Анисимов Александр Дмитриевич

Опубликовано 04 января 2011 года

10163 0

Я родился 18 августа 1926 года в городке Колпашево Томской области. Семья у нас была очень большая, но война по ней прошлась словно катком… Оба моих старших брата погибли на фронте… Бориса 1922 г.р. призвали еще в 1941 году, но последнее письмо от него пришло в марте 43-го и все, ни слуху ни духу… А про Гришу, он был 1924 г.р. вообще ничего не знаем до сих пор…

Но просто страшный удар война нанесла по семье моей мамы. У них в семье было две сестры и девять братьев, так представьте себе, что все они пошли на фронт, но только один из них вернулся с войны, да и то инвалидом, а все остальные погибли… (В базе данных ОБД-Мемориал есть данные по трем братьям Анисимовым: Александр 1910 г.р. погиб в августе 1942 года; Петр 1913 г.р. пропал безвести в январе 1944 года; Федор 1915 г.р. погиб в июле 1944 года - прим. Н.Ч.)

По материнской линии я настоящий сибирский казак. Мамин отец - Евсей Леонтьевич был настоящий трудяга и пахарь, каких еще поискать, поэтому и жили они зажиточно. Он всем своим детям в Тогуре, это в восьми километрах от Колпашево, построил дома, казалось бы, жить да жить, радоваться, но проклятая война все перечеркнула… Хорошо, что дед не дожил до начала войны…

А отец у нас, по-моему, был ленинградский что ли и в наши края его прислали на руководящую работу. Но после того как он женился на моей маме - дочери кулака, то понеслось… Его постоянно понижали в должностях и после такой "заботы" со стороны местных властей он сильно заболел и в 39 лет умер… Мне тогда было лет двенадцать, но об отце у меня навсегда сохранились самые светлые воспоминания, и талантами я, судя по всему, тоже пошел в него. Научил меня в раннем возрасте играть в шахматы, кататься на коньках и на лыжах, вообще поощрял любые мои увлечения. И талант к рисованию мне тоже достался от отца.

А после седьмого класса я поступил в художественное училище в Нижнем Тагиле. Вот там меня и застала война, и именно оттуда я ушел на фронт.

Пулеметчик Анисимов Александр Дмитриевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Родители и дедушка с бабушкой

Анисимова А.Д.

Как вы узнали о ее начале?

Не помню уже, наверное, как и все из сообщения по радио. Вы поймите меня правильно, столько лет уже прошло, и я сейчас иной раз не могу вспомнить, как меня зовут, а уж не то, что было почти семьдесят лет назад…

Я продолжал учиться в училище, но в 44-м году мама мне прислала письмо, что на фронте погиб уже восьмой ее брат… Почитал я его, прослезился, и душа прямо горела отомстить за всех моих погибших близких. Как раз приближался срок призыва, и я пошел в военкомат проситься в армию, но мне отказали: "Так тебе же еще нет восемнадцати лет". - "18 августа исполнится". - "Вот тогда сразу и призовем".

И где-то в августе 44-го меня призвали. Месяца два, наверное, проучился на пулеметчика в запасном полку и только потом нас направили на фронт. А когда нас начали распределять по подразделениям, то я попросил: "Хочу быть поближе к немцам, чтобы отомстить за всех моих родственников. Чтобы увидеть, что хоть одного точно убил". И тогда меня направили в … 109-ю отдельную штрафную роту, но не за то, что я чем-то проштрафился, а в качестве пулеметчика. Но на фронте я пробыл совсем недолго, месяца два, три максимум, потому что когда в январе 45-го пошли в наступление, то 12 января меня тяжело ранило.

Воевали мы в Польше. (109-я отдельная штрафная рота воевала в составе 5-й Гвардейской Армии, которая в период с августа по декабрь 44-го вела тяжелые оборонительные бои на сандомирском плацдарме - прим. Н.Ч.)

Почти вся рота состояла из бывших заключенных. Но эти уголовники и сами были рады тому, что оказались на фронте, потому что знали, что если выживут, то с них снимут судимость. А некоторые даже так говорили: "Пусть лучше убьют, чем 10 лет в тюрьме сидеть". И вы знаете, про этих людей у меня остались самые наилучшие воспоминания. Ребята были очень хорошие, да и я тоже хоть и был совсем молодой, но умел с людьми ладить. Поэтому когда командир роты мне предложил: "Саша, может пора тебя перевести в обычное подразделение?", я отказался, потому что уже нашел с ними общий язык.

Вспоминается такой эпизод. Между нами и немцами было метров триста, и я штрафникам так говорил: "Ребята, в тыл вы все равно не убежите, у вас только один выход - вперед". - "Хорошо, мы так и сделаем". И как раз в ночь на 7 ноября несколько человек из них самовольно полезли к немцам, вырезали пулеметный расчет, и в числе прочих трофеев принесли оттуда спиртное. Выпили и громко запели песни. Но немцы как начали по нам шуровать. Ночью еще ничего, а под утро прямо начали мешать в кашу… В этом плане немцы оперативно работали.

А ранило меня так. Когда началось наступление провели такую артподготовку - страшнейшую, что казалось ничего живого не осталось, а поднялись вперед, но какой немцы дали ответ… А мы с дружком так договорились: "Следи ты за мной, а я за тобой". И когда уже ворвались в немецкие окопы, один высоченный фашист бросился на меня с кинжалом, но я успел увернуться и он только слегка порезал мне кожу на голове, и тут подоспел мой друг - всадил ему в спину штык… Фактически спас мне жизнь, а я даже имени его не помню.

Пошли дальше, но уже через пару минут рядом видно взорвался снаряд или мина, потому что я получил в правый бок и спину множественное осколочное ранение. Но ничего этого я не помню, потому что очнулся только на подводе, когда меня везли медсанбат.

Привезли туда, а там лежит человек сорок раненных, и стоит такой шум, гам, потому что кому руку отрезали, кому ногу… Я на это дело посмотрел, и когда меня повезли в операционную, говорю женщине-хирургу: "Доктор, я не могу видеть, как люди кричат от боли, поэтому ради бога отдайте мой наркоз тем, кто кричит, а меня оперируйте так". - "У вас тяжелое ранение и нам придется в вас ковыряться часа два". - "Ничего, я потерплю". Лег на живот и за все время операции ни разу не пикнул. Правда, у меня в легком один осколок до сих пор сидит. А после операции встаю: "Ну ладно, я пошел". - "Куда, псих? На носилки его".

Потом меня перевезли в госпиталь во Львов, и вот там произошел страшный случай. Как-то захожу в одну палату и вижу знакомое лицо. Но от этой страшной картины даже не сразу догадался, что это капитан - мой командир роты. От него почти ничего не осталось, ни рук, ни ног… От его вида мне стало плохо, даже прибежала медсестра. Привели меня в чувство, и он мне говорит: "Саша, извини, я не знал, что ты так среагируешь…" - "За что извини, ты посмотри, что они с тобой сделали…" Вот не помню, к сожалению, как его звали. И он меня попросил: "Отнеси меня к окошку, воздухом подышать, и я хоть на улицу посмотрю". Только его отнес, и он меня еще попросил: "Принеси водички". Возвращаюсь, а его уже нет… Он как колобок вывалился в это окно, и с четвертого этажа насмерть, конечно… По-моему у него была и жена и ребенок, но где-то я его понимаю, куда ему в таком виде ехать?..

Ко мне сразу вопросы: "Зачем ты его отнес?" Но разве я мог отказать своему командиру, ведь даже и подумать не мог, что он решился на такое… Тем более, что вся палата меня тоже просила: "Саша, отнеси его", и понятно отстали от меня. А вскоре из Львова меня направили в Тбилиси, где в эвакогоспитале №2464 я пролежал до середины июня.

Именно в тбилисском госпитале мы узнали о Победе. Пришел один грузин и нам рассказал. Наше счастье, радость, словами не передать... По-моему, даже бутылки какие-то появились, но я всю жизнь не пил и не курил и даже на передовой свою норму водки и махорки всегда отдавал ребятам.

А у меня на фронте был интересный случай. Однажды, как раз тот самый командир роты приказал мне отконвоировать в штаб нашей Армии одного пленного. По-моему это был даже генерал, ну или, во всяком случае, старший офицер. Лет сорока пяти-пятидесяти, высокий, нормального телосложения, и что меня особенно удивило весьма неплохо говорил по-русски. И по дороге он меня начал уговаривать: "Отпусти меня, а за это я подарю тебе свои золотые часы". Я ему сразу сказал, что не отпущу, пусть даже не просит, но когда мы пришли в штаб, он при всех подарил мне их на память. Такие большие, золотые видно очень дорогие карманные часы на толстой цепочке.

И когда мы узнали о Победе, то у меня случился такой порыв, что я пошел к начальнику нашего госпиталя и подарил ему свое главное богатство - эти трофейные часы. Потому что это был очень хороший врач и человек, который ко всем относился как отец родной, а согласитесь это большая редкость. Он отказывался, не хотел их брать, но я ему сказал: "Поймите, это же не взятка, а просто я вам по случаю Победы хочу сделать подарок от всей души".

Из Тбилиси через Москву поехал домой. Приезжаю, и оказалось, что маму как дочь кулака выселили из нашего домика в землянку… Значит как отправить всех трех сыновей на фронт - не дочь кулака, а тут вдруг чуждый элемент… Тогда я сел и написал письмо Ворошилову. И что вы думаете? Вскоре из Москвы пришел ответ, чтобы местные власти в течение трех дней решили вопрос с нашим жильем. И нам с мамой выделили однокомнатную квартирку.

У вас есть боевые награды?

На фронте, конечно, ни о каких наградах даже речи не шло и уже только спустя годы после войны мне вручили медаль "За отвагу".

Вы можете оценить немцев как солдат?

Вояки они неплохие, даже хорошие. Но кто лучше, мы или они, я не могу сказать и, наверное, и не должен так судить. Но я считаю, что немцы и Гитлер, прежде всего, сделали роковую ошибку, когда решились на нас напасть. Все-таки с нашим народом справиться нельзя.

Но вот во время войны у вас не было ощущения, что мы воюем с неоправданно высокими потерями?

В целом я считаю, что по-другому победить было невозможно, уж очень сильный у нас был враг. И я думаю, что здесь еще очень многое зависело от самих командиров подразделений. Да, слухи такие ходили, что там не надо было, там, но лично мне самому такого видеть не пришлось.

Правда, я же сам видел, что штрафников совсем не жалели. Как их постоянно гоняли в разведки боем… И даже наш командир роты, который был душевный человек и находил с штрафниками общий язык, но и он понимал, что послать больше некого… А кого?!

Но вы знаете, что удивительно? У нас совсем не было принято разговаривать на тему смерти и ранений, поэтому я тоже как-то не особенно задумывался о том, что могу погибнуть в любой момент. Вот как-то совсем не думал о смерти, может, поэтому они и обошла меня стороной?

А вам самому убивать приходилось?

Я же был пулеметчиком и из своего "максима" стрелял очень много, но вот так, чтобы выстрелить в упор и точно знать, что это именно я убил, такого не было.

Что вы чувствовали тогда к немцам? Приходилось ли видеть, например, случаи жестокого обращения с пленными?

Конечно, я, как и все чувствовал к ним ненависть как к смертельному врагу, но чтобы пленных били, или тем более убивали, я такого не видел. Ведь, например, когда я тогда конвоировал этого генерала, то вполне мог его и убить по дороге, но у меня даже и мысли такой не появилось.

Политработники среди штрафников пользовались авторитетом?

Вы знаете, почему-то ни политработников, ни каких-то других посторонних людей я в расположении нашей роты и не помню.

А с особистами не пришлось общаться? Большинство ветеранов признается, что им пришлось присутствовать при показательных расстрелах.

С особистами я не общался и показательных расстрелов не видел ни разу.

Ваше отношение к Сталину?

Конечно, после того потока информации и тех разоблачений, которые последовали после начала перестройки, думаю, что мы получили более верное представление о его личности. К тому же я и сам из семьи пострадавших. А какие ужасные вещи про него говорили штрафники… И на три и на четыре, и на сколько хотите букв называли, ненавидели его просто ужасно. И это притом, что они были простыми уголовниками, а не политзаключенными. Но что еще удивительнее, когда пошли в атаку кричали: "За Родину, за Сталина!"

С людьми каких национальностей вам пришлось вместе воевать?

Сейчас в это трудно поверить, но тогда я даже не понимал этого, потому что в то время мы на национальности людей не обращали никакого внимания. Поэтому сейчас мне на всю эту вакханалию просто дико и больно смотреть... Ведь я же сам отлично помню, какой Тбилиси был хороший город, а люди вообще золотые. И что сейчас сделали с людьми, я не понимаю…

Как сложилась ваша послевоенная жизнь?

Когда вернулся домой, то пошел доучиваться в школу. А потом решил, что нужно продолжить художественное образование, отправил свои работы в Москву в заочный университет искусств и поступил. Окончил его и с тех пор всю жизнь работаю художником. Вначале у нас в Колпашево преподавал рисование в Доме пионеров и школьников. Но как-то поехал в гости к своему дяде в Измаил, и он мне сказал: "Я тебя не отпущу". Год проработал в местном матросском клубе и в театре, но потом мне подсказали поехать в Бельцы. Приехали с женой, сели на вокзале и не знаем куда идти. Но одна добрая женщина-буфетчица обратила на нас внимание: "Что вы тут сидите? Пойдемте ко мне".

И вот так с 1963 года мы живем в Бельцах. Вначале работал на ТЭЦ, а потом устроился художником-декоратором в Горторг и проработал там до самого выхода на пенсию. Помню, когда только начинал там работать произошел один смешной случай. В одном магазине напротив церкви в витрине была сложена горка из винных бутылок, а над ней висел плакат Ленина и надпись: "Верной дорогой идете товарищи!"

Пулеметчик Анисимов Александр Дмитриевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Автопортрет

Но у нас же пятеро детей, а нормальную квартиру не дают. Несколько лет простояли в льготной очереди, а дело все не двигалось, и тогда моя супруга не выдержала и написала письмо Терешковой, и нам как многодетной семье сразу выдали квартиру.

Но в 2007 году случилась беда. Мой зять подарил мне небольшой домик в Тамбовской области. Село Граждановка в Бондарском районе. Предварительно съездил, посмотрел, мне все понравилось, и тогда я решил переехать в Россию на ПМЖ. Но пока вернулся в Молдавию оформлять все документы оказалось, что мой дом разобрали и разворовали… Приехал фактически на пустое место. Пошел к участковому: "Разве вы не видели и не могли пресечь?" А он вместо того, чтобы разобраться и помочь сказал мне: "Даю вам 24 часа, чтобы убраться отсюда!" И что самое обидное, он ведь сам афганец и тут такое отношение к фронтовику… Насколько мне удалось узнать, что вроде бы какая-то женщина имеет виды на мой участок и видно заинтересовала этого участкового.

Что мне оставалось делать, не воевать же с ними. Вернулся в Бельцы, но все свои молдавские документы я уже сдал и вот с тех пор уже три года никак не могу их восстановить и поэтому не получаю пенсии… Фактически остался без права на жизнь. И как я должен поступить - надеть ордена и идти попрошайничать? Эта волокита тянется уже три года, но ведь должна же быть какая-то справедливость…

Моя жена не выдержала этих издевательств и написала письмо на имя Медведева, но мне об этом не сказала, потому что знает, что я жаловаться не люблю. И когда мне позвонили то ли из администрации президента, то ли из посольства, я растерялся. Позвал ее: "Что же ты меня не предупредила", и сказал им: "Сами разберемся". Она как это услышала, чуть не отлупила меня, а потом заплакала...

Но я все равно не сдаюсь. Вообще я считаю, что настрой, дух - это самое главное! И труд, он может даже поважнее будет. В детстве я ведь больше жил и воспитывался в семье деда и бабки, был их любимчиком, и вот тогда они меня буквально заразили болезнью к труду. Так меня воспитывали, что всего можно добиться своим трудом. Поэтому я до сих пор не могу и не умею сидеть и ничего не делать, стараюсь хоть как-то работать, но здоровье, конечно, уже не то. Но я все равно не сдаюсь! Конечно, жизнь получилась тяжелая, довелось пережить много горестей и трудностей, но я ни о чем не жалею и если бы мне дали еще одну, то прожил бы ее точно так же.

Интервью и лит.обработка:Н. Чобану


Читайте также

Я не помню, как так всё это получилось, только через какое-то время, уже наши ушли вперёд, я очнулся - лежу на бруствере… Солнышко. Тихо кругом… То ли я на этом свете, то ли на том - ничего не слышу абсолютно, вижу, что солнышко и кругом никого нету. Потом уже очнулся: неподалёку от меня девушка-санитарка на коленях ползает:...
Читать дальше

Серия снарядов прошла над нашей траншеей на высоте около метра, так что пламя из их сопел опалило пулеметчику Тихонову из моего расчета шинель. Он от испуга присел, тогда я отодвинул от пулемета и стал стрелять сам.

Читать дальше

Вскоре наши войска перешли в наступление в направлении Витебска, удалось прорвать немецкие укрепления, но вскоре наша часть попала в кольцо, затем окружившие нас немцы также оказались в окружение. так что получилось, что мы в кольце и они в кольце. Все время в окружении мы стояли в обороне и отбивали контратаки немцев, пришлось...
Читать дальше

В запасном полку я учился на пулеметчика. Нам завязывали глаза, и мы собирали затвор. Надо чтобы было два щелчка: как подал ручку, - раз, и второй раз. За две ручки держишь и пальцами нажимаешь. А если не сложишь затвор правильно, тогда автоматической стрельбы не будет. А я хорошо стрелял! На стрельбища когда ходили в запасном...
Читать дальше

Через месяц наступления, из всех тамбовских курсантов в строю моей пулеметной роты остались два человека: я, и еще один бывший курсант, еврей Чернов. Остальные были убиты и ранены за первый месяц боев. В других пулеметных и стрелковых ротах из бывших курсантов ТПУ тоже остались считанные единицы. Меня назначили командиром...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты