Черняховский Лев Яковлевич

Опубликовано 27 мая 2013 года

6336 0

Свой фронтовой путь я начал в июне 1943 года и закончил в День Победы, который встретил на окраине Берлина. А воевал я в артиллерии, ставшей для меня близкой и дорогой задолго до войны. В 1939 году я поступил в 5-ю Московскую специальную артиллерийскую школу, где проучился три года. Учеба в Одесском артучилище в течение семи месяцев с июля 1942 года по 17 февраля 1943 года позволила в общих чертах познакомиться с основами артиллерийской инструментальной разведки (АИР) и , в частности, с малознакомой звукометрической разведкой. Училище закончил младшим лейтенантом по специальности звукометриста.

Честно говоря, хотя молодая восемнадцатилетняя голова и впитала теорию будущей военной профессии, но как всё это было далеко от практики. К этому добавились еще особенности командирских обязанностей, вызванных новым статусом офицера Красной Армии. Только молодость и патриотический настрой помогали сохранять уверенность в своих силах, отбрасывать все сомнения и рождали огромное желание быстрее стать на войне специалистом своего дела.

Думаю, что судьба была благосклонна ко мне и некоторым моим товарищам, дав возможность перед направлением на фронт четыре месяца попрактиковаться на должности командира взвода звукометрической разведки в 9-ом Запасном разведывательном артиллерийском полку в г.Саранске, который был центром формирования маршевых подразделений АИР. Эти месяцы заставили серьезно вникнуть в основополагающие принципы работы командира с подчиненными.

Из Саранска я был направлен в резерв артиллерии Северо-Кавказского фронта, а затем уже назначен в 782 Отдельный разведывательный артиллерийский дивизион (ОРАД) на должность командира измерительно-вычислительного взвода (ИВВ) батареи звуковой разведки (БЗР).

В июле 1943 года меня, молодого и необстрелянного, по-доброму принял боевой дружный коллектив. Батарея была развернута в боевой порядок на Кубани вблизи станицы Крымская в полосе 51 армии, готовящейся к прорыву оборонительного рубежа немцев, т.н. «Голубой линии».

Было фронтовое затишье. Я прибыл из офицерского резерва в дивизион. Красота Прикубанья, виноградники в окрестности станиц, яркий солнечный день, зеленые сады, рощи. Все это очаровывало. Вместе с тем бросались в глаза жестокие следы недавних боев: воронки от разрывов снарядов и мин, скелеты сгоревших танков, разрушенные дома в станицах. Естественная красота природы и противоречащая ей людская жестокость вызывали чувство тревоги и ожидания опасности. До сих пор помню это волнительное состояние, которое сопровождало меня, да, думаю и многих фронтовиков, объединяя добрую человеческую сущность и жестокую практику войны.

Батарея вела интенсивную разведывательную работу. Поэтому времени на раскачку, на постепенное вхождение в должность у меня не было. С первого фронтового дня это была работа и жизнь не в тиши глубоко подземных капонирах, а в лёгких блиндажах, часто просто в спецмашинах и в непрерывных наступательных операциях под внезапными артналётами и бомбёжками авиации врага.

Боевой порядок БЗР, состоящий из шести звукопостов, поста предупреждения и центрального пункта обработки, развёртывался в районе расположения советских огневых средств: артиллерии,миномётов. Вполне понятно, что это была полоса интенсивной огневой обработки немцами этих средств. А значит доставалась и нам.

Надо признать, что полученные в училище за столь короткий срок специальные знания были крайне недостаточны. Сама жизнь подсказала необходимость выработки специальных навыков, основанных на боевом опыте и совершенствовании приёмов оперативной работы каждым специалистом. И сравнивая тогдашнюю и сегодняшнюю систему целеуказания и управления огнём артиллерии мы чётко видим серьёзные различия. Конечный результат работы АИР ( в том числе звуковой разведки) тогда достигался при максимальной доли человеческого фактора: здесь решающую роль играли знания, опыт, интуиция самого специалиста в получении координат цели. Сегодняшний же специалист вооружён автоматическими системами, ЭВМ с заранее разработанными программами. Он достигает конечного результата умелым обслуживанием техники и знанием её, манипулируя процессами её работы. Поэтому нагрузки тогда и сегодня несравнимы. Так же как и заслуга военного специалиста той войны в эффективности конечного результата работы.

Я всемерно благодарен моим подчинённым, некоторые из которых были вдвое старше меня, своему помощнику – старшему сержанту Федору Атапину, имевшему к тому времени большой опыт боевой работы в измерительно-вычислительном взводе. Я бесконечно благодарен командиру батареи капитану Орехову, который учил меня не только профессии, но в максимально короткие сроки помог укрепить авторитет молодого командира, научил меня, как правильно обращаться с подчинёнными в боевой обстановке. Он воспитал во мне чувство хладнокровия и выдержки в минуты опасности.

С этим коллективом, ставшим мне родной семьёй, я прошёл дорогами войны до Дня Победы. Это был прорыв «Голубой Линии» фашистов и выход к Керченскому проливу. Затем форсирование Сиваша. Боевая работа на безлесной равнине Крыма и освобождение Севастополя. Белорусская операция. Висло – Одерская операция, приведшая к полному освобождению Польши. И, наконец, Берлинская операция.

Думается, что большинство читателей не представляет себе, что такое звукометрическая разведка? Каковы были её цели и задачи на прошлой войне?

Наиболее активное и широкое применение этот способ артиллерийской инструментальной разведки получил в конце 1942 года. Вызвано это было переломным характером боевых действий Красной Армии.

Осуществлялись уже крупные наступательные операции, в которых артиллерия выступала как основная огневая ударная сила прорыва хорошо подготовленной обороны немцев. Эта оборона, как правило, была глубоко эшелонирована и максимально насыщена мощными группировками артиллерии и миномётов.

Но чтобы успешно подавить или уничтожить огневые средства противника, надо было заблаговременно ещё до начала наступления разведать местоположение этих средств на всю глубину его обороны. А в ходе наступления обеспечить эффективное подавление огневого противодействия противника опять-таки за счёт разведывания его огневых позиций.

И такая разведка огневых позиций артиллерии и миномётов врага и их подавление позволяло снизить наши потери. Враг терял возможность сопротивляться. Мы наносили противнику реальные потери в живой силе и огневых средствах.

Опыт войны убедительно показал, что звуковая артиллерийская разведка была наиболее эффективным способом точного и быстрого определения месторасположения огневых средств врага по звуку выстрелов его артиллерии и миномётов.

Батарея звуковой разведки, а каждый отдельный разведывательный артиллерийский дивизион имел две такие батареи, развертывала 6 звукопринимающих постов, на каждом из которых имелся звукоприёмник. Этот прибор улавливал колебания звуковых волн, создаваемых выстрелами орудий или миномётов, и преобразовывал их в электросигналы, передаваемые на специальный сложный аппарат – звукозаписывающую станцию – станцию чернильной записи (СЧЗ). Эта станция работала по принципу кардиографа, т.е. на движущейся бумажной ленте графически изображался сигнал в виде всплесков.

 

Измерительно-вычислительный взвод принимал ленту с записью и начинал её обрабатывать. Суть работы заключалась в том, чтобы во множестве записей посторонних звуков найти звуки, поступившие с каждого поста от разведываемого объекта.

Этот процесс называется дешифрованием. Он требовал осмысления концигурации записей на ленте с общей картиной реальной боевой обстановки, сосредоточенности и объективности. Достигалось это только опытом. Обычно дешифрование осуществлял командир взвода.

Затем вычислители взвода с применением ручных измерительных механизмов и таблиц делали математическую обработку полученных сигналов и переводили временные показатели распространения звуковых волн и движения ленты в линейные и угловые величины тригонометрических функций.

Полученные данные расчета выносились на боевой планшет, соответствующий единой топографической системе и получения координат. Так определялось положение огневых целей противника.

В целом БЗР выполняла следующие задачи:

Разведать батареи (орудия) наземной артиллерии, ствольной зенитной артиллерии, реактивных установок и минометов противника по звуку их выстрелов.

Осуществлять корректировку стрельбы своей артиллерии по звуку разрывов снарядов.

Боевые будни БЗР были насыщены постоянной работой по выявлению немецих артиллерийских и миномётных батарей, значительная часть которых уничтожалась или подавлялась нашей артиллерией. Приведу несколько примеров этой работы. Так при подготовке прорыва на Тамани «Голубой Линии» немецких войск наша батарея определяла от 12 до 24 целей в сутки. На Сивашском плацдарме в Крыму за период с 1 по 22 января 1944 года засечено было 19 батарей противника и 11 его отдельных орудий. Многие из них засекались неоднократно, ибо они открывали огонь не один раз. За это же время артиллерией 18 стрелкового корпуса стрельбой с помощью БЗР было подавлено 8 артбатарей противника. В период подготовки прорыва обороны немцев на Лебуском плацдарме (Берлинская операция) БЗР было засечено 113 орудий и миномётов фашистов. Пристреляно 42 репера, осуществлена пристрелка нашей артиллерией 9 целей. С помощью БЗР, осуществлявшей корректировку огня, подавлено 23 цели, уничтожено 8. Все эти данные взяты мною из «Боевого пути 782 ОРАД», изданного на основе архивных материалов.

Эффективность нашей работы подтверждалась данными проверок топографов на местности, осуществлёнными после прорыва обороны фашистов. Погрешность в определении координат колебалась в среднем от 5 до 40 метров.

Все боевые развёртывания БЗР сопровождались прокладкой до 50км телефонных кабелей, целость которых являлась основным условием непрерывности боевой работы и выполнения поставленных задач. Обслуживание этих линий связи, как правило, было сопряжено с опасностью, ибо многократно приходилось их восстанавливать в условиях артобстрелов или бомбёжек с воздуха.Только в Берлинской операции батарея потеряла 8 бойцов, устранявших порывы связи.

Очень часто мы и немцы ходили одними и теми же тропами.

Так, при рекогносцировке местности перед боевым развёртыванием в Польше капитан Орехов с группой командиров звукопостов обнаружил несколько скрывавшихся на опушке леса фашистов, открывших по ним огонь. Ответным огнём фашисты были уничтожены, однако и один наш младший командир был тяжело ранен.

Помню эпизод, когда я сам был участником поиска группой моего взвода трёх вооруженных немцев, появившихся в районе пункта обработки. Мы окружили их,и они вынуждены были сдаться в плен.

24 апреля 1945 года в районе Штайнсдорф (район юго-восточнее Берлина) из ближайшего леса вышла большая группа немецких солдат и напала на 2-ой звукопост. Личный состав поста открыл ответный огонь.Получив известие по телефону, командир батареи капитан Орехов с частью бойцов моего взвода направился на помощь посту. В ходе боя шесть немцев были убиты, трое взяты в плен. Но и у нас были потери. Погиб ефрейтор Морозенко, а командир поста старший сержант Стенчук был тяжело ранен.

Не раз личный состав батареи проявлял мужество, отвагу, выдержку и выносливость при выполнении своего воинского долга. Примером может служить форсирование БЗР зимой 1943-1944 года на Крымском полуострове Сиваша. Батарея в порядке очереди в полном составе переходила 18 раз его солёные воды (2800 метров), перенося на себе технику, боеприпасы, имущество. Немцы вели прицельный огонь, бомбили переправу,а люди по пояс в солёной и холодной воде, до предела нагруженные, шли, проваливаясь в воронки от бомб и снарядов. Мне поручили возглавлять эти переходы, моя ноша была такая же, как у всех. Многие тогда отморозили себе ноги (мне до сих пор аукаются те переходы заболеванием сосудов ног). Несколько человек было ранено. Только советский солдат был способен на такие испытания. И он с честью их выдержал.

Многотрудная повседневная боевая работа личного состава в условиях постоянной смертельной опасности сплачивала людей, способствовала укреплению дружбы, рождала взаимовыручку.

В боевой обстановке люди нередко совершали поступки, требующие особого мужества и героизма. Так, например, в октябре 1943 года при перемещении боевого порядка в ходе наступления на Кубани колонна батареи подверглась мощному артобстрелу противника. Ефрейтор Михаил Титов прикрыл своим телом раненого старшего лейтенанта В.Кичигина. За этот подвиг он был награждён орденом Красного Знамени, орденом, которым не так часто награждали рядовых бойцов.

Еще один эпизод. 30 мая 1944 года дивизион железнодорожным эшелоном перемещался после освобождения Крыма на первый Белорусский фронт в район г. Ковель. Утром эшелон прибыл на станцию Казатин, что на Украине. Это был крупнейший стратегический железнодорожный узел, на котором скопилось большое количество воинских эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами и горючим. Был яркий солнечный день, настроение было весеннее. На перроне собрались гармонисты, гитаристы. Музыка привлекла сотни солдат и офицеров, появились девушки из эшелона связистов. Многие знакомились, дружески беседовали, начались танцы. До вечера люди веселились, не предчувствую беды. С наступлением сумерек появились фашистские самолёты, сбросившие первые бомбы на скопление эшелонов, а затем волна за волной по 10-15 бомбардировщиков в течение трёх часов превратили всё на станции в трупы, искорёженный металл и огонь. Взрывы бомб, боеприпасов и цистерн с горючим слились воедино. Это был настоящий ад!

Большинство личного состава дивизиона укрылось в отдалении от станции. Наш эшелон стоял на крайнем пути, последней платформой у выходной стрелки. Это помогло нам избежать больших потерь. Когда на въездном пути появился маневровый паровоз, я, будучи дежурным по эшелону, с рядовым Владимиром Чернициным бросился к паровозу. Нам удалось растащить несколько горящих вагонов соседнего состава у стрелки. Тем самым мы освободили выход нашего эшелона. Паровоз же вытянул его с двумя горящими хвостовыми вагонами за пределы станции. Так эшелон был спасён. Бомбёжка меж тем продолжалась. Но мы были уже вне опасности. Однако дивизион потерял двух солдат убитыми и именно здесь погиб командир дивизиона подполковник И.П.Качалов.

Весь боевой путь 782-го ОРАД, а он действовал на активнейших фронтах Великой Отечественной войны – Северо-Кавказском,4-м Украинском и 1-м Белорусском – это пример мужества, стойкости и воинской доблести его бойцов и командиров. Ни смертельная опасность, ни  тяготы фронтовой жизни не могли лишить их воли при выполнении боевых задач. Почти все воины дивизиона были награждены орденами и медалями. Я награждён тремя боевыми орденами. Дивизиону было присвоено почётное наименование Севастопольско-Радомский. Это было признанием заслуг коллектива в боях за город Севастополь и польского города Радом.

Я горжусь своей военной профессией звукометриста артиллерийской инструментальной разведки. В годы войны я приобрёл богатый боевой опыт применения звуковой разведки, которая сыграла важную роль в наступательных операциях Красной  Армии и внесла свой вклад в общую победу над сильнейшим противником – фашистской Германией.

Воспоминания предоставлены для публикации вдовой Льва Яковлевича Кармазиной И.Б.



Читайте также

Разведчик стоит на вышке, должен тип самолета определять. Я на крыше стояла, потом еще выше построили вышку. Это не страшно, страшно бывает после, если пропустишь самолеты. У нас прибор – биноискатель, показывает высоту и направление. Другой разведчик передает на дивизион.

Читать дальше

Жалко было взрывать ДОТы и отходить в таких трудных условиях, которые сложились на то время. Но что же, приказ есть приказ, его надо выполнять немедленно и безоговорочно. ДОТы взорвали там, где возможно было подвезти взрывчатку – тол. Пустили их на воздух часиков в 11-12 ночи. Конечно, мы выполнили приказ - забрать всё вооружение и...
Читать дальше

Я даже под Сталинградом не видел такого жуткого убийственного огня.Мы постоянно вели бои за расширение плацдарма и укрепляли стыки.Только в ноябре на плацдарме наступило относительное затишье...

Читать дальше

В середине мая 1945 года, выписавшись из госпиталя в городе Ченстохове, я был направлен для прохождения дальнейшей службы в Советскую Военную Администрацию в Германии. Первым моим пунктом была Участковая Военная Комендатура в очень красивом городе Грефенхайнихен (Саксония).

Читать дальше

Доведенные голодом и оторванностью от жизни, почти до дикости, мы были в начале безразличны ко всему. Но пришло время, пленные стали поднимать голову и смотреть не только в землю, но и по сторонам. Медленно, но стал появляться не только голодный инстинкт, но и интерес к окружающей действительности. К этой, чужой нам жизни, в...
Читать дальше

Мне там еще запомнился эпизод, просто тем, что я не думала, что такое  возможно - ночью мы сидели у крохотных костерков, накрытых котелками.  Несколько групп бойцов. Вдруг один из них падает на спину. Его стали  поднимать - убит. Что, где, как убит? Искали, искали в темноте -  оказалось крохотное проникающее...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты






Не знаешь где найти правила игры в слоты, например на этом сайте есть информация.