Гришин Юрий Михайлович

Опубликовано 14 мая 2012 года

4933 0

Я родился в Ростове в 1925 году. Отец был бетонщиком и хорошо зарабатывал. Моя мама все старалась сделать как можно лучше для нас.

Когда объявили о начале войны я еще ничего не понимал, пацаном был. Мы, мальчишки, играли в войну, я из дома спер здоровый ножик, и с саблей вышел, как Чапаев.

Когда немцы подходили к Ростову я переправился на ту сторону Дона и пошел к путям. На путях стоял тогда рабочий поезд, они пути ремонтировали, мы к нему прибились и с ним поехали на Кавказ. Попали в Красноводск, нас человек шесть пацанов было.

Мы в Красноводске ничего не знали, а есть надо, где взять? Воровать… Мы пошли по огородам, налетали как саранча, нас из дома заметят и с палками за нами, чтобы прогнать с огорода. Мы тикать кто куда. Потом уже вместе собирались. Жили в стогах сена, выкопали там норы, каждый себе копал, выдергиваешь понемногу, залезаешь и спишь там ночью. А в сене тепло, мыши только лазят, да и все. Ну ничего, мы их не боялись.

Однажды мы увидели эшелон и постарались в него залезть, а он армейским оказался, охранялся. В тамбуре нас поймали. Привели к командиру части.

- Вы откуда?

- Из Ростова.

– Что вы делаете?

– Нас привезли работать на кирпичный завод. Мы их делать не можем, они у нас никак не лепятся.

– Воевать хотите?

- Да, мы пойдем воевать, дайте нам винтовки или пулеметы!

Так мы попали в 20-ю инженерно-штурмовую бригаду. Ну, нас оставили, выбрали обмундирование – галифе, гимнастерки. Сшили сапоги, в бригаде была сапожная мастерская, человек пять сапожников, где нам сшили сапоги под ногу.

Так мы в бригаде и жили. Там еще девчата были, человек 20 в санчасти и с одной я закрутил. Пошли как-то  собирать ягоды. Она говорит:

- Я еврейка…

- Ну и хорошо, что ты еврейка…

И мы давай с ней собирать ягоды. Набрали полное ведро земляники. Что мы будем с ней делать? Говорю ей:

- Ты месить можешь?

– Конечно, я же девочка.

- Сейчас возьму муку.

Пошел, залез на склад, там были мешки с мукой, разрезал мешок, отсыпал муки. Она тесто замесила и мы пирожки с земляникой сделали.

Командир бригады, полковник, небольшого роста, на построении кричит:

- Бригада смирно!!!

Мы по стойке смирно стоим, а он:

- Хлеба хватает?

– Хватает.

- А то, если не хватает, своего хлеба напечем! Сделаем пекарню, и хлеба будет вдоволь, сколько хочешь.

У него усики маленькие были и мы, пацаны, как-то к нему подошли, а я возьми и спроси:

- Товарищ полковник, а что у вас такие усики маленькие, вы их стрижете что ли?

– Да, нет. У меня все время такие были. Мама и бабушка любили мои усики, приглаживали их расческой.

Шутит с нами. А потом спросил откуда мы?

- Из Ростова.

– Мамы знают, что уехали на фронт.

– Нет, не знают. Знают, что нас нет дома. Думают, что мы уже жулики стали.

– Песню мне споете?

И вот в 1942 году нас отправили на фронт. Однажды утром:

- Ребята, поднимайтесь, мы отправляемся воевать.

- А мы куда?

– И вы с нами, воевать будете, тоже солдатами будете, будете бить фашистов…

Мы что тогда понимали, пацаны… посмеялись, поговорили и все. Нас в эшелон. Пришел командир бригады, говорит:

- Ребята, смотрите не воровать, чтобы у нас не было неприятностей.

- Нет, товарищ командир. Мы уже в армии, солдаты.

Мы были рады, что поедем на фронт, думали нам дадут винтовку, пулемет, будем бить фашистов, аж заплясали от радости.

Интервью:
А. Драбкин
Лит.обработка:
Н. Аничкин



Читайте также

Итак, в путь, в неведомое. Я, не приспособленная к дорожной жизни, осталась с детьми трех и шести лет, без близких среди эвакуированных; как говориться, между небом и землей. После войны прошло уже тридцать шесть лет, но того, что я испытала в то время, не забыть никогда.
Читать дальше

Но один полицай, который был охранником, дал им по клочку бумаги, карандаш, чтобы они написали домой записочки. Так мы получили от папы весточку: «Жив…» И, наверное, адрес там тоже был, потому что дедушка, бабушкин брат и мама сразу собрались в дорогу. Взяли продукты и поехали туда. Мама рассказывала, что когда они увидели папу,...
Читать дальше

Партизани по селах почувалися вільно. Пам’ятаю, 7 січня 1943 року в нашій хаті справляли Різдво. Оскільки моя бабуня Параска і моя мати пекли партизанам хліб, то вони часом до нас навідувалися. От і сидять на Різдво у нас гості, серед них і Дмитро Розбіцький, перекладач німця-агронома. Він знав німецьку мову, бо його мати була...
Читать дальше

Нас часто бомбили. Помню, не доезжая до Селигера начали бомбить. Самолеты налетели, а мы дети, не понимаем. Какие-то чёрные штучки с неба летят как дождь… Лошади на дыбы встают, мама нас собой накрывает… Столько всего насмотрелись, убитых лошадей, страдания и кровь людей… Помню, впереди нас тоже повозка с семьёй ехала. Бомба...
Читать дальше

Вот такое у меня детство было, я считаю, что не плохое, только вот эти бомбёжки страшные, а остальное было нормально, все старались друг за другом ухаживать, помогать. Помню эти страшные очереди в магазины, когда стояли по талонам получать продукты. Освещения на улицах не было, все ходили с огоньками, круглые такие значки на...
Читать дальше

Вернулись оттуда, и вскоре нас отправили на строительство оборонительной линии. В 70 километрах к западу от Казани есть такое село Кайбицы. И вот мы там рыли противотанковый ров, окопы, дзоты, землянки, таскали тяжеленные брёвна… Но морозы в тот год ударили рано, и эта работа, сама по себе тяжелейшая, превратилась просто в...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты