дальнейшую сегрегацию негров или за их репатриацию в Африку. Кроме того, он симпатизировал индейцам и выступал за их освобождение из резерваций с последующим заселением освободившегося места евреями...

14 февраля 1950 г. Пелли был освобожден из тюрьмы и после этого полностью ушел в метафизику, издавая соответствующие журналы и избегая политики...

Юджин Джон Паркер Сейдж (Eugene John Parker Sage) из Детройта в 1935 г. организовал секретную группу под названием Black Legion (Черный Легион). Группировка имела военизированный характер, насчитывала до 25 000 человек и отличалась антикоммунистической и антинегритянской направленностью. На счету Сейджа было также создание еще одной правой группировки в Детройте - National Workers' League (Национальной Рабочей Лиги).

Петер Ханс фон Штаренберг (Peter Hans von Stahrenberg), по профессии механик, был лидером группировки American National-Socialist Party (Партии Американских Национал-Социалистов) с центром в Нью-Йорке и издавал газету этой партии National American. Ему принадлежало следующее высказывание: «Моя религия – национал-социализм. Это моя единственная вера. Христианство – это нонсенс.»

Полковник Юджин Нельсон Сэнкшуари (Eugene Nelson Sanctuary – 06.11.1870 – 06.03.1957) был отставным офицером, отличавшимся крайне правыми настроениями. Забавно, что на 3-м Процессе его защищал еврейский адвокат Хенри Кляйн (Henry H. Klein), известный своими антикоммунистическими взглядами.

Сэнкшуари родился в г. Хинесбург, штат Вермонт и там же окончил университет по специальности инженер-строитель. Во время ПМВ он работал на российских железных дорогах и стал свидетелем революционных событий в России. В 1930-е он возглавлял группировку American Christian Defenders (Христианские Зщитники Америки) и открыто обвинял Рузвельта в заговоре с целью создания «еврейского государства, в котором только евреи буду владеть собственностью и загребать прибыли.» Он также печатался в журнале Джеральда Уинрода The Defender.

Перу этого человека принадлежало около 500 патриотических песен, включая известную песню "Uncle Sam We Are Standing By You" (Дядя Сэм, Мы за Тебя) и "A Klansman's Song" (возможный перевод – Песня Ку-Клукс-Клановца). Он был laymen в пресвитерианской церкви.

Херман Макс Швинн (Herman Max Schwinn (родился 13.08.1905) в Гамбурге и прибыл в США в 1924 г. Сначала он проживал в штате Огайо, но затем переехал в Лос-Анжелес, где стал одним из организаторов группировки Friends of New Germany (Друзья Новой Германии). В середине 1930-х он был назначен директором Бунда на западном побережье. Позднее он расстался с этим постом из-за того, что в 1940 г. потерял американское гражданство. Во время 3-го Процесса он находился в заключении как гражданин враждебной иностранной державы. В неполитической сфере Швинн был владельцем страхового агенства.

Эдвард Джеймс Смит (Edward James Smythe – 1892-1955) издавал газету Our Common Cause и возглавлял всеамериканскую организацию Protestant War Veterans Association (Протестантская Ассоциация Ветеранов Войны), созданную в 1937 г. В националистической газете Publicity Смит вел еженедельную рубрику. Он был основным организатором совместного слета бундовцев и ку-клукс-клановцев, состоявшемся 18 августа 1940 г. в лагере Бунда Нордланд в Нью-Джерси. В 1944 г. он стал основателем Республиканской Националистической Партии.

Любопытно, что Смит попытался скрыться, чтобы не участвовать в 3-м Процессе, но был задержан неподалеку от канадской границы...

В 1950-е годы он продолжал заниматься политикой, а в 1952 г. получил год тюрьмы условно за различные махинации. Известно, что Смит как-то назвал Гитлера «Мессией Двадцатого Века». Перу Смита принадлежала популярная песенка "God Bless America" (Боже, Храни Америку):

Боже, храни Америку

Принадлежит она евреям,

А управляется католиками.

В ней жизни радуются негры,

Основали ее протестанты,

А коммунисты ее разрушат...

Джеймс В. Тру мл. (James B. True Jr. – 01.07.1880 – 25.09.1946) был по профессии репортером. В 1917-19 гг. он работал в газете Chicago Tribune, а в 1934 г. основал свое издательство в Вашингтоне ассоциацию Он издавал газеты Industrial Control Reports, Americans Everywhere и Dope Letter. Газеты были нацелены на бизнес-аудиторию и защиту интересов антисемитски настроенных коммерсантов. В это же время он стал одним из создателей группы America First, Inc. и ввел в обиход политический термин Америка Прежде Всего. В 1935 г. он запатентовал «дубинку для убийства жидов» («kike-killer truncheon»), имевшую два размера: побольше для мужчин и поменьше для женщин. Позднее он принимал участие в издании журнала Nation and Race во Флориде.

На 3-м Процессе он был осовобожден от присутствия на слушаниях главным судьей из-за плохого состояния здоровья.

Луи де Лафайет Уошберн (Lois de Lafayette Washburn (род. в 1894) была одним из лидеров National Liberty Party (Национальная Партия Свободы) и основателем National Gentile League (Национальной Христианской Лиги). В октябре 1937 г. она стала Национальным Секретарем группы American Gentile Protective Association (Американская Ассоциация по Защите Христиан). В 1936-37 гг. она принимала участие в создании организации Crusaders for Economic Liberty (Крестоносцы Эконоической Свободы) в Чикаго, а в 1943, уже в Вашингтоне, участвовала в руководстве Национальной Либеральной партией. В 1944 г. она стала секретарем сенатора Роберта Рейнольдса (Robert Reynolds) в период создания им Американской Националистической Партии (American Nationalist Party).

Одним из наиболее известных в США представителей пронацистски настроенных интеллектуалов был Джордж (Георг) Сильвестр Вирек (George Viereck). Этот отпрыск семейства Гогенцоллернов (на фото слева) родился 31.01.1884 в Мюнхене и в 1896 году со своим отцом, бывшим социал-демократом, отошедшим от марксистского движения, прибыл в Америку. В молодости он приобрел известность как поэт. В это же время он начал принимать активное участие в культурной жизни немецкоязычных американцев и стал отличаться германофильством. Вирек активно продвигал идеи культурного обмена между США и Германией, но без особого успеха – американцы немецкого происхождения не проявили особого интереса к его призывам. В начале ПМВ Вирек активно пропагандировал невмешательство Америки в европейские дела и занимал прогерманские позиции. Он использовал полученные из Германии деньги на издание памфлетов, брошюр и собственного журнала, в которых остаивалась правота Германии в европейском конфликте. С вступлением США в ПМВ Вирек был исключен из Общества Поэтов Америки и Американской Лиги Писателей (Poetry Society of America и American Authors League) из-за своего нежелания занять патриотические антигерманские позиции. В эти годы он был дружен с уже упоминавшимся в этой статье Хансом Эверсом.

После войны он продолжил публицистическую деятельность, выступал против Версальского Договора и, в целом, сохранил прогерманский тон в своих статьях. Уже в 1920-е годы он начал писать статьи, в которых звучали симпатии по отношению к Гитлеру, что не мешало ему также высказываться вполне положительно в адрес Фрейда и Эйнштейна... В 1923 году он побывал в Европе и взял интервью у Гитлера, которое опубликовал в своем журнале после того, как несколько владельцев американских газет отказались сделать это. К этому времени относится его следующее высказывание о Гитлере: «Если он останется в живых, то останется в истории – во благо или во зло». Ему удалось взять интервью и у Эйнштейна, и у Фрейда, причем оба выдающихся ученых позднее отозвались о Виреке с большой симпатией.

Вообще, в разные периоды своей жизни Вирек был дружен с еврейскими интеллектуалами и деятелями искусства, поэтому его растущие симпатии к Гитлеру удивляли многих. Антисемитизм был единственным идеологическим аспектом нацизма, который он мягко критиковал, - все остальное его восхищало, а Гитлера он считал гением. После прихода Гитлера к власти Вирек тесно сотрудничал с нацистами, принимал их субсидии, печатал пронацистские статьи в своем журнале и стал советником германских дипломатов, работавших в США - этот эгоцентричный и самовлюбленный человек вполне искренне считал себя культурным послом Германии в Америке. Любопытно, что старший сын Вирека Питер, тоже литератор, в 1941-м году издал аналитическую работу о нацизме, в которой довольно метко и едко разоблачил эту идеологию как плод иррационального и романтического восприятия мифов о немецком прошлом и языческого мистицизма. Так отец и сын оказались на разных идеологических полюсах....

Война в Европе приближалась и, в конце концов, разразилась, но Вирек настойчиво продолжал политическую борьбу за невмешательство под лозунгами «Нет войне – нет конвоям!» и «Европа для европейцев, Азия для азиатов, Америка для американцев!», а в 1941-м основал издательство, печатающее брошюры и памфлеты, направленные против «Британского империализма» и «Американского интервенционизма». Однако, он держал нос по ветру и в середине 1941 года, когда отношения между США и Германией обострились до предела, оборвал связи со своими немецкими спонсорами. Это не помогло – за несколько недель до налета на Пирл-Харбор он предстал перед судом, за которым последовал год пребывания в вашингтонской тюрьме. Он был освобожден в марте 1943 года, в июле было повторное слушание, в результате которого Вирек вновь оказался в тюрьме, где оставался до мая 1947 года. Тем временем в марте 1944 года младший сын Вирека сложил голову под Анцио...

После выхода из тюрьмы Вирек заговорил об ошибочности своего восприятия нацизма. Тем не менее, в 1950-е от него можно было услышать такую оценку Норнбергского суда как «гротеск», а среди его друзей появились люди, вовлеченные в деятельность ультраправых и неофашистских группировок. Вирек продолжил литературную деятельность, писал стихи, написал два малопопулярных романа, но его мемуары разошлись полумиллионным тиражом!

В конце жизни Вирек помирился со своим сыном Питером, высказал сожаления о своем нацистском прошлом и признал правоту оценок, данных нацизму его сыном. В 1962 году он умер. Питер Вирек (1916-2006) стал известным американским публицистом и поэтом и в 1949 году – лауреатом престижной Пулитцеровской премии. Известно, что в 1990-е он преподавал историю России и дружил с Иосифом Бродским. До конца дней он высказывал резко антинацистские и антикоммунистические взгляды...

Джеральд Бертон Уинрод (Gerald Burton Winrod – 07.03.1900 – 11.11.1957, слева на фото, сделанном вскоре после ВМВ) был протестантским фундаменталистским священником и издателем нескольких религиозно-националистических журналов, в частности, журнала The Defender.

Он родился в г. Вичита, штат Канзас. Примечательно, что период получения Уинродом формального образования закончился в 5-м классе, после чего он начал проповедовать среди детей. В 21 год он уже имел свой приход и издавал газету под названием Jesus Is Coming Soon (Пришествие Христа Не За Горами). В 1925 г. он основал группу Defenders of the Christian Faith (Защитники Христианской Веры) и начал издавать журнал, который со временем приобрел аудиторию в 125 000 читателей. Он участвовал в издании и других фундаменталистских журналов.

В 1930-е гг. он ознакомился с содержанием Протколов Сионских Мудрецов и с этого момента стал активным противником евреев. В 1934 г. он основал газету The Revealer, находящуюся в активной оппозиции к курсу президента Рузвельта.

В январе 1935 г. Уинрод посетил гитлеровскую Германию. Этот визит оказал большое влияние на Уинрода. Позднее, обсуждая фюрера, Уинрода заметил: «Одно из первых, что вызвало отвращение у Гитлера, было следующим: ночные клубы, кабаре, центры распутства, нудистские колонии были под контролем еврейской организации, которая ради денег добивалась разрушения христианской морали нации в целом.» При этом в прошлом Уинрод был настроен негативно по отношению к авторитарным режимам и даже называл Муссолини кандидатом в Антихристы.

1938 г. Уинрод попытался добиться своего выдвижения от штата Канзас в кандидаты от Республиканской партии в сенате США, но оказался лишь третьим, собрав 54 000 голосов. Примечательно, что в свое время с ним были ассоциированы христианские проповедники Билли Джеймс Харгис (Billy James Hargis) и знаменитый Билли Грэм (Billy Graham).

Судя по всему, эти люди – всего 42 человека, - привлеченные к суду за подстрекательскую деятельность, направленную против политики правительства США в годы ВМВ, были лишь верхушкой айсберга. Они не были просто изоляционистами, возражавшими против вступления США в мировую войну. В конце концов, изоляционистские настроения были характерны для многих миллионов американцев, но большинство людей, не считавших необходимым участие США в мировой войне, вовсе не были поклонниками Гитлера и нацистских идей. Но и у подстрекателей хватало единомышленников, входивших в многочисленные группировки, организации и политические партии, отличавшиеся крайне правыми, националистическими, антикоммунистическими, христиански-фундаметалистскими и антисемитскими взглядами. Эти организации издавали выходившие большими тиражами газеты, журналы, брошюоы, листовки, в которых открыто излагали свои взгляды. Неудивительно, что среди подстрекателей было 5 бывших членов Бунда и несколько человек, родившихся в Германии или немецкоязычной среде, или же имевших немецкое происхождение. Обращает на себя внимание заметное присутствие людей, начинавших свою политическую деятельность в левых и демократических кругах и позднее совершивших переход на крайне правые позиции – не такое редкое явление в те годы. Некоторые из упомянутых нами антикоммунистически настроенных американцев соприкоснулись с реалиями Гражданской войны в России и условиями жизни в СССР в межвоенные годы, что не добавило им симпатий к Советской России и большевикам... Были среди подстрекателей и люди, отличавшиеся антикатолическими настроениями, в то время как в те годы в США католическое движение имело антинацистский характер. Вспомним, что и в самой Германии католическая церковь была в оппозиции к нацистам, за что многим видным представителям католического духовенства и просто честным христианам было уготовано место в концлагерях...

Самое удивительное, что среди подстрекателей оказалось двое представителей цветных меньшинств США, тогда как многие сторонники «изоляционистских» идей были еще и откровенными расистами... Так или иначе, в большинстве случаев американская свобода слова осталась незыблемой, и эти люди не подверглись сколь-нибудь суровым преследованиям со стороны закона даже в условиях военного времени, хотя некоторым из них и их единомышленников довелось немного посидеть в тюрьме за свои убеждения...

Когда знакомишься с историей движения «подстрекателей» в США, может показаться, что их взгляды были характерны чуть ли не для большинства американцев. Это не так: в США действовало множество антифашистских, демократических и религиозных организаций, поддерживавших правительство своей страны и его курс на полный разгром Германии и Японии. Нам не так просто понять, как может воевать страна, в которой миллионы людей находятся в оппозиции к правительству и открыто высказывают политические взгляды, характерные, скорее, для противника, но такова американская демократия...

ПРОПАГАНДИСТЫ

Симпатии к нацизму привели некоторых американских интеллектуалов непосредственно в стан врагов США. Несколько уроженцев и граждан США приобрели известность в качестве пропагандистов на службе стран Оси. Примечательно, что знаменитый нацистский пропагандист Уильям Джойс (William Joyce - 24.04.1906 – 03.01.1946), известный под кличкой Lord Haw Haw, тоже родился в США, но в раннем детстве был увезен родителями в Великобританию.

Не менее интересными являются судьбы американцев, которые по идейным соображениям оказались на службе в Министерстве Пропаганды Третьего Рейха. Правительство США хорошо знало, кто из американцев служит у нацистов - уже в 1943 году Федеральный суд США заочно обвинил группу американских граждан, работавших на пропагандистскую машину нацистов, в государственной измене. Среди обвиняемых оказались Robert Henry Best, Jane Anderson, Douglas Chandler, Edward Delaney, Constance Drexel, Fred W. Kaltenbach, Max Koischwitz и Ezra Pound.

Одна из наиболее колоритных фигур из этой плеяды – Милдред Джилларс (Mildred Gillars - 29.11.1900 – 25.06.1988, на фото слева).

В юности Милдред, очень способная пианистка, изучала драматургию и актерское искусство в университете (Ohio Wesleyan University), но оставила образование до его завершения. С мечтами об артистической карьере она переехала в Нью-Йорк, но больших успехов не добилась. В дальнейшем, уже в 1930-е годы, она оказалась в Дрездене, где пыталась получить музыкальное образование. Позднее Милдред преподавала английский в школе иностранных языков в Берлине (Berlitz School of Languages), а в 1940-м году стала актрисой и ведущим на радиостанции Radio Berlin.

Когда пришли известия об атаке японцев на Пирл-Харбор, Милдред в присутствии коллег в крайне негативной форме отозвалась о союзниках Германии. Однако, после объявления Германией войны США она приняла решение не возвращаться домой, хотя такая возможность у нее была. Она не хотела расставаться со своим женихом – Паулем Карлсоном, который, однако, вскоре попал на Восточный фронт, где был убит.

Милдред приобрела широкую известность среди военнослужащих союзных войск. Излюбленной темой ее выступлений была неверность солдатских жен и возлюбленных. Она сопровождала свои передачи американскими песенками и, как правило, обильно сдабривала выступления антисемитской риторикой и злобными нападками на Фрэнклина Рузвельта. Обычно она представлялась как "Midge", но американцы называли ее "Axis Sally" (Сэлли, которая за Ось), "the Bitch of Berlin" (Берлинская Сучка), "Olga" (Ольга) и "Berlin Bessie" (Берлинская Бесси).

Немалое влияние на взгляды Джилларс оказал ее новый/старый возлюбленный - Макс Отто Коишвитц (Max Otto Koischwitz). Этот убежденный нацист создал вместе с Джилларс цикл передач Home Sweet Home, отличавшийся значительно более жесткой пропагандистской риторикой.

Макс Отто Коишвитц был сотрудником американской секции берлинского радио, известным под псевдонимом «Мистер О.К». В начале 1920-х он иммигрировал в США, где в качестве профессора преподавал в колледже Hunter (Нью-Йорк) драматургию и литературу. Здесь в 1925 году он впервые повстречал Милдред Джилларс, и эта встреча переросла в любовную связь...

В 1938 году он принял американское гражданство, но в 1939-м уже был ярым поклонником Гитлера, и активно вставлял в свои лекции антисемитские выпады. В конце 1939 года администрация колледжа отправила его в долгий отпуск, а уже весной 1940 года Коишвитц работал в геббельсовском Министерстве Пропаганды, вещая под псевдонимами «Мистер О.К.» и «Доктор Андерс». Коишвитц умер в августе 1944 года от туберкулеза.

... Среди откровенно нацистских радиопередач Джилларс наиболее дурную славу приобрело выступление, состоявшееся 11 мая 1944 года, незадолго до вторжения союзников в Нормандию. Это была радиопьеска под названием "Vision of Invasion" (Грезы о Вторжении), в которой Джилларс играла мать американского солдата, предчувствующую ужасную смерть сына в водах Ла-Манша. В передаче прозвучала такая фраза: "The D of D-Day stands for doom...disaster...death...defeat...Dunkerque or Dieppe." (Игра слов, начинающихся с буквы D, – День Вторжения означает рок... катастрофу... смерть... поражение... Дюнкерк или Дьепп).

Последнее выступление Джилларс состоялось 6 мая 1945 года... После капитуляции Германии она сумела раствориться среди миллионов перемещенных лиц, оказавшихся в оккупированной союзниками Германии, однако, была поймана и переправлена в США в 1948 году, где была отдана под суд по обвинению в государственной измене.

Обвинители охарактеризовали радиопередачи Джилларс как искусные попытки подорвать боевой дух американских солдат. Суду было предъявлено доказательство того, что Джилларс когда-то подписала присягу на верность Гитлеру. Ее также обвинили в том, что общаясь с пленными, она выдавала себя за сотрудника Международного Красного Креста и документировала высказывания американских солдат, которые можно было бы использовать в пропагандистских целях. Адвокаты Джилларс возражали, что ее радиовыступления отражали непопулярную (среди американцев – ВК) точку зрения, но не попадали под определение измены. Они также отмечали, что на нее оказал негативное влияние бывший возлюбленный Макс Отто Коишвитц.

Сенсационное судебное разбирательство, продолжавшееся шесть недель, завершилось 8 марта 1949 года. После долгих раздумий и дискуссий суд вынес приговор только по одному из ранее предъявленных восьми пунктов обвинения - пункту, касавшемуся радиопередачи "Vision of Invasion". Джилларс была приговорена к тюремному заключению на срок от 10 до 30 лет. В 1959 году она получила право на условно-досрочное освобождение, но пожелала выйти на свободу только через два года. Она поселилась в монастыре Our Lady of Bethlehem в городе Columbus, штат Огайо, и позднее преподавала английский и немецкий языки в католической школе в тех же краях. В 1973 года она вернулась в Ohio Wesleyan University, чтобы получить высшее образование. Джилларс умерла в возрасте 87 лет.

Джилларс была не единственной женщиной-нацистским пропагандистом, известной под именем Sally. Так называла себя американка итальянского происхождения Рита Зукка, ведущая радиопрограммы "Jerry's Front", нацеленные на англо-американцев, воюющих на итальянском фронте. Рита Зукка (Rita Zucca, род. в 1912 году в Нью-Йорке) была дочерью известного итальянского ресторатора. Она училась во Флоренции, а в 1938 года окончательно вернулась в Италию, где поступила на работу машинисткой. В 1941 году она отказалась от американского гражданства, чтобы спасти от экспроприации фашистскими властями собственность своей семьи. В 1942 году она была уволена с работы за перепечатывание антифашистской листовки.

В феврале 1943 года Рита была принята на работу на радио в качестве ведущей передач для британских и американских солдат. После выхода Италии из войны она продолжала работать на нацистов сначала во Флоренции, а затем в Милане. Ее программа называлась "Jerry's Front", себя она называла "Sally", поэтому ее нередко путали с Милдред Джилларс. Программы включали популярные мелодии, пропаганду, новости, включающие информацию, полученную от пленных солдат союзников, призывы к сдаче в плен. Программы завершались «сладким поцелуем от Сэлли».

8 июня 1945 года она была арестована американцами в Милане с младенцем на руках (ребенок родился в декабре 1944 года). Американские власти отказались от судебного преследования Риты Зукка, поскольку она уже не являлась гражданкой США. 29 марта 1946 года итальянский военный суд приговорил ее к 4.5 годам тюрьмы за коллаборационизм, но уже через 9 месяцев она вышла на свободу. Ей было запрещено возвращаться в США. О позднем этапе жизни Риты Зукка ничего не известно...

Обе американки – Милдред Джилларс и Рита Зукка – оставили свой след в истории ВМВ. Американские солдаты действительно с интересом слушали их передачи! Чувствительными, не лишенными сексуальности голосами американки говорили о вещах, понятных солдату: о родине, о доме, о женах и подругах, и музыка, которая звучала в этих передачах, соответствовала задушевной и романтической интонации ведущих. Разумеется, о подрыве боевого духа американцев речь не шла. Более того, как потом признавали американцы, эффект от этих передач был прямо противоположным - эти передачи поднимали настроение!

Например, в январе 1944 года капрал Эдвард Ван Дайн писал в газете Saturday Evening Post: "Другой такой девахи, как Сэлли, не найдешь. Она – что-то особенное. Сэлли – это душка, любимица всех союзных войск. Все, что она играет – это свинг, и классный свинг!». Хотя солдаты посмеивались над пропагандистской стороной радиопередач, приятная музыка привлекала тысячи слушателей. Попавшие в плен солдаты признавались немцам, которые их допрашивали, что они регулярно слушают радиопередачи «от Сэлли». Дошло до того, что Британский МИД поставил задачу создать нечто подобное!

Формат передач Риты Зукка был почти идентичен формату передач Джилларс. Однако, она активно использовала разведданные, чтобы показать осведомленность немцев и запугать наступающих союзников. Например, 8 июля 1943 года за день до высадки союзников в Сицилии, она заявила следующее: «Чудесные парни 504-го парашютного полка! Плэйбои полковника Уиллиса Митчелла [61-я авиатранспортная группа] везут вас на верную смерть. Мы знаем, когда и где вы будете высаживаться, и вы будете уничтожены.» Ценность этого заявления была невелика – Сэлли объявила по радио солдатам, что их полк понес тяжелые потери за час до того, как транспортные самолеты поднялись в воздух...

В одну из сентябрьских ночей 1944 года из уст Риты Зукка прозвучало следующее: «Привет, ребята. Как у вас дела сегодня вечером? Дрянная ночь, это точно. С вами говорит Сэлли... Вы мои бедные глупые барашки, которые идут прямо на бойню!»

Еще один персонаж этой истории - Роберт Хенри Бест (Robert Henry Best - 15.04.1896 – 16.12.1952). Бест родился в городе Sumter, штат Южная Каролина в семье методистского священника. В 1922 году он окончил курс журналистики в Колумбийском Университете. Получив Пулитцеровскую Стипендию для Путешествий (1500$ - Pulitzer Traveling Scholarship), Бест отбыл в Вену, где нашел себе работу в качестве корреспондента агенства United Press. Из-под пера Беста выходили статьи для газет New York Times, Chicago Daily News, Time и Newsweek. После присоединения Австрии к Рейху Бест остался жить в Вене. В июле 1941 года United Press отказалось от его услуг...

После объявления Германией войны Соединенным Штатам в декабре 1941 года Бест был арестован вместе с другими американскими репортерами для последующей депортации, но получил разрешение на проживание в Вене с невестой Эрной Маурер (Erna Maurer). В марте 1942 года Бест поступил на работу в германский МИД в качестве пропагандиста. Его радиопередачи отличались антисемитской и антирузвельтовской направленностью, хотя многие из его недавних австрийских друзей были евреями.

Бест высмеивал приходящие из США новости об успехах Советской Армии, как «ослиную болтовню», называл президента Рузвельта «орудием еврейства», и, повторяя старые лозунги Бунда, Новый Курс (New Deal) президента, – «Еврейским Курсом» (Jew Deal). Он восхвалял нацистский Новый Порядок в Европе, заявляя следующее: «Не вижу причин, по которым Европа не вправе потребовать жизнь одного еврея за каждого европейца, погибшего в этой войне, и от себя лично должен сказать, что твердо надеюсь – это произойдет... Долой юдократов, долой жидов, вперед в крестовый поход!» Передачи Беста со временем стали настолько резкими, что 14.07.1942 нацистские руководители сняли его с радиовещания.

После окончания войны, 29.01.1946 Бест был арестован в Австрии и 29.03.1948 доставлен в Бостон, США, для судебного разбирательства. 16.04.1948 Бест был признан виновным и приговорен к пожизненному заключению. Он пытался подавать аппеляции, но ему дважды было отказано в повторных слушаниях. Он умер 21.12.1952 от последствий кровоизлияния в мозг, которое перенес в августе 1951 года.

Констанс Дрексел (Constance Drexel, 28.11.1894 (?) – 28.08.1956) была уроженкой Германии, натурализовавшейся в США.

Хотя сведения о происхождении Дрексел отличаются противоречивостью, наиболее вероятным является то, что она родилась в Германии в конце XIX века в Дармштадте в семье немца Теодора Дрексела и швейцарки Зельды Аудемар Дрексел и прибыла с родителями в США в возрасте одного года. Известно, что между 1905-м и 1923-м годом она покидала США и возвращалась в них 5 раз. Примечательно, что она училась в четырех разных странах и получила высшее образование в Сорбонне.

В 1915 году Дрексел (на фото слева – Дрексел на Западном фронте) приобрела известность в США, где в газетах стали появляться публикации о том, что “Philadelphia Heiress” (Филадельфийская Наследница) по имени Констанс Дрексел добровольно направилась на Западный фронт в качестве медицинской сестры, и заметки о ее прифронтовой жизни. Появление прозвища Филадельфийская Наследница, вероятно, было связано с тем, что Дрексел выдавала себя за члена семьи филадельфийских банкиров Дрекселей, что никак не соответствовало действительности. Тем не менее, Дрексел продолжала проявлять международную активность, приняв участие в Международном Женском Конгрессе в Гааге в апреле 1915 года. Здесь она приняла предложение об отправке репортажей о конгрессе в американские газеты – так началась ее карьера журналистки. Публикации Дрексел периода ПМВ носили элементы пацифизма и феминизма, но иногда в них проскальзывали прогерманские настроения. Она позволяла себе и прогерманские комментарии в личных беседах, что стало известно ФБР. По этой причине, а также из-за того, что Германия была страной ее рождения, после вступления США в войну Дрексел было запрещена поездка в Европу...

Вскоре после окончания ПМВ Дрексел прибыла в Европу, где она была репортером на Парижской мирной конференции, а затем на Международной Конференции Женщин. По возвращении в США она писала статьи о движении суфражисток, а когда женщины завоевали право участвовать в выборах, она стала одной из немногих женщин-политических корреспондентов, освещавших работу американского сената. Ее наивысшие журналистские успехи приходятся на 1920-е годы, когда многие ведущие газеты стали публиковать ее статьи о положении женщин в разных странах и интервью с мировыми лидерами.

К началу 1930-х ее авторитет среди представителей прессы и определенных политических кругов в вопросах контроля над вооружениями и сохранению мира был уже весьма высок. По иронии судьбы, интерес Дрексел к подобным вопросам не стал препятствием для появления у нее симпатий к Гитлеру и нацистам. Дрексел поддерживала такие начинания нацистов, как усиление роли женщин в обществе, ограничительные меры по отношению к «паразитирующей социальной элите», благотворительная деятельность по отношению к беднейшим слоям населения, законы о «социальной гигиене». Дрексел с энтузиазмом посещала «новую» Германию, и ее поездки в ряде случаев спонсировались Министерством Пропаганды Третьего Рейха...

Тем не менее, в 1938 году Дрексел получила работу в Филадельфии в общественном комитете Works Progress Administration (WPA) - Federal Writers' Project и, позднее, позицию преподавателя французского языка в образовательном начинании WPA Education Project. Примечательно, что на этом этапе ее «просветительской» деятельности, по меньшей мере, один раз открыто прозвучал журналистский запрос о том, не является ли Дрексел проповедником нацистских идей...

В 1939 году Дрексел вновь прибыла в Германию. Официальной причиной ее визита стала «необходимость ухода за умирающей в Висбадене матерью», однако, поездка финансировалась правительством Германии. В период, непосредственно предшествоваший нападению Германии на Польшу, Дрексел писала для американских газет заметки о повседневной жизни простых немцев. Эти заметки в положительном свете охарактеризовывали нацистский режим и были полны негативных отзывов о его будущих врагах. Например, за шесть недель до начала войны, она написала в заметке для газеты Oakland Tribune, что аннексия Австрии спасла население Вены от голода, хотя «препятствием для этого послужил неожиданный бойкот Соединенными Штатами промышленных товаров, экспортируемых с аннексированных территорий..., а теперь, когда потрясающая гениальность северогерманцев в деле организации и эффективного администрирования работает в полную силу для нового режима, эта и другие проблемы ... преодолены».

На протяжении нескольких месяцев после начала ВМВ она написала для New York Times еще несколько довольно характерных статей о жизни в Германии. К этому моменту ее американские коллеги по перу уже относились без особого уважения к качеству и достоверности ее работы. Одна из американских газетных корпораций в начале войны приняла ее на работу, но почти сразу же и уволила. Дрексел упорно пыталась получить работу в берлинском отделении радиокорпорации CBS, возглавляемом Уильямом Ширером (William L. Shirer), но совершенно безуспешно.

В 1940 году она начала вести радиопередачи на контролируемых нацистами коротковолновых каналах. Ее представляли слушателям в качестве «журналиста с мировой известностью и выходца из знаменитой филадельфийской семьи Дрекселей». В своих передачах Дрексел описывала Германию как страну сказочного изобилия, которой уготована великая судьба. Она трогательно рассказывала о немецких выставках произведений искусства, концертах, продуктовом изобилии, высокой моде и доступности развлечений мирового класса. Как написал Ширер в своем «Берлинском Дневнике» ("Berlin Diary”) 26 сентября 1940 года, «нацисты наняли ее, насколько мне удалось узнать, главным образом, потому, что она оказалась единственной женщиной во всем городе, которая согласилась продать им свой американский акцент».

Занятно, что вскоре Дрексел утратила благосклонное отношение к себе со стороны новых коллег, и нацистские бонзы стали избегать ее! Уже через много лет после войны стало известно, что она допустила серьезный промах во время приема для лидеров нацистской партии. Будучи представленной молодой красивой немке, Дрексел ляпнула следующее: «О, вы ведь подруга Адольфа Гитлера!» Как потом показала бывший чиновник Министерства Пропаганды Инге Доман (Inge Doman) во время суда над Милдред Джилларс, она предупредила последнюю: «У тебя дела пойдут лучше, если ты будешь держаться подальше от этой мадам Дрексел. Она паразитка и чокнутая».

Как уже говорилось, Дрексел оказалась среди заочно обвиненных в 1943 году американским судом граждан США, работающих в нацистском Министерстве Пропаганды. 17.09.1945 Дрексел была арестована в Вене после того, как она раскрыла свое имя репортеру одной из газет. Она заявила, что всегда была верноподанным гражданином США, а в своих передачах касалась только аспектов культуры. В момент ареста ей было не меньше 60 лет, а по некоторым оценкам – почти 70.

Почти год Дрексел была в заключении, и только в октябре 1946 года ей было дано официальное разрешение на возвращение в США. К этому времени с нее были сняты обвинения в измене, поскольку, как сообщило Министерство Юстиции США, юристы, которые посетили Германию в поисках доказательств ее изменнической деятельности, не смогли найти таковых. 14 апреля 1948 года с Дрексел были официально сняты обвинения в измене, так как ни одна из ее радиопередач не носила «политического характера».

28 августа 1956 года Констанс Дрексел скончалась в городе Waterbury, штат Коннектикут.

Фредерик Вилхелм Калтенбах (Frederick Wilhelm Kaltenbach, 29.03.1895 - ?? 1945) также был американцем немецкого происхождения. Он родился в городке Dubuque, штат Айова. Окончив среднюю школу Калтенбах вместе со своим братом Густавом отправился путешествовать по Германии на велосипедах. Начало ПМВ застало братьев в пути, и германские власти задержали их по подозрению в шпионаже, однако уже в декабре 1914 года выпустили на свободу.

Вернувшись домой, Калтенбах поступил в колледж Grinnell в родном штате и проучился в нем три года. В июне 1918 он записался в армию, где получил звание второго (младшего) лейтенанта береговой артиллерии. Война в Европе закончилась вскоре после присвоения ему первого офицерского звания. В апреле 1919 года Калтенбах был уволен из вооруженных сил, после чего он продолжил образование в педагогическом колледже. В 1920 году он закончил его и получил степень бакалавра.

На протяжении семи лет после окончания колледжа Калтенбах работал таксатором, затем учителем. В 1931 году он получил предложение стать преподавателем коммерческого законодательства, экономики и искусства полемики в средней школе города Dubuque. В начале 1930-х он получил степень магистра истории в университете Чикаго. В 1933 году Калтенбах ушел в длительный отпуск и отправился в Берлин, где приступил к работе над докторской диссертацией, и, находясь в Германии, глубоко проникся нацистскими идеями.

Вернувшись в США, Калтенбах вновь приступил к педагогической деятельности в родном городе Dubuque, где в 1935 году основал клуб для мальчиков по типу уже знакомого ему Гитлерюгенда. Он назвал клуб The Militant Order of Spartan Knights (Военный Орден Рыцарей-Спартанцев). Калтенбах требовал от мальчиков, чтобы они носили коричневые рубашки и учились стрелять. Однако, обеспокоенные подобным стилем воспитания детей родители добились того, что Калтенбах был уволен по прямому приказу школьной администрации в июне 1936 года...

Уволенный из школы Калтенбах вновь отбыл в Германию. С 1936 года он начал заниматься переводами выходящих на английском языке пресс-релизов для своих нацистских покровителей. Здесь же, на исторической родине, он женился на Доротее Петерс (Dorothea Peters), которая происходила из немецкого военного рода и в прошлом работала секретарем редактора немецкого авиационного журнала, издаваемого Герингом.

С начала ВМВ Калтенбах присупил к работе в Министерстве Пропаганды в качестве радиоведущего. Он стал любимцем Геббельса и приобрел у англоязычной радиоаудитории наиболее дурную славу. Калтенбах выступал несколько раз в неделю и использовал дружеский, доверительный стиль изложения, адресуя свои передачи «старому другу Хэрри из Айовы». Британские слушатели дали американцу кличку "Lord Hee Haw", приравнивая его речи к речам британского нациста-пропагандиста Уильяма Джойса, носившего кличку "Lord Haw Haw".

В 1943 году Калтенбах (на фото слева) оказался среди других американцев, заочно обвиненных американским судом в измене, заключавшейся в работе на немецкую пропагандистскую машину. После падения Третьего Рейха жена Калтенбаха сообщила оккупационным властям союзников, что 14 июня 1945 года ее муж был арестован советскими властями в Берлине - возможно, потому, что многие радиопередачи американца носили резко антисоветский характер.

Сначала советские оккупационные власти отказывались признавать факт нахождения Калтенбаха под арестом и в октябре 1945 года официально известили американцев, что считают дело закрытым. Однако, в июне 1946 года, совершенно неожиданно для американцев, пришло официальное уведомление со стороны советских властей о предстоящей выдаче Калтенбаха, но по истечении указанного срока пришло новое сообщение: Фредерик Калтенбах умер в октябре 1945 года своей смертью, находясь под арестом...

Эзра Паунд (Ezra Weston Loomis Pound) – выдающийся американский поэт и литератор (30 октября 1885 - 1 ноября 1972) родился в городе Hailey, штат Айдахо. В возрасте полутора лет Паунд с семьей переехал в Филадельфию. В возрасте 15 лет он поступил в университет Пенсильвании, но, проучившись в нем два года, перешел в колледж Хэмилтон, в котором получил степень бакалавра в 1905 году. В 1906 году, вновь в Пенсильвании, он получил степень магистра романской филологии. В 1908 году он переехал в Европу, где начал свою поэтическую деятельность.

Первая Мировая Война оказала огромное влияние на многих поэтов и писателей, толкнув их в объятия радикальных идей как правого, так и левого толка. Впрочем, далеко не всегда между ними было можно провести четкую границу... Паунд не был исключением – Великая война разрушила его веру в современную западную цивилизацию. В 1920-м году он переехал из Лондона в Париж, где дружил со многими литературными знаменитостями той эпохи, но уже в 1924 году оказался в Италии...

В 1933 году Паунд (на фото слева) встретился с премьер-министром Италии Бенито Муссолини и представил ему свою последнюю поэтическую работу, заслужившую похвалу Дуче. С этого момента он стал горячим поклонником итальянского фашизма.

Паунд остался в Италии и после начала ВМВ. Иногда он выступал по радио и писал газетные статьи. Он не одобрял участие США в войне. Выступая по радио, он высказывал свои мысли по культурным и политическим вопросам. Паунд считал, что война имеет экономические причины, много говорил о ростовщичестве и о том, что вместо демократических правительств [на Западе] власть узурпировали банкиры, которые за счет ростовщических доходов скупили средства массовой информации в Великобритании и США и склонили общественное мнение к участию в войне... Стоить ли говорить о том, что его политические пассажи были наполнены антисемитскими выпадами.

Вот что писал биограф Паунда Хамфри Карпентер (Humphrey Carpenter): «Его радиопрограммы были сделаны мастерски и преподносились мастерски. Определенно, были американцы, которые в 1941 году согласились бы с каждым словом, сказанным Эзрой о правительстве Соединенных Штатов, европейском конфликте и всевластии евреев». Но, скорее всего, радиопередачи Паунда не доходили до рядового слушателя в Соединенных Штатах, поскольку итальянские коротковолновые передатчики были слабоватыми и ненадежными. Однако, радиовыступления Паунда прослушивались сотрудниками специального департамента правительства США, занимавшимися мониторингом иностранного радиовещания (Foreign Broadcast Monitoring Service), и по ним составлялись стенограммы, которые сейчас хранятся в Библиотеке Конгресса США. Не стоит удивляться тому, что Паунд оказался среди американцев, заочно обвиненных американским судом в 1943 году в государственной измене.

После высадки союзников в Италии летом 1943 года Паунд эвакуировался на север страны, где жил вплоть до окончания ВМВ и падения «социальной республики (Salò)» Муссолини. 3 мая 1945 года он был арестован итальянскими партизанами-антифашистами, но вскоре освобожден как лицо, не представляющее какого-то либо интереса для антифашистов (!). По его же собственной просьбе он был передан американским военным властям и уже 24 мая 1945 года заключен под стражу в американском лагере для интернированных в Пизе. Он провел 25 дней в открытой клетке, после чего был переселен в палатку. Здесь он приступил к работе над очередным литературным произведением («Pisan Cantos»), которое отразило драматические события в его жизни и в 1949 году получило первую премию Боллингена (Bollingen Prize), присваиваемую Библиотекой Конгресса США.

Примечательным является высказывание по этому поводу известного английского писателя и эссеиста Джорджа Оруэлла, которого трудно было заподозрить в симпатиях к нацизму: "Паунд был убежденным поклонником Муссолини, начиная с 1920-х годов, и никогда этого не скрывал... Должен сказать, что он с энтузиазмом вопринимал именно итальянскую форму фашизма. Кажется, он не был большим поклонником нацистов или настроен антирусски – его настоящей мотивацией была ненависть к Британии, Америке и евреям... Я припоминаю, по меньшей мере, одно из его выступлений, в котором он одобрил избиение восточноевропейских евреев и предупредил американских евреев, что теперь настает их очередь... Ничто из этого не является основанием для того, чтобы не давать ему премию Боллингена.»

После войны Эзра Паунд был отправлен в США, где его ждало судебное разбирательство, однако, психиатры нашли его невменяемым, и вместо зала суда Паунд попал в психиатрическую лечебницу в Вашингтоне, где он проведет 12 лет до 1958 года... По сей день медицинское заключение о его невменяемости остается под вопросом, поскольку анализ его пропагандистской и литературной деятельности в период ВМВ указывает на то, что Паунд был писхически здоров и вполне отдавал себе отчет в том, чем он занимался.

Находясь в лечебнице, Паунд продолжал заниматься литературным трудом, принимал посетителей и поддерживал семейные отношения со своей женой. Например, он часто встречался с исследователем из Библиотеки Конгресса США по имени Юстас Маллинз (Eustace Mullins). Он вдохновил Маллинза на написание книги о том, как американские и британские банкиры втравили США в две мировые войны. Судя по всему, политические взгляды поэта на причины мировых войн остались неизменными...

Тем не менее, теперь главную роль в жизни Паунда опять играли литература и поэзия. Некоторые из его политических взглядов претерпели изменения. Один из тех, кто много общался с Паундом – профессор Мэрилендского университета Радд Флеминг (Rudd Fleming) писал, что «когда я задал Паунду вопрос о его антисемитизме, тот признал, что эти взгляды были ошибочными». Это подтвержадется высказыванием Паунда, сделанным им в предисловии к литературному сборнику, вышедшему в 1972 году: «В высказываниях, относящихся к расовым группам, нужно быть очень осторожным. Что касается РОСТОВЩИЧЕСТВА, я попал мимо цели, приняв симптом за причину. Причиной является АЛЧНОСТЬ». Вероятно, речь шла о человеческих несчастьях и причинах войн. Заслуживает внимания и тот факт, что в 1967 году в беседе с известным американским еврейским интеллектуалом эпохи 1960-х Алленом Гинзбергом Паунд сказал следующее: «Наихудшей из моих ошибок было то, что я поддался этим тупым, деревенским антисемитским предубеждениям».

В 1958 году Паунд был выпущен из писхиатрической лечебницы под влиянием соответствующе организованной кампании литераторов и художников. Его по-прежнему считали неизлечимо больным психически, но неопасным для окружающих. Он немедленно выехал в Италию и по прибытии в Неаполь в июле 1958 года привествовал свою вторую родину фашистским салютом... Когда его спросили, когда он был выпущен из писхиатрической лечебницы, он заявил следующее: «Я никогда в ней не был. Когда я покинул лечебницу, я все еще был в Америке, а вся Америка и есть пристанище сумасшедших.» Он умер в Венеции в 1972 году.

Несмотря на то, что политические взгляды, которых Паунд придерживался на протяжении большей части своей жизни, не вызывали симпатий у его коллег по перу, его литературный талант и большое влияние, которое он оказал на поэзию ХХ века, признают многие. В качестве литературного критика он сыграл большую роль в создании репутаций таких крупнейших фигур англоязычной литературы, как Джеймс Джойс и Эрнест Хемингуэй. Симпатии поэта к фашизму и нацизму, по-видимому, сформировались под влиянием социалистической демагогии и неприятия и отрицания буржуазности, которые были довольно характерны для риторики Муссолини и Гитлера в период между мировыми войнами. К сожалению, Паунд не был единственным интеллектуалом, которого очаровали фашистские идеи. И в наши дни такое случается...

Радиоведущий Edward Leopold Delany (Эдвард Леопольд Дилэни) был неудачливым актером и режиссером эпохи немого кино. Покинув Голливуд, он написал два мало кому известных романа в период Великой Депрессии. В 1930-е годы Дилэни проявил активность на крайне правом фоанге политического спектра, и, в конце концов, в 1939 году был принят на работу на германское радио, вещавшее для зарубежных стран (Reichsrundfunk Overseas Service). Позднее он заявлял, что никогда не был убежденным нацистом, и вызванные этим трения между ним и руководством привели к его увольнению в 1943 году. В течение двух лет Дилэни перемещался по оккупированной Европе и в 1945 году был арестован в Праге. Следствие по его делу пришло к выводу о нецелесообразности судебного преследования такой незначительной фигуры, и в 1947 году он был выпущен на свободу. Вернувшись в США, Дилэни многие годы путешествовал по сране, читая лекции в духе ультра-консерватизма, а затем поселился в Южной Калифорнии, и в последние годы жизни работал журналистом в местной газете. Он погиб под колесами машины в результате несчастного случая в возрасте 86 лет в 1972 году.

Jane Anderson (Джейн Андерсон) – также более чем колоритный персонаж этой истории. Он родилась 6 января 1893 в Атланте, штат Джорджия. Уже в 16 лет она бежала из школы-интерната,чтобы в первый раз выйти замуж. Ее первым (или одним из первых) спутником жизни был Димз Тэйлор (Deems Taylor), нью-йоркский композитор и радиоведущий. Джейн, прожив какое-то время в Нью-Йорке, переехала в Англию, где стала репортером газеты London Daily Mail. Она не была лишена писательского таланта, поскольку ее рассказы неоднократно публиковались в журналах с 1910 по 1913 год. В Англии в годы ПМВ она приобрела известность как военный корреспондент, публикая свои фронтовые корреспонденции в американских и британских газетах. В 1916 году во время артобстрела в прифронтовой полосе она была контужена. Примечательно, что она стала первой женщиной, совершившей в качестве пассажира полет на военном британском самолете, выходила в море на подводной лодке – в общем, эта женщина знала вкус к приключениям и была не из робкого десятка...

Эта привлекательная женщина имела успех у мужчин, и среди ее любовников были замечены такие известные писатели как Джозеф Конрад и Герберт Уэллс. В 1918 году после развода с Тэйлором Джейн вернулась в Нью-Йорк, но после 1922 года жила, в основном, в Европе. По воспоминаниям друзей и знакомых, к середине 1930-х стало заметно, что Джейн злоупотребляет алкоголем и наркотиками и потеряла свою былую привлекательность... В 1934 году в Севилье она вышла замуж за испанского графа Эдуардо Сиенфуэгоса (Eduardo Cienfuegos) – известного жиголо и игрока. Джейн перешла в католичество, и вскоре ее политические взгляды стали близки к фашистским... В период Гражданской войны в Испании стала работать военным корреспондентом в этой стране. Встав на сторону фашистов, она начала вести передачи для франкистского радиовещания.

23 сентября 1936 года в Мадриде Джейн была схвачена республиканцами, которые приговорили ее к смертной казни, однако МИД США добился ее освобождения. Те, кто видел ее вскоре после освобождения, рассказывали, что изможденная и искусанная крысами Джейн страшно постарела и находилась в состоянии, близком к помешательству. После освобождения «графиня» Джейн на короткий срок вернулась в США, где читала лекции о Гражданской войне в Испании, всячески восхваляя Франко и красочно описывая пытки, которым ее подвергли коммунисты. В том же 1938 году она вернулась в Испанию, а затем, в 1941-м, появилась в Германии, где начала работать для нацистского радиовещания. В своих передачах она восхваляла Гитлера как «великого лидера католической цивилизации», называла его «бессмертным крестоносцем, великим почитателем господа» и разоблачала коммунистическое засилье в правительствах Рузвельта и Черчилля. В красноречивой форме она оправдывала нацистские зверства. Как-то прозвучала и такая фраза: «Итак, американцы идут воевать, чтобы спасти Сталина и международного банкира, которые представляют одно целое...» У немцев она получила кличку “The Georgia Peach” (Персик из Джорджии), а союзники иногда называли ее “Lady Haw-Haw”. Ее участие в радиопередачах внезапно прекратилось в апреле 1942. Американские власти пришли к выводу, что Джейн просто не выдержала стресса от целенаправленных бомбардировок. Несколько раз она выходила в эфир в 1944-м.

Заочно обвиненная вместе с другими пропагандистами в 1943 году, она была объявлена в розыск после окончания войны. В 1947 году ее арестовали в Зальцбурге. 27 октября 1947 года Министерство Юстиции США сняло с нее обвинения в измене из-за отстутствия улик, однако освободили ее только в декабре 1947 года. Дальнейшая ее судьба остается неизвестной, хотя сообщалось, что в 1951 году она проживала в Испании.

Радиоведущий Douglas Chandler (Дуглас Чэндлер), уроженец Чикаго, в годы ПМВ служил в американском ВМФ и позднее работал репортером в Балтиморе. Он был женат на богатой женщине, но Великая Депрессия разрушила благосостояние его семьи. Он покинул США в 1931 году, с горечью заявив, «что чуждый Америке туман из болота еврейско-большевистской революции расползается над землей». Он поселился в Германии с женой и двумя дочерьми и вскоре увлекся нацистскими идеями.

В США до 1941 года никто не слышал о нем. Затем берлинское радио представило его американским слушателям как Пола Ривира (Paul Revere – герой американской истории, прославившийся в начале Войны за Независисмость). В годы войны Чэндлер четко следовал пропагандистской линии Геббельса, и его нередко называли America's Lord Haw-Haw (в традиционном русском звучании – американский лорд Хау-Хау). Он был арестован в 1945 и отдан под суд. Чэндлер пытался имитировать сумасшествие, но получил 5 лет тюрьмы и был оштрафован на 10 000 долларов.

Довольно любопытная судьба была у еще одного нацистского пропагандиста-американца – Hernert John Burgman (Херберта Джона Бургмана), родившегося в 1896 году в городе Hokah, штат Минесcота. Он воевал в американской армии в Европе во время Первой Мировой войны, затем служил в американском государственном учреждении в Берлине. Бургман женился на немке, в 1925 году у них родился сын. В 1939 году он был старшим клерком посольства США в Берлине, и после начала войны решил остаться в Германии. Во время войны он вел пропагандистские передачи на английском языке, скрываясь под псевдонимом Joe Scanlon. В ноябре 1945 года он был арестован американскими оккупационными властями, но 24 декабря 1946 года был освобожден в связи с Рождественской амнистией. Однако в ноябре 1948 года он был вновь арестован и попал под суд. 20 декабря 1949 года судья Александер Хольтцофф (Alexander Holtzoff) приговорил его к тюремному сроку продолжительностью от 6 до 20 лет. В тюрьме Бургман и окончил свой жизненный путь.

С сентября 1944 года по апрель 1945 года работал на нацистскую пропагандистскую машину американский журналист Donald Day (Доналд Дэй - 1895-1966), в 1920-1940 годах – европейский корреспондент газеты Chicago Tribune, печатавшийся в New York Daily News и десятках других американских газет. Дэй работал в Восточной и Северной Европе, жил в Риге, где стал свидетелем ввода советских войск в Прибалтику (вскоре после этого он был выслан из СССР). Во время Советско-Финской войны он попытался вступить в финскую армию, чтобы сражаться против большевизма, но ему это не удалось... Это был ярый антисоветчик и русофоб, горячий поклонник Гитлера и его конспирологических теорий, нисколько не сомневавшийся в правоте нацистов, защищавших, с его точки зрения, христианскую Европу от «еврейского большевизма». Скорее всего, это был наиболее ярый нацист среди всех американских прислужников Гитлера. Он также был арестован после окончания войны, амнистирован вместе с Бургманом, но, несмотря на требования правительства США, не вернулся в Америку для судебного разбирательства. После войны он написал книгу с характерным названием «Onward Christian Soldiers» (Вперед, Солдаты-Христиане), в которой изложил свое неизменно конспирологическое видение мира.

Дэй умер в Финляндии в 1966 году (на фото слева – обложка его книги с портретом автора). Любопытно, что его сестра Дороти Дэй (1897-1980) была известным деятелем католического рабочего и пацифистского движения в США и выступала с резкой критикой Франко в период Гражданской войны в Испании...

Среди радиопропагандистов, работавших на нацистов в годы ВМВ, были и случайные люди. Родившаяся в США Джорджия фон Рихтер (Georgia von Richter, в девичестве James), оказалась в Германии после того, как вышла замуж за проживавшего в Америке немецкого гражданина Ханса фон Рихтера. Ко времени начала ВМВ она уже получила германское гражданство и каким-либо преследованиям со стороны правительства США после войны не подвергалась.

Завершая рассказ об американских интеллектуалах, по разным причинам оказавшихся в период ВМВ Германии, нельзя не вспомнить о выдающемся американском художнике Карле фон Марре (Carl von Marr - 1858 - 1936), с 1893 г. – профессоре Мюнхенской Академии Художеств, который большую часть жизни прожил в Германии и был отчимом знаменитого авиаконструктора Вилли Мессершмитта. Хотя его картинами восхищался сам Гитлер, фон Марр, в отличие от ряда других своих соотечественников, открыто и резко критиковал нацистский режим.

ТИХООКЕАНСКИЙ ФРОНТ

Томойа Кавакита (Tomoya Kawakita), охранник лагеря для военнопленных в Японии, по-видимому, оказался единственным американцем, приговоренным к смертной казни за измену сразу после ВМВ. Он родился в США в 1921 (?) г. и до ВМВ переехал в Японию. Во время войны он служил переводчиком в лагере Ояма, где американские военнопленные называли его Meatball (Фрикаделька) за его исключительную жестокость.

После войны он по собственной воле вернулся в США и даже поступил в университет Южной Калифорнии. И надо было так случиться, что на одной из улиц Лос-Анжелеса бывший военнопленный узнал его и незамедлительно вызвал полицию.

Кавакита предстал перед судом и в октябре 1948 г. был приговорен к смертной казни: в живых оставалось множество свидетелей его избиений военнопленных и издевательств над ними.

Кавакита на суде обсуждает ситуацию со своим адвокатом Моррис Лавайном (Morris Lavine)

Однако, после неоднократных аппеляций, Президент Эйзенхауэр, заменил приговор на пожизненное заключение, и Кавакита был отправлен отбывать его в знаменитую тюрьму Алькатрас. Японские официальные лица не уставали требовать осовбождения Кавакиты, и, уже в период правления президента Кеннеди, Кавакита вышел на свободу, но был лишен американского гражданства и депортирован. В декабре 1963 г. он прибыл в Японию, где и провел остаток жизни...

Джон Дэвид Прову (John David Provoo (1917 – 28.09.2001)) был одним из американских военнопленных, судьба которого до сих пор является предметом дискуссий. Прову родился в Сан-Франциско в 1917 г. Еще в подростковом ворзасте он принял буддизм и в это же время начал с помощью буддистского священника изучать японский язык. В 1940 г. он переехал в Японию и поселился в буддистском монастыре близ Токио.

Когда США вступили во ВМВ, Прову вернулся домой и записалася в вооруженные силы. Он был отправлен на Филиппины, где служил при штабе в Маниле. Какое-то время он рассматривался как кандидат для службы в контрразведке благодаря своему знанию японского языка. Во время боев за Коррегидор в 1942-м г. он попал в плен к японцам. По рассказам товарищей по несчастью, Прову использовал свое отличное знание японского языка для того, чтобы занять привелигированное положение в лагере. Он издевался над другими военнопленными, и, по некоторым свидетельствам, лично застрелил военнопленного капитана Томпсона (по другим сведениям, донес на него японцам, которые расстреляли последнего). Так или иначе, другие военнопленные ненавидели Прову и не раз угрожали ему расправой...

После войны Прову был арестован, но в 1946-м освобожден после 8-месячного следствия, которое не нашло доказательств его коллаборационистского поведения в плену... 2 сентября 1949 года Прову был с почестями уволен из армии, но уже через час (!) после этого арестован ФБР по обвинению в измене. Суд над Прову состоялся, тем не менее, только в 1952 г. после продолжительного следствия и психиатрического обследования обвиняемого. После 15-недельного суда Прову был признан виновным в том, что предлагал свои услуги японской стороне, оказал содействие в организации убийства товарища по заключению и принял участие в двух пропагандистских радиопередачах, организованных японцами. Суд принял решение не приговаривать его к смертной казни, учитывая его эмоциональную неуравновешенность, и приговорил его к пожизненному заключению. В 1954 г. суд отменил приговор, приняв во внимание различные нарушения порядка судебных процедур, допущенные во время предыдущего судебного разбирательства.

На этом столкновения Прову с законом не закончились. В 1957 г. он был арестован в штате Небраска и на суде был признан виновным в дурном обращении с 16-летним подростком, бежавшим из дома, и получил три года тюрьмы...


Джон Прову покидает здание суда в сопровждении

лейтенанта полиции Джоу Харбо (1957 г.)

(http://www.ebay.com/itm/1957-Press-Photo-John-David-

Provoo-Police-Lieutenant-Joe-Harbrough-Chicago-

/251056366102)

После освобождения Прову вновь уехал в Японию. Здесь он занял высокий пост в буддистской школе Nichiren-shū, где получил квалификацию преподавателя. В 1967 г. он вернулся в США и поселился на Гавайских островах, где возглавлял буддистские группы и получил звание, соответствующее уровню епископа в католической церкви. Прову умер в 2001 году. Американцы до сих пор спорят, изменил он свой стране в японском плену или нет...

Фрэнк Фуджита (Frank Fujita, 20.09.1921 – 1996, на фото слева), американец японского происхождения, оказался одним из двух американских японцев, попавших в плен на Тихоокеанском театре военных действий. Он служил во 2-м батальоне 131-го полка полевой артиллерии 36-й пехотной дивизии Техасских Национальных Гвардейцев. В плену он провел 3.5 года. После войны он написал книгу воспоминаний о годах, проведенных в плену, которая стала ценным историческим материалом.

Фуджита родился в семье иммигранта из Японии и белой американки по имени Айза Перл Эллиотт. Кроме Фрэнка в семье было еще четверо детей. Он всегда стремился стать стопроцентным американцем, в детстве был бойскаутом. Уже подростком он проявил талант художника и начал публиковать свои рисунки и карикатуры в местных газетах.

Фуджита со временем изъявил желание служить в армии, но сумел поступить в Техасскую Национальную Гвардию только после долгих обсуждений вопроса о легитимности его желания стать гражданином США, а также о его физическом состоянии, так как по весу, росту и возрасту он пока не годился для службы в Национальной Гвардии. В Национальной Гвардии он стал шофером, затем под давлением со стороны отца ушел со службы и стал работать художником и иллюстратором. В начале ВМВ он вернулся в свою часть и весь 1940-й год проходил боевую подготовку. В ноябре 1941-го он получил звание сержанта и вскоре отправился за океан на войну.

В марте 1942 г. после поражения голландско-американских союзных войск в Битве за Яву Фуджита попал в плен к японцам. После сдачи в плен он сначала побывал в печальной знаменитом лагере Чанджи (Changi) в Сингапуре, но позднее оказался в тюрьме Омори (Omori Prison Island) в Токийском заливе. Из-за своей национальности Фуджита содержался отдельно от остальных пленных и, под давлением японцев, был вынужден участвовать в пропагандистском радиовещании на английском языке. 29 августа 1945 г. Фуджита был освобожден вместе с 300 другими военнопленными. Каких-либо репрессий по отношению к нему из-за его участия в радиопропаганде противника не последовало...

Заслуживает упоминания судьба канадца японского происхождения Канао Иноуе (Kanao Inouye, 1916 – 27.08.1947), который во время ВМВ служил переводчиком и охранником в лагере для военнопленных.

Иноуе родился провинции British Columbia в семье иммигранта из Японии, который успел повоевать за Британскую Империю во время ПМВ и умер в 1926 г. Дед Иноуе, Чотахара Иноуе, был членом японского парламента. После окончания технической школы в Ванкувере в 1938 г. Иноуе уехал в Японию для продолжения образования и находился на исторической родине к моменту начала ВМВ. В 1942 г. Он был призван в японские вооруженные силы в качестве переводчика. Получив звание сержанта, он был отправлен в лагерь для военномленных Шам Шуи По в Гонконге, где находились канадские военнопленные. Узники лагеря сразу испытали на себе необычную (даже по японским стандартам тех лет) жестокость Иноуе. Он избивал заключенных, заявляя, что это месть за дискриминацию, которую он испытал на себе в Канаде. Если на первом судебном слушании его дела, состоявшемся после войны, Иноуе говорил о том, что его детство в Канаде было вполне счастливым, позднее он заявил следующее: «Когда я жил в Канаде, я испытал на себе все виды оскорблений... Меня называли «маленький желтый ублюдок». Мне говорили: Где же теперь твое так называемое превосходство, грязный подонок?»

В 1943 г. Иноуе был уволен из японской армии, но в 1944-м был призван вновь в качестве переводчика для работы в военной полиции Гонконга. На послевоенном суде вяснилось, что Иноуе был весьма активен в пытках арестованных, подозревавшихся в «шпионаже и измене». Бывшие военнопленные, в свою очередь, свидетельствовали, что Иноуе несет ответственность за пытки и смерть, по меньшей мере, восьми канадцев.

После капитуляции Японии Иноуе был арестован и попал под армейский трибунал. Он был признан виновным и приговорен к смерти. Однако, приговор был отклонен на основании аппеляции, утверждающей, что будучи канадским гражданином, он не может быть осужден за преступления, совершенные военным противником. В апреле 1947 Иноуе вновь предстал перед судом по обвинению в измене. Он был признан виновным и в августе 1947 года повешен в тюрьме Стенли (Гонконг). Его последними словами был клич «Банзай!»...

Вообще, упоминания о японских военнослужащих, до войны проживших многие годы в США, - не такая редкость. В частности, на оккупированном японцами американском острове Атту служил и сложил голову военный врач Небу Тацагури (Nebu Tatsaguri), который в 1926-1938 обучался в США. Он оставил интересный дневник с описанием последних дней существования японского гарнизона этого американского острова...

Особняком стоит история американки японского происхождения по имени Айва Тогури Д’Акино (Iva Toguri D’Akino – на фото слева). Она родилась в Лос-Анжелесе 4 июля 1916 года. В 1940 году она окончила университет и получила диплом зоолога. Летом 1941 года Д’Акино отправилась в Японию, чтобы навестить свою больную тетку и присмотреть за ней. Предчувствуя скорое начало войны, в конце ноября она пыталась сесть на пароход, отправляющийся в США, но из-за неурядиц с документами так и не сумела выбраться домой. Лишенная возможности вернуться в США, не зная японского языка, оставшись без средств к существованию, поскольку соседи тетки выгнали ее из дома, Айва нашла работу в национальном агенстве новостей, где занималась переписыванием англоязычных радиопередач. Вскоре она встретила Фелиппе Д’Акино – сотрудника токийского радио японско-португальского происхождения, за которого вышла замуж в апреле 1945-го...

Айва категорически отказывалась принять японское гражданство, несмотря на постоянное давление властей. Вероятно, жилось ей несладко, потому что в 1943 году он побывала в больнице, где лечилась от цинги, берибери и недоедания. В поисках дополнительного заработка она откликнулась на газетное объявление о наборе владеющих английским языком машинисток на токийское радио. Здесь она повстречала австралийского офицера по имени Чарлз Хьюз Казенс (Charles Hughes Cousens) – известного в довоенные годы сиднейского радиожурналиста, оказавшегося в плену у японцев после падения Сингапура. Этот человек в свое время согласился сотрудничать с японцами в создании радиопередач, нацеленных на подрыв боевого духа американских и австралийских солдат, сражавшихся на Тихом Океане. Именно этот человек срежиссировал программу Zero Hour (Час Ноль), которую вели англоязычные женщины. В реальности эти программы, скорее, поднимали настроение солдатам союзных армий, но плохо понимающие английский язык и психологию «англосаксов» японцы, по-видимому, так и не разглядели этого... Работавшие на токийском радио военнопленные – бывшие радиожурналисты американец Уоллес Инс (Wallace Ince) и филиппинец Норман Рейс (Norman Reyes) – перерабытывали предоставляемые японскими работодателями тексты. Используя плохое знание английского языка, характерное для японцев, они заполняли тексты саркастическими комментариями, двусмысленностями, ляпами, которые вполне адекватно воспринимались аудиторией! То есть, весь проект был саботажем в прямом смысле этого слова.

Айва представляла себя как «Сиротка Энн» (Orphan Ann) и вещала в течение 20 минут из отведенных на передачу 75 вполне в солдатском духе – ее передачи были полны двусмысленных и слегка непристойных шуток. Она даже говорила: «Внимание, смотрите, чтобы дети не слушали вместе с вами». Так же, как и ее коллеги, работавшие на европейском театре военных действий, Д’Акино насыщала свои программы рассуждениями о том, как весело проводят время жены и подруги американских солдат дома с оставшимися в тылу мужчинами, высказываниями о бессмысленности приносимых жертв и переносимых лишений и музыкальными номерами. Хотя на японском радио были и другие женщины-радиоведущие (не менее десяти!), вещавшие на английском языке – американка Ruth Hayakawa, канадка June Suyama ("The Nightingale of Nanking"), Myrtle Lipton ("Little Margie"), Д’Акино приобрела наибольшую популярность у американцев. У американских солдат англоязычные женщины-радиоведущие получили собирательное прозвище Tokyo Rose (Токийская Роза). Иногда она открыто говорила радиослушателям, что программа содержит «опасную и злобную пропаганду, так что, будьте осторожны!». Музыкальной заставкой передачи был марш «Strike Up the Band!» - боевой марш университета, в котором она училась до войны. При этом перед заставкой Айва с иронией замечала: «А вот и первый удар по вашему боевому духу!»

Вспоминает стрелок самолета B-24 Роберт Уайт (Robert W. White):

Припоминаю множество приятных вечеров, проведенных в нашей палатке на Новой Гвинее... Токийская Роза начинала передачи так: «Привет, мальчики, это ваша старая подруга, Сиротка Энни. У меня есть несколько роскошных пластинок прямо из Штатов. Послушайте их, пока есть возможность, поскольку немного позже, сегодня вечером, наши парни прилетят бомбить 43-ю группу, когда вы будет спать. Так что, слушайте, пока вы еще живы». И почти в срок появлялись джапы. Она была лучшей системой оповещения о воздушной опасности, чем наша собственная. Мы еще удивлялись, откуда у нее последние записи. Ходили слухи, что наши сбрасывали их на оккупированную японцами территорию Китая...

Сразу же после капитуляции Японии ее разыскали американские журналисты, которые пообещали ей 2000 долларов за интервью, которое состоялось 1 сентября 1945 года. Три дня спустя она появилась на пресс-конференции, на которой присутствовало около 100 репортеров. Во время конференции она категорически отрицала наличие в ее передачах враждебной США пропаганды. 17 октября 1945 года Д’Акино была арестована на своей квартире в Токио, однако уже 25 октября 1946 года было признано, что «идентификация Тогури как «Токийской Розы» была ошибочной». На этом послевоенные злоключения Айвы Д’Акино не закончились. Еще около года она ждала получения американского паспорта. В марте 1948 года департамент юстиции США направил в Токио одного из журналистов, интервьировавших ее в 1945-м году. Это интервью содержало признание того, что Д’Акино и была Токийской Розой, и журналист Кларк Ли (Clark Lee) нацеливался на то, чтобы получить подпись Д’Акино под этим признанием. Доверчивая женщина поставила свою подпись, что повлекло за собой второй арест и депортацию в США.

5 июля 1949 года начался суд над Д’Акино. Кроме обвинителей, были вызваны свидетели – противники преследования этой женщины, в том числе, - австралиец Казенс. Д’Акино настаивала на своей невиновности, но, тем не менее, охотно раздавала автографы, ставя подпись “Tokyo Rose”, что существенно подорвало усилия ее защиты. В итоге по восьми пунктам обвинения она была признана виновной только в одном – в своей программе она один раз «проявила озабоченность потерями американского военно-морского флота» вскоре после сражения в заливе Лейте. 6 октября судья Майкл Рош (Michael Roche) приговорил ее к 10 годам заключения и штрафу в 10 000 долларов.

Д’Акино провела 6 лет в женской тюрьме, где ее навещали родственники, но мужу ее вообще был запрещен въезд в США после выступлений в ее защиту на суде. 28 января 1956 года она была освобождена из тюрьмы, но еще два года после этого юристы боролись за отмену указа о ее депортации из США. В 1970-м в прессе стали появляться статьи, симпатизирующие Д’Акино, и некоторые люди, принимавшие участие в судебном преследовании американки, заговорили о ее невиновности. 19 января 1977 года президент Джеральд Форд помиловал Д’Акино.

В начале 2006 года Д’Акино получила от имени американского Комитета Ветеранов ВМВ награду под названием Edward J. Herlihy Citizenship Award. Эта награда традиционно присваивается за вклад в сохранение наследия, создаваемого военнослужащими США. Это признание чуть было не запоздало: в том же году Д’Акино скончалась.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В период ВМВ уроженцы США служили в армиях всех воюющих сторон. Нет ничего удивительного в том, что из десятков миллионов американцев с немецкими и итальянскими корнями небольшое их количество оказалось в вооруженных силах нацистской Германии и фашистской Италии, и сколь-нибудь заметного следа в истории они не оставили. При этом случалось, что симпатии к нацизму и американский патриотизм разводили по разные стороны «фронта» отцов и сыновей, братьев и сестер, просто близких родственников, в том числе, это имело место даже среди представителей элиты Третьего Рейха...

Не нанесли сколь-нибудь существенного ущерба Америке и ее граждане немецкого происхождения или пронацистски настроенные граждане. За исключением небольшого количества случаев помощи беглым военнопленным и участия в шпионаже ничего не произошло, и надежды Гитлера на какую-то существенную поддержку со стороны этих людей совершенно не оправдались.

У представителей пестрой и колоритной когорты американцев, которые пошли служить пропагандистской машине фашизма и нацизма, просматриваются общие черты. В ряде случаев это были американцы немецкого (Дрексел, Калтенбах, Коишвитц, Бургман), итальянского (Зукка) или смешанного происхождения (Мартин Джеймс Монти), в той или иной степени проникшиеся симпатиями к исторической или реальной родине. Среди них были интеллектуалы, привлеченные антибуржуазной, антикоммунистической и/или антисемитской риторикой Гитлера и Муссолини (Дрексел, Паунд, Чэндлер, Бест, Дэй, де Ла Ней). Можно также предположить, что некоторые из них ухватились за возможность оказаться или остаться в центре внимания и «танцевать посреди сцены». Это относится к стареющим женщинам, знавшим лучшие времена – Андерсон и Дрексел, и к Джилларс, которая была неудавшейся актрисой. В какой-то степени человеком такого типа был Эдвард Дилэни – неудавшийся кинодеятель...

Что касается Айвы Д’Акино, то история сама подтвердила всякое отсутствие антиамериканской направленности ее работы на японском радио.

Очевидно, что несмотря на все усилия нацистских американских подстрекателей и пропагандистов, продуктивность их деятельности была просто ничтожной. Им не удалось ни подорвать боевой дух солдат союзных армий, ни настроить общественное мнение США против собственного правительства. Америка довольно снисходительно отнеслась к своим гражданам, служившим нацистам, многие из которых отделались относительно небольшими сроками заключения или просто легким испугом. Европейским коллаборационистам пришлось куда хуже...

Владимир Крупник 2010-2013




comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты