Путинцев Фёдор Васильевич

Опубликовано 05 августа 2013 года

5815 0

- Фёдор Васильевич, разрешите в начале беседы искренне поздравить Вас с нашим общим праздником Днём Победы и не формально, а действительно от всей души пожелать здоровья и всех мыслимых успехов.

- Большое спасибо.

- Не могли бы вы вкратце рассказать об основных этапах вашего боевого пути?

- Я родился в 1918 году. В самом конце 1938 года был призван Урлютюбским райвоенкоматом Павлодарской области на действительную военную службу. С января 1940 года по ноябрь 1940 года служил в 303 Закавказском зенитно-артиллерийском полку, а с ноября 1940 года по май 1942 года в 769 зенитно-артиллерийском полку. Наш полк дислоцировался на Кубани. Войну я встретил в Баку на артиллерийском полигоне, где в те дни проходили учебные стрельбища. Вскоре был направлен в город Грозный на курсы младших командиров сроком на один месяц. Наш полк впервые принял участие в боевых действиях на Кавказе в мае 1942 года. Примерно через две недели я был ранен и эвакуирован в город Нальчик. Пробыл в госпитале около месяца, после чего меня направили в запасной полк в город Тбилиси. С февраля 1944 года в составе 55 артиллерийского полка 122 мм гаубиц я участвовал в освобождении Украины, Белоруссии, взятии Кёнигсберга и Берлина и был награждён медалями «За взятие Кёнигсберга» и «За взятие Берлина». В Берлине наша часть всего 400 метров не дошла до Рейхстага и была переброшена в Чехословакию для отражения прорыва эсэсовских формирований. Весть об окончании войны встретила меня в Чехословакии. Радость была непередаваемой, как в песне «Со слезами на глазах!» Летом 1945 года я был переведён для дальнейшего прохождения службы в Белоруссию в 2207 гаубичный артиллерийский полк. В феврале 1946 года демобилизовался.

- Какие другие боевые награды, помимо названных, у Вас имеются?

- В годы войны я дважды был награждён медалью «За отвагу», а также медалью «За боевые заслуги». В мирное время мне вручили Орден Отечественной Войны II степени и практически все юбилейные награды, вручавшиеся ветеранам войны в советское время. В ознаменование 60-летия Победы я награжден юбилейными медалями Украины и нашего государства Республики Казахстан.

- Существует такое выражение: «окопная правда». Хотя все делали общее дело - Родину защищали, но война для солдата и командного состава не всегда видится одинаково. В чём, по-вашему, заключена эта разница, и есть ли она на самом деле?

На войне – главное честно воевать. Командиры заботились о своих подчинённых, принимали решения, а мы исполняли свой долг столь же добросовестно. У офицеров были относительно более сносные условия для проживания, имелись какие-то возможности для личной жизни. Солдат обязан грудью закрывать в бою своего командира, и это правильно. На Украине при форсировании реки был ранен наш командир, и мы с товарищами выловили бревно, и с помощью этого бревна переправили его на наш берег и доставили в госпиталь. А если бы бросили, пренебрегли своим долгом, могли бы и под трибунал попасть. Таковы законы войны.

- В том, как воевали в разных частях, на разных фронтах много общего. Повторяемость ситуаций влекла повторяемость действий. А что запомнилось вам своей необычностью, необходимостью принимать нестандартные решения? Или ничего такого не было и, слава Богу?

- Почему же не было? Во время наступления на Украине стал серьёзной преградой, непреодолимым препятствием, расположенный на высоте вражеский дзот. Как ни пытались мы подавить его из наших гаубиц, ничего не получалось. Тогда вызывает нас командир дивизиона по одному человеку с батареи, всего, стало быть, троих и говорит: «Не можете подавить? Хоть грудью на амбразуру бросайтесь, но чтобы к утру дзот был обезврежен!» Делать нечего, стали мы двигаться в сторону дзота. Где ползком, где перебежками, а немец знай, постреливает, да осветительные ракеты пускает. Тем не менее, подобрались мы к дзоту. Знаешь, такое сооружение в несколько накатов, землёй присыпанное. А сверху труба, и дым из неё валит. Тогда старший группы и сказал: «Сейчас мы их, сукиных детей, только так выкурим!» Берёт он большущий камень и закрывает отверстие трубы. Буквально через минуту-другую открывается дверь и выскакивает «фриц», а мы тут как тут! Быстро его обезвредили, а второго (двери-то открытые) внутри повязали, и к своим с пленным двинулись. По пути «домой» старший группы зелёную ракету пустил, мол, всё в порядке можно наступать. За это задание я получил одну из двух своих медалей «За отвагу!»

- А можно привыкнуть к смерти? Как-никак, а смерть поджидает солдата каждую минуту. И в связи с этим попутный вопрос: бытовали среди вас какие-либо приметы или суеверия?

- Страшно было только по началу, а потом появилась какая-то мальчишья бесшабашность. Не совсем то, конечно, но нечто очень похожее. А что до примет, была у меня одна примета. Если дождик с утра пройдёт, значит, немец бомбить не будет, можно с пушками на новые позиции перебираться - так и говорил ребятам: «Можно двигаться, всё будет в порядке!» А так спросят, отвечаю: «Откуда мне знать, я же не господь Бог!» Но главное, самому смерть не дразнить. Вот как-то раз добирались мы с товарищем на НП, подсели на попутку, едем и, видим, как военный регулировщик всех тормозит. «В чём дело?» - спрашиваем. «Минное поле» - отвечает регулировщик. Поле, как поле, можно или в объезд или пешком по проверенной полоске пройти, а шофёр и говорит: «Да я здесь столько раз ездил, на ощупь всё знаю, поехали!» Но что-то меня остановило, слезли мы с товарищем, а шофёр с остальными рискнули. Не проехали они и пятидесяти метров, подорвались на мине. Взрывная волна на большое расстояние их разбросала. Но, как ни странно, все остались живы, и даже обошлось без серьёзных ранений.

- Человек даже на войне не только выживает, но и пытается жить, особенно если ему слегка за 20. Вспомните, пожалуйста, несколько случаев, характеризующих фронтовые будни.

- Да, мы были молодыми и задорными, и песни пели, и балагурили, когда обстоятельства позволяли. У нас на батарее прижилась гармошка, так она с нами до конца войны до Чехословакии дошла. А вот чтобы с девушками дружить, на свидания бегать, таких возможностей у нас, в общем-то, не было. Но я хотел вспомнить несколько случаев общения с мирным населением. Фашисты, отступая, оставляли после себя нищету и разруху, но местные жители стремились подкормить солдатиков, нам тоже не хотелось в долгу оставаться. Однажды догоняли мы своим орудием нашу часть и проходя через освобождённую деревню, заметили старенькую бабушку, которая огород вскапывала. Спрашиваем: «Бабушка, а ещё трое вил найдёшь?» «Зачем это вам?» Но, в конце концов, разобрались и довольно шустро вскопали ей огород. А бывало, идёшь через разорённое селение, выбегают худые, оборванные детишки и жалобно просят: «Дяденька, дайте что-нибудь покушать». В таких случаях свой НЗ отдавали, знали, что как-нибудь перебьёмся, а детишек жалко. Командование строго следило, чтобы не обижали местных жителей, а на такие вещи как случай с огородом, смотрело сквозь пальцы.

- Переписывались ли вы с кем-нибудь из фронтовых друзей, довелось ли вам встречаться с ними в послевоенные годы?

- К сожалению, нет. Судьба разбросала нас по всей большой стране, и мы потеряли друг друга из виду. Я несколько раз ездил на встречи с однополчанами, но с ребятами из нашего дивизиона, с которыми, как говорится, бок о бок прошли войну, делили последний кусок, этих ребят там не было.

- Как сложилась ваша послевоенная судьба?

- После демобилизации я переехал в село Башмачное Железинского района Павлодарской области, где проживаю до сих пор. Там женился, вырастил четверых детей. Трое из них постоянно живут в городе Экибастузе, четвёртый погиб. В Экибастузе у меня живут и мои внуки, и правнуки. По меньшей мере, раз в год я приезжаю в этот город, навестить свою большую семью и поучаствовать в мероприятиях по празднованию Дня Победы. Живя в Башмачном, я стал ударником коммунистического труда, а в 1978 году был награждён медалью Ветеран Труда.

- Что вы ещё можете сказать или пожелать нашим читателям, друзьям, близким и просто нашим согражданам?

- В первую очередь я хочу поздравить с Днём Победы всех, кто приближал её на фронте и в тылу. Я помню, как к нам приходили посылки с подарками от тружеников тыла, с рукавицами, тёплыми носками и другими незамысловатыми вещами, как это было трогательно. Люди, сами недоедавшие, недосыпавшие, заботились о нас, совершенно незнакомых, как о родных. Поздравляю всех ваших читателей, а также своих родных и близких с нашим Великим праздником. Я хочу, чтобы наши внуки и правнуки никогда не знали новых таких праздников, чтобы у них не был нужды за такие праздники воевать.

- Большое спасибо, Фёдор Васильевич, за интересную беседу.

Путинцев Ф. В. скончался 19 апреля 2009 г.

Интервью и лит.обработка:Ю. Кулинич

Для газеты «Эхо Экибастуза» за 12 мая 2006 г.



Читайте также

Ну, например, такой случай: я лежал на спине – и смотрел на самолёт, который бросает бомбы, а мне старлей говорит: «Ляг на живот, чтобы ты не видел! Потому что ты от разрыва сердца можешь погибнуть: бомба – не твоя, она – чужая, она в другое место упадёт, а ты видишь – она летит. А вот если она правда на тебя полетит, то ты – видел, не...
Читать дальше

Да в любой момент мог погибнуть, ведь наш полк кидали на самые опасные участки. Помню, однажды немцы прорвались к нам на позицию, и мы с немецким офицером одновременно выстрелили друг в друга. Я него, а он в меня… Но я держал автомат у бока справа, и пуля попала в большой палец, разбила приклад, и прошла по касательной через бок. А...
Читать дальше

Вся Военно-Грузинская дорога плотно заселена войсками, проделана огромная работа: туннели, в которых размещены склады, войска, оборонительные заграждения. Город как будто мертвый, только слышно как проходят войска. Фронт уже на подступах к городу. Десятки, сотни немецких самолетов летают над расположениями наших войск и...
Читать дальше

Собрались командир полка, начальник штаба, я. Сидим, думаем. Я говорю: «Здесь нас шлепнут, там нас шлепнут, но там хоть свои шлепнут». Командир полка: «Тебе что, легче будет, если свои шлепнут?» Но все равно, делать нечего… Я приказал замки орудий утопить, кое как переправились, ночь блудили, вышли к своим. Нас в окопы посадили, а в...
Читать дальше

Шли тяжелые бой за освобождение Великие Луки и Невельской наступательной операции.  За освобождения города Невель дивизии присвоено почетное наименование «Невельская». В это время мы уже входили состав 2-ой Прибалтийского фронта. После Невеля перебросили на север Белоруссии и далее Прибалтику. В освобождение...
Читать дальше

Никогда не смог забыть ту поляну среди леса перед селом Яблуновка Она была плотно покрыта телами убитых бойцов. В большинстве своем они были в домашнем. С мешками за спинами. Не у каждого было и оружие. Очевидно, немцы посекли их из пулемета с противоположной опушки леса...

Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты