Юнаш Порфирий Александрович

Опубликовано 21 ноября 2015 года

3660 0

Данное интервью было дано моим отцом, Юнаш Порфирием Александровичем, полковником, участником Великой Отечественной войны в 1985 году, в канун празднования сорокалетия Великой Победы, корреспонденту многотиражной газеты одного крупного Московского Научно-Исследовательского института, где отец работал после выхода в отставку. Черновики этого интервью, чудом, сохранились в семейном архиве.

Порфирий Александрович, расскажите немного о себе, о своём жизненном пути.

Я, родился 15 марта 1912 года в городе Балаклея, Харьковской области в семье рабочего - столяра.

Мне было всего 2 года, когда умерла моя родная мать. Спустя год отец женился на другой женщине и, привел в дом мачеху, которая отдала меня на воспитание родственникам отца. Шла гражданская война, время было голодное, поэтому в возрасте 6 лет, родственники отдали меня в детский дом. В детском доме я поступил в школу, окончил 7 классов и в 14 лет поехал в г. Харьков, чтобы получить образование. Я уже тогда понимал, что без образования, не имея поддержки семьи, прожить будет очень сложно. В 1927 году я вступил в Комсомол. В 1928 году, в возрасте 14 лет я поступаю в Харьковский автодорожный техникум. Но так как никаких заработков у меня не было, а из дома денег не присылали, то я вынужден был оставить учебу в техникуме, и пошел работать на завод « Металлострой», простым слесарем, чтобы не умереть с голоду. Но я твердо знал – нужно учиться, нужно получить высшее образование. Через 2 года в 1930 году я поступаю на факультет рабочей молодежи. Днем работаю на заводе, а по вечерам занимаюсь на Рабфаке, чтобы подготовиться к поступлению в институт. В этом же году я был мобилизован ЦК Комсомола Украины для работы в деревне.

Педагогические курсы. 1930 г.


Время в стране было тяжелое. Только что закончилась Гражданская война. Стране не хватало продовольствия и прежде всего зерна, для производства хлеба. Люди десятками умирали от голода в городах и деревнях, а «кулаки», зажиточные крестьяне, противники Советской Власти, прятали зерно, гноили его в земляных ямах, только чтобы государство не могло накормить голодающих. Страна начала осуществлять план коллективизации сельского хозяйства. Смысл был в том, чтобы объединить мелкие крестьянские хозяйства в единое крупное земледельческое предприятие колхозы. Колхозу давали бесплатно землю трактора и другую технику, а также зерно для посева. Однако крестьяне вступали в колхозы крайне неохотно. В своём большинстве крестьяне в то время были неграмотны, многие даже не умели читать и писать. Поэтому передовых рабочих и комсомольцев отправляли в села и деревни, чтобы они объясняли трудовому крестьянству преимущества коллективного труда. И в октябре 1930 года я, вместе с другими комсомольцами отправился в деревни и села, проводить коллективизацию и уничтожать безграмотность крестьян. Причем не по приказу руководства, а по зову сердца, прекрасно понимая, что без колхозов нашей стране не выжить. Наши комсомольцы не только создавали колхозы, но и учили крестьян чтению письму, арифметике, организовывали в селах и деревнях молодёжные клубы и избы-читальни. В ноябре 1931 года я вернулся в город Харьков, закончил Рабфак и уже в 1932 году поступил на учебу в Харьковский Полиграфический институт, который с отличием окончил в 1938 году. Но уже приближалась Вторая мировая война. Шла война с фашистами в Испании. В скором времени фашистская Германия должна была напасть на Советский Союз. Война чувствовалась во всем: в газетных статьях, нарушениях нашей границы, в выступлениях Гитлера и его сподвижников.

Коллективизация деревни.1930 г.


Поэтому, предчувствуя приближение войны, я в 1938 поступил на учебу в Военную Академию имени «Молотова», сразу на 3 курс, потому что уже имел высшее инженерное образование. И уже в мае 1940 года с отличием её окончил. За успехи в учебе и военной подготовке я сразу получил внеочередное звание капитан, что по тогдашнему статусу о рангах звучало, как военинженер 3 ранга. Как отличника учебы меня назначают на службу в г. Москву в одно из Управлений министерства обороны СССР, на должность старшего инженера Управления.

Слушатель Военной Академии имени Молотова


22 июня в 4 часа утра, без объявления войны фашистская Германия напала на Советский Союз. В июле 1941 года я был откомандирован в действующую армию, в штаб пятой армии Резервного Фронта, на должность старшего помощника начальника отдела. В то время Резервным фронтом командовал Г.К. Жуков, а пятой армией генерал-лейтенант Ершаков. 13 октября 1941 года Резервный фронт был объединён с Западным Фронтом, под командованием Г.К. Жукова. Принимал непосредственное участие в боях на Наро-Фоминском и Можайском направлениях. В январе 1942 года, после ранения, был включён в оперативную группу Начальника Тыла по обеспечению вооружением войск под Москвой.

Зимой 1942 года в ходе кровопролитных боев, враг был отброшен от столицы. В дальнейшем я выполнял задания командования в длительных командировках на многих участках различных фронтов, и так, вплоть до Победы. После войны работал в Центральном аппарате Вооруженных сил СССР, на различных должностях. К работе всегда относился очень добросовестно, любое дело доводил до конца и всегда с отличным результатом. В сентябре 1954 года принимал непосредственное участие в подготовке и проведении масштабных учений на Тоцком полигоне, где впервые в Советском Союзе во время учений был произведен взрыв атомной бомбы.

В 1955 году получил чин полковника. За годы службы выполнял различные поручения командования, в том числе в разрешении «Карибского кризиса» 1962 года, за что получил благодарность и ценный подарок лично от лидера Кубинской революции коменданте Фиделя Кастро.

В 1970 году я вышел в отставку, прослужив в Советской Армии 32 года. Однако без дела я сидеть не могу и более 10 лет работаю в нашем Научно-исследовательском институте.

Я член КПСС с марта 1940 года. Награжден орденом «Красной Звезды» и орденом «Отечественной войны 2 степени», а также 10 медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За оборону Москвы», «За победу над Германией» и другими памятными медалями к различным юбилейным датам Вооруженных сил СССР. В 1980 году мне было выдано удостоверение «Участник Великой Отечественной войны».

Я женат, вот, уже 52 года. Имею троих взрослых детей, двух дочерей и сына. Все дети получили высшее образование и работают в различных отраслях народного хозяйства.

Вы женаты более полувека. Расскажите, как вы познакомились со своей женой.

Моя жена, Юнаш Меланья Александровна, 1913 года рождения, родилась в городе Купянске, Харьковской области в семье рабочего – маляра. Меланья Александровна училась в том же институте, что и я. Мы познакомились в 1933 году на студенческой вечеринке. Это была любовь с первого взгляда. 8 августа 1933 года мы пошли в ЗАГС расписались. В 1935 году у нас родилась дочка Эмма, а в 1937 году дочка Лина, и уже после войны в 1947 году родился сын Олег. Меланья Александровна по профессии экономист, работала на ответственных постах в различных организациях. В настоящее время – пенсионер. Меланья Александровна всегда была надежной опорой в нашей семье. Поскольку, по роду службы, мне приходилось находиться в длительных командировках, в различных городах нашей необъятной родины, то бремя семьи целиком ложилось на её плечи. Несмотря на занятость на работе, дома был всегда образцовый порядок. Дети выросли, получили достойное образование и престижную работу. Как говорится, у нас в семье всегда был «крепкий тыл».

Меланья Александровна и Порфирий Александрович


Расскажите, как проходила коллективизация.

В октябре 1930 года я, с группой комсомольцев – активистов, по комсомольской путевке, отправился в деревню проводить коллективизацию. Народ в деревне был в большинстве своем неграмотный, забитый, напуганный. Что такое коллективное хозяйство никто не представлял. Все работали на своем крохотном участке земли, собирая скудный урожай, позволявший им, еле-еле продержаться до весны. Крестьян запугивали «кулаки», не принимавшие Советскую власть. Мы собирали сельский сход, и разъясняли на доступном им языке все выгоды коллективного хозяйства. Разъясняли людям, что государство дает колхозу огромный надел пахотной земли, а они, совместными усилиями, его обрабатывают, часть урожая сдают государству, за предоставление сеялок, тракторов и другой сельскохозяйственной техники, а остальное делят между собой по количеству вложенного труда. «Кулаки» всячески препятствовали этим собраниям, они сначала, пытались запугивать нас, иногда дело даже доходило до драки, но мы всегда могли постоять за себя. А когда угрозы не возымели действия, бандиты начали стрелять в нас из обрезов (обрез - боевая винтовка с обрезанным стволом и прикладом, для уменьшения её размера, чтобы обрез можно было спрятать под одеждой). Так на наших комсомольцев было организовано несколько покушений, но, к счастью, обошлось, все остались живы.

Для вступления в колхоз надо было собрать общее собрание села или деревни и путём общего голосования решить вопрос о создании колхоза.

Поэтому при подготовке общего собрания стол для президиума всегда ставили к глухой стене избы, чтобы избежать выстрела из обреза через окно. Крестьяне были так запуганы «кулаками» и бандитами, действующими в окрестных деревнях и сёлах, что в ответ на вопрос, кто хочет вступить за колхоз, никто руки не поднимал. Тогда придумали новую форму вопроса «Кто против вступления в колхоз?». Опять ни одна рука не поднималась. Тогда в протоколе сельского схода записывали «Против организации колхоза никто руки не поднял». Следовательно, все жители деревни или села были согласны вступить в колхоз.

Расскажите, пожалуйста, о каком–нибудь, особо запомнившемся Вам эпизоде в ходе битвы за Москву.

Война это страшное состояние души. Каждый день, прожитый на войне, засчитывался за три дня службы в мирное время. Каждый год 9 мая я, и мои боевые друзьями собираемся за столом, вспоминаем товарищей, павших смертью храбрых, и те переделки, из которых чудом выбрались живыми. Вот несколько таких историй.

История первая, как смекалка и выдержка помогли остаться в живых.

Была зима 1941 года. Немцы всеми силами рвались к Москве, чтобы захватить нашу столицу. Наши войска героически сопротивлялись, но на некоторых участках фронта отступали, не в силах сдержать натиск врага.

Обстановка на Можайском участке фронта была очень нестабильная. Связь между дивизиями была нарушена. Командир дивизии решил сам поехать в штаб армии, чтобы прояснить обстановку и получить приказ на дальнейшие действия его дивизии. С собой он взял меня и три автоматчика для охраны. Загрузились в машину и поехали. По имевшимся у нас сведениям штаб находился в 30 километрах в небольшой деревне. На дороге было все спокойно. Немецких разъездов не встретили. Въехали в деревню, где по их сведениям должен был находиться штаб Армии, и остановились спросить, как отыскать дом, где должен был расположен штаб. Но тут я замечаю некую странность. По деревне бродят солдаты в наших шинелях, а на головах немецкие каски. Тут же все поняли, что немцы несколько часов назад захватили деревню и разграбили склады с нашим обмундированием. Надо сказать, что зима 1941 года была очень снежная и очень холодная. Немецкий план закончить войну с СССР за 3 месяца – провалился, и все немецкие солдаты были в легких летних шинелях и поэтому очень мерзли на русском морозе. Нашу машину заметили немцы. Возникло некоторое замешательство в немецком гарнизоне. Они никак не ожидали, что к ним приедет советский генерал, с капитаном и тремя нашими солдатами. Если захватить их в плен, то можно готовиться к получению как минимум ордена железный крест, и отпуска на родину в Германию. А мы попали в очень трудное положение. Дорога назад уже была перекрыта немецкими мотоциклистами. Справа, со стороны деревни нас ждали немцы, а слева был крутой обрывистый берег реки, занесенный снегом. Так как зима выдалась очень снежная, то снежный покров русла реки, считая ото льда, был не менее одного метра. Немцы пока не стреляли, с намерением взять нас в плен.

Отстреливаясь, мы выпрыгнули из машины и прыгнули с оврага вниз в глубокий снег, зарылись в нем до льда и начали медленно ползти под метровым слоем снега по льду реки, стараясь не оставлять за собой снежного следа. Нам надо было перебраться на другой берег. Там берег реки был пологий, и у самой кромки льда начинался лес. Это был единственный возможный вариант спасения. А немцы не хотели утопать в таком глубоком снегу. Они знали рано или поздно мы сдадимся, не выдержав такой непосильной задачи. Они поставили на крутом берегу ящики, уселись на них и как в тире через прицел винтовки наблюдали, когда из снега покажутся наши головы. Ползти под снегом было очень сложно и неимоверно трудно. Не хватало воздуха, полушубки и валенки забиты снегом. Чтобы глотнуть свежего воздуха, надо было незаметно для немцев, перевернутся на спину, проделать в снегу маленькое отверстие и неподвижно лежать, приходя в себя, вдыхая холодный воздух, чтобы пар от дыхания не заметили с берега немцы. Мне, командиру дивизии и одному бойцу удалось добраться до противоположного берега. Если немцы замечали след, оставленный нашим бойцом в снегу, или его ушанку, если он от недостатка воздуха высоко поднимал голову, или просто пар, от дыхания человека, лежащего на льду реки, немцы открывали стрельбу, как в тире, на меткость. Не все добрались до спасительного берега. Вот так, смекалка, терпение и сила воли помогла выжить.

История вторая, о том, что на войне значит простое везение.

Дело было в том же в январе 1942 году. Наша часть расположилась на ночлег в сосновом лесу. Ночь была ясная, светила полная луна. Бойцы разожгли большой костер и варили в котелке кашу на ужин. Каша была уже почти готова. Один из бойцов, попробовав кашу, заметил, что её забыли посолить и попросил меня сходить за солью, которая лежала в вещмешке. А вещмешок лежал за огромной, в три обхвата сосной. Я пошел за солью и, пока искал в вещмешке соль, немецкий ночной бомбардировщик, пролетая над поляной, где бойцы варили кашу, заметил костер и сбросил бомбу, которая попала прямо в середину костра. Все бойцы, несколько десятков человек, гревшихся у костра, были убиты или смертельно ранены. Меня спасла сосна. Десяток осколков бомбы застрял в стволе дерева. Меня же только контузило взрывной волной.

История третья, как бойцов поднимали, в атаку под шквальным огнём.

1942 год. Шел второй год войны. Шли непрерывные бои. Бои за каждую высоту, за каждую деревню, за каждый населенный пункт. Дан приказ идти в атаку. Вперед на бруствер окопа выскакивает молодой лейтенант и с криком «За Родину», « За Сталина» и бросается вперед. Солдаты вслед за ним выпрыгивают из окопов, но тут же попадают под шквальный ружейно-пулеметный и миномётный огонь противника. Атака захлебнулась. Вылезать из окопа на верную смерть не рискует ни один храбрец. Не помогает ни ругань, ни угроза трибунала, ни угроза попасть в штрафной батальон, ни, даже расстрел на месте за невыполнения приказа. Бойцы словно приросли к стенкам окопа. А высоту необходимо занять, любыми средствами, не считаясь с потерями. Таков приказ командира дивизии. Тогда командир батальона приказывает старшине привести в расположение батальона канистру чистого спирта. Каждому бойцу, включая младших командиров, старшина наливает по 100 грамм чистого 92 процентного спирта. Спирт выпивают, без закуски, под папиросу. Затем командир батальона засекает время. Ровно через 15 минут звучит его приказ: «Славяне в атаку, бей фрицев» и первым выскакивает из окопа. Спирт уже возымел своё действие на организм бойца. Теперь ему «море по колено». С криками «УРА!!!», бойцы бросаются в новую атаку.

Ничто не может в такой момент остановить русского солдата, только мгновенная смерть. Я видел, как рядом со мной осколком мины бойцу вспороло живот, и внутренности вывалились наружу. Не обращая внимания на боль и кровь, солдат запихнул свои внутренности обратно в живот, прикрыл нательной рубакой и продолжал, с криком «УРА», бежать в атаку. Высота была взята. Кстати, в этом бою я был ранен.

К середине 1943 года немцы переняли у нас эту не хитрую тактику, поднимать своих солдат в атаку.

1943 год

1945 год


Кто из Ваших родственников тоже участвовали в Великой Отечественной войне.

Мой сводный брат (по отцу) Юнаш Николай Александрович, 1924 года рождения. Был призван в армию в 1940 году. Службу проходил в войсках МВД.

Старший брат жены Кирсанов Александр Александрович, 1918 года рождения. Был призван на Тихоокеанский флот в 1937 году. Служил механиком на эсминце «Решительный». Участвовал в войне с Японией. Демобилизовался в 1946 году.

Поздравительная открытка от Кирсанова А.А. с Тихоокеанского флота


Кирсанов А.А. - слева


Младший брат жены Кирсанов Владимир Александрович, 1920 года рождения. В 1938 году поступил в военное авиационное училище. В 1941 году окончил училище в звании лейтенанта. Специализация – лётчик истребитель. Участвовал в боевых действиях на разных участках фронта. За храбрость и мужество, проявленное в боях, ему было присвоено звание капитан. 15 мая 1943 года Владимир Александрович погиб в воздушном бою в великом воздушном сражении за город Новороссийск.

Вечная слава героям, павшим за освобождение нашей Родины!

Кирсанов В.А. (слева) в кругу своей семьи


Кирсанов В.А. в 1941 году


Последнее письмо


Похоронное извещение


Расскажите подробно о подготовке и участии в учении на Тоцком полигоне в 1954 году. Об этих событиях, нет почти ни какой, информации.

Каждый участник учений на Тоцком полигоне в сентябре 1954 года давал подписку о неразглашении происходивших там событий, сроком на 25 лет. В 1979 году срок подписки истёк, поэтому я могу рассказать об организации и проведения этих учений.

1 июня 1951 года на специально созданном полигоне в штате Невада в США уже проводились такие учения, с целью изучения влияния последствий атомного взрыва на боевую технику и живую силу. Хотя все данные были американцами засекречены, но все же мы располагали информацией о ходе и последствиях таких учений, которые проводились с привлечением людских ресурсов. Поэтому наше командование должно было провести аналогичные маневры, чтобы иметь свои собственные данные о влиянии ядерной вспышки, ударной волны и радиоактивного заражения местности на боевую технику и организм человека в условиях максимально приближенных к боевым. Эта мера была вынужденная, так как время было неспокойное, холодная война могла перерасти в третью мировую, с применением ядерного оружия.

Подготовка к проведению учений началась еще зимой 1953 года. Местом проведения был выбран Тоцкий полигон. Подготовка продолжалась всю весну и всё лето 1954 года. Была проделана огромная работа. Были вырыты десятки километров окопов и укрытий различного профиля, построены доты, блиндажи, дома из бревен и кирпича. Обустроены артиллерийские позиции, и позиции танков, зарытых в землю. Установлена всевозможная военная техника, танки, артиллерийские орудия, самолёты.

14 сентября 1954 года начались учения под кодовым названием «Снежок».

В учениях принимали участие 45000 солдат и офицеров. На полигон завезли 2000 различных домашних животных, рассредоточив их на различном расстоянии от эпицентра взрыва. Часть животных разместили в танках и самолетах. За 10 минут до начала учений, по сигналу «атомная тревога» солдаты и офицеры укрылись в убежищах. В 9 часов 33 минуты с самолета ТУ- 104, с высоты 8 километров, была сброшена атомная бомба, мощностью 40 килотонн. Взрыв произошел на расстоянии 350 метров от поверхности земли. Через 5 минут, после взрыва, началась артиллеристская подготовка и произведен удар бомбардировочной авиации, открыли огонь реактивные и крупнокалиберные миномёты. Плотность огня была огромна. Через полтора часа, после ядерной вспышки, через эпицентр взрыва и в непосредственной близости от него пошли в атаку пешком и на бронетранспортёрах несколько тысяч наших солдат и офицеров. Последствия взрыва были ужасны. На выжженной земле валялись сорванные с танков башни, самолеты были смяты, как картонные коробки, животные или сгорели заживо, или их тела были раздавлены взрывной волной. Все здания были разрушены. Меньше всего пострадали доты и блиндажи. В 16 часов 00 минут был дан отбой. Учения были закончены. Все чувствовали сильную усталость, поэтому дезактивация техники и людей была проведена ненадлежащим образом. Со всех участников была взята подписка о не разглашении, сроком на 25 лет. Армейская ламповая радиометрическая аппаратура была настолько несовершенна, что узнать точную дозу полученного облучения на тот период, не представлялось возможным.

Последствия воздействия на людей радиационного облучения сказались уже через несколько лет. У тех, кто прошел через эпицентр взрыва, начали проявляться различные симптомы лучевой болезни.

Я тоже получил свою дозу радиации, которая позднее вылилась в болезни сердца и лейкемию. И только в 1979 году, по истечению срока подписки о неразглашении, я сообщил своему лечащему врачу, о действительных причинах моих заболеваний.

Я участвовал ещё в одном испытании атомной царь - бомбы, мощностью в 50 мегатонн, на полигоне на Новой земле. Но так, как срок подписки о не разглашении, ещё не прошёл, то об этом пока рассказать не могу.

1956 год


Какую общественную работу Вы проводите?

Я являюсь членом партийного комитета нашего института, где возглавляю сектор идеологического воспитания молодёжи. Еженедельно читаю лекции и провожу семинары по политическому просвещению молодых сотрудников. Провожу встречи со школьниками близлежащих школ. Рассказываю им о подвиге нашего народа в Великой отечественной войне. Беседы проходят очень увлекательно и вызывают у школьников большой интерес.


Корреспондент: Порфирий Александрович спасибо за интересный рассказ. Поздравляем Вас с наступающим праздником, сорокалетием Великой Победы. Желаем Вам счастья, здоровья, успехов в работе и в воспитании подрастающего поколения.

Это интервью, восстановлено по записям моего отца, для корреспондента институтской многотиражки, сделанное за два года до его смерти. Конечно, не все записи вошли в газетную версию. Но я счёл своим долгом изложить все папины воспоминания. Мой отец Юнаш Порфирий Александрович умер 24 декабря 1987 года и похоронен на Щербинском кладбище, со всеми воинскими почестями.




Читайте также

Я несколько раз переходила по льду на «Невский Пятачок». В конце ноября Нева встала. Поверх льда наложили хворост и доски, чтобы всё это вмёрзло и можно было быстрее пробежать. Сапёры натянули трос и сделали петли. Там бывали промоины, доски шевелились, надо было придерживаться за трос. Эту дорогу прозвали - «Невский проспект»....
Читать дальше

На следующее утро полковник привез меня в Киверцевский лес. Там стоял артиллерийский полк. Они относились к войскам 4-й гвардейской армии 3-го Украинского фронта. И вот он вызывает командира 41-й окружной артиллерийской мастерской. Поручает ему заняться моей судьбой. Тот меня приводит к себе в расположение, подзывает какого-то...
Читать дальше

И вот остановили немцы нас. Завязался бой головная застава завязала бой - не может справиться головной отряд подошел - тоже не может справиться вышел полк основными силами и тоже не может ничего сделать. Очень плотный огонь надо обходить этот заслон. Командир полка вызвал эскадрон танков. Эскадрон танков вышел - так пожгли...
Читать дальше

Никакой воздушной тревоги не было! Выскакиваем из своего барака, вышли за территорию и направились к Днепру. Кругом висят «люстры» - осветительные бомбы и видно, все как днем, даже ярче. Немцы могли бросать бомбы совершенно прицельно. И это освещение, кстати, пугало больше всего. Очень мы тогда ощущали свою полную...
Читать дальше

К тому времени у нас уже сложился очень сплоченный коллектив, все были как свои. И начались такие разговоры: "Мы же на фронт едем, а ты ребенка с собой везешь: Что же ты делаешь?.." И вы знаете, мне, будто по голове стукнуло: Действительно, что же я делаю?!. И на какой-то станции я вдруг выскочила из теплушки и кричу мужу: "Подай...
Читать дальше

В итоге согнали на полигон не только ребят из нашего учебного танкового  полка, но еще и из других частей, собралось больше тысячи человек. Через  месяц ряды начали редеть, ребята по-разному на это дело смотрели,  многие не хотели голодовать, бежали на станцию. Идет эшелон куда-то, ты  садишься в него, или...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты