Горбунов Николай Степанович

Опубликовано 17 декабря 2012 года

6158 0

Я родился 5 декабря 1918-го года в селе Замарайка Тихвинского сельсовета Воловского района Курской области. Родители мои были крестьяне-середняки. Отец участвовал в Первой Мировой войне, а в ходе в ходе Великой Отечественной войны папа с братом Сергеем дошли до самого Берлина. Кроме брата, у меня было две сестры: Лида и Шура. Я окончил восемь классов, после чего уехал в Москву, где работал на многих предприятиях, строил Крымский мост, а перед службой трудился на Государственном шарикоподшипниковом заводе № 2, расположенном на ул. Шаболовка. Оттуда был призван в 1939-м году в Военно-морской флот.

Меня направили в Севастополь, откуда попал в г. Баку, в Каспийскую военную флотилию. До начала войны служил на торпедных катерах. И вдруг 22-го июня 1941-го мы узнали о начале войны – об этом объявили по радио. Вскоре меня перевели в отдельный отряд дымомаскировки и дегазации, где назначили на катер, занимавшийся дымомаскировкой. Всего в нашем отряде было три таких катера, я попал на судно «017». Затем меня послали в школу младших командиров, где я получал специальность «матрос-химик». Окончил ее весной 1942-го года, присвоили звание старший матрос. Продолжил службу на гидрографическом судне «Тбилиси», которое испытывало отравляющие вещества. К нам на флотилию специально прибыли ученые из Москвы, которые испытывали новейшую химическую аппаратуру, и на Шаховой косе проводили практические испытания отравляющих веществ, в основном это был иприт и его разновидности.

Весной 1943-го года меня снова перевели на катер дымомаскировки, вскоре наш отдельный отряд дымомаскировки и дегазации Каспийской военной флотилии погружают на железнодорожные платформы, и мы отправляемся в путь, пункт назначения неизвестен. Доезжаем до станции Тихорецкой Краснодарского края. Нас наш состав бомбили немецкие самолеты, и только здесь мы узнали, что должны были идти в Новороссийск, но город был все еще оккупирован, и мы повернули в сторону Туапсе. По прибытии сгрузились с платформ, после чего своим ходом по морю отправились в Геленджик. Встали на причал в мае 1943-го года, в это время продолжались сильные бои на Малой Земле под Новороссийском. Команда каждого катера-дымзавещика состояла из 12 моряков, на вооружении у каждого автомат ППШ. Нас сразу же начали обучать военному делу, пусть мы и считались химиками, но каждый должен был хорошо владеть автоматом и уметь бросать гранаты. Командование Черноморского флота постоянно отправляло на плацдарм транспорты, которые в ночное время подбрасывали пополнение, боезапасы и продовольствие. Но не всегда удавалось за ночь все успеть,

Краснофлотец Горбунов Николай Степанович, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Матрос Горбунов Николай Степанович, Каспийская военная флотилия, 1940-й год

поэтому в светлое время суток наши катера начали ставить дымовые завесы и ходить в дозор. Дело в том, что транспорты с пехотой нередко подходили к берегу, ведь нормальных причалов практически не имелось, а немцы постоянно обстреливали из артиллерии наш небольшой плацдарм и водные подступы к нему. Кроме того, каждый день появлялась вражеская авиация. Поэтому при высадке подкреплений с нашей стороны постоянно случались жертвы, а без дымовых завес их стало бы намного больше. Но все равно, у Малой Земли в прибрежном море мелководье, поэтому бойцам с вооружением и боеприпасами приходилось бросаться прямо в воду и по воде пробираться к берегу, так что потери постоянно происходили. Ведь если кто-то попадал в ямы под водой, то сразу же тонул из-за своего груза.

В ходе выполнения задания по дымомаскировке в правый борт нашего катера попал вражеский снаряд, экипаж понес потери раненными, и мы вынуждены были уйти на ремонт в село Кабардинку, где в то время находились ремонтные базы Черноморского флота.

После освобождения Новороссийска 16 сентября 1943-го года наш отряд оставили для охраны Новороссийской военно-морской базы. Личный состав, а также аппаратура дымомаскировки и дегазации были размещены на улице Советов, ближе к городскому пляжу, в старом здании еще дореволюционной постройки, а наши катера были поставлены на пирс «Лесная пристань». Но еще долгое время город немцы бомбили город, поэтому везде были поставлены дымовые шашки большого размера, метра полтора в высоту, их установили по всему Новороссийску, в том числе и на заводах «Пролетарий», «Октябрь», до самой Станички стояли. И каждый раз, когда происходили воздушные налеты, мы поджигали эти шашки.

В Новороссийске находились вплоть до мая 1945-го года. День Победы встретили на улице Советов. Радовались капитуляции Германии от всей души, офицеры нас сразу же послали в совхоз «Абрау-Дюрсо», и мы там закупили вина, так что хорошо отпраздновали День Победы.

Здесь я познакомился со своей будущей женой, она во время оккупации проживала в Новороссийске и по сути дела находилась от плацдарма на расстоянии полутора километров. Рассказывала, что на Малую Землю каждый день летело столько немецких самолетов, что ужас. И взрывы авиабомб казались настолько мощными, что мирные жители удивлялись, как кто-то еще может драться на плацдарме.

- Как кормили?

- Кормили на флоте отлично, практически всегда ленд-лизовская тушенка имелась. Союзники вообще нам многое дали, надо признаться.

- Вам сменную форму во время войны выдавали?

- Ни разу, все годы войны в одной и той же куртке и брюках проходил.

- Что было самым страшным на войне?

- Налет немецкой авиации в ночное время.

Интервью и лит.обработка:Ю. Трифонов


Читайте также

Мне неоднократно приходилось наблюдать такую картину: около 30 вражеских бомбардировщиков, построившись в круг над дивизионом, наносили по шесть бомбовых ударов, а затем по шесть пулеметных заходов. В это же время вражеская артиллерия вела сосредоточенный огонь по позициям дивизиона.

Читать дальше

Комиссар был прошит восемью пулями истребителя Ме-109, который зашел с юго-востока на штурмовку батареи в то время, когда она вела огонь по пикирующим с юга бомбардировщикам.

Читать дальше

Переход к военной жизни мне дался с трудом. Тогда во флот брали на 5  лет, и мы попали вместе со старыми матросами, которые должны были  демобилизоваться в 1941 году, а тут война началась. Они уже по 8 лет  служили, а тут мы…Они и стали нас воспитывать, мы тогда салагами  считались, 18-19 лет – что это… Но дедовщины...
Читать дальше

И вот что интересно. Ведь я видел Невскую Дубровку чуть ли не довоенную,  когда мы прибыли туда. Поселок тогда был шикарный, там был шикарный  парк, там, значит, музыка играла, и так далее. А теперь я видел уже  Невскую Дубровку, где живого ничего не было. Так что обстановка на  Невской Дубровке была такая, что...
Читать дальше

11 апреля в Вене мы высаживали десант на второй имперский мост. Днем,  примерно в 12 часов, после обеда, боевая тревога. Командир сказал:  «Долго мне рассказывать нечего, идем десантом. Когда пойдем в зону огня,  вести самостоятельно огонь по целям, смотрите, выбирайте следующие  цели». Я тогда был на...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты