Желобков Валентин Васильевич

Опубликовано 19 мая 2014 года

3328 0

Родился я в обычной крестьянской семье в 1926 году. Деревня Антушково Ильинского района Ивановской области. Семья у нас была большая – восемь человек детей, так что жили бедно.

- Коллективизацию помните?

- Раскулачку-то? Конечно, помню, нас ведь самих тоже раскулачили. Потому что отец не хотел в колхоз вступать. Пришли, описали все. Причем, свои же, во главе с председателем сельсовета. Был такой Николай Грибанов. Он потом в колодце утопился. Черт его знает почему… Сам или нет, не знаю, но я думаю, его совесть заела чужое отбирать. Мы же бедно жили, у нас и брать нечего было, считай, на троих одну обувку носили. Но у отца была лисья шуба, так он ее забрал и ходил в ней по деревне…

Но отец в колхоз все равно не вступил, а устроился лесником. И он и мать, и все мы дети постоянно работали на посадках. Вначале готовили площадочки под посадку, а потом сажали саженцы сосны или ели.

- Многие ветераны вспоминают, что перед самой войной жить стало лучше.

- У нас же семья большая, а попробуй такую ораву прокормить, да еще обуть и одеть. Туго мы жили, очень туго… Родители только и думали о том, куда бы нас сунуть, чтобы с харчей долой и чтобы немножко подзаработать. Поэтому я уже с шести лет работал подпаском и за лето 300 рублей зарабатывал. Другого брата тоже куда-то сунут, чтобы и он хоть немного зарабатывал.

- Война неожиданно началась или ждали ее?

- Врать не буду, я 41-й год уже и не помню.

- Когда вас призвали?

- В мае 43-го. Я сам февральский, и только мне семнадцать исполнилось, сразу и призвали. Досрочно. Вначале я попал в Тульское артиллерийское училище. Но проучились мы там недолго, потому что когда летом под Курском горячо стало, всех курсантов отправили туда. Но по дороге наш эшелон разбомбили и меня ранило. Взрывной волной меня швырнуло в воронку и завалило трупами…

Долго лечился, потому что легкие сильно повредил, до сих пор кашляю. А потом меня отправили на Дальний Восток в 255-ю стрелковую дивизию. Там учли, что я пару месяцев проучился в артиллерийском училище, и определили меня в расчет 45-мм пушки батареи 972-го полка. Вот там я служил до самой войны с Японией. Первоначально мы стояли под Хабаровском, а оттуда нас двинули под Благовещенск,

Но там же японцы стояли прямо за рекой, и у нас чуть ли не каждую ночь объявляли боевую тревогу. Прочесывали леса, искали японских шпионов. Где ни черта не найдем, а где и зацепим. Находили парашюты брошенные, а то и обстреливали нас. А перед самой войной с Японией у нас вырезали ребят…

Дежурные уснули, и японцы вначале прирезали их, а потом пошли по казармам. Один дивизион почти полностью вырезали, а это человек около двухсот… Потом вроде подняли тревогу, а народу-то почти и нет… Чем закончилось, не помню, но командира части отдали под трибунал. А через несколько дней война с Японией.

Артиллерист Желобков Валентин Васильевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотецКак объявили, пошли маршем вперед. Но японцы настолько хитры, ужасное дело. Вроде идем все спокойно, тут вдруг бах-бах и бой нужно вести. Их вроде и немного совсем, но такой шум наделают… И очень много было у них снайперов. Эти опаснее всего. Сидят на деревьях, и только появился – выщелкивают. Хоп – готов, хоп – готов… Но потом за них крепко взялись, перебили всех и сразу стало спокойно.

Недавно мы лечились в госпитале, и с женой в палате лежала одна участница войны – медсестра. И она нам рассказывала такой случай. Как-то им нужно было переправить раненых в тыл. Но первая подвода ушла и пропала. Вторая, третья, то же самое. Они подъезжают, а там все убитые… Но у них оказался один смекалистый парень, и он успел заметить этого снайпера на дереве. Сразу остановились, он связал из ремней вроде как лассо и вот этой петлей стащил этого немца. Его, конечно, хорошо наградили.

Помню, зашел посмотреть в один дот. Размером он примерно метров с десять, там даже пушка стояла. У пулемета на цепи убитый пулеметчик. Возле амбразуры в стену вбито кольцо и от него цепь метра полтора на специальное кольцо на поясе. В углу стол с нехитрыми продуктами. Слева вместо туалета кувшин. В некоторых дотах для этого дела были устроены желоба с дыркой…

- А живых японцев близко приходилось видеть?

- Конечно, ведь, сколько мы их в плен взяли. Внешне - желтые как монголы. А по характеру также как и русские. Одни вроде податливые, дружелюбные, этих сразу видать, стремятся к нам поближе. А попадались и такие звери, которые не хотели подчиняться. Только и гляди, чтобы сзади не ударил…

- А примерно, в каких местах вам пришлось наступать?

- Да разве я сейчас помню? Вроде захватили город Цзямусы, потом пошли в наступление на Харбин. Помню, где-то мы остановились возле железной дороги, а там на путях стояла цистерна со спиртом. Но ведь из автомата или винтовки ее не пробьешь, так ребята притащили ПТР. Бум! Из нее ударила струя спирта, и как все кинулись. Кто с котелком, кто с каской, кто ладошки подставляет… Тут как раз японцы атакуют, а у нас почти все под этим делом… А куда деваться?!

В первом же крепком бою меня ранило. Пехота напоролась на японские танки. Этого просто никто не ожидал! Чтобы помочь пехоте, мы развернули свою «сорокопятку», подхватили ее и галопом вперед. Мы же у них на подхвате. Выкатили ее вперед на прямую наводку. Ну и попали… А какие у японцев были хитрые укрепления! Когда мы прикатили пушку на передок, вдруг из сопок открываются ворота, и не поймешь что такое, как тараканы выползают японские танки. Стали по ним стрелять, они дымят, горят вовсю … В общем, освободили дорогу пехоте. А в некоторых местах даже самолеты вылетали из сопок. Там такая была линия обороны, такие укрепления подготовлены, что я до сих пор удивляюсь, как мы их взяли…

Такое осталось впечатление, что в наш расчет попала бомба с японского самолета. Рядом взрыв, и из всего расчета нас осталось только двое: я и подносчик. А всех остальных подковырку…

Артиллерист Желобков Валентин Васильевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Желобков В.В. справа

Год и два месяца я скитался по госпиталям. Из одного госпиталя в другой, в третий. Но там же меня чуть не угробили. Когда вырезали аппендицит, забыли вынуть тампон, и когда пошло осложнение меня вынесли на койку смертников. Госпиталь был переполнен, в каждой палате койки стояли одна к одной, не меньше двадцати человек, и кому хуже – видно, что умирает, выносили в коридор на специальную койку. Она была обтянута по сторонам бинтами, чтобы раненый не выпрыгнул. Там, пожалуйста, умирай... Пришла моя очередь. Меня туда отнесли и забыли о моем существовании. Я на ней ночи две переночевал, а потом так заорал, что пришел сам начальник госпиталя: «Ты чего орешь?» - «Куда вы меня замуровали?» - «Вот если поправишься, то выпустим!» И я все-таки выкарабкался!

После госпиталя года два служил командиром радиоотделения в учебном дивизионе, но мое ранение в голову спровоцировало развитие рассеянного склероза. Лечился в санбате, а он же двигается за частью, и мы постоянно переезжали. Нас таких человек пять недобитков осталось. В общем, додвигались до того, что попали вслед за дивизией на Камчатку. Там меня и комиссовали в 49-м.

Артиллерист Желобков Валентин Васильевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец Артиллерист Желобков Валентин Васильевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Желобков В.В. слева. Госпиталь, Камчатка

Но пока я по госпиталям мыкался, мои документы, оказывается, где-то затерялись. Я стал никто! Не воевал, не учился, не был ранен. Вот тут мне снова помогли добрые люди. Какой-то командир взялся, нашел все данные, и только благодаря ему мне удалось восстановить все документы.

Приехал домой на костылях, родители в слезы… А семья же большая, тем более голодуха, и наперво нужно было купить жору. Хорошо завмагом работал моего друга отец – Иван Васильевич Орлов, и он мне сразу помог купить два мешка муки. А я заканчивал службу старшиной, получал 400 рублей, и накопил семнадцать тысяч, и почти на все деньги купил картошки и муки. А сам ходил в одних галифе и шинеленке…

Потом надумал учиться, но меня нигде не брали. Из-за ранения в голову отказали ноги… Наша деревня на самой границе с Ярославской областью, считай самое захолустье. В 49-м там ни света не было, ничего. Лошадка только если изредка проскочит. Так я ковылял на костылях по снегам, протаптывал дорожку – тренировался. Пришлось буквально заново учиться ходить. Жена до сих пор зовет меня горе-Маресьев.

В общем, приняли мои документы только в Ростовское педагогическое училище. Но первый же экзамен – диктант я благополучно завалил. А что вы хотите, итак всего семь классов имел, да еще столько времени даже книги в руках не держал. Пошел забирать документы, а директором училища был Усаковский – тоже участник войны. Он поглядел на мои костыли и говорит: «Ты что парень? Ты ведь пропадешь! Иди, сдавай следующие экзамены!» Помог или нет, не знаю, но я сдал успешно, и меня приняли.

Я оказался самым старшим студентом во всем училище и все четыре года был председателем профкома. Но мне по всякому помогали. По выходным даже давали скорую помощь, чтобы меня отвезли на консультпункт в Ростов – Ярославский. Часто ложился в больницу, а чтобы мог писать контрольные работы, медсестры освобождали мне уголок стола. Люди были такие добрые – что-то невероятное…

И училище я окончил неплохо - всего одна четверка. А главное дали такую характеристику, что меня без экзаменов приняли в Ярославский пединститут, на заочный. Окончил его и всю жизнь проработал учителем, вырастил детей. Но когда в 80-м году уже в Приволжск переехали мне вдруг в госпитале говорят: «Никакой у вас не рассеянный склероз!» И начались наши бесконечные хождения по райсобесам, ведь меня не признавали инвалидом войны, а из-за этого пенсия была всего 30 рублей что ли. И только в 1992 году удалось доказать, что рассеянный склероз все-таки связан с прохождением военной службы и ранением. И пенсия сейчас отличная, что вы. Мы никогда таких денег и не видывали. Нам бы сейчас только жить да жить…

Интервью: С.Смоляков
Лит.обработка: Н.Чобану


Читайте также

Нас пять или шесть человек попали в запасной артиллерийский полк. Как обычно две недели карантин, потом в баню и в часть, шесть месяцев проучился на артиллерийского наблюдателя. Старший лейтенант нас учил, он специалист был, и мы в казармах не сидели. Бинокль, буссоль, стереотруба, вот наш инструмент. Один день с буссолью...
Читать дальше

Первый танк подбили, он вспыхнул. У меня ребята, расчет, от радости запрыгали. Мы тогда все как дикари были, вообще... Ну, давай шуровать по ним. Тут уже надо быстро. Второй, третий, четвертый… Остальные танки сдрейфили, попятились назад, под гору. Повернулись, и тут уже все... «Катюша» заиграла, самолеты налетели, и так далее......
Читать дальше

"Куда вы едете?" "На фронт". "А зачем?" "Как зачем? Защищать Родину". Девушка слегка повернулась и, показав рукой внутрь бедной и темной крестьянской избы, вновь спросила: "Защищать эту жизнь?"

Читать дальше

Когда началась артподготовка, перед атакой комдив приказал оркестру сыграть Интернационал. Когда пехота услышала эту музыку, она бросилась вперед. И вдруг одна огневая точка немцев на моем участке заработала. У моих артиллеристов был приказ: если ваша цель подавлена, а работает какая-то другая, то бей немедленно! И все мои...
Читать дальше

Мы в ближнем тылу. Спим. Передовая разговаривает километрах в десяти. Вдруг, стрельба на нашей улице, слышим очереди "шмайсеров". Немцы прорвались!

Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты




купель купить, удобные.