Искров Виктор Михайлович

Опубликовано 22 июля 2006 года

14554 0

Бой с немецкими танками

…Пройдя проверку органами СМЕРШ после плена и действий в партизанском отряде, я был вновь направлен на фронт в действующую армию, в которой провоевал до 9 мая 1945 года. Направлен я был в 1-й гвардейский механизированный корпус, которым командовал гвардии генерал-майор Иван Никитович Руссиянов. Это храбрый, строгий и даже жестокий генерал. Когда я ему доложил о прибытии, он сказал: «Наш корпус - это бывшая 1-я гвардейская стрелковая дивизия, завоевавшая первой в Красной Армии гвардейское знамя и звание в тяжелых боях под Ельней в 1941 году. Вы обязаны воевать по-гвардейски. Я Вас не знаю, капитан. Будете воевать отлично - награжу орденом или медалью. Плохо будете воевать - вот из этого пистолета застрелю», - и показал на свой пистолет. Вот таков был генерал Руссиянов. И он сдержал свое слово - под Запорожьем, у хутора Шевченко, после жаркого боя с фашистскими танками, когда мы подбили четыре танка, мне и командиру четвертой батареи старшему лейтенанту Гайдаенко Дмитрию Степановичу, вручил ордена Красного Знамени. Вручил ордена прямо на огневых позициях, когда еще стонали от сильной боли раненые, полыхал пожар, и взрывались снаряды на трофейной машине-дизеле «Магерус». Но обо всем по порядку.

Я был направлен в 116-й гвардейский ордена Ленина артиллерийский полк, где сначала выполнял обязанности начальника штаба дивизиона, но вскоре заменил капитана Вахитова и стал командовать вторым дивизионом. Командиром полка был подполковник Гладков - подтянутый, грамотный специалист. Он погиб на моих глазах при наступлении у реки Молочная. Находясь в танке Т-34, он руководил боем нашего полка, который поддерживал танковую бригаду. Его последними словами в мой адрес были: «Капитан Искров! Вперед, за освобождение Донбасса и прекрасных его жителей! Нас ждут дочери нашего Отечества, красивые девушки! Вперед!» Эту фразу я принял по радио, наши танки шли рядом - я поддерживал огнем и колесами танковый батальон и из танка управлял огнем дивизиона. Через несколько минут танк, в котором находился подполковник Гладков, был подбит и загорелся. Экипаж не успел выскочить - все сгорели, в том числе и наш командир полка. Его заменил майор Петренко.

Воюя в составе 116-го гвардейского ордена Ленина артиллерийского полка и командуя вторым дивизионом, 26 сентября 1943 года, в районе хутора Шевченко, что у города Запорожья, мы встретились с колонной танков противника. События развивались следующим образом. Находясь на НП, мы с командиром 4-й батареи старшим лейтенантом Гайдаенко Д. С., обнаружили группу фашистских танков, которая направлялась к огневым позициям 4-й батареи с фланга. Очевидно, они прорвали оборону нашей пехоты в двух-трех километрах от нас и теперь шли на нас. Я срочно запросил по рации у командира полка майора Петренко, какое будет распоряжение, и его ответ был коротким:
- Действовать самостоятельно!
Оставив на НП начальника разведки дивизиона старшего лейтенанта Яковлева М. М., мы со старшим лейтенантом Гайдаенко со всех ног побежали на огневые позиции батареи. В моей памяти сразу встали все мои родные и близкие. Мысленно я со всеми попрощался: с мамой (я не знал еще, что она уже более года назад умерла в Ленинграде в блокаде), с моей женой - Марией Михайловной, и со всеми остальными. Это было молниеносное прощание. А впереди - немецкие танки и четыре наших пушки ЗИС-3, противостоящие им. Орудия, замаскированные в посадках у хутора Шевченко, были развернуты на 90 градусов для отражения танковой атаки.

Неопытных или необстрелянных наводчиков у орудий заменили опытные офицеры. Я сам расположился позади орудий по центру батареи на возвышенности, так, что у меня был хороший обзор поля боя, и мои расчеты видели меня. Я проинструктировал расчеты - бить по гусеницам и в борт, и приказал открывать огонь только по моей команде - когда я опущу красный флажок.

Из-за холмов, что находились перед нами, показались танки. И тут не выдержали нервы у сержанта Сердюка - как только показались танки, его орудие выстрелило. Снаряд улетел Бог знает куда, а его орудие немецкие танки тут же накрыли прямым попаданием. Голову сержанта Сердюка мы нашли после боя в 15-20 метрах от орудия. Мы все очень сильно сожалели о его гибели, но, по большому счету, он сам был виноват.

Я прекрасно видел, как на нас идут танки. И как только я увидел, что они стали чуть-чуть поворачивать в сторону, подставляя нам борта, я опустил флажок, что служило командой для открытия огня. После этого каждый расчет вел бой самостоятельно. Началась настоящая дуэль с немецкими танками. Мы подбили четыре немецких танка, в том числе два «Тигра». Немцы не выдержали этого и стали отходить. Наши потери тоже были большими. Погибли: командир шестой батареи старший лейтенант Семен Маркин, ленинградец, командир огневого взвода лейтенант Владимир Иванович Колымагин, командир орудия сержант Сердюк и еще человек десять рядовых и сержантов.

Маркин погиб так: когда немецкие танки уже начали отступать, шестая батарея открыла огонь им вслед, подбив при этом два танка. Немецкие танки отступали, огрызаясь огнем, и один бронебойный снаряд убил Маркина на огневой позиции. Болванка разорвала его тело пополам - отдельно оказались туловище с головой и ноги. Вот так погиб лейтенант Маркин, выполнивший свой долг перед Родиной до конца. До этого мы часто с ним беседовали, вспоминали Ленинград. Он мне часто говорил: «Эх, скорее мы встретиться с тигриком! (т. е. немецким танком Тигр)». Я ему отвечал: «Вот примешь командование шестой батареей, и встретишься с тигренком!» Так оно и получилось, но этот бой для Маркина стал последним.

После этого боя старший офицер шестой батареи лейтенант Даниленко позвонил мне и доложил: «…мы закопали лейтенанта Маркина здесь же, на огневой позиции». Я был сильно возмущен и скомандовал: «Немедленно отройте его, заверните останки Маркина в плащ-палатку и привезите в штаб дивизиона, а оттуда - в штаб полка, для дальнейшего захоронения с почестями!» Это было выполнено. Старший лейтенант Маркин похоронен в Сватово в братской могиле. В день его гибели в наш дивизион пришел приказ командира корпуса гвардии генерал-майора Руссиянова о присвоении Маркину звания старшего лейтенанта.

Я даже не заметил, что во время боя мне мелкими осколками порвало рукав гимнастерки (незадолго до этого боя мы получили новые гимнастерки), часть обшлага вообще оторвало, а микроскопический осколок застрял в ткани и поцарапал кожу.

Вскоре после окончания боя я получил сообщение о том, что на позиции батареи едет генерал-майор Руссиянов. Я не удивился, потому что этот генерал часто бывал на поле боя. Разъезжал он всегда на «Виллисе».

При виде кошмара, который был на наших позициях после боя - стоны раненых, убитые прямо у орудий, часть расчетов разорвано на куски - генерал Руссиянов снял фуражку, низко поклонился и со слезами на глазах сказал «Вечная память и слава всем защитникам нашего Отечества!» Я, как командир дивизиона, попытался поприветствовать генерала и доложить ему по всей форме, но мои нервы были настолько потрясены боем, что я просто не смог этого сделать. Да Руссиянов и не требовал в тот момент обращения по всей форме. Здесь же, на огневых позициях, он вручил мне и командиру четвертой батареи старшему лейтенанту Гайдаенко ордена Красного Знамени, и приказал оформить наградные листы на весь личный состав четвертой батареи.

После боя, встретив командира полка Петренко, лейтенант Кириллов из нашего дивизиона сказал ему:

- Люблю я Вашу команду «действовать самостоятельно!»

После этого майор Петренко страшно невзлюбил Кириллова. Когда надо было назначить кого-то вместо погибшего Маркина, и я предложил кандидатуру Кириллова, Петренко ответил: «пока я командую полком, Кириллов не будет командовать батареей!». По моей просьбе Кириллова перевели в братский артиллерийский полк нашего мехкорпуса на должность командира батареи. Там он успешно воевал, а в должности старшего офицера батареи был награжден орденом Ленина.

Интервью:

Баир Иринчеев

Лит. обработка:

Баир Иринчеев

Воспоминания В. Ф. Давиденко о советско-финской войне
опубликованы на сайте "Линия Маннергейма"




Читайте также

Собрались командир полка, начальник штаба, я. Сидим, думаем. Я говорю: «Здесь нас шлепнут, там нас шлепнут, но там хоть свои шлепнут». Командир полка: «Тебе что, легче будет, если свои шлепнут?» Но все равно, делать нечего… Я приказал замки орудий утопить, кое как переправились, ночь блудили, вышли к своим. Нас в окопы посадили, а в...
Читать дальше

По условному сигналу подготовки к атаке наши орудия открыли беглый огонь по переднему краю противника, а через пять минут, когда поднялась наша пехота, перенесли его вглубь немецкой обороны, стреляли пореже.

Читать дальше

Батареи нашего полка выдвинулись вперед, вели огонь прямой наводкой прямо по амбразурам ДОТ. По целям на территории противника била наша тяжелая артиллерия. Саперы зарядами взрывчатки подрывали стены ДОТ. Пехота в этот день штурмовала уже непосредственно ДОТы, часов в 5-6 вечера японцы бросились в контратаку. Это был батальон...
Читать дальше

Первый бой… Как в песне поется: «Последний бой, он трудный самый…»? Не правда! Самый трудный - первый бой, потому что еще ничего не знаешь. Знаешь как фронте считалось? Если в первом бою живой остался - молодец! Во втором бою - фронтовик! А после третьего - бывалый солдат! Уже все знаешь, где присесть, где прилечь, где пробежать, что...
Читать дальше

Знайте, я не был героем, не совершал особых подвигов. Я был рядовым молодым воентехником из тех, кого наш генерал при вручении наград назвал трудягами войны.

Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты