Михайлова (Гридасова) Нина Федосеевна

Опубликовано 18 сентября 2013 года

3063 0

Я родилась 29 декабря 1929-го года в селе Зеленое Новотроицкого района Запорожской области. Мои родители были простыми колхозниками, отец трудился кузнецом, а мама работала в поле. До войны я окончила пять классов. 22 июня 1941-го года по большому радиорупору мы узнали о начале Великой Отечественной войны, восприняли эту новость как дети, думали, что скоро победим врага. Что запомнилось – советские самолеты стали пускать в небе дымовую завесу в первый же день войны. В селе из-за этого поднялась паника, люди испугались. Сразу же начали мобилизовывать мужчин. Папу и старшего брата Василия, 1921-го года рождения, также забрали в армию.

Остались мы с матерью: брат Петр, 1926-го года рождения, и я. Мама сильно болела. Я сразу же пошла в колхоз – трудилась в поле с братом. Затем село захватили немцы. Старостой выбрали местного мужчину, он никого не трогал, но пока все тихонько говорили о том, что все равно будет Победа за нами, он в ответ на такие речи махал руками и говорил: «Да не будет никакой Победы, немцы завоюют всех». Полицаев у нас не было, так как село находилось в стороне от проезжих дорог в глухом углу. Немцы к нам даже за продуктами не приезжали. Единственное, когда присланные из Германии специалисты вывозили зерно с районного элеватора, то в нашем селе останавливались на ночевку, но никого при этом не трогали. У нас в хате были большие портреты папы и старшего брата. Однажды остановившийся у нас немец спросил, мол, кто это. Мама объяснила, что это сын и муж. Тогда этот немец заявил: «Зачем эта война? Надо было так решить – взял бы Сталин и Гитлер, встали друг против друга, пух-пух, и кто кого победил, тот бы и забрал землю убитого руководителя. Зачем столько народу положили?!»

Весной 1942-го года всю сельскую молодежь забрали на работы в Германию, остались по хатам одни старики и дети. К счастью, брата не тронули, он родился в сентябре и не попал по возрасту.

Когда в 1943-м году фронт стал приближаться к селу, через нас отступали румыны. Они начали шастать по дворам: по всем курникам и загонам. В поле паслись овцы, они их хватали и увозили. В ту же ночь мимо села прошла советская пехота. Боже мой, сколько было радости, все мы выходили на дорогу и выносили продукты, что у кого было. Кормили пехоту, бедные ребята, все в обмотках, уставшие. Грязные страшно, рады были куску хлеба.

Вскоре завязались бои на Перекопе, в нашем селе вскоре поставили эвакогоспиталь. У нас в хате поселилась его начальник, и она мне предложила пойти к ним поработать санитаркой в операционном отделении. Я мыла полы и подавала бинты во время операции. Этот эвакогоспиталь постоял у нас месяца три, после чего его перебросили в Мелитополь. Появился в селе новый госпиталь для легкораненых 51-й армии, я в него перешла работать, меня официально не оформляли первый месяц, потом увидели, что я старалась трудиться, и стала числиться гражданским работником. В апреле 1944-го года была сильная бомбежка, и меня ранило в нижнюю часть ног. К тому времени мы получили извещение о том, что и отец, и брат Василий пропали без вести.

Когда госпиталь от нас уходил, мама, у которой сильно болели ноги, осталась у меня одна, так как брата Петра мобилизовали в Красную Армию. Так что госпиталь пошел на Прибалтику, я решила дома быть. Работала в колхозе звеньевой. Была представлена к Трудовому Красному Знамени. 9 мая 1945-го года все ликовали и радовались Победе.

Интервью и лит.обработка:Ю.Трифонов


Читайте также

Там санитарная часть была, туда положили и поставили одного дежурить,
пока я приду в себя, чтоб допросить. Я два дня была без сознания, а на
третий день начала приходить в себя. И вдруг подходит врач. Так мы знали
уже там врачей, там же работали. Он подходит ко мне: «Лили, ты мёртвая.
Ты понимаешь?» Он не знал, как я...
Читать дальше

Мы походили целый день по развалинам, пришли опять домой. Прибегает соседка, говорит: «Давайте уходить. На той улице убили Лариониху, она не хотела уходить». Выгнали нас за еврейское кладбище, думали тем краем пройдем в Ельшанку, но там так много было побито немцев, что не пройти. Три дня мы прятались по развалинам, чтобы не...
Читать дальше

Вот такое у меня детство было, я считаю, что не плохое, только вот эти бомбёжки страшные, а остальное было нормально, все старались друг за другом ухаживать, помогать. Помню эти страшные очереди в магазины, когда стояли по талонам получать продукты. Освещения на улицах не было, все ходили с огоньками, круглые такие значки на...
Читать дальше

Мы всегда пережидали опасность в выкопанных во дворе окопах. И мы, маленькие дети, научились различать гул советских самолетов, немецких, летит ли это бомбардировщик или эта их «рама». По звуку всех различали. А холодно же, зима, и мы спали дома. Но соседи меж собой устанавливали дежурство – как услышат, что бомбардировщик...
Читать дальше

Сказали: «Собирайтесь». Из нашей семьи поехало пять человек: родители, я, сестра и брат. Было объявлено явиться на станцию Мельничный Ручей. Когда мы переезжали Ладожское озеро, то некоторые машины уходили под лед. Несколько месяцев нас возили по стране, даже не помню, что мы ели. Когда нас привезли на море Лаптевых, то через 7...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты