Сущева Галина Петровна

Опубликовано 23 июля 2006 года

13005 0

Августовской ночью 1944 года в районе Бескидских гор в Чехословакии приземлилась авиадесантная группа "капитана Белявского" - Адама Евсеевича Нищименко. Важное и ответственное задание было у нашей группы: установить связь с подпольными комитетами Коммунистической партии Чехословакии, организовать из местных жителей партизанский отряд, собирать всю возможную информацию о противнике и оперативно передавать разведсведения командованию 1-го Украинского фронта.

Для нас, разведчиц, этот прыжок с радиостанцией в глубокий тыл врага был уже не первым: и у меня, и у Лиды Вербовской за плечами был богатый опыт партизанской борьбы... А началось все в августе 1942 года, когда в военкомат города Куйбышева пришла группа комсомолок, только что закончивших десятилетку. Девушки просили послать их на фронт - бить фашистов. Я еще в десятом классе закончила курсы медсестер, и, казалось бы, моя военная специальность предопределена. Совершенно неожиданно мне и моей школьной подруге Лиде Меняйленко предложили поступить в специальную школу связистов-разведчиков. Через полгода мы были на фронтах: я - на Воронежском, Лида - на Северном. А затем, после дополнительной подготовки, я оказалась далеко за линией фронта - в оккупированной фашистами Украине.

Здесь мне было поручено два ответственных задания: находясь на легальном положении, вести важную агентурную работу. Почти семь месяцев я ежеминутно была на грани провала, но сумела выполнить все поручения командования. Большим везением для меня в тот период стало устройство на работу переписчицей в волостную управу. Там удалось поменять свои "документы" на настоящие, что очень пригодилось для выполнения второго задания.

Третье шестимесячное задание во вражеском тылу началось в декабре 1943 года в Польше. В нашу десантную группу входило двенадцать человек. При приземлении разведчик Дмитрий Доля сломал ногу. По приказу Белявского я и партизан Федор остались с Дмитрием, а остальные ушли на выполнение задания. Нашу крохотную группу ожидала новая беда: от ненастной погоды у Федора началось воспаление суставов, и он полностью утратил возможность передвигаться. Теперь на моей ответственности оказались двое товарищей, и надо было иметь очень большое самообладание и находчивость, чтобы в невероятно трудных условиях, без всякой помощи и поддержки со стороны спасти их жизни.

Прежде всего, ребят следовало кормить. Задача эта была не из легких. Партизаны-разведчики были в чужой, оккупированной фашистами, стране и находились на нелегальном положении. Мне пришлось нарушить строгую инструкцию и пойти по селам в поисках пищи. Появление среди местных жителей незнакомой русской девушки, естественно, не осталось незамеченным. Но во всех окрестных польских селах "русскую паненку" встречали как старую знакомую. Немцы о партизанке не узнали. В дальнейшем мы не раз убеждались в дружелюбии, с которым относились к нам польские жители. Они оказывали партизанам огромную помощь и в разведывательно-диверсионной работе. Выхаживать товарищей мне пришлось больше месяца. Как же пригодились мне знания, полученные на куйбышевских курсах медсестер! И кто знает, может быть, именно этот тяжелейший месяц в польских лесах предопределил мою будущую профессиональную судьбу - судьбу врача, кандидата медицинских наук...

Когда Дмитрий и Федор смогли передвигаться, я связалась по рации с группой капитана Белявского. Мы встретились. Объединившись, "белявцы" причинили гитлеровскому командованию очень много новых неприятностей!

И вот теперь - чешские Бескиды.

Сразу же после приземления Белявский и его товарищи установили связь с местным населением. И словаки, и чехи встретили советских партизан как братьев. Рискуя порой собственной жизнью, они настойчиво помогали отряду "Батьки Леньки", численность которого увеличивалась от операции к операции. Вскоре наш отряд стали именовать Первым славянским партизанским отрядом.

Подлинным другом партизан стала семья Карасов - простых чехов из Старых Гамр в округе Фридек-Мистек. Первым в наш отряд вступил молодой Карел Карас. Капитану Белявскому он представился очень достойно: "Добри день, соудруг Ленька! Я пришел к тебе в отряд с автоматом, взятым у убитого мною фашиста". Маленький домик сестры Карела Ганки Матифеевой стал партизанской базой и надежной явкой для агентов, доставлявших сведения о фашистах. Здесь же партизаны укрывались в зимнее ненастье, а местные жители приносили продукты, одежду и оружие. Брат Карела Пепа и муж Гайки Флориан Матифеев стали партизанами-разведчиками. Глава семьи - рабочий Ян Карас - снабжал нас ценнейшими сведениями, собранными с помощью многих жителей округи. Яна Карас - мать этого большого семейства - вместе с дочерью Леной заботилась о продуктах и одежде для народных мстителей. Младшая сестра Карела Маня, как и муж Лены Ян Духлебный, была разведчицей, свободно переходившей границу Чехии и Словакии. Ее муж Руде тоже был храбрым бойцом отряда "Батьки Леньки".

Однажды Лидия Вербовская и я приняли шифрованную радиограмму с приказом командования добыть у фашистов генеральный план обороны Бескид и подступов к ним. Партизаны начали готовиться к ответственной операции. Они провели ее при активном участии коммунистов-подпольщиков Моравской Остравы. В добыче секретного документа большую помощь разведчикам оказали генерал Браун (подпольная кличка - доктор Оравский) и генерал Йозеф Этель, который впоследствии стал заместителем министра внутренних дел Чехословакии.

Фотокопию плана размножили в доме Ганки Матифеевой и вручили по экземпляру лучшим лыжникам отряда - Карелу Кара-су, Тонде и Генаку Эйхнеру. Они ушли на лыжах к Кракову, где проходила линия фронта.

Генеральный план обороны Бескид, доставленный партизанами, помог советским воинам выйти в тыл гитлеровцам, укрепившимся в Моравской Остраве, и взять город без лишних потерь. Были спасены жизни тысяч людей. Заминированные фашистами рудники и заводы остались невредимыми.
И еще в одном деле удалось отличиться нашей группе. Обобщив полученные данные, капитан Белявский сообщил командованию, что по железнодорожной линии Кошице - Жилин - Богумин в направлении польской границы движутся 16 эшелонов с танками "Пантера" и "Тигр". На следующую ночь Лидия Вербовская и я приняли ответную радиограмму: Центр сообщил, что войсковая разведка в районе Богумина танков не обнаружила, и поручил нашей группе еще раз проверить ситуацию. Специальная группа незамедлительно ушла в разведку. Через два дня мы с уверенностью докладывали: две танковые дивизии выгружены в лесу, не доезжая Богумина, и тщательно замаскированы. Были переданы и точные координаты вражеского скопления.

Через несколько часов над районом организации танковой засады фашистов появились краснозвездные бомбардировщики. Более двухсот самолетов, точно ориентируясь по сигнальным ракетам "белявцев", прицельно атаковали врага и почти полностью уничтожили танки, направляющиеся через Богумин к Кракову, где гитлеровское командование готовило прорыв фронта. Эти планы были сорваны!

А еще были десятки важных партизанских операций в Бескидах, многие сотни радиограмм с ценнейшими сведениями, которые без устали Лида Вербовская и я передавали в Центр.

9 мая 1945 года отряд капитана Белявского соединился с одной из регулярных частей Советской армии. Народные мстители из отряда "Батьки Леньки" возвратились к мирному труду. Уже в качестве неразлучных супругов возвращались на Родину "Леонид Белявский" - Адам Нищименко и Лидия Вербовская. Ныне они живут во Львове.

А 1 сентября 1945 года я и моя подруга Лида Меняйленко, тоже вчерашняя радистка-разведчица, стали студентками Куйбышевского медицинского института. Институт, а затем ординатура на кафедре невропатологии... Я стала кандидатом медицинских наук. Увлечение преподавательской работой и медицинской практикой помогли мне в подготовке и защите докторской диссертации. Важное место в моей жизни занимает и общественная деятельность.

Бывший заместитель командира Первого славянского партизанского отряда - Дмитрий Мелентьевич Доля стал директором одного из львовских заводов.

Все мы бережно храним ордена и медали, которыми наградили нас правительства СССР и Чехословакии за подвиги в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

"Слава обретенная в боях" М. 2001 ISBN 5-93238-049-7




Читайте также

Нас бомбили страшно! Бомбардировку в Дарнице, под Киевом, на всю жизнь я запомнила. Был апрель месяц, прошли дожди. Все окопы заполнены водой. Во время бомбежки кто под вагоны попрятался, а мы попрыгали в эти окопы. Перемокли сильно, сушиться негде было. Страшно было, а мамочки рядом нет.
Читать дальше

Часто вспоминаю то кукурузное поле под селением Шерет, по которому проложили дорогу для техники, даже не убрав трупы. Из грязи торчит то рука, то нога или только шинель. До сих пор не нахожу объяснения: почему трупы неприятеля какие-то вытянутые, а наши погибшие — почему-то в основном скрюченные. Запомнилось ощущение, когда...
Читать дальше

Особенно было тяжело первые месяцы войны, когда нам пришлось под сильным натиском хорошо вооруженных подготовленных сил противника вести отступление по всем фронтам, оставлять города и села, с болью в сердце отходить на новые, не подготовленные к военным действиям рубежи. Даже оставлять раненных товарищей, так как выносить...
Читать дальше

Мы наступали в Литве, это было в июле 1943 г. и нам дали отдохнуть. А затем получили задание выбросить радиостанцию на передовую. И когда мы ехали на передовую, то напоролись на немцев. Я видал, как в меня выстрелили, попали мне в руку, помню, как по ржи полз, не чувствуя никакой боли.

Читать дальше

Снова и снова пытались подняться в атаку, но прорваться вперед не могли. К линии фронта подтянули «катюши» и после нескольких залпов противник оставил высоту. В этом бою многие из выживших обморозились. Меня с обмороженными ногами привезли в санбат в село Чистоводовка. Ходить я не мог, ноги отказали. Ползал и то с огромным...
Читать дальше

Какой-то молоденький лейтенант крикнул -«Отходим!», и мы пустились наутек, тем более уже был слышен шум моторов приближающихся немецких танков. Это добавило нам прыти. Миновав кустарник, мы ринулись в хлебное поле. Но танки двинулись за нами… И немецкие танкисты стали давить гусеницами нашу полнокровную роту прямо в поле…Это...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты