Кипаренко Иван Евсеевич

Опубликовано 30 мая 2014 года

3319 0

Маршалу Советского Союза Баграмяну Ивану Христофоровичу пламенный привет от бывшего комбата КиУРа Кипаренко Ивана Евсеевича.

Дорогой Маршал СССР. Вы остались одним из немногих участников обороны города Героя Киева. В то время и на мою долю выпало быть активным участником обороны, занимая левый фланг КиУРа [Киевского укреплённого района], которым и пришлось мне командовать до последнего дня [19.09.1941 года], дня отхода по приказу командования войск, оборонявших город Киев [командующего 37-й армией Юг-Западного фронта генерала-майора А.А. Власова – того самого].

Жалко было взрывать ДОТы и отходить в таких трудных условиях, которые сложились на то время. Но что же, приказ есть приказ, его надо выполнять немедленно и безоговорочно. ДОТы взорвали там, где возможно было подвезти взрывчатку – тол. Пустили их на воздух часиков в 11-12 ночи. Конечно, мы выполнили приказ - забрать всё вооружение и телефоны, всё было сделано, как положено. Весь командный состав от командира роты и до лейтенантов комендантов ДОТов был ознакомлен с приказом Верховного главного командования о том, что кто выведет людей и сбережёт всю технику, представляется к награде орденом Ленина и т.д.

В первые дни выхода с окружения шло неплохо дело, ну а дальше Вам, тов. маршал СССР, как оператору [начальнику оперативного отдела Юго-Западного фронта], в то время было гораздо видней, чем мне - командиру среднего звена, да ещё сидевшему в этом Уре [укреплённом районе]. Я только занимался тем, что поддерживал боевой дух бойцов в трудные минуты боёв. В часы затишья пробирался в ДОТы, подбадривал бойцов и командиров, как и положено по долгу командира и, главное, коммуниста.

Помню, как при освобождении ДОТ 205 временно блокированного [ДОТ был блокирован немцами около 10 дней. Гарнизон отказался покинуть ДОТ, не смотря на разрешение от командование. Также отверг предложения немецких парламентёров о сдаче. Выдержал бомбардировку (бомба вывела из строя генератор), артиллерийские обстрелы, в том числе и самоходной арт. установкой, штурм] пришлось пробираться к нему для приёма в партию части бойцов и перевод коменданта ДОТ тов. Ветрова в действительные члены партии. Пришлось пробираться под миномётным и пулемётным огнём фашистов группой руководящих тов. 28 ОПБ [отдельный пулемётный батальон – 28ОПБ оборонял ДОТы КиУР на самом опасном южном участке обороны Киева]: это я сам лично, комиссар батальона Сафонов Михаил, до призыва в батальон работал инструктором ЦК КПУ, ответственный секретарь партийного бюро батальона Лях Михаил и ответственный секретарь партийной комиссии КиУРа Староженко Кирилл Фёдорович. Так надо было. Надо было давать рекомендации о приёме в партию [коммунистическую], и мы обязаны были рисковать своими головами, понимая важность сложившегося положения. ДОТ всё-таки проявил мужество и героизм, гарнизон решил пожертвовать собой, но ДОТ не оставлять.

К гарнизону ДОТа приезжали корреспонденты «Красной Звезды» А. Шуэр [Александ Шуэр погиб при попытке прорыва окружения, в которое попали войска 37-й армии (Барышевский котёл)] и С.Сапиго [Сергей Сапиго из окружения не вышел, пробрался в Полтаву к отцу. Возглавил подпольную группу. Был арестован по признанию одной из подпольщиц его группы, которая указала на него под пытками. Не смотря на пытки, никаких показаний гестапо не дал. Расстрелян], которые так же с командного пункта задавали вопросы, как сражается гарнизон ДОТа в окружении, в условиях блокирования, как себя чувствует. 21.08.1941 года по результатам этого интервью в газете «Красная Звезда» появилась статья, укрепившая дух гарнизонов и, особо, ДОТа №205.

При получении приказа об оставлении г. Киева и о взрыве ДОТов, гарнизон, во главе с лейтенантом Ветровым, не захотел оставлять ДОТ [потребовалась личная беседа секретаря партийной комиссии КиУРа с лейтенантом Ветровым, после которой он всё-таки согласился покинуть ДОТ]. Правда, этот ДОТ необычный - он 5-ти амбразурный [на самом деле 5 оголовков (ДОТов, соединённых между собой 375 метрами подземных ходов) на 6 амбразур] и 6-й ручной пулемёт по решётчатой двери [пулемётчик размещался за амбразурой железобетонного входного блока, которая прикрывала вход в систему подземных галерей (потерн) ДОТа], а дверь эта на обратном скате с выходом в лощину, на севере от Юровки. А амбразуры расположены: левая и две средние – обстрел с. Юровка и на юго-запад - лощины, что ведёт к с. Тарасовка, и две правые, прострел северо-западной высотки и лощины, что ведёт к с. Крюковщина и подход к Чабанам. Это, конечно, примерно. Значительная часть памяти выветрилась.

Я был в Яготинском районе на Киевщине, встречался с соратниками по обороне. Музыченко Иван Петрович [в 1941 году – старшина из резервистов, пом. ком. Взвода в гарнизоне ДОТ №205 лейтенанта Ветрова] живёт в с. Лемешовка, инвалид без ноги [потерял при наступлении в Прибалтике в 1944 году, будучи сапёром. В 1941 году попал в плен, откуда вскоре бежал. До осени 1943 года жил дома в том же селе. В окружении утерял парт. билет, о чём никому никогда не признавался]. Квартич Александр Иванович, проживает в городе Минске [В 1941 году попал в плен. Весной 1945 года освобождён союзными войсками. Завёл в Минске, где освободился из лагеря очистки НКВД, новую семью. В окружении утерял парт. билет, о чём никому никогда не признавался]. Его фамилия искажена в газете «Красная Звезда» в статье «ДОТ 205 не сдаётся» от 30.08.1966 года. Там написано «Квартына» - это не верно. Он обижается. А это именно те два воина, которые были приняты в партию после освобождения ДОТа №205. И я лично помню, как представлялись к награждению Музыченко И.П. и Квартич А.И., первый – орденом Красного знамени и второй – орденом Красной звезды. Но где затерялись эти наградные документы, мне и по сегодня непонятно. Эти люди даже не получили медалей ни за победу над Германией, ни за оборону Киева. Прошу Вас, если возможно, дать возможность людей отметить, хотя бы к 50-тилетию советской власти.

Я поддерживаю переписку и даже дважды ездил в Киев к бывшему комиссару КиУРа тов. Евдокимову Иллариону Фёдоровичу. Он мне лично помог восстановиться в рядах нашей славной Коммунистической партии. Так что я вышел из людей 2-го сорта и стал полноправным гражданином-коммунистом [И.Е Кипаренко вместе с 28 ОПБ оборонял левобережный район Киева – Дарницу, и одним из последних оставил город. Батальон отступал до с.Барышевка в направлении на г. Яготин, пока не наткнулся на рубеже реки Трубеж в подготовленную Красной же армией линию обороны, которую успели захватить немецкие части. В безуспешных попытках форсировать реку большая часть личного состава батальона погибла. Почти все оставшиеся в живых – попали в плен. Капитан Кипаренко закопал свой партийный билет, коммунистам в плену грозил расстрел, но после войны разыскать их не смог. После освобождения в 1945 году проходил очистку в лагерях НКВД, потом – в специальной воинской части, где был восстановлен в офицерском звании с понижением до старшего лейтенанта. Вскоре был демобилизован]. Я, откровенно говоря, было упал духом, и зарождалась мысль, за что же в конце концов я страдал и вёл в проклятом плену пропагандистскую работу среди маловеров в нашу Победу. Я так внимательно, как отца, слушал выступления тов. Карбышева [Кипаренко встретился с генерал-лейтенантом инженерных войск Д. М. Карбышевым в Хаммельбурге - обозначение Oflag-XIII D (в дальнейшем после снятия карантина Oflag 62) в июле 1942 года], который призывал всех быть патриотами. Он всегда говорил: «Победа будет за нами».

После возвращения из плена я, работал всё время в финансовом отделе района, в заготовительной конторе Летичевского района, пользовался авторитетом. Теперь работаю заведующим животноводческой фермой, пенсионер. Правда, пенсия очень маленькая – 38 руб. 25 коп., но я живу в сельской местности и среднюю зарплату взяли из расчёта председателя сельпо. Взять бы военную ставку, нет возможности отыскать военные документы.

Глубоко уважаемый маршал СССР, я Вас прошу, если сдадите в печать свою книгу, которую Вы пишите или, может, уже закончили о героях Киева [И.Х.Баграмян «Так начиналась война»], прошу заадресовать мне одну за мой счёт. Я редакции всё оплачу, интересно вспомнить о товарищах, с которыми вместе стоял грудью за наше общее дело.

Ещё, упустил один момент о ДОТе №131, расположенном в селе Кременище. Гарнизон ДОТа под командованием лейтенанта Якунина и заместителя коменданта пом.ком.взвода Максимова Михаила из г.Тулы в составе 13 неизвестных бойцов погиб смертью храбрых в своём ДОТе с бронебойным колпаком. В трудную минуту обороны лейтенант Якунин пошёл на обман. Когда он увидел, что наше полевое заполнение оставило свои позиции, он выбросил белый флаг, показав, что сдаётся. Немцы пошли напролом, а он подпустил их на 250-300 метров, открыл ураганный огонь и уничтожил много живой силы фашистских «героев». За это немецкая штурмовая группа жгла ДОТ огнём огнемётов, пока не загнала весь его гарнизон на нижний этаж, где люди задохнулись от недостатка кислорода – он весь выгорел.

Когда немцы ушли из села Кременище, селяне вытащили всех из ДОТа№ 131 и похоронили на огороде у колхозника Синельникова Петра Ивановича. В настоящее время все бойцы перезахоронены. На братской могиле стоит скульптура солдата с пулемётом Дегтярёва, внизу - мраморная плита, на которой указаны фамилии лейтенанта Якунина и его помощника – Михаила Максимова из г. Тулы 1921 года рождения, а также указано, что тут покоятся и 13 неизвестных. Вот так геройски погиб гарнизон ДОТа в с. Кременище, о котором по сей день никто ничего не знает, за исключением жителей этого села. Много есть геройских людей, которые проявили себя, как настоящие патриоты великой Родины.

Теперь, маршал Советского Союза, прошу, если не трудно,, посоветуйте, как мне поступить. Я и командный состав 140-го ОПБ [отдельного пулемётного батальона] 4 УРа [Каменко-Струмиловского укреплённого района], которым я командовал до начала войны, был подчинён 6-й армии генерала-лейтенанта Музыченко [В 1941 году попал в плен в Уманском котле. Освобождён в 1945 году. Восстановлен в звании за достойное поведение в плену]. Комендантом УРа был генерал-майор Матыкин [При обороне Киева возглавлял т.н. «группу генерала Матыкина», оборонявшейся возле х.Мрыги а потом – на Жуков острове. Был тяжело ранен и эвакуирован из Киева. Погиб при прорыве из Барвенковского котла в мае 1942 года]. Начальник штаба Ура – полковник Аванский. При отходе на восток по приказу люди дрались как звери, особенно у с. Таданы возле Каменки-Струмиловой восточнее её на 5 км в районе станции Красное [выдержка из воспоминаний Лыкова Михаила Ефимовича – на 22.06.1941 года политрука учебной роты 140 ОПБ «140-й ОПБ 6-й армии располагался в селе Пархач ( на сегодня - Межиречье) Сокальского района Львовской области вдоль реки Западный Буг. Когда началась война линейные роты батальона заняли железобетонные ДОТы, а учебная рота вместе с пограничниками заняла оборону на окраине села Пархач (теперь Межиречье). Наши курсанты (более 100 человек) вели огонь по фашистам из станковых пулемётов и винтовок. Фашисты понесли чувствительные потери, но на 5-й день войны оттеснили наших за село Подрань. Рота курсантов во главе с командиром роты старшим лейтенантом Василием Клименко на опушке заняла оборону. Они были вооружены18 станковыми пулеметами и несколькими пулеметами Дегтярёва. Против них и пограничников гитлеровцы кинули 5 дивизий: шли по ржаному полю в полный рост с автоматами от живота пятью ярусами. По приказу командира – генерала Матыкина наши бойцы кинулись в контратаку и уничтожили штыками и прикладами две шеренги фашистов… Силы были неравные. Наши бойцы были вынуждены отступить… Я вместе с командиром 140-го батальона капитаном Кипаренко И.Е. уничтожили трёх фашистов, которые убегали на мотоцикле, и двух гитлеровцев (офицера и солдата), которые ехали в легковом автомобиле. Выстрелом через ветровое стекло водитель-солдат был убит, а офицер намазал своё лицо кровью водителя и залёг сбоку с маузером. Когда наши бойцы подбежали к машине, чтобы её завести и подобрать раненных советских бойцов, фашист в упор хотел застрелить командира Кипаренко. Курсант Чиквадзе заколол фашиста штыком].

Они мне пишут. Что о нас ни слова никто не вспоминает. Поэтому посоветуйте, как мне поступить, или только ограничиться написанием статьи в газету, или можно как-нибудь их отметить ко дню 50-летия Советской власти.

Может, Вам известна судьба генерал-майора Матыкина, он же был участником обороны Киева. Если мне не изменяет память, у вас адъютантом был бывший начальник штаба моего 140-го ОПБ Николай Колесов. Если это так, прошу, сообщите мне его дальнейшую судьбу. Вот на этом заканчиваю. Прошу прощения, что не чисто написал, делал исправления. Знаете, память уже не та, забывается.

С уважением, Иван Евсеевич Кипаренко.



Читайте также

Один из бойцов, попробовав кашу, заметил, что её забыли посолить и попросил меня сходить за солью, которая лежала в вещмешке. А вещмешок лежал за огромной, в три обхвата сосной. Я пошел за солью и, пока искал в вещмешке соль, немецкий ночной бомбардировщик, пролетая над поляной, где бойцы варили кашу, заметил костер и сбросил...
Читать дальше

И вот остановили немцы нас. Завязался бой головная застава завязала бой - не может справиться головной отряд подошел - тоже не может справиться вышел полк основными силами и тоже не может ничего сделать. Очень плотный огонь надо обходить этот заслон. Командир полка вызвал эскадрон танков. Эскадрон танков вышел - так пожгли...
Читать дальше

Первый бой я принял в рядах 3-й Московской Коммунистической дивизии. Бой был ночной - первый. Страшно было, непривычно было. Но я хорошо стрелял у меня была винтовка СВТ - самозарядная винтовка Токарева на 9 патронов. И меня посадили в окопчик вернее в воронку от бомбы на направлении возможного продвижения фашистских войск. Я там...
Читать дальше

На исторической реке Угре (здесь был положен когда-то конец татаро-монгольскому игу ) наша дивизия пошла в наступление. Я был политруком пулемётной роты. Река мелкая, по пояс, форсировали её вброд. Пулемёты, боеприпасы, - всё на себе. Даже противогазы были, но многие их побросали. Кому-то показались лишними и саперные лопатки,...
Читать дальше

Но дни подготовки пролетели очень быстро. Вот только чего не помню, это сколько провели генеральных репетиций - то ли две, то ли три. Всего в Параде Победы участвовало четыре суворовских училища, а от нашего Орловского была целая "коробка" - 200 человек. Плюс еще впереди два командира взвода и роты. Я шел, по-моему, в 7-м ряду,...
Читать дальше

Оказывается, значит, когда Козельск брали наши войска, наступали прямо  на Козельск. Никаких обходных маневров, ничего. И положили очень много  людей. И вот когда я стал подходить к Козельску, я увидел, что это за  бугры там стоят. Оказывается, положили наших ребят в бою, засыпало их  снегом, и когда они к весне...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты