Фомина Капитолина Александровна

Опубликовано 27 марта 2011 года

4656 0

Когда началась война, мне было 16 лет. Мы были на школьных каникулах. В 1941-м году мы с противогазами дежурили на улицах, следили за небом. Когда была воздушная тревога, помогали жителям проходить в бомбоубежища, а когда был отбой - выходить из них. Дежурили также в рядом расположенной школе, там сделали госпиталь для военных, куда привозили раненных под Москвой. Мы тоже помогали, дежурили.

Фомина Капитолина АлександровнаПотом, в начале 1942-го года пошла работать на завод. Завод тогда назывался №70, сейчас это завод имени Владимира Ильича. Работала в цехе, где выпускали снаряды для "Катюш", контролером, проверяла снаряды на качество. Потом привезли американские автоматические станки, которые выпускали снаряды под названием "Б-6", они шли большими партиями. Работать было тяжело, не хватало рабочей силы. Присылали домашних хозяек, приходилось их учить, в основном они были безграмотные. Потом прислали узбеков. Они были непривычные к нашему климату, к работе на заводе. В основном они были подсобными рабочими, загружали снаряды, клали их в стеллаж. Военные приезжали за снарядами каждый день. Все помогали грузить. Работы было очень много. В 1943-44 году, когда стали приезжать из эвакуации квалифицированные работники с завода "Челябинск", с рабочей силой и с грамотностью стало полегче. Работали по 12-18 часов без выходных и отпусков. Перерыв на обед - полчаса. В столовой давали крапивные щи, перловую или пшенную кашу, два кусочка хлеба. Иногда давали кусок селедки и какое-то искусственное молоко, оно называлось "суфле". Работали, не покладая рук, так всю войну и проработали. Многие узбеки не выдерживали. Человека 2-3 умерло, остальных в 1944-м году отправили назад, так как из Челябинска прибыли свежие силы.

При проверке деталей на качество я смотрела в лупу, и в это время с крыши упало стекло. Говорили, что наверно сбросили "зажигалку". Меня ранило - стекло попало в голову. Отправили в поликлинику, рану зашили. Побыла на больничном листе дня четыре, рвалась на работу, работать было некому. В начале 1945-го года я перешла работать в лабораторию измерительной техники, проверяла детали.

Фомина Капитолина АлександровнаФомина Капитолина АлександровнаОтец мой был в ополчении, пришел из ополчения в 1943-м году по болезни. Сестра моя работала на заводе, в 1941-м году их послали за город рыть окопы. Когда немцы стали подступать к Москве, их от работы освободили, и она продолжила работать на заводе. Завод, по-моему, назывался "Эмос", выпускали приборы. Муж сестры был на фронте, был ранен в 1943-м или 1942-м году, после ранения тоже пошел работать на завод "Эмос", был квалифицированным токарем.

После войны стало намного легче, но после войны еще в 1946-м году работали по 12 часов. А в 1947-м году перешли на восьмичасовой рабочий день, начали давать отпуска и выходные дни. Продукты продолжали получать по карточкам. В столовой стали кормить лучше, уже не крапивные щи, появился суп с колбасой. Работали воодушевленно, агитации много было в хорошую сторону. В 1947-м году завод стал называться "Завод имени Владимира Ильича", снаряды выпускать перестали, начали выпускать электродвигатели, и выпускают до сих пор.

На заводе я проработала 53 года.



Читайте также

Когда кончилась война долгожданной Победой, мы остались калеками – три Омские девчонки с бруцеллёзом. Клава Рудских с туберкулёзом костей. А у нас с читинской Шурой Булгаковой – хронический ревматизм.
Читать дальше

Кампания по уничтожению ценностей продолжалась недолго. Городскую маслобойню, тоже расположенную поблизости от нашего дома, подожгли, предварительно испортив взрывчаткой оборудование, и чёрный дым от горящего масла и семечек застлал небо. Мы с соседскими ребятами забрались на забор, чтобы лучше видеть пожар. И тут рвануло...
Читать дальше

Занималась я канцелярщиной, писала, освоила машинопись работала машинисткой. Спала в холодном, чуть отапливаемом помещении. Немного действовало паровое отопление, ну там же военные жили. Вечером мы зажигали настольную лампу, и около неё грелись, грели руки, ну а потом под одеяло предварительно надев всё на себя. Как...
Читать дальше

Местные жители ненавидели эвакуированных, их называли «выковыренные». Ненавидели за то, что многих уплотняли для предоставления жилья таким бедолагам, как мы. Цены на рынках бешено подросли, в магазинах становилось пусто... В больнице, а потом и в учреждениях, в очередях, всюду слышался один и тот же рассказ, о том, как шел...
Читать дальше

Краснодар освободили 12-го февраля, но далеко немцев отогнать не смогли, застряли на «Голубой линии». И вот уже в начале апреля вдруг слышим звук немецких самолетов. У немецких же звук совсем не такой, как у наших. Небо такое уже было красивое, чисто голубое, смотрим в него, слышим этот звук, но никого не видим, а главное, тревоги...
Читать дальше

Через несколько дней, в начале ноября, все население Пинчуков начали вывозить. Опять прочесали все село – искали партизан. Но у нас никаких партизан не было, потому что мужчин не осталось – одни старики, женщины и дети. А уйти нам некуда, потому что везде же немцы. Я помню – подъезжает к бабушкиному дому такой огромный...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты