Фадеева Нелли Антоновна

Опубликовано 16 июня 2015 года

2984 0

Жизнь проходит с трудностями и радостями быстро, но есть моменты, которые не забываются, а всплывают более ярко и даже тревожно в период празднования 70-летия Победы Великой Отечественной войны. Я, Фадеева Нелли Антоновна, дочь ветерана войны Жуковского Антона Ивановича, награждённого орденами и медалями артиллериста, прошедшего всю войну.

Память о войне близка мне ещё потому, что я - дитя войны. Всё началось в рождения 24 июня 1941 года, когда мне исполнилось 7 лет. Как семья военнослужащего я была эвакуирована с мамой и бабушкой (мать отца) в село Самодуровка Саратовской области. Сейчас это село называется Белогорное. На пути следования состав поезда был полностью уничтожен и все остались без вещей в одних летних платьицах. У мамы сохранилась только сумочка с документами.

Память сохранила добрых, мудрых жителей села Саратовской области, которые приютили, накормили всех эвакуированных, и они прожили там все годы войны. Основателями Самодуровки были беглые приверженцы старой веры из Москвы - братья Клим и Иван (по другой версии отец и сын). В середине 19 века в Самодуровке проживало 2500 староверов (по данным Саратовского архива). В начале 20 века - 5070 человек. Первые годы войны были очень трудные: не успели убрать урожай, все мужчины ушли на фронт, женщины и дети постарше работали много до глубокой ночи. Не было одежды, и только через несколько лет бабушка смогла связать из шерсти козочки Дарьи (так она ласково её называла) платье, носки, чулки, кофты.

С едой было ещё труднее, но жители села давали просо, горох, горсточки пшеницы, которые смогли посеять весной следующего года. Суп из гороха был самый вкусный, лепёшки из травы перекати-поле были душистыми и питательными и запомнились на всю жизнь. Село окружали меловые невысокие горы, и дети села собирали весной грибы сморчки, которые на то время были очень вкусной едой. О кусочке масла можно было только мечтать, но большое терпение давало возможность не болеть. Первый комочек масла получили, когда появилось козье молоко. Долго собирали сливки и взбивали их в стеклянной бутылочке. Какая это была радость при получении комочка масла! Каша из проса была сказочно вкусной.

Дети села были дружные, учились хорошо, упорно. Вспоминаю, как мама приходила с работы поздно ночью, часто ездила в город самостоятельно на телеге, запряжённой лошадью. На пути частенько встречались волки, было страшно, но другого выхода не было.

Запомнился день Победы – всё село ликовало, люди пели, плясали, дети бегали по домам и сообщали о радостной вести, ведь радио было только одно на всё село. После войны отец забрал семью и затем мы переезжали из города в город от Кавказа до Сибири и Урала в период его службы в армии. Россия страна обширная и могучая. Память сохранила добрые чувства к жителям села Самодуровка, а ныне Белогорное, которые помогли выжить в годы войны и спустя много лет хочется поздравить всех жителей села с 70-летием Победы!

Пусть их дети, правнуки не узнают бомбёжек, слёз, холода, голода войны.

Мира и радости всем!

Воспоминания прислал Андрей Колесник



Читайте также

Итак, в путь, в неведомое. Я, не приспособленная к дорожной жизни, осталась с детьми трех и шести лет, без близких среди эвакуированных; как говориться, между небом и землей. После войны прошло уже тридцать шесть лет, но того, что я испытала в то время, не забыть никогда.
Читать дальше

Затем нас всех погнали в гетто «Печора» под Винницей. Никаких газовых камер там не было, но люди ежедневно погибали десятками: от голода, непосильного труда, от тифа и других болезней. Недаром этот лагерь сами заключённые прозвали «Мёртвая петля»… Столько лет уже прошло, но я не могу без слёз вспоминать, как издевались над нами...
Читать дальше

28 марта 1942 года пришел уполномоченный,  нас всех выгнали из домов. Сети остались в море. Из Ломоносова по заливу нас перевезли в Лисий Нос. Мороз был – 28°С, а я осталась в осеннем пальто и резиновых ботинках. От холода спас шерстяной платок. Нас долго возили по стране, потом посадили на пароход. 6 июня 1942 года высадили в...
Читать дальше

Сам ли он решился меня лечить, или отец мой просил за меня (отец по-немецки свободно говорил) я не знаю. При мне они не разговаривали. Один раз видела его с другими немцами у костра, он с губной гармошкой был. Я его узнала, и к нему как-то так потянулась, подбежала к нему, а он что-то грубое такое сказал, повернул меня и как бы...
Читать дальше

Поселили к нам в дом немцев, а мы все на кухоньке маленькой ютились. И еды нет, и топить нечем. Я промышлять ездила по станицам, цеплялась за вагоны. Везла вещи, меняла на продукты – пшеничку, кукурузу, овёс. В станицах у людей были продукты, а мы им одежду несли – ботинки, штаны, рубашки. Ходила пешком по восемнадцать километров. В...
Читать дальше

В тот период мне было 4 года, а младшей сестренке Рае 2 годика. Мама собирала узелочек, сестренку брала на руки, а мне давала чайник с водой. Я помню, как мы шли вдоль забора, в районе 1-й автобазы, к новому кирпичному дому, где в подвале было организовано бомбоубежище.

Хорошо помню, что мне было очень тяжело нести этот чайник...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты