Воспоминания ветеранов Великой Отечественной Войны

Мужецкий Павел
Васильевич

Да в любой момент мог погибнуть, ведь наш полк кидали на самые опасные участки. Помню, однажды немцы прорвались к нам на позицию, и мы с немецким офицером одновременно выстрелили друг в друга. Я него, а он в меня… Но я держал автомат у бока справа, и пуля попала в большой палец, разбила приклад, и прошла по касательной через бок. А он после моей очереди упал с бруствера мне под ноги…

Карюков Валентин
Дмитриевич

Пошли на Таганрогский порт шестеркой, и с нами четыре истребителя. С задачей, если там есть какое-нибудь плавучее средство, то потопить. Если нет, то отбомбиться по пакгаузам и складам. Пришли, кораблей нет, и отбомбили по пакгаузам. Особенного сопротивления не было, и мы развернулись на город. И на развороте у одного пошла бомба зависшая. И думаешь, куда она попала? В офицерский клуб. Как раз дело к вечеру, там уже собралась кодла: офицеры, наши девочки… И эта бомба всех разнесла к чертовой матери… Потом жители города удивлялись: «Ну, какие же летчики, заразы! Всё видят! Надо же, прямо в бардачок попали…» А это чистая случайность!

Коваленко Яков
Яковлевич

Осмотрелись. Тихо, никакого движения. Но когда я начал выезжать из густого кустарника и пересекать дорогу, вдруг заметил быстро движущийся средний немецкий танк с черными крестами на башне. Ничего не оставалось как выждать и при приближении его - таранить его, что я и сделал, ударив в заднее ведущее колесо. Немецкая машина сразу легла на бок и загорелась. Свою машину я выровнял вдоль дороги и в это время с левой стороны выскочил еще один танк на расстоянии метров двадцать от нас и открыл по нашей машине огонь из крупнокалиберного пулемета и успел выполнит один выстрел из своей пушки, но не дремал и наш лейтенант Матвеев, который по танкофону дал команду «стоп» и в это время сработала наша пушка. Попадание было прямое, столб огня взлетел вверх.

Валеев Шаныч
Шаяхметович

Я не выдержал, и из автомата дал очередь всем им троим, и сел на дно окопа. Не прошло и нескольких минут, меня ударил такой блеск и треск, как молния, и я потерял сознание. Не знаю, сколько времени прошло. Пришел в сознание. Окоп разрушен, откопал автомат и гранаты. Вижу, Митин без сознания, но живой должен быть. Из его носа и ушей кровь течет. И, оказывается, у меня тоже уши не слышат. (После я думал, что по нашему окопу стреляли, должно быть, из "Фердинанда"). Голова трещит, ничего не соображаю, смотрю вверх - что-то земля сыпется. Взял противотанковую гранату, чуть приподнялся. Вижу, что идет танк, и у нашего окопа разворачивается. Расстояние до танка около трех метров. Раздумывать некогда, гранату кинул на этот танк.

Рыкова (Куликова) Ольга Федоровна

В 1942 году 6-7 апреля была организована последняя эвакуация по Ладожскому озеру, и наша семья оказалась в списках. Это было продолжение тяжких испытаний. Почти все озеро было покрыто водой. Без преувеличения можно сказать, что все мы смотрели смерти в лицо в тот момент. Машины одна за другой уходили под лед. Наш водитель, совсем молодой солдат не старше 18 лет, мастерски справился со сложной задачей. Мы ехали зигзагом, объезжая места с провалившимися машинами., и только поэтому спаслись. А с воздуха озеро активно бомбили фашисты. Я не знаю статистики, сколько людей живыми перебрались через Ладожское озеро, я видела очень много машин с людьми, которые утонули.

Свинаренко Василий
Павлович

Особенно было тяжело первые месяцы войны, когда нам пришлось под сильным натиском хорошо вооруженных подготовленных сил противника вести отступление по всем фронтам, оставлять города и села, с болью в сердце отходить на новые, не подготовленные к военным действиям рубежи. Даже оставлять раненных товарищей, так как выносить под ураганным огнем не было никакой возможности. Из-за неопытности и незнания военной тактики, плохого и нехватки вооружения, мы несли большие потери в людях, в страхе бросая все беспорядочно бежали вглубь страны, тем самым еще больше ухудшали поражение.

Фадеева Нелли
Антоновна

Память о войне близка мне ещё потому, что я - дитя войны. Всё началось в рождения 24 июня 1941 года, когда мне исполнилось 7 лет. Как семья военнослужащего я была эвакуирована с мамой и бабушкой (мать отца) в село Самодуровка Саратовской области. Сейчас это село называется Белогорное. На пути следования состав поезда был полностью уничтожен и все остались без вещей в одних летних платьицах. У мамы сохранилась только сумочка с документами.

Денисов Михаил
Петрович

Однажды вызывает меня командир батальона Бабичев и говорит: "Собирайся, поедешь на 4-месячные курсы по подготовке младших командиров". Я собрался и ушёл в штаб дивизии, который находился не так далеко в другой деревне. Пока у меня взяли документы, я находился во дворе. Вдруг вижу нашего ездового Малахова - он зачем-то приехал сюда. Я говорю: "Возьми меня с собой - обратно в батальон". Очень мне не хотелось уезжать из батальона, где у меня уже были друзья, и расставаться с ними не хотелось. И уехал я с ним. Майор поругал немного, потом говорит: "Всё равно ты поедешь учиться на командира. Вот только будет набор в нормальное училище - и поедешь сразу же".

Сегодня день рождения, 5 Июля