Наумов Павел Максимович

Опубликовано 07 декабря 2016 года

4193 0

Родился я 10-го марта 1924 года в Башкирии. К северу от Стерлитамака есть такая небольшая деревенька Кармаскалы. Семья была большая – шестеро детей. Два брата и четыре сестры. Я - самый старший. Правда, была еще одна сестра старше меня, но она померла еще до войны.

Жили как все, не лучше, и не хуже. Отец работал счетоводом, но потом его назначили секретарём сельсовета в соседней деревне. А председателем был такой Богданов. И в 1937 году они с отцом куда-то поехали на совещание, после этого неделю проболел и умер… То ли простудился, то ли отравился. То ли отравили, за то, что чужак командует в чужой деревне…

Когда отец помер я в 3-й класс ходил, но сразу школу бросил и пошёл работать. Я же самый старший и матери надо помогать. Вначале телят пас, потом взяли подпаском – коров пасти. Но пастух меня проводит до конца деревни, а сам домой уходит, так что я один пас. Трудодни на стенку пишут, но всё равно плохо жили. Голодали, травой перебивались… У нас дом был хороший, но как отец умер, мы его сменяли на маленький. Считай, как баня. Зато пшеницы дали ещё. На какое-то время это нас здорово выручило.

Как узнали о начале войны?

Не помню уже. Наверное, услышали сообщение, радио в деревне уже было. Почти всех мужиков сразу забрали, в первые же дни. Брат отца – дядя Степан только с финской вернулся, в первые дни ушёл на фронт и всё, ни слуху, ни духу… (По данным http://obd-memorial.ru Наумов Степан Павлович 1911 г.р. считается пропавшим безвести с августа 1941 года – прим.ред.) Дядю Макара с братом Осипом тоже забрали и оба погибли… Насколько я знаю, из нашей деревни с фронта вернулось человек пять-шесть, не больше…

Как жили до ухода в армию?

Работали от зари и дотемна. Летом в колхозе, а на зиму ездил в Авзян, там лес пилили и возили.

В вашу деревню эвакуированных прислали?

Да, причём, среди них оказалось много евреев с Украины. Помню, один из них, старик, на конюшне охранял. И русские тоже были. Одна девушка даже невестой мне считалась.

Когда вас призвали?

Меня забрали ещё в декабре 41-го. Привезли в Тоцкие лагеря. Но меня же забрали с 23-м годом, хотя я 24-го. Там много ребят с нашей округи оказалось: с нашей деревни, садовские, с Бурзяна, с Рязановки, и их сразу на фронт, а меня не пустили. Лошадей дали, сёдла, чтобы обучал. Я же с лошадьми с малолетства работал. Когда на лобогрейке жнут, я пацан, переднюю лошадь водил.

Потом отправили на уборку в совхоз. У них там всего один парень остался, остальные девки. Оттуда вернулись, к пушкам верблюдов дали. По шесть верблюдов на 76-мм пушку с коротким стволом. Потом забрали в другой лагерь, в Чебаркуль что ли, и там стали изучать большие пушки - 152-мм.

Там вроде месяц пробыли, и на новый год уехали на фронт. Проездом оказались в Москве. Там у меня случилась «история»… Дружок мой стоял на посту возле орудий, потом приходит в вагон, просит: «Подмени меня. Я пойду, чего-нибудь куплю». Пошёл и убежал… Надо ехать, а его нет. Пришлось лейтенанту и помкомвзвода остаться, искать его.

Через какое-то время привозят его. Таких дезертиров собрали целую группу, человек пять, и трибунал присудил им расстрел… А мне приказали расстрелять моего напарника. Я ещё немца не убил, а тут надо друга расстрелять… Но рядом стоял мой лейтенант, он у меня оружие забрал и выполнил приказ… Спас меня от такого греха… Хоть он сам виноват – убежал, всё равно жалко…

А уже на фронте как-то наш телефонист, тоже отсюда, из Башкирии, через хлеб себе руку прострелил. Но это дело узнали и его расстреляли…

На фронт мы попали недалеко от Москвы. А дальше освобождали Украину, Белоруссию, Польшу, Германию. Всё время служил в 4-й батарее 155-го артиллерийского полка 12-й Артдивизии прорыва РГК 2-го Белорусского Фронта.

Можете выделить, где шли самые тяжелые бои?

Ну, мы же не на переднем крае. Даже не знаем, куда стреляем, где наши снаряды падают. Но помню, что много пришлось стрелять при форсировании Днепра. Очень много. Именно за те бои мне вручили медаль. (Выдержка из наградного листа, по которому номер орудия 4-й батареи красноармеец Наумов Павел Максимович был награждён медалью «За отвагу»: «8-го января 1944 года, в период артнаступления, когда в расчете не хватало людей, тов.Наумов одновременно исполнял обязанности заряжающего, замкового и установщика. В результате чего, орудие не снизило темп ведения огня, и в составе батареи подавило артиллерийскую батарею противника».

Некоторые подробности тех боев, можно почерпнуть из наградного листа на командира 155-го ПАП полковника Калиновского Василия Ивановича: «В период боев с 24-го октября по 14-е ноября 1943 года по удержанию и расширению плацдарма на правом брегу Днепра в районе южнее Речица, полком подавил 13 артиллерийских батарей противника, уничтожил 5 противотанковых орудий, разрушил 2 укрепленных опорных пункта. В результате чего обеспечил выполнение задач частями 1-го Гвардейского Танкового Корпуса по овладению населенных пунктов: Волкошанка, Надвин, Ветхинь» - http://podvignaroda.mil.ru )

За бои под Ковелем и южнее Варшавы мы получили благодарности Верховного Главнокомандующего.

 

(Выдержка из наградного листа, по которому командир 155-го ПАП полковник Калиновский В.И. был награждён орденом «Красного Знамени»: «14.1.45 в результате проведенной полком артподготовки все подвергшиеся обстрелу арбатареи противника были почти полностью уничтожены. … Сразу же после прорыва немецкой обороны, полк, своим артогнем и колесами, поддерживал продвижение частей 134-й дивизии на глубину до 70 километров. Обладая достаточной маневренностью, полк на 3-и сутки прорыва вышел с частями 134-й СД к городу Радом, обеспечивая его захват.

Всего за период с 14.1.45 по 21.1.45 полком подавлено 8 артбатрей, уничтожено 4 артбатареи и до батальона живой силы противника» - http://podvignaroda.mil.ru )

 

И очень напряженные бои шли за Познань. (Выдержка из наградного листа, по которому командир 155-го ПАП полковник Калиновский В.И. был награждён орденом «Красного Знамени»: «В операции по овладению города Познань с 26-го января по 19-е февраля 1945 года 155-й ПАП обеспечил наступление частей 117-й и 312-й стрелковых дивизий.

Полк вел огонь как с закрытых, а также 4-мя батареями и с открытых ОП прямой наводкой. Переброшенный с восточной окраины города на западную, полк всего за 5 часов совершил марш в 20 километров, и полностью изготовился к бою.

В боях с 27.1.45 по 19.2.45 полком уничтожено: пульточек – 33, орудий – 4, минометов – 7, солдат и офицеров противника – 300. Подавлено: пульточек – 31, минбатарей – 3, зенитных батарей – 1. Разрушено зданий приспособленных противником для обороны – 35, станций – 1, дзотов – 11» - http://podvignaroda.mil.ru

Кроме того, за успешные бои при овладении города Познань 41-й Пушечно-Артиллерийской Бригаде было присвоено почетное наименование «Познанская» - прим.ред.)

А вы кем воевали?

Я всё время был замковым, но мог любого заменить, даже наводчика. Когда нас вывели на отдых в брянский лес, то мне вручили значок – «отличный артиллерист». Два раза возле знамени стоял. Когда нашего сержанта забрали на повышение, то на его место хотели назначить меня. Но я отказался – «Нет, я же неграмотный!»

Всё время воевал в этой батарее, но до Берлина не дошёл всего ничего. За месяц до Победы меня ранило. 1-го апреля за Эльбой какую-то станцию брали, но туда немецкий бронепоезд приезжал, и нашу батарею подкинули туда. Целый день прождали его, но бронепоезд больше не приехал. А ночью сниматься стали, пушки уехали, а нас оставили с лейтенантом вытаскивать снаряды из землянки, брёвна. А немец же стреляет вслепую. И когда уже последнее бревно взяли, меня ранило в живот…

У меня друг был – Колька Коробов, из расчета 1-го орудия. Он меня на моторной лодке через Одер в госпиталь отправил. (По данным http://podvignaroda.mil.ru наводчик орудия 4-й батареи 155-го ПАП 41-й Познанской Пушечной Артиллерийской Бригады младший сержант Коробов Николай Матвеевич 1924 г.р. был награжден орденами «Отечественной войны» 2-й степени, «Красной Звезды» и медалями: «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией». Вот выдержка из одного из наградных листов: «28-го марта 1945 года в боях по расширению плацдарма на левом берегу р.Одер в районе станции Лебус, поддерживая огнем орудия 1-й батальон 1230-го СП 370-й стрелковой дивизии, с открытой огневой позиции, несмотря на сильный ружейно-пулеметный огонь противника, тов.Коробов вел огонь прямой наводкой. В результате огнем орудия разрушил станционное здание, где уничтожил две пулеметные точки и наблюдательный пункт противника, чем обеспечил пехоте возможность продвинуться вперед. Перенеся огонь вглубь, мл.сержант Коробов в районе высоты 62,7 разбил противотанковое орудие противника, мешавшее продвижение нашей пехоты» - прим.ред.) Я его после войны долго искал, но так и не нашел. Наверное, всё-таки погиб… (По данным http://podvignaroda.mil.ru Коробов Николай Матвеевич 1924 г.р. в 1985 году был награжден «юбилейным» орденом «Отечественной войны» 2-й степени – прим.ред.)

После операции дверь открыли и я очнулся. Лежу и думаю, живой ли я… Двенадцать дней нельзя ни кушать ни пить… Причём, какой-то госпиталь был, даже не сразу сказали, что война кончилась. Ни врачей не видели, ни сестёр. Одна только приходит, убирает. А у нас же все лежачие, никто никуда не ходит. Так шесть месяцев пролежал. Потом в одеяло завернули и в Польшу отправили. Там ещё три месяца лечился, и уже оттуда домой.

Два раза на стрельбище видел Рокоссовского. А Жукова много раз видел. Чаще всего на дороге. Едем, он догоняет. Один раз видел, как машина Жукова задавила пехотинца. Я же на марше всё время на последней пушке с флажками. И видел, как ему машиной ударило под колени, а автоматом по голове, и он упал. Не знаю, остался ли жив. Они остановились, вылезли и я его видел.

А у вас какие машины были?

У нас вначале вообще были тракторы ЧТЗ, так на них всего шесть километров в час можно ехать. Но потом дали американские «студебеккеры», так на них уже 36.

Как-то ехали, смотрим, а параллельно нам немцы едут. Тут же остановились, развернулись. Всего один снаряд туда пустили и они сразу руки подняли. Всех построили, сворачиваемся, чтобы ехать дальше. Тут пехота подошла, танки подъехали, и из одного как дали по этим немцам из пулемёта… Танкисты же горят как…

А вам самому пришлось убивать?

Нет, я за всё время на фронте все-то пару раз и стрелял.

Как сами считаете, что вам помогло остаться живым? Судьба, может быть Бог?

Бабушка меня пацаном таскала в церковь, и на фронте я всегда крестик носил. Хотя в партию вступил ещё в 44-м. Но самое главное, повезло, что я не в пехоту попал, а в тяжёлую артиллерию. У нас в батарее не так уж много погибло.

Но помню в комбата прямой наводкой снаряд попал, так метёлкой собирали, чтобы похоронить… Где-то только позицию заняли, тут немецкий самолёт пролетел. А лейтенант метрах в двадцати от нас как раз разделся, чтобы умыться. И тут всего один снаряд прилетел… Наши сразу засекли, стали стрелять в ответ. Как отстрелялись, сразу похоронили и пошли дальше.

А некоторые погибали по своей глупости. Помню, в Польше как-то на марше попали под сильный дождь. Обычно мы ехали на пушках, но в тот раз нас погнали пешком. А у меня валенок порвался, всё мокрое, а ночью же мороз. Так я очнулся оттого, что палец отморозил. Ушёл на пост и до утра бегал там, чтобы хоть как-то согреться. А нога так болит…

Утром зашёл, разделся, смотрю, надо в медсанбат идти… Там перевязали. А двое тогда насмерть замёрзли… Один из них узбек с моего отделения. А с того отделения русский. Его как раз посылали кухню охранять, и он оттуда принёс спирт. Я тоже себе фляжку налил, хотя тогда совсем не пил. Это офицерам водку давали, а нам редко. Помню, как-то склад захватили, там набрали и колбасы, и водки, вот тогда я выпил. Потому что и кормили неважно.

В общем, он узбека успел напоить. Они на крыльце сидели, стали бурчать. Потом мне говорят - иди, проверь. Выхожу, а этот узбек уже готовый… А тот ещё живой был, когда увезли. Вот так глупо погибли…

Были у вас какие-то трофеи?

Я только одну посылку сестре послал. Ботинки для неё и отрез бархата. Это где-то мы склад нашли, и ребята набрали себе. А потом это дело совсем запретили. И когда я демобилизовался и ехал домой, то ничего не имел. Ни часов, ничего. Зато старики с нами ехали, так они везли по три-четыре чемодана. Некоторые даже стиральные машинки с собой везли. И по 40-50 тысяч денег. А мы из госпиталей голые. Они и кормили нас в дороге.

Как сложилась ваша послевоенная жизнь?

В декабре 45-го демобилизовался по ранению. Вернулся домой на новый год. Уходил в армию на новый год, и вернулся также. Сразу пошёл в колхоз, табун стал пасти. Три года отработал, потом устроился на строительство цементного завода в Стерлитамаке. Раза два уходил, но председатель колхоза заставлял вернуться.

После цементного строили шиферный завод, ТЭЦ. Потом в Отрадовке 18 лет работал. После лет пять работал в «Ишимбайстрое» плотником, монтажником.

 

Большая у вас семья?

У меня четыре сына и три дочки. Внуков семеро, правнуки.

Часто войну вспоминаете? Может, снилась?

Не снилась, и кошмары не мучили. Когда всё время в делах, заботах, некогда прошлым жить. И сейчас почти не вспоминаю, было и прошло…

Интервью и лит. обработка: Н.Чобану


Читайте также

Под Питкярантой как-то сделали засечку батареи, и стараюсь привязать ее к местности, а для этого необходим трегопункт – точный ориентир, вкопанный в землю. Заметив его, я передаю своей артиллерии данные о противнике. Дали координаты нашим артиллеристам, а они лишь посмеялись над нами. На меня командир звуковзвода навалился:...
Читать дальше

Зима 1943-44 годов прошла в обороне. Лишь изредка проходили бои местного значения, да разведка постоянно ходила в поиски за «языками», но не всегда удачно – немцы несли службу на постах очень бдительно. Зима выдалась суровой. Снежные бураны часто заносили окопы и блиндажи. Их приходилось постоянно откапывать. В блиндажах не было...
Читать дальше

Собрались командир полка, начальник штаба, я. Сидим, думаем. Я говорю: «Здесь нас шлепнут, там нас шлепнут, но там хоть свои шлепнут». Командир полка: «Тебе что, легче будет, если свои шлепнут?» Но все равно, делать нечего… Я приказал замки орудий утопить, кое как переправились, ночь блудили, вышли к своим. Нас в окопы посадили, а в...
Читать дальше

При отражении одной из многочисленных контратак противника, при бое за овладение очередным ярусом укреплений, командир второго дивизиона гвардии майор Грибанов Вениамин Петрович, находясь с командиром роты 85-го гв. сп в захваченном блиндаже, вызвал огонь на себя. В результате противник потерял до двух взводов пехоты и...
Читать дальше

Бои в городе шли страшные. Помню, выкатили мы орудие и вдруг идет здоровый танк, но я не растерялся, по гусенице стегнул бронебойным снарядом. Гусеница разорвалась - танк подставил задницу. Со второго снаряда загорелся. Ну меня там Чуйков поздравлял, Орден Славы дали. А потом меня там ранило.
...
Читать дальше

Знайте, я не был героем, не совершал особых подвигов. Я был рядовым молодым воентехником из тех, кого наш генерал при вручении наград назвал трудягами войны.

Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты