Давидян Борис

Опубликовано 08 апреля 2012 года

2995 0

Я родился 26 сентября 1933 года в селе Барнокот Сисянского района Армянской ССР. После начала войны моего отца направили сначала в Среднюю Азию, а оттуда в Челябинск, Свердловск, Нижний Тагил. Он работал на военных заводах. В сорок шестом году вернулся, но участником Великой Отечественной войны его не считали, потому что на фронте не был. Старшего брата двадцать шестого года рождения призвали в армию в ноябре 1944 года.

Когда началась война, я пошел в первый класс школы, тогда же с семи лет в школу ходили и если дней десять-пятнадцать до семи лет не хватало, то в школу не брали, так что в школу я пошел только в сорок первом году, уже немножко не доходя до восьми лет.

После начала войны все тяготы и работы легли на моего деда, который был тысяча восемьсот семьдесят второго года рождения, а я старался помогать ему и учиться. И в школу ходил, и помогал дедушке. Сначала я пас ягнят, а впоследствии, уже во время войны, где-то сорок третий – сорок четвёртые годы, стал работать пахарем в колхозе. Пахали на волах, ночью оставались в поле, представь себе, лет двенадцать-одиннадцать, это на окраине села оставаться, а тогда ещё были волки и шакалы, но не боялись. С рассвета начинали пахать, и продолжали пахать даже при луне, успеть помочь фронту.

После начала войны жизнь ухудшилась, все для фронта, но Сисянский район у нас в Армении– это, можно сказать, житница Армении, там пахотных земель много, так что мы не голодали. У нас при доме еще земляной надел был, три сотки, там мы фасоль сажали, капусту, кроме того дед держал коров, овец.

Но кроме работы, мы успевали и играть. У нас в деревне площадка была, и мы на ней в футбол играли, кроме того играли в классики, ну и разумеется, мы следили за положением на фронте, зачастую, мы могли понять о том, что происходит на фронте, даже не слушая радио – если преподаватели в школе хмурые – значит наши отступили, понесли потери.

Из нашего района более шестисот человек ушло на фронт, а вернулось только около трехсот. Когда призывали кого-нибудь из наших односельчан, то в деревне устраивались проводы – традиция такая была перед тем, как уйти на фронт надо было собраться, выпить, старики должны были дать нотацию, советы как вести себя.

А когда приходили похоронки – траур для всей деревни, все друг друга, родня там или сватья, соседи.

Когда окончилась война вся наша деревня праздновала, веселилась, а в 1949 году в нашем районе начались репрессии – очень многих из района отправили в Алтайский край, а я, окончив семь классов школы, переехал в Среднюю Азию, город Ашхабад, и жил там девятнадцать лет, до 1968 года.

Интервью и лит.обработка:А. Драбкин, Н. Аничкин


Читайте также

Она ушла на задание, поцеловала меня, сказала: "Вернусь через три дня". Больше я её не видела. Незадолго перед этим мы с ней отправили родителям письмо, которые ничего не знали о нас. Зина написала: "Здравствуйте, мамочка и папочка! Мы живы и здоровы, чего и вам желаем. Мама, мы находимся сейчас в партизанском отряде, бьём...
Читать дальше

28 марта 1942 года пришел уполномоченный,  нас всех выгнали из домов. Сети остались в море. Из Ломоносова по заливу нас перевезли в Лисий Нос. Мороз был – 28°С, а я осталась в осеннем пальто и резиновых ботинках. От холода спас шерстяной платок. Нас долго возили по стране, потом посадили на пароход. 6 июня 1942 года высадили в...
Читать дальше

Сам ли он решился меня лечить, или отец мой просил за меня (отец по-немецки свободно говорил) я не знаю. При мне они не разговаривали. Один раз видела его с другими немцами у костра, он с губной гармошкой был. Я его узнала, и к нему как-то так потянулась, подбежала к нему, а он что-то грубое такое сказал, повернул меня и как бы...
Читать дальше

19 сентября я вышла после ночного дежурства, прошла мимо университета, вышла на бульвар и увидела, что издалека по бульвару ползет длинная серо-зеленая змея. Это немцы вступали в Киев. Ехали они в машинах, было много таких бронированных машин, как теперь БТРы. Пехоты никакой не было, все сидели на машинах. А я иду по тротуару, мне...
Читать дальше

Был и еще случай. Мы очень похожи были на евреев – я был страшно рыжий, у сестры волосы вообще были темно – медного цвета. Волос курчавый, потому что отец курчавый и мать курчавая. И про мать некоторые говорили, что вроде бы еврейка. Ну, тогда не было проблем – еврей ты, украинец, русские – какие вопросы, не было вопросов.

Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты