Шостак Мина Иванович

Опубликовано 09 октября 2015 года

4938 0

- Мина Иванович, скажите, пожалуйста, вы родились на Украине?

Да, я родился 7 ноября 1914 года в селе Губское Лазорского района Полтавской области УССР в семье крестьянина. Отец Шостак Иван Трофимович 1878 г. р. и мать Шостак (Онищенко) Прасковья Федоровна 1881 г. р. по национальности украинцы, родились так же в селе Губское и занимались крестьянством. До революции хозяйство числилось бедняцкое, но после революции и до вступления в колхоз хозяйство считалось средним.

- Расскажите, пожалуйста, о вашей жизни до войны.

Сам я с раннего детства работал в хозяйстве отца и учился в Таранзенцивской 7-летней сельской школе. В августе 1932 года после окончания школы выехал я с одним товарищем к его родителям в Евпаторию, Крым.


Там поступил работать в Акмечетскую МТС на электростанцию в качестве ученика. В 1933 г. был послан на курсы машинистов двигателей внутреннего сгорания г. Симферополь, где окончил их и возвратился обратно в МТС. В марте 1935 года я по собственному желанию перешел в порт Ярлычаг, где работал на электростанции механиком в машинном отделении. Работал там я недолго, так как в декабре того же года был призван Евпаторийским райвоенкоматом на Военно-Морскую службу, сначала в г. Севастополь, а в марте 1936 г. направлен в г. Кронштадт в электро-минную школу связи им. Попова, которую окончил по классу ШШС (штабная шифровальная служба) и откомандирован для продолжения службы в штаб БТКА, г. Кронштадт. В октябре 1937 года поступил на учебу на двухгодичные курсы офицерского состава Краснознаменного Балтийского флота. В мае 1939-го после успешного окончания курсов мне было присвоено звание лейтенанта с назначением на должность флаг-специалиста связи 4 бригады подводных лодок. В этом же году, кстати, я познакомился со своей будущей женой.


- А вы не могли бы рассказать поподробнее о своей жене?

Конечно. Когда, после окончания курсов, я был в гостях в Москве, то познакомился с Челищевой Анной Романовной 1918 г. р. Анна Романовка по национальности была русская, из крестьян, родилась в деревне Бутырки, Епифанского района Тульской области. В 1936 г. после окончания семилетней школы переехала к своей старшей сестре Елене в г. Москву, поступила в ФЗУ при фабрике «Художник», окончила его и там же осталась работать.


В 1940 г. я вступил с ней в брак, но оформить этот брак получилось только в 1944 г. Оформили мы его в Бауманском ЗАГСе по месту жительства на тот момент по Токмакову переулку.

- Хорошо, давайте вернемся к довоенному периоду, вы рассказывали про учебу и службу?

В декабре 1939 г. назначен начальником 3 отделения Штаба Либавской (Лиепае) ВМБ, где прослужил до 1940 г. В октябре 1940 года я поступил на учебу в Высшее военно-морское командное училище имени Фрунзе в Ленинграде. В июне 1941 года в связи с военными действиями из училища откомандирован в распоряжение начальника Штаба обороны г. Ленинграда и озерного района. Я с тремя товарищами попал на миноносец «Яков Свердлов». Примерно в это же время у меня родилась первая дочка, Людмила, а на фронте начало расти напряжение.


- Расскажите, что вы помните о том, как начиналась война?

В первых числах июня месяца мы отправились в поход в Либаву. В водах Балтики обнаруживались немецкие военные корабли и подводные лодки, которые своими действиями нарушали мореходные правила – пересекали курс корабля и фотографировали. Но в это время мы имели распоряжение, где нам категорически запрещалось вступать в соприкосновение с немцами и не вызывать осложнений, не поддаваться на их провокации. По прибытию в Либаву нам стало известно, что имелись случаи нарушения наших нейтральных вод военными кораблями. Один из них крайне близко подошел к берегу и его пришлось задержать. Капитан объяснил, что рулевое управление испортилось, но после проверки выяснилось, что все это была выдумка.

Немецкие самолеты каждый день появлялись над Либавой и в прибрежных водах. 17 июня один немецкий гидросамолет летел со стороны Балтийского моря по курсу на Либаву, потом в двух милях от береговой черты, резко пошел на снижение. Мы не знали в чем тут дело, предполагали, что или испортился мотор, или это была какая-то преднамеренность. Наш корабль устремился к месту посадки самолета, спустили шлюпку, доставили на борт двух летчиков, которые возмущались, что их задержали. Они объяснили, что летели из Финляндии к себе в Германию, но потеряли ориентировку. Но когда мы взяли планшет и раскрыли карту – на ней был проложен маршрут Кенигсберг – Либава. К этому времени подоспел наш пограничный катер, и летчики были переданы им и отправлены в Ригу.

Характерный случай был и в торговом порту, где грузились зерном два немецких парохода. Капитаны все время настаивали, чтобы погрузка была завершена к 20 июня, но наши медлили, тогда немецкие корабли утром 20 июня ушли из порта недогруженными. А в почтовых ящиках квартир, где проживали семьи военнослужащих либавского гарнизона, часто находили листовки антисоветского содержания, видимо распространялись айзсаргами – членами запрещенной военизированной фашистской организации в Латвии.

Все эти факты говорят, что Гитлер заранее готовил войну и провоцировал инциденты в пограничном районе Либавы.

- А что вам запомнилось, когда война началась?

На второй день войны наш корабль ушел по заданию на остров Ханко и далее в Таллин. В июле месяце по приказу командующего КБФ адмирала Трибуца из моряков-балтийцев было сформировано семь бригад морской пехоты общей численностью 25 тысяч моряков для борьбы на суше. 24 июля мне впервые довелось участвовать в боях в составе четвертой бригады морской пехоты в тылу врага в должности специалиста ШШС. Была осуществлена высадка на два небольших финских острова Мантсинсаари и Лункулансаари в Ладожском озере, а также нанесены серьезные удары в тылу по войскам отдельной немецко-финской армии, наседавшей на город Ленинград. За эту операцию мне было присвоено звание старший лейтенант.

Второй раз я был высажен в августе в составе морского десанта под Шлиссельбургом (ныне г. Петрокрепость) с задачей разгрома и освобождения железнодорожного узла. В этих боях наш десант нанес большой урон противнику, но и сам понес потери до 60% личного состава, особенно от бомбежки авиации противника. Уцелевшие десантники вышли в районе Синявино на соединение с нашими войсками.

В октябре на сторожевом корабле «Пурга» мне пришлось под огнем противника участвовать в эвакуации из окружения частей 142, 168 и 198 дивизий. При незначительных потерях из окружения кораблями было вывезено 26 тысяч бойцов, 155 орудий и много боевой техники.

- А как для вас развивался дальнейший ход войны?

До конца 41-го я работал в штабе Ладожской флотилии в должности специалиста ШШС, а в декабре назначен на должность офицера, а с апреля 42-го года инспектором 6 отдела управления связи ВМФ.

Дальнейшее течение войны я участвовал в формировании и обеспечении боеспособности Ладожской и Онежской флотилий, которые прикрывали «Кабель жизни», проходивший по дну Ладожского озера. В задачи, поставленные командованием, также входило обеспечение бесперебойного движения кораблей между Кронштадтом и островами восточной части Финского залива. Я непосредственно участвовал в подготовке и боевых действиях по прорыву блокады Ленинграда и его освобождению. За выполнение порученных заданий я был награжден медалью «За оборону Ленинграда».


В 1944 году меня перевели в Москву в Главный штаб ВМФ, где я выполнял различные поручения командования на Северном, Черноморском и Тихоокеанском флотах. А в августе 1945 года я был откомандирован на Тихоокеанский флот для координации действий между сухопутными частями маршала Василевского и Тихоокеанской и Амурской флотилиями. Также я участвовал в формировании и высадке морского десанта в порт Торо в ходе прорыва Котонского укрепрайона.


Интервью и лит. обработка: А. Ким


Читайте также

Так я попал на К-21, нашу знаменитую замечательную подводную лодку, и сделал на ней 3 боевых похода в Норвежское и Баренцево море. Лодка была знаменитая. Куда там! Там шла наша служба. Конечно это не Сталинград, когда тебя бомбят буквально каждую минуту, но тоже. Ведь у нас погибло ни мало - ни много, а 23 подводные лодки! 23… И вот...
Читать дальше

Когда мы стали опрашивать командира подводной лодки, им оказался капитан-лейтенант Вернер Шмидт, выяснилось, что мы потопили новейшую cубмарину «V-250», которая была вооружена какими-то новыми торпедами, о которых никто из членов нашего экипажа ничего не знал. Что интересно: торпеды загружались и устанавливались на подлодке...
Читать дальше

Когда на дворике орудийного расчета взрывается снаряд 100 или 150 мм и часть расчета орудийной прислуги погибает или ранит - это не забыть. Мне повезло и очень, я остался жив после двух прямых попаданий на дворик. Что это такое - понимает только переживший.

Читать дальше

Наши выходы в море были или учебные, или боевые, непосредственно на боевую позицию, где лодка выходила в определенный квадрат и курсировала по нему по 2-3 недели. Здесь нас выматывали постоянными погружениями, когда, задраив все переборки, мы без кислородных аппаратов "тренировались на выживаемость". Погружались на...
Читать дальше

И вот мы первый разрушенный мост прошли. Уже был виден не взорванный,  рядом со мной стоял старшина Васильев, старшина группы мотористов.  Смотрю, у него поджилки трясутся, он-то знал, на что мы идем. Трассы  режут воздух, спереди и сзади взрывы, столбы поднимаются. Старшина  понимал, на что мы идем, а мне было...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты