К. Лористон

Опубликовано 29 августа 2012 года

4085 0

Дневник жителя Москвы, писавшего его под псевдонимом К. Лористон. Настоящая фамилия автора и его дальнейшая судьба не известна.

Москва, октябрь 1941 года

16. Поезда по Белорусской дороге совсем перестали ходить. Одинцово забито эшелонами. На эшелонах, идущих с запада, разное эвакуируемое имущество. Пшеница насыпом на открытых платформах, сверху сидят и лежат раненые. Поехал в Москву по Киевской дороге, где еще ходят дачные поезда. Возле ст. Внуково привезли на автомашинах раненых. Женщины, конечно, плачут. Кругом на колхозных полях все желающие копают картофель и убирают капусту, в свою пользу, конечно. В Москве всех охватил психоз эвакуации. Трамваи, троллейбусы, автобусы забиты пассажирами, висят на подножках, едут даже на крышах троллейбусов. На тротуарах пешие не помещаются, идут по мостовой и вся эта лавина с сумками, рюкзаками, чемоданами, узлами движется к восточным вокзалам, а также на Владимирское шоссе (шоссе Энтузиастов). На то же шоссе едут счастливчики в эмках, Зисах и просто на грузовиках. С детьми, с кошками, с собаками и опять с вещами, везут с собой даже стулья. Москва эвакуируется. Пока самотеком. Никто ничего толком не знает. Многие идут на восток пешком и тянут салазки с вещами, воображают далеко уйти. С Киевского к Наташе на Мещанскую и обратно пришлось идти пешком. Решили перевозить вещи в Москву. Домой в Одинцово приехал в 17 часов. Ночью четыре раза летали Мессершмиты. Зенитки били почти беспрерывно.

17. В 7 часов утра явился милиционер и принес мне телефонограмму с предписанием явиться в военкомат к 8 часам утра 17 октября – т.е. через час «с вещами и питанием на 8 суток». Наташа в Москве. Решил уложить все вещи. Целый день увязывал и зашивал. Лег только в 10 часов вечера. Днем хотел поговорить с Наташей по телефону, но почта уже эвакуировалась. Все бегут. Ночью опять били зенитки.

18. По Белорусской ехать нельзя. Собрался идти на Внуково. Одел ранец, спереди нацепил Наташкины вещи, а в руки взял кошелку с тюзом….но дошел только до переезда. С Внукова возвращались и сказали, что и по Киевской поезда перестали ходить, так как полчаса назад на станцию были сброшены четыре фугаски. Пришлось оставить дома Наташин узел и Тюза…, а сам двинулся пешком в Москву. Километра три-четыре подъехал на грузовике. Тяжело стало идти после Кунцева. По шоссе везде расставлены трехдюймовки. На полях кругом народ рвут капусту, копают картофель, набирают в мешки столько, что через несколько шагов начинают выбрасывать. На шоссе заставы проверяют документы. По обочинам дороги у костров греются окруженцы, бежавшие с фронта, их в Москву не пускают. Вид у них неважный, голодные и холодные. Пришел в Москву в 14 часов на Маросейку. Вскоре пришла Наташа. Все уверяют, что я вызываюсь на рытье окопов. Решил явиться в военкомат 19-го. В Москве вакханалия. В магазинах выдают продукты сверх норм. Очищают склады от запасов продукции. Директора, завы и замы под шумок, конечно, греют руки. В Филях разгромили табачный киоск. На заводах выдают зарплату на месяц вперед и отпускают на все четыре стороны. Эвакуируют заводы.

19. Утром получил хлеб на пять дней. Попрощался с Наташей и двинул пешком в Кунцево. Там сразу назначили комвзвода и с ротой пешком в Москву. Дальше решили ехать и явились на Курский вокзал.

20. Посадка в 2 часа, отправили эшелон в 11.30. Вагоны теплушки. Темно. Набиты до отказа. Большинство едущих красноармейцы из разных частей разбитых на западном фронте. Разговоры не веселые. Очень напоминается 18-й год.

21. В 4 часа утра прибыли в г. Покров. До города 4 км. Военкомат выдал суточные. Город забит беженцами. По шоссе беспрерывно идут машины. Мы погрузились на платформы и прибыли в Петушки в 16 часов. Вся станция забита эшелонами с заводским оборудованием. Ночевали на станции. Грязь. Теснота. Дети ревут. Женщины плачут.

22. С утра на платформы и поехали в г. Владимир. Город издали красив. А особенности собор. Весь город на горе, внизу за вокзалом река Клязьма. Вблизи город очень грязный. 23 года прошли мимо. Афиши драмтеатра оповещают, что начало спектаклей в 7.30 вечера. Как будто все нормально, но в театре помещается пересыльный пункт. Народу уймища. Грязь, все заплевано, загажено. Эшелоны приходят, уходят, крик, шум, ругань. Ночевали в фойе. Я первый раз спал по-человечески. Получили продукты.

23. Станция Владимир забита составами и нам не разрешили садиться. Пришлось идти пешком до первой маленькой станции. В деревне коллективно пообедали концентрами. Ели на платформы и доехали до г. Коврова уже в темноте. Пришлось «ночевать» на станции. Такой «ночевки» не забуду никогда. От духоты гасли спички. Народу как на Ходынке. На станции нет даже холодной воды.

24. Утром хорошо пообедали и вскоре поехали дальше. Без остановок проехали 60 км и остановились в Вязниках. Расположились в школе. Удивительное дело: зав.школой не пускала ночевать, а когда мы ее уговорили, так побежала в сельсовет и вернувшись заявила, чтобы выкидывались в 9 часов вечера. Так. Мол, приказал с/совет. Пришедшие вскоре представители с/совета оказались более ласковыми и разрешили ночевать.

25. Последний перегон, опять на открытых платформах. Так же едут и дети. Ст. Ильино конечный пункт, дальше 15 км до лагерей пешком. В виду позднего времени пришлось ночевать в деревне Озолино. Колхозники никуда не пускают. Некоторые ночевали в банях или прямо в соломе. Я и еще 12 ч. в правлении колхоза.

26. Ровно неделя как вышли из Кунцево. Воскресенье. Явились в штаб 30 бригады, оттуда направили в 93 п. Поселили в землянке. Грязь, темнота, столуемся в столовой, дешево, сытно, но безобразно.

27. Там же завтракали, обедали, ужинали. Нет организованности. Нет дисциплины. Столовую берут штурмом «на шарап». Выкрики – «применю оружие». Это наш состав.

28. С утра занятия – шагистика. Разбили повзводно и отделениям. К вечеру все перепуталось, часть убывает, прибыли новые. Нам была объявлена отправка – «в четыре ноль-ноль». Но эта точность не получилась до 21 ч. не были готовы документы. Отправили обратно спать в землянки, которые заняли вновь прибывшие. Темнота, ругань, мат и опять угрозы о применении оружия. Спал поперек нар в ногах с соответствующим запахом. Ночью не хватало воздуха, несколько раз выходил во двор! Схватил грипп,….

29. Отправились пешком на ст. Ильино 15 км. Сели в рабочий поезд. Мало хлеба – дали 800 гр на 2 суток. В Новки прибыл вечером. Поели и попросились ночевать в какой-то казарме, спали на довольно шатком полу.

30. Железнодорожники неприятный народ. Ни одного толкового ответа. Сами произвели поездку в Ивановский состав. Отправились с опозданием в 13.20 в Иваново прибыли поздно ночью и, конечно, поезда на Нерехту не застали. Иваново новый большой вокзал. Организовано питание, правда, с перебоями, но все-таки мы поужинали и утром получили по 700 гр хлеба.

31. С утра пошел в баню. С удовольствием разделся. Белье оказалось мокрым от пота – значит, грипп был. Вымылся, переменил белье. Посмотрел, что центральный Драмтеатр работает. Слухи о     в 15.19 выехали в Нерехту. Там с поезда на Ярославский тоезд. В Ярославль прибыли в 22.30. еле удалось утроиться, ночевать на эвакопункте. Грязь. Матрасы страшные, я не решился на них ложится.

Ярославль, ноябрь 1941 года

1. Направились в Облвоенкомат. Впервые с 19 купил «Известия» за 29. Ничего утешительного. Из ОВК направился в бригаду. Где меня забраковали и снова направили в Золино. Мне стало страшно от предстоящей дороги. Суточные дали на 2 дня. Питания никакого. Хлеба тоже нет. Последний раз ел 30-го ночью. Хотел поговорить с Москвой – отказали. Послал открытку № 6. Были бомбежки Москвы. Жива ли Наташа: неизвестность страшит. Появились первые вши. Вечером на станции поужинали по коммерчески. Щи из воды и капусты, кусочек (50 гр) колбасы с макаронами и 300 гр хлеба – 8 руб. 40 коп. Отбыл в 19.30.

2. Опять поезд опоздал и на пересадку опоздал. Полез было на тендер, но согнали и только вымазался. Из Ярославля состав пришел в колич. 10 пульмановских вагонов, а в Нерехте был состав из 8 дачных двухосных вагончиков. Конечно, опять «шарап», опять мат, и опять вопли о применении оружия. Станция Прохот….Пассажиры: беженцы с детьми, мобилизованные, воинские команды, уголовники и проч. Еле помещались на платформе под октрытым небом. А что делалось в вокзале не поддается описанию. Так всю ночь и проходил на дворе. Только утром, когда посветлело посидел немного на скамейке в садике. Поехал дальше в 11 часов утра на открытой платформе проехали три остановки и стали. Только в 17.30 сел на ступеньки пассажирского состава. Было очень плохо. Чуть не потерял сознание. Не рук ни ног не чувствовал. Было ощущение высоты и страшно хотелось броситься вриз. Когда остановились и влез в вагон, то я весь дрожал мелкой нервной дрожью и никак на мог успокоиться. В 22 приехал в Иваново и, конечно, о пересадке нечего было и думать. Темно, мат, плачь детей и матерей. Ночевал в агитпункте. Целый день голоден. Съел …тюзины…корки. Как он там? Что с Наташей.

3. Утром раздобыл буханку хлеба. С аппетитом поел. Пошел в город, хотел поговорить по телефону с Москвой, но неудачно. Послал телеграмму. Пообедал в каком-то кафе – щи и колбаса – 8 руб. Вечером влез в запертый вагон до посадки и только таким образом доехал до ст. Новки.

4. С Новок идет рабочий вечером до Вязников. В Вязники приехал в 11 часов ночи, сидел до 4-х утра в буфете.

5. В 4 часа утра сел на товарный на платформу: замерз, но доехал до Ильина, где пришлось соскакивать на ходу, так как поезд не останавливался. В лагерь пошел пешком и к 12 ч был на месте. Поселили в мокрую землянку.

6. Перевели в новую сухую землянку, но тесно. Строевые занятия. Шагистика.

7. Ради праздника в столовой давали по куску сладкого пирога. Вот чем собственно и отметился октябрьский праздник. Занятия. Шагистика.

8. Слушал речь Сталина и Парад на Красной площади (запись).

9. Курево и деньги кончаются. Шагистика.

10. Баня, которую не забуду всю жизнь. Баня, в которой можно вымазаться, но отнюдь, не вымыться. Ходил на почту – ничего нет.

11. Мороз 15 градусов. Занятия в землянке. Еду сократил. Денег нет. Выменял за хлеб махорки – за триста грамм хлеба пачка махорки.

12, 13, 14, 15, 16, 17. «Все в той же позиции…»

18. Заложило правое ухо – пробка. Ходил в санчасть, не приняли; время у врача истекло. После посещения санчасти увидел, что если по серьезному заболеть, то это верная смерть. Больные ждут очереди на морозе, теснота, нет и минимума санитарных условий. Получил первую получку за 14 дней октября – 248 руб. 38 коп. Расплатился с долгами и стал нормально питаться. Из Москвы ничего нет. Немец последние дни бомбил около Горького. Уо утру в 3–4 часа видны разрывы зениток и глухие удары фугасок.

18, 19. Только на третий день с большим скандалом добился помощи в санчасти. Влили в ухо перекись. Пока безрезультатно. Немец бомбит Москвы. От Наташи ни звука. Послал эрзац-открытку. Пища ухудшилась и не хватает. Сегодня взял два обеда и вместо двух вторых – ….горленой…трески получил четыре тарелки щей из черной капусты. Прошел первый месяц.

20, 21, 22, 23, 24, 25. Ничего утешительного. Голодно, холодно, темно, грязно. Ходили в баню-землянку. Размазал грязь. Вшей убили в дезкамере. Пишу не каждый день из-за темноты. Опустился до того, что мне «старичку» предложили быть постоянным дневальным, еле отказался. Много из нашей землянки отправили в части. Меня все держат. Курево кончилось. Начинаю сатанеть. Порой хочется лезть на стенку или повеситься. Кусочек хлеба (100 гр.) – 2 руб. 50 коп. Следовательно, килограмм 25 руб. Пачка махорки 30 руб. Одна папироса «Дукат» 2 руб. Килограмм сахару идет за 150 руб. Татарии-кр-цы…. Ходят менять самосад на хлеб. Берут и крошенный и плесневелый, но дают за ½ кг щепоть табаку. Из Москвы никаких известий. Эта неизвестность пугает меня больше всего. Получил за ноябрь 550 руб.

26. Вчера наконец получили сахар по 800 гр и табаку по 36 гр. Настроение приподнялось. Удивительные слухи распространяются по лагерю. Обыкновенно говорят так «мой товарищ слышал только что по радио, что Турция прервала дипломатические отношения с Германией» или «Турция объявила войну Германии», а вчера «Англия предъявила ультимату Финляндии, чтобы последняя в течение 10 часов (?!) прекратила военные действия с СССР и очистила занятую территорию, а на побережье Франции высадился английский десант, но, конечно, все это, к сожалению, оказываются враками. Опять в нашем 5 не предстоят какие-то переформирования. Пока что изучаем дисциплинарный устав и усиленно прорабатываем строевой марш, что мне при отсутствии хорошей обуви довольно трудно. Калоши мои совсем развалились, и приходится их привязывать веревками к ноге. Интересная фигура интенданта Хаймовича в прошлом зубного техника.

На полях: Кому это нужно и кто это может вытерпеть. Вы боцман?

Госстрах, без дела не входить, покупки парашюта, зачет двух прыжков, об спрыгнуть не может быть и речи. Сегодня дневалю сутки. В 12–13 час опять (уже в третий раз) началось затемнение разума. Окончилось часа через два-три. Мне очень страшно, неужели моя старость окончится в п. б-це. Как там мама? Жива ли бедная? Началось новое наступление на Москву. Неужели будет поражение… Беспокоюсь за Одинцово, за Москву. От Наташи никаких известий, отсюда мрачные мысли и забывчивость.

27, 28. Получил, наконец, ответственную телеграмму от Наташи. Отлегло от сердца. Ходил целый день именинником. Все хотел поделиться с кем-нибудь радостью, но не с кем.

29. Немцы продолжают жать на Москву. Чего доброго еще заберет. Опять кончается табак. Продают вещи носильные. Пара черных, длинных валенок с калошами пошли за 50 руб. Пальто кожаное на меху за 150 руб. Какое несоответствие между ценами на продукты и на вещи. Англичане наступают в Ливии. Подошли к Тобруку. Может, будет оттяжка от Москвы.

30. Опять прошел день, ничего хорошего не принесший. Немцев выбили из Ростова…, разгромив 3 дивизии. Взяли обратно М. Вишеру, отдали Тихвин и медленно, но верно отступают по Ленингр., Можайскому, Тульскому шоссе к Москве.

2 часа ночи. Курить нечего. Прочел газету «Красный воин» за 29.ХI – настроение упало. Какие меня ждут перспективы? Старость подходит и ничего хорошего впереди невидно. Опять безработица, опять полуголодное прозябание, если доживу до демобилизации. Здесь «ограничено годных» и «негодных к строю» (рядовых) посылают на так называемый трудовой фронт. Земляные работы. Норма 6 км. Платят 45 коп за км. Выдают 1 кг хлеба и суп на день за наличный расчет.

В командирской столовой завтрак, обед и ужин стандартизован и следовательно не сытен и плох, отсутствуют жиры. Приходится всеми правдами и неправдами покупать «двойные» порции. Желудок набивается до болей, а через пару часов опять хочется есть. В столовой темно, грязно, холодно (летнее помещение) столы не успевают вытирать, ложки деревянные, плохо вымыты, противно в руки взять не то что есть и не хватает (крадут). Стаканы, в которых подают чай, не моются, а просто окунаются в воду. Можно пить несмотря на просвет, хотя чувствуется как липнут. Сзади всегда стоят какие-то голодные фигуры, которые, буквально, из-под рук выхватывают тарелки с остатками и корками и тут же за спиной чавкая вылизывают их. Что же будет дальше.

Горький (ныне Нижний Новгород)-Москва , декабрь 1941 года

1, 2, 3. Все то же.

4. Оказался в списке на отъезд в Горький. Образовалась команда в 31 человек. Все педагоги, художники, артисты – словом те на которых нет требований. Оформляли до 2-х часов ночи. В 2.30 вышли. Ночь лунная, морозная. Шли очень быстро, все вспотели, а поезд оказался замороженным. Меня всю дорогу трясло от холода. Как я выскочил из простуды просто удивительно.

5. В 8 часов утра приехали в Горький. Большой мороз. День прошел в обеде, получении «сухого пайка» по коммерч. цене и ужине. В отдел кадров явились в 18 час. Ночевать послали в колхоз «Печеры». Сначала нас никто не пускал в дом, потом смиловались и мне с двумя компаньонами попалась очень хорошая гостеприимная хозяйка. Самовар и постель, правда, на полу, но чисто. Впервые за 1 1/2 месяца спал культурно при электричестве и с радио.

6. С утра отправился в МВО. После 1-й беседы с нач. отд. кадров послали на врачебную комиссию, которая дала такую резолюцию: «Да, годен для нестроевой службы в тылу».

Днем состоялась вторая беседа с нач. отд. кадров. Все склонялось к тому, чтобы отправить обратно в Москву. Дали предписание явиться в Горьковский областной военкомат для использования в народном хозяйстве, такое же предписание получил еще один учитель, остальных 29 человек направили в тыловые воен. учреждения.

7. С утра явился в облвоенкомат, здесь разговаривают по-человечески без окриков. Обрадовали возможностью отправки меня в Москву, но окончательное направление дает Горвоенкомат, а здесь только для чего-то зарегистрировали и направили в его распоряжение.

В Горвоенкомате предложили ехать куда угодно кроме Москвы, усиленно предлагали Ташкент, Самарканд, Алма-Ату, но я выбрал Ногинск, с трудом согласились и вручили предписание явиться в Ногинский военкомат для направления на работу в народное хозяйство.

На пересыльном пункте получил литер и десять рублей суточных. Купил коммерческий паек. Поезд отправляется в 18.50, но был отменен в виду не прибытия состава из Москвы.

В 17 час. Объявили воздушную тревогу, которая окончилась в 17.35.Сильный мороз – 29 градусов. Поезда ходят на Москву через день. Придется ехать 9-го. Опять задержка. Но все-таки еду домой. Как встретит Москва?

8. Мороз усилился, доходит до 40 гр. Пурга. Трамваи ходят с перебоями. Решил идти пешком в Канавино на вокзал, где точно узнал, что поезд отправляется 9-го. Получил килограмм хлеба. Пообедал в ресторане. Обед из двух блюд мясной десять рублей. Пока жить в Горьком можно, только холодно. Вчера зашел в драмтеатр предложить свои услуги, но вакансии нет. Театр работает нормально. Завтра премьера. Почему-то обидно, вот люди работают, а я скитаюсь.

9. Расплатился с хозяйкой. День с чаем и молоком стоил 12 руб. Снова одел свой ранец и снова, может в последний раз, в поход. Прошел в последний раз по городу. Интересная деталь, магазин с шикарной вывеской «Рыба» закрыт из-за отсутствия товара…рыбы. Это-то на берегу (на нижней улице) великой рыбной реки. Вот уж действительно: «Россия наша велика и обильна, а порядку в ней нет».

Почему-то тяжелое впечатление получается от Канавино – места, когда-то знаменитых, ярмарок – все здания, лавки, лабазы, амбары не ремонтировались, наверное, с 1914 года, крыши поправаливались, стены покосились и разваливаются.

У коменданта на вокзале дали квиточек на право получения билета в кассе, так сказать, право выезда и получил так же пропуск на получение обеда. Хотел еще взять квиточек на право покупки хлеба, но в пекарне нет хлеба. Пошел на рынок и у какой-то женщины, явно семитского происхождения, приобрел самосаду два стакана по 8 руб. Теперь-то покурю в свое удовольствие.

Поезд на Москву отправляется в 19 час. Пообедать не пришлось, уж очень большая очередь, а стоять часа три-четыре в тесноте нет просто сил.

Узнал через какие двери будет производиться посадка и заранее там стал. С 17 час. Стали собираться пассажиры, все военные, частные лица не едут, очевидно, в Москву. Народу набралось порядочно и, конечно, за десять минут до отправления поезда, объявили, что посадка будет производиться с площади за вокзалом, все устремились туда, а я с каким-то оркестром, прорвался прямо на платформу. Я воображал, по наивности, что имея на литере отметку «вагон № 2» буду иметь место в вагоне, чуть ли не лежачее, но вагон уже был занят «на шарап». Еле, с ругатней удалось сесть на краю скамейки под дверью, но черт с ним, одну ночь просижу не спавши, ведь еде в Москву. Точно в 19 поезд отправился. В общем поезд шел нормальным ходом, только иногда подолгу стоял на основопар….и сразу же стал опаздывать на 3 часа. Немного подремал. Какой-то кр-ц возмущался полученным им коммерческим пайком за 40 руб. Кстати об этих пайках. В первый купленный мною паек входили следующие предметы: 1) Белый хлеб 2 кг 6 руб.; 2) Колбаса-сардельки ½ пачки – 9 руб.4 3) селедки ½ кг – 7 руб.; 4) масло 100 гр – 5.50; 5) сыр 250 гр – 7.50; 6) конфеты ½ – 12 руб. Всего 47 руб. Второй паек, полученный мною 8-го состоял всего из масла, сыра и конфет и стоил 25 руб.

10. поезд идет медленно от моего нетерпения поскорее попасть в Москву. Волнуюсь как проеду, ведь направление у меня в Ногинск, а это километров за 50 до Москвы, да еще в сторону по ветке. Решаю притвориться незнайкой, а тут еще милиционер везет арестованного дезертира и контроль привел одного севшего в поезд во Владимире без пропуска, билета и документов. Контролер был так расстроен, что не посмотрел даже мой литер, а я уже свою пересадочную станцию проехал. Повезло. Вот уже и пригороды и вскоре поезд подошел к вокзалу. Свой ранец взял я в руку и таким образом прошел мимо контроля, и я на площади Курского вокзала. Нароуд непривычно мало. 13 часов. Звоню Наташе. Наконец-то узнал, что все благополучно и все вещи в «своей квартире». Вскоре сижу в своей (точнее Наташиной) комнате. Правда комната грязная, вещи сложены посреди комнаты, но я этого не замечаю. За 10 лет жизни у квартирохозяек, наконец-то изолированная, теплая, с электричеством комната. Я рад невероятно.

11. С утра отправился на осмотр Москвы. Почти два месяца прошло со дня моего отъезда. Народу на улицах, в особенности, в трамваях заметно уменьшилось. Прибавилось разрушений от фугасок. На площади Ногина (ЦК ВКБ), Большой театр, университет, в переулке за нарком-инделом. Интересны баррикады, заграждения посреди улиц. На нашей Мещанской две – одна у Сухаревой, а вторая за диспансером по направлению к вокзалу. На Сухаревой в доме против Мещанской на втором этаже – пулеметные гнезда. Город явно ожидал вступления немцев и готовился драться на улицах. Сейчас с фронта идут приятные новости. Немцы покатились назад. Правда, отходят медленно и наверно здорово огрызаются. Наверно будут выравнивать линию фронта и зимовать на заранее укрепленных позициях, а блиндажи они роют глубиной до 10 метров.

17. Явился в Кунцевский военкомат и снялся там с учета. В Кунцево попасть очень трудно. Автобусы ходят от Кутузово и, конечно, переполнены, а обратно попасть в Москву еще труднее – на шоссе два раза проверяли документы, и уже в городе три раза. Всю прошедшую неделю занимался оборудованием комнаты, побелили, вымыли, расставили вещи, провел транслянцию прицепившись на крыши прямо к главной линии. За это время объявляли две воздушные тревоги, одну днем и одну ночью минут по 20.

27. В прописке отказали. За Наташу еще хлопочут «по блату», а как будет со мной ничего неизвестно. Главное нет у меня карточек (продовольственных), питаюсь пока запасами. Был в Госцентюзе. Оказывается они рванули из Москвы тогда же 17–19 октября. В особенности отличились новоиспеченные партийцы Колесников и Юратов. Колесников прямо ночью пешком рвался уходить, а Юратов уехал не собрав вещей, в новом костюме и желтых туфлях. Вот уж истинно: у страха глаза велики… Вообще «эвакуировавшиеся» вели себя так, что, говорят, вспомнить стыдно. Каждый только свою шкуру спасал, а от чего спасал – неизвестно, стыд и срам. Всех не взяли, часть оставили и просто их уволили и даже пытались снять с продовольствия в театральной столовке. Это работников сжившихся со стенами театра десятки лет. У Амалии убили брата на Ленинградском фронте, а мать и сестру сослали, как немцев в Сталинградскую область, самое смешное во всей этой истории то, что они чистокровные евреи, деды которых из коммерческих соображений, еще в царское время, приняли лютеранство. «Своя своих не познаша». Помещение театра не отапливается. Все ходят в шубах и калошах. В театре все чужие. Театры Большой, Малый, Художественный, Вахтангова – эвакуированы. В Москве работают т-р Станиславского и Н.-Данченко, Ленсовета (худрук Горчаков), оперетта, цирк, Обл. т-р для детей и, конечно, кино, в которых идет хроника и старые фильмы. В Китай-городе пустота, почти все учреждения тоже эвакуировались.

Достал через посредничество Козлова два стакана самосаду за 30 руб. – дороговато. Говорят за ¼ литра денатурату меняют 200 гр. турецкого табаку. 100 гр. стоит 60 руб. Странно, что всех, кто эвакуировался 16–20 сентября или просто сбежал не мобилизовали.

30. Вчера начали разбирать баррикаду на Мещанской у Сухаревской, неужели, угроза миновала. Указ о наградах, объявленный сегодны, подписан Калининым «Москва, кремль». Тоже хороший признак. Вчера был в горкоме Рабис. Восстанавливаюсь в членстве (заем, сам не знаю, скорее так для порядку), хотя мне там и сказали, что союз «работников»… а я безработный. Оказывается, они сожгли все учетные карточки… В «Рабисе» человек двадцать музыкантов и… все русские…

Утром во время чаепития наружная дверь хлопнула, я вышел, никого нет, впоследствии выяснилось, что какой-то немецкий «Асс» сбросил фугаски на Лосинку и попал в эшелон с боеприпасами, оследовал взрыв от волны которного и качнулась наша и соседская двери, на втором этаже было слышнее, а ведь до Лосинки километров 8–10. Говорят имеются большие жертвы. Это новогодний подарок немцев. Ночью объявлялась тревога. Зенитки стреляли раза три. Ночью же в 00.18 было экстренное сообщение о занятии нашими войсками (десант с моря) Керчи и Феодосии, а на ю.-зап. Фронте Козельска и Угорского завода.

31. С утра день посвятил прикреплению к магазинам Наташиных карточек продуктовую в маг. № 1, мясную в маг. 3 5 и хлебную в третий магазин. В мясной стоял полтора часа и получил 600 гр. курицы. Давали еще копченую колбасу, но карточка уже кончилась. В маг. 3 1 давали водку, народ сбежался со всех мещанских, четыре милиционера еле управлялись.

Москва, январь 1942 года.

Сильный мороз. Объявили о взятии Старицы. У булочной очередь на улице, решил пойти позже. В два часа дня очередь увеличилась втрое, мороз крепчает. В четыре часа зашел в булочную, хлеб ожидают, решил зайти позже. В 8 часов вечера решил ждать злеб. Звмаг уверял, что хлеб вот-вот должны привезти. Около десяти ночи купил баранок (дают 50% веса хлеба) и хорошо сделал, те, кто еще ждал хлеб не получил ничего, а талоны пропали. Решается очень просто – день прошел, прожил как-то, ну и Слава Богу. Неважное начало года. Талоны на неполученные крупу и масло тоже объявлены аннулированными. Коротко, ясно и крепко.

2. Информбюро объявило, что германское радио распространяет ложные сведения о происходящих якобы воздушных налетах на Москву. С хлебом картина та же. С утра хлеб давали, а с 10 ч. утра уже не было. Опять пошел в 8 ч. вечера решил ждать, но в 9 час. Пришел милиционер и выгнал всех из булочной, по случаю воздушной тревоги. Женщины упрямились, обещали стоять всю ночь пока не привезут хлеб. Мороз 31 градус. Бьют зенитки.

3. Мороз 35 градусов. В 8 часов утра пошел опять за хлебом. Очередь на улице танцует. Решил стоять до победы. Минут двадцать терпел, а потом и я затанцевал, хорошо, что в 9.30 пришла Наташа и сменила меня. Хлеб она, наконец. Получила в 10.30. Вчера во время воздушной тревоги упали фугаски на Каланчевке, одна возле трамвая. Есть жертвы. Взяли Калугу и Малоярославец. В военкомате отказались меня взять на учет и перерегистрацию. Придется опять ехать в Кунцево.

4. С утра направился в Кунцево. До Кутузовской слободы троллейбусом, а дальше посчастливилось вскочить в Рублевский автобус. В военкомате интендант Аникин (нач. 3 ч.) рассвирепел, что я пришел опять браться на учет и заявил мне, что не возьмет на учет, пока я не принесу из Одинцово правки о том, что я не выписан, не смотря на то, что в паспорте имеется штамп Одинцовской прописки. В Одинцово идти было уже поздно – 10 км туда и 10 обратно – до темноты не успею. Возвращался обратно в Москву пешком. У проверочного пункта на шоссе прошел по левой стороне. В Москве на Можайском шоссе патруль заходит в троллейбус и у всех проверяет паспорта. Мой вернул ничего не сказав.

Зашел в комендатуру, направили в Горвоенкомат. Насилу нашел, помещается на Красной Пресне. Долго пришлось ожидать. Начальник 3 части тоже интендант «принимает» в своем кабинете стоя у двери и не выслушав до конца направляет в Облвоенкомат. Ну что же там я еще не был. Сегодня уже поздно. Темно. Направился домой. Наши взяли г. Боровск. Темпы наступления явно снижаются. О Феодосии, Керчи и Ростове ничего не сообщают.

6. Зашел в облвоенкомат, наконец-то разговаривают по-человечески, выслушали до конца мои мытарства, ответственный дежурный берет трубку телефона. Вызывает Кунцево Аникина и предлагает ему взять меня на учет.

В Кунцево пришлось идти пешком. Вхожу. Разъяренный Аникин набрасывается на меня почему не принес справки из Одинцово. Я так и ожидал, что замечание высшего начальства отзовется на мне и пребольно ударит. Так и вышло. Ничего не поделаешь, хоть и интендант, а…начальство, пришлось повернуть кругом. Вернулся опять в Москву и опять пешком.

Сегодня в 6.15 утра был взрыв, у нас задребезжали стекла и рвануло дверь. По Можайскому шоссе в новых корпусах высадило рамы со стеклами. Щиты с витрин и даже радиаторы центрального отопления, что установлены на витринах, сорвало со своих мест. Говорят взорвался какой-то завод на Пресне. Наверно много жертв.

7. С утра чувствовал себя плохо. Наверно от треволнений последних дней. Никуда не ходил. Лежал.

8. По Киевской ходят шесть пар поездов. Поехал в 9.47 до Внуково. Чтобы поехать три раза пришлось показывать паспорт. Билеты дают только пропианным за городом. Одинцово как будто не изменилось, только возле линии с западной стороны вины разрушительные действия фугасок. Справку сначала не хотели давать, на том основании, что у меня имеется на лицо… паспорт – невероятно, но факт. Долго вертели в руках паспорт и послали к начальнику милиции, чтобы тот удостоверил правильность паспорта. В паспортном отделе сидящий субъект в полувоенной форме повертел паспорт и изрек «надо снова прописаться» – да ведь мне сегодня до темноты надо успеть в Кунцево со правкой. «Все равно, надо, чтобы домохозяйка подала нам заявление о желании вас прописать, затем заполнить ланки адресные, затем прописать, а уж после всех этих процедур можно выдать правку о прописке. Да но ведь вы пожгли здесь с перепуга и паспорта и домовые книги – следовательно, надо сперва завести домовую книгу.

Вышел я на улицу и не знаю, что и делать, решил зайти. На всякий случай к Ан. Корн, а вдруг догадалась и не сожгла книгу, так и вышло по моему. Принес в поссовет и книгу. Регистраторша с большим сожалением резюмировала «ну что же у него и паспорт цел и домовая книга не сожжена, придется написать справку» и с большим сожалением написала.

Встретил Ольгу Петр. И она сообщила мне большую неприятность, приемники все растащили. Говорят, что приехали военные и забрали. Но скорее всего во время паники 16–17–18–19–20 октября свои же под шумок и воспользовались.

Из Одинцова до Москвы ходят такси. До Кунцево доехал за 5 руб. (Нас ехало 4 человека, а таксометр отметил 10 р. 70 к., следовательно, 10 руб. идет уже в «левый» карман шофера)

Аникин был очень занят получением новогодних подарков, вино, папиросы, конфеты («подарки на фронт») и забыл поругаться со мной. Слава Богу, приняли на учет и перерегистрировали. Зашел к начфину и получил по аттестату за декабрь 325 руб. В Москву приехал в 4 часа опять в такси. Документы проверяли на шоссе и у заставы два раза.

9. Отдыхаю. Варил обед. Из писем на фронт: «Я всегда была уверена, что мы Москву не отдадим. Пиши мне по новому адресу в Челябинск».

10. Взяли три города: «Масальск, Детчина, Серпейс…2 – искал в новых и старых картах и не нашел.

19. З девять дней взяли: Киров, Дорохово, Шаховская, Лотошино, Медынь, Семижарово. Все эти дни «прописываемся» Везде отказ. В первую очередь прописывается Наташа. В 22 отд. отказано, на Петровке, 38 отказано. Но направили в Моссовет.

Сегодня Н. Отнесла заявление и ходатайство от диспансера в Моссовет. Очевидно и здесь откажут. Где же тогда жить? Невероятно, но факт – у нас нет местожительства. Предлагают возвращаться обратно в Одинцово, где нет у нас «жилплощади», поезда не ходят, следовательно, рботать в Москве нельзя. А как же жить?.. Будь бы лето. Да и подумать страшно, чтобы опять платить за «квартиру» – 100–200 руб. Чепуха какая-то, есть комната в Москве, а жить в ней нельзя, потому что все «начальство» от кого зависит прописка, боятся взять на себя смелость в разрешении.

Пошел в библиотеку. Милиционер в дверях спрашивает пропуск. В комендатуре дали пропуск беспрепятственно. В регистратуре выдали постоянный абонемент-пропуск. Так зачем же милиционер и комендатура, если в регистратуре пропуски выдают всем, а при входе вахтер проверят. Очень сложная стала жизнь и это не является результатом войны, а просто по недомыслию некоторых товарищей, которые боясь ответственности стараются всякими бумажками, отписками, резолюциями, печатями, оградить себя, а все тяготы жизни перекладываются на плечи граждан. Один летчик рассказывал, что на днях под Москвой заставили приземлиться немецкий самолет, в котором оказались летчик 16 лет, а стрелком-радистом девица 17 лет.

Мальчишки в занятых нашими войсками местностях играют… трупами немцев, таскают их на веревках и делают из них «снежных баб».

Дзоты и доты с самолетов обливают водой, пулеметы и орудия таким образом заклиниваются льдом, а выходы замерзают и немцы остаются в ледяных могилах. Очень остроумный метод истребления немцев.

21. Объявили о взятии Можайска, к сожалению, не с полным окружением. Лук 50 руб. кг, картофель от 12 до 20 руб. норму выдачи хлеба уменьшили: рабочим – 600 гр, служащим – 500 гр, иждивенцам – осталось тоже 400 гр. табак выдают только на преприятиях, а те продают на рынках по цене: легкий за 100 гр – 50–60 руб, махорка 50 гр – 20–30 руб. Целесообразнее было бы пустить в торговую сеть по цене 20 руб. и 10 руб. покупали бы только курящие и государство было бы не обижено и не было бы дикой спекуляции.

Колхозники уже стали привередничать и с неохотой меняют продукты на носильные вещи, теперь уже требуют патефоны, баяны и т.д.

23. Ночью после «Последних известий» в 10.30 объявили экстренное сообщение о прорыве нашими войсками Калининского фронта и о занятии гг. Холм, Торопец, Пенно, Адреаполь, З. Двина. Селижарово, Оленино, Старая Торопа. Взяты громадные трофеи и в том числе… 10,000 литров франц. Вин.  Англичане в Ливии снова начали отступать, сдали Хажидабию, там прямо-таки кадриль. В Тихом океане дела у американцев и англичан плохие. Поздно заявил, что Япония будет воевать до тех пор пока США и Брит. Империя не будут поставлены на колени. Как хочется заглянуть в будущее – кто же будет на коленях.

Четвертый день морозы доходят до 40 градусов. Я снова немного обморозил ноги.

Госцентюзовцы находятся в Зеленом Доле (под Казанью). Вывезти в настоящее время театральные костюмы им не разрешили. Попытка их вернуть в Москву ни к чему не привела.

Интересный случай: машину Госцентюза как то ночью увели со двора, говорят, этим занимаются военные шофера, пользуясь тем, что им можно ездить без номеров.

27. Встретил Полонского, обещал устроить в театр в качестве зав. Пост. Частью. Театр очевидно передвижной. Сам он оже пока безработный. Олько что ушел из театра им. Островского (я до сих пор и не слыхал о таком).

28. Уже конец месяца, а еще не выдали круп и мяса. Ночью опять явился участковый и составил протокол на мое незаконное проживание. Наверное Наташу оштрафуют, но это еще полбеды, могут быть большие неприятности. Могут выслать. Куда ехать? Кому жаловаться? Не знаю, что делать…

29. Ночью объявили о взятии Барвенково, Лозовой, Сухиничи, Мятлево. Противник прорвался на восток от Барвенково в пункт «С». Значит, Славянск в руках немцев. Ничего не слышно о Крыме. Последняя корреспонденция М. Мержанова была из Феодосии. Неужели Мартын погиб. Совсем глупо. Ночую у О.В.

31. Моссовет отказал Наташе в прописке. Да и не может быть иначе. Ведь разговаривают в окошечко. Х. был мобилизован на труд. Работы и послен из Москвы на 6-й км, там его ранили, лежал в госпитале, по выздоровлению вернулся к себе домой – не прописывают!.. У. поехала с детьми в подмосковный колхоз. Деревню разбомбили, а затем немцы сожгли. У. возвращается домой в Москву – ни ее ни детей не прописывают, а следовательно, не дают и карточек.

«О.Г.Г.» не прописанных в Москве и без карточек тысяч двенадцать.

Москва, февраль 1942 года

1. Взамен сахара дали какао в двойном размере, не плохо только дорого. Какао по твердой цене 71 руб. за кг. Была надежда поступить на зав. пост. частью в Обл. детский, но им нужен главным образом снабженец с блатом. Отказался.

3. Наши оставили Феодосию. Была прочитана статья о диверсантах и шептунах, такая же статья была в октябре. Очередь у коменданта увеличивается, сегодня в 7 ч. утра была человек в 500 – это на право въезда.

Читал II дневник Блока, больше записей о ночевках дам, чем записей по следствию. Читал Родзянко. Удивлялся. Если бы не жил тогда, не поверил бы.

4. Комендант прибежал, взял все документы, заглянул в кладовую и сказал: «или пан или пропал…»

Ночью зашел и сказал, что может спать спокойно.

Я ночью скитаюсь по знакомым, сплю не раздеваясь, дрожу от холода, шагов по лестнице, от телефонного звонка… В своей родной стране, в своем городе, имея собственную квартиру. Где-то, когда-то я слышал о неприкосновенности «очага». Странные были времена и нравы. Я преступник, все мое преступление в том, что мне, вернувшись из армии нельзя жить у себя дома. За что?!..

5. 300 гр. слив. масла пропало, тянули-тянули и не выдали. Сахар 200 гр. то же пропал. Картофель за январь дали 2 кг. Мяса только 600 гр. рыбу только печатают талоны, ни разу не давали. Это в стране, где столько рек, морей и рыбы хоть завались. Недавно сообщали, что рыбтрест (или Наркомрыб) выполнил программу подледного рыболовства на столько-то % с превышением. Утешили.

Наташу прикрепили к столовой, вчера ходил обедать. Дали тарелку лапши с чистой водой. Стоит 1 рубль и талон 20 гр. круп. Коновалов умирает, еле говорит и все обо мне. Беспокоится, что я не работаю. Обещает по выздоровлении устроить меня, тяжело слышать.

Впервые она появилась где-то в Галиции в империалистическую войну. Она была худа, плохо одета, с накинутым на плечи дырявым платком. В руках держала пустую кошелку и стоя в мелочной лавочке беззвучно шевелила губами, подсчитывая свои денежные ресурсы. Вздохнув направилась к выходу, ничего не купив. Конечно, это было под Рождество и, конечно, Дед Мороз в лице военного корреспондента купил ей масла, ветчины, хлеба, и она просияв взяла подарки трясущимися руками, благодарила «пана военного» и говорила, что это рождественский подарок ее пятерым ребятам…

Потом она появилась на окраине Парижа в 19 ч., была так же худа, бледна и плохо одета. В руках у нее была вся та же пустая кошелка, так же шевелила губами и… направилась к выходу, но это было не под Рождество, а под Пасху и получила она в подарок от неизвестного не то кулич, не то сахарного барашка (в Париже-то)…

В период инфляции она оказалась в рабочем квартале Берлина. Худа, измождена, шаталась от голода, но пустую кошелку все-таки держали ее ослабевшие руки. Губы беззвучно шевелились, подсчитывая пфенниги, а на прилавке лежал такой аппетитный и недосягаемый маргарин. Она ушла, конечно, ничего не купив. Времена дедов Морозов и Пасхальных неизвестных прошла и никто ее не вернул.

Затем она аккуратно последовательно появлялась в Польше, Бессарабии, Латвии, Литве, Эстонии… Она была все та же худая, голодная, на плечах был обязательный дырявый платок, губы беззвучно шептали, подсчитывая злоты (леи, латы, франки, марки) и так же, не купив ничего уходили в ночь (в дождь, вьюгу – это от настроения корреспондента). Вот только вместо пустой кошелки она держала худыми, жилистыми (от стирки) руками клеенчатую, с замком молния «авоську», но тоже пустую… Говорят, что недавно, женщину с шевелящимися беззвучно губами, видели не то Татьяна Тэсс, не то Евг. Кригер в Финляндии.  Живучая старушка!..

6. Районная тройка разрешила Наташину прописку, но направила на утверждение на Петровку, 38. Ох!..

У коменданта города на дверях объявление извещающее,ч то разрешения на въезд в Москву лиц находящихся вне города комендант не выдает. Опять на улицах появились бойцы истребительных отрядов. У всех прохожих проверяют документы.

Табак, сахар, мука, крупа, м.консервы, р.консервы, горох, каша, борщ, бульон. Спички, спиральки, керамика, керосин, к.молоко, ……….к.какао, печенье, сухари, масло ж., масло р., сухоовощи, сухофрукты, сода, варенье, джем, повидло, соль, тверд. карамель, ботинки, калоши, валенки, брюки, носки, белье, в. рубахи, д. фонарь, карты, какао, кофе, р. лампы, войлок, кремни, мыло стир., м. порошок, жид. мыло, жиллет, водка, настойка, вино, тв. спирт.

Связист умер зажав оборван.провод зубами (2)

Стрельба по соб.дому 2. еще 1 (девушка говор….

Дома остались мать (к ж.дню)

Плачущий ребенок 10–15 (…

Смерт.таран по земным целям. 5–10.

Закрыв.пулем.абмразур своим телом. 3.

Любовно поглаживая: «автомат», «пулемет» и… «кисет» (пионерка вышивала).

7. Ольга Витальевна все плачется, что не сделала запасов, а если у нее и есть кое-какие пакеты, так это «знакомые» дали на сохранение; а хлеб она не поедает (это 400 гр) и остаток за три дня дала мне, около кг., а потом расчувствовалась и преподнесла пачку папирос из запаса «знакомой». Запас знакомой имеет объем в 50 кб. сент. Бисмарк хорошо пишет. Хорош рассказ Сытина «Древний германец». Склеивал карту СССР. С удовольствием проехал бы в Алма-Ату или камчатку. В магазинах нет атласов, очевидно изъяты. Комендант (дома) уверяет, что с пропиской все благополучно. Шикарная вывеска гласит, что здесь «кафетерий». В дверях швейцар в ливрее с галунами и с «швейцарской бородой». Внутри мраморные стойки в никелевой оправе, зеркальное гнутые стекла. Мраморные колонны и стены. Надписи на зеркальном стекле гласят, что здесь раньше отпускали сосиски, котлеты, кофе, какао. Сейчас за прилавком на табурете стоит котел, в который время от времени подливают ведром «первое». Разливальщица в сомнительной чистоты халате отнюдь не расположена отвечать посетителям с сервисной улыбкой, а наоборот рычит, тарелки шваркает – нате, мол, жрите… В первый день было только «первое» - лапша за рубль. На другой день то же только лапша, но уже стоимостью 65 коп., на третий …опять лапша за 40 коп. Каковая взятая домой скисла через два-три часа. Что и приводит к грустному выводу, что лапша была сварена на три дня и каждый день в нее подливалась вода в количестве удовлетворяющем всех «обедающих» с соответствующей  перекалькуляцией стоимости.

Придя обедать на четвертый день, я и другие голодающие нашел дверь запертой, а швейцар (в галунах) сквозь толстое зеркальное стекло двери весьма неучтиво объявил собравшимся, что обеда нет, потому что, во-первых, все съели, а во-вторых, плита не горит.

Не богатая фантазия у повара, дальше лапши с водой он и не дерзает, а вот на счет того, что не горит, швейцар (в галунах) прав, только не в отношении плиты, а директора столовой. Богатая же фантазия оказалась у комиссии распределяющих обеденные карточки по учреждениям. Они воображают, что одной тарелкой лапши можно накормить человека на сутки.

9. Бродил по книжным магазинам. Искал «Наполеона» Тарле (Парле) – нет. Купил «Историю дипломатии» I том. Очень большое движение по Тверской. Какая-то нервозность. Много милиции. Патрули конные и пешие. Случайно купил две коробки табаку «Три богатыря» - 12 руб. и «Ява» - 20 руб. всего 200 гр за 100 руб. Только коробки вскрыты и надорваны. Но и это удачная покупка, в последнее время 50 гр. Махорки котируется на рынке по 30 руб., а турецкий 50 гр. – 50 руб. картофель – 20 руб.

Появилось много пишущих машинок в комиссионном магазине «Корону» можно купить за 500 руб. Есть пишущие машинки по 50 руб.

Вечером комендант вручил Наташе паспорт со штампом прописки. Вот уж истинно – имей сто друзей и сто рублей!..

Теперь очередь за мной.

10. подал заявление о прописке в 22 отд.милиции – отказ с направлением на Петровку, 38.

Купил «Наполеона» Е. Тарле. Последний экземпляр.

«Бегут и бросают все, даже бинокли, в которые видели Москву!..»

Встретил в трамвае ее – женщину с шевелящими губами, она была в шубе с эрзац-воротником и держала в руках старенький саквояж, губы ее беспрерывно шептали вычисляя что-то…

12. В 8 ч. утра стал в очередь на Петровке, 38. В 10 часов милиционера, стоявшего у входа, сбили с ног – вызвали 3-4 на подмогу, которых так же смяли. В 12.30 прислали взвод милиции, которые и навели порядок. В 14 часов я попал внутрь помещения. Три кабинета в каждом принимают 2 ответственных работника милиции. До меня в очереди и было по примерному подсчету человек 300. Принимают быстро и всем отказ. Ни один человек не вышел с разрешением на прописку. Наконец вошел я. Молча подаю заявление. Участковый, не глядя на меня и не читая, откладывает в сторону, так же молча протягивает руку за отказом милиции, переворачивает его и берет ручку, потом спохватившись, взглянул на меня и говорит: «Ну, что же, докладывайте. Садитесь». Рассказываю свою эпопею. На каждый его вопрос я отвечаю соответствующей справкой, пачку которых держу в руке веером, как козыри. Видя, что отказать мне труднее, чем предыдущим посетителям, берет трубку и докладывает начальству о «трудном случае». На каждый вопрос начальства отвечает утвердительно и что подтверждено соответственными документами. Все склонялось к разрешению. Последние наставления начальства были длинные, к сожалению, я слыхал, что он говорил. По окончании телефонного разговора участковый задал последний вопрос: «кто дал жене площадь Райжилотдел или учреждение?» - «Учреждение». Получив такой ответ, он взял милицейский отказ и подтвердил его, вскольз добавив от себя – «Добивайтесь прописки. Идите к военному прокурору». Я вышел. Было 15 часов 30 минут. Из происшедшей беседы я выяснил, что они (Петровка, 38) также как и раймилиция не правомочны разрешать прописку кому бы то ни было, а только отсевают (и довольно круто). И в моем деле есть уважительные, законные права на прописку! Ну что ж пойдем к военному прокурору. В нашей столовой обеда не было. «Пообедал» мороженой картошкой. О.В. получила (по блату) пропуск в какую-то циковскую столовую. Подавальщицы в кружевных передниках и наколках. Три меню, три категории. Три ряда столов по категориям. (В старину в чайных и трактирах было два отделения для двух категорий. Чистая половина, так называемая, дворянская, хотя туда дворяне и не ходили, и для народа, попроще – для кучеров, обозников, грузчиков). Обед III категории – рыбный – стоимостью 4 р. 75 к. Обед I категории – мясной – на выбор несколько мясных вторых и в том числе гусь.

О.В. прорвало. Очень много говорила. Я был оппонентом. Я оказался защитников. В ихнем доме очень много возвратилось «херсонцев» всех прописали и с женами, мамами и папами. Мамы и папы все ,конечно, инвалиды и опять будут торговать в киосках, ларьках и с лотков.

Чем больше читаю «Наполеона» (в изложении Тарле) тем больше нахожу много общего, в смысле способа террора, с Гитлером. Те же расстрелы, безудержный грабеж и разрушения.

13. У англичан плохи дела в Тихом Океане. Японцы подходят с запада к сингапуру, прервав две укрепленных линии. Наверно уже заняли водохранилища питающие город и крепость. Очевидно падение сингапура вопрос ближайших дней.

Получил 200 гр.овсянки.

В 16 часов Наташа вернулась от начальника паспортного отдела Московской милиции тов. Шейна, который приказал начальнику 22 отделения милиции прописать меня постоянно. Получил 700 гр.кобласы. Я и Тюз весьма рады. Месяц не нюхали ничего мясного.

В 22.30 явился участковый проверить мою прописку. Ушел разочарованный.

Первый раз за две недели ночевал дома.

14. Объявлен указ о всеобщей трудовой мобилизации.

В 12 ч. наконец-то поставили штамп постоянной прописки в паспорте. Итак я стал законным, легализованным москвичем. Закон гласит, что каждый вновь прибывший на местожительство должен быть прописан в течение 24 часов – меня прописывали 2 месяца 3 дня. А для того, чтобы стать москвичем потребовалось 11 лет, 11 лет я не имел «жилплощади». Даже страшно подумать. 11 лет я зависел от квартирохозяек и теперь все мытарства кончились. Жаль, что жить осталось мало.

15. воскресенье. Англичане упустом (так в тексте) вышедшие из Бреста «Шарнхорст» «Гнейзенау» и «принц евгений», которые укрылись в Гельгольнде, пройдя под носом у твердолобых. Конечно, теперь назначается «комиссия по расследованию» будут соответствующие запросы лордов и т.д. Одним словом растяпы.

16. Сингапур взят японцами. Получил прод. и хлебкарточки (иждивент) по крайней мере хлебом обеспечены. Получил письмо от мамы, пишет, что жива и здорова. Бедная. И ничего нельзя повезти старухе, хотелось бы дать ей чего-нибудь сладкого и белого хлеба, а проехать нельзя. По личным делам разъезжать запрещено.

Приняли на учет в Ростокинском военкомате, слава богу, избавился от Аникина.

Магазинные окна стали освобождать от мешков с песком, признак удаления фронта, только вот часто стали передавать беседы по противовоздушной и противохимической обороне. Давно не было приятных известий с фронта. Все ждут «подарка» ко дню красной армии. О.Г.Г. что взяли Харьков, жаль, что только слухи.

17. Речь Черчиля действует успокоительно, а вот статья Владимира Лидина «Враги» заставляет волноваться за будущее.

Вечером пошли с Наташей по ее просьбе в кино на картину «пастух и свинарка». До чего убого. Жаль денег и времени. Пожалуй приятнее покрутиться на…карусели, чем смотреть такую, с позволения сказать, художественную продукцию.

Хотел купить Гоголя, но цена в 150 руб. (приложение «Нивы») явно не по карману. Вообще классики только в букинистических магазинах. За конан Дойля извольте заплатить…650 руб. Российские классики подешевле, но все-таки недоступны.

Объявлен указ об освобождении жилой площади рабочими и служащими эвакуированных заводов и предприятий. То-то волнений и слез!..

23. послал открытку Юратову. День красной армии. Ничего с фронта не объявлено, только общие фразы.

В 22 ч с минутами стреляли зенитки. Очевидно летали фрицы.

24. взят Дорогобуж (80 км от смоленска). Но еще не взяты Гжатск, вязьма, по крайней мере, не объявлено. Очень интересный получается клин или клещи.

25. Совинформбюро объявило об окружении в районе Старой Руссы 16 немецкой армии.

Коновалов умер 23-го. Покойники, оказывается, тоже становятся в очередь на похороны, обещали сжечь 27, но это еще скоро, а некоторые неудачники лежат дома до двух недель. Хорошо, что зима, хотя стало теплеть и подтапливать.

В казани и области сыпняк.

Мясо (1200 гр) за январь аннулировали. За февраль выдали пока по 200 гр. К холодильникам свозят лошадей, на поле брани живот свой положивших. Значит на днях будут выдавать колбасу «казанскую».

Речь Рузвельта по радио полна оптимистических надежд.

Москва, март 1942 года

3. Начинает понемногу теплеть. Солнце появляется чаще. Морозы ниже 15гр. не спускаются, а иногда в шубе уже жарко.

О.Г.Г. наши под Витебском и Порховым. Сводки одинаковы и туманны: «на некоторых участках фронта заняли несколько населенных пунктов». На юге наши где-то в районе Павлогграда и жел.д. Синельниково-Волноваха. На юго-западном фронте бои в районе пункта «О». Хорошо если бы это была Обоянь. Предложили работу агентом по снабжению в совхозе с.хоз. выставки. Попробую. Во всяком случае будет сытно.

Безработных направляют на работу согласно правительственного указа, но только не по месту жительства, как было обещано, а в очищенные от немцев местности и в глубокий тыл. Повестки рассылают райсоветы, куда сведения о безработных дают домоуправления.

По продкарточкам в феврале выдали мяса – 200 гр., сахару 200 гр., курп 1000 гр., жиров 300 гр. (и вместо 299 – 400 гр. Сыру), картофель, рыбу и керосин совсем не давали. Это по рабочим карточкам.

В столовой в последнее время давали только по одной тарелки супа, в последний раз «картофельный» - это вода, в которой плавало несколько кусочков мороженой картошки, стоимость – 90 коп.

На март м-ц на диспансер выдали …6 пропусков в столовую. Здорово. Смотрел картину «Разгром немцев под Москвой». В картине имеется всего несколько основных кадров: орудия стреляют, танки идут, кавалерия скачет, самолеты летят (очень напоминает парад). Вот эти основные кадры размусолены на 1 1/2 часа. Первые полчаса смотрится со вниманием, а потом просто скучно и утомительно от повторений.

4. поступил в совхоз ВСХВ агентом-экспедитором, оклад 400 руб. первый день работы. Начал передачу карантина № 2 совхозу «Отрадное». Пришлось обмерять все строения, снег по пояс, обувь оказалась не приспособленной. Замерз и устал.

5. Закончил передачу. Мороз минус 30 гр. На обед дали горох за 80 коп. и талон на 20 грамм. Трамваи на выставку не ходят. Вчера часов в 7-8 веч. Произошла какая-то авария в электрокольце. Электричество несколько секунд мигало, а трансляция в этот момент замирала, что может произойти только в случае крупной аварии. Сегодняшняя остановка трамваев связывается, очевидно, с этой аварией, а не отсутствием топлива, как некоторые уверяют. Ночью в 1.30 началась воздушная тревога, которая продолжалась до 4-х часов. Зенитки били беспрерывно. Упали фугаски на С.Триумфальной и против почтамта в пятиэтажный дом. Есть жертвы.

6. Мороз с утра минус 38 гр. Трамваи на выставку не ходят. Ездил на машине на ст. планерную за кроличьими клетками. Замерз. На обед горох. С выставки опять пешком домой. Устал. Наташа купила кружку (1/2 л) молока за 18 руб. У Тюза опять лапа болит, но молоком доволен. В магазине дают мандарины (детям) и соль всем гражданам. По своей иждивенческой за февраль, кроме хлеба, ничего не получил.

7. С утра возил кроликов с ярославского вокзала. Потом опять за клетками на планерную. Замерз. На обед тарелка холодной чечевицы.

По Ленинградскому шоссе все ще стоят трехдюймовки. Края шоссе минированы о чем говорят многозначительные фанерки с черепами.

В Москву идет масса мешочников с картошкой, которую везут на саночках.

Сегодня в совхозе вечер по случаю «дня женщин». Назначили к выдаче по одному яйцу, по ½ литра пива, по одной «Роман-Бабы» (Ромовая бабка) и по три луковицы. Вечер прошел не совсем так, как хотелось устроителям. С шести часов установилась очередь доярок, кролятниц, свинарок на получение «пайка». Пиво из кружек вылили в запасенные бидончики (домой для мужа); яйцо и «Роман-Бабу» завернули в платочек (домой ребятишкам), а лук совсем неприлично есть на вечере – пригодится дома на щи.

Вчера и сегодня встречал на улицах взводы и даже роты из женщин с котомками. Указ о всеобщей трудовой мобилизации входит в силу.

В 21 час прилетели «Фрицы», бьют зенитки.

В ночь на 6-е фугаска попала в торцевой дом на Триумфальной. Это второе попадание. Первая разрушила только два верхних этажа левой стороны, вторая угодила в середину со двора и разрушила все перекрытия до самого низа. Есть жертвы. Очевидно, не все успели (да и не думали) уйти, тем более, что тревога была дана одновременно с зенитками.

8. многие находят на себе вшей. Результат холода в квартирах. Большинство спит не раздеваясь. Мало моются. Очевидно, будет тиф. Население (за редкими исключениями) много перенесло невзгод, германскую войну, голодовки, недоедания и лишения, а теперь очень плохое питание. Все это отражается на здоровье, а тут еще невероятная скученность в жилищах. Особенно много умирает туберкулезников.

В 13.40 была аварий в электросети.

На концерте по случаю 8 марта выступал Смирнов-Сокольский. Прочел удачный фельетон, в особенности хороша его характеристика современных поэтов подвизающихся на так называемых оборонных и фронтовых стихах: «Гитлер, безусловно, будет разбит, но только мощностью красной армии, а не барабанным боем стихов…»

10. В Москву поступает много раненых, ими загружены запасные вокзалы.

Митинг памяти Т.Г. Шевченко

11. Смотрел с Наташей «Лебединое озеро». Балет я не видел с 20-го года. Очень странно видеть теперь холщевые дворцы и леса (притом весьма памятые). По теням на заднике можно видеть приготовляющихся к выходу артистов и сценариуса с тетрадкой. Главную роль играла Суламиф Мессерер. Остальные или молодняк или старички. В публике много военных англичан и американцев. Наши военные в валенках и унтах – близость фронта чувствуется. Не дожидая конца акта публика срывается с мест и сломя голову летит, как при пожаре, вниз по лестницам в…буфет, где «дают» по три «шкрабовых» бутерброда. Какой-то солидный директор с бородой, уминая свою театральную премию снова стал в хвост за второй порцией. Многие очевидно ходят не столько из-за Чайковского, сколько из-за ужина. Дорого, но легко на ночь и талонов не вырезают.

Все-таки голодно. Сейчас, например, выдают мясо за вторую декаду февраля, но чтобы получить надо иметь свободный день, да и то не всем хватает. У нас мясные карточки за февраль совершенно целы (за январь не дополучили 1 кг), но целы отнюдь не от желания стать вегетарианцами.

Без обмана в госуд. масштабе не обходится, например, начинают выдавать эрзац-колбасу, не то гороховую, не то соевую, называется «ливерная», но ливера там и за километр не слышно, и вот эту с позволения сказать, колбасу дают по мясным! Талонам сто за сто. Или мясо – гороховые консервы, где семьдесят пять процентов гороха, а только двадцать пять процентов мяса, то же сто за сто. Это называется: «снимать пенки с…»

Лучше уменьшить норму выдачи на половину, но вовремя выдать и без барабанного боя.

Не хочется думать, чтобы об этих безобразиях знали вверху, скорее всего «не так паны, як панинята», на недоуменные вопросы «прикрепленных» завмаг заявил, что у него в магазине «план выполнен», и «он просто не понимает, почему граждане волнуются!..»

У союзников дела очень плохи на Тихом океане – отдали и Яву. Начинают оборонные работы в Австралии. В Индии тоже плохо. Твердолобые возымели желание ввести там статус доминиона. Очень не хочется английскому королю лишиться титула «императора Индии». В Ливии опять все затихло. Немцы бомбардировали Суэц. Немцы торпедируют суда у американского континента. Немцы хорошо использовали возможности русской зимы для устройства ледяных дзотов и отсиживаются там. Наши буквально прогрызают линии укреплений и подвигаются на запад в снегах на метры (за сегодняшний день заняли 400 метров – «Известия»).

12. Третий день занят получением «пивной дробины» идущей на кормление свиней в совхозе. В 23 часа прилетали «Фрицы». Зенитки били до 1 ч. ночи. Тревогу не объявляли.

13. В последних известиях по радио сообщили, что норвежцы по карточкам почти не получают рыбу…я начинаю думать, что москвичи тоже норвежцы, за четыре последние месяца получили по 200 гр.селедки, а иждивенцы («норвежцы») только понюхали. Попробую пивную дробину высушить и сделать из нее муку, крупу и кофе.

14. С утра опять мороз 18 гр. К вечеру мороз стал усиливаться, вдобавок поднялась пурга. Два раз возил дробину. Замерз. Несмотря на обед (чечевичная похлебка) есть хочется.  В голову лезут съедобные мысли, вспоминаются чревоугодные прилавки Елисеева. В Харьковском Народном Доме можно было получить на обед борщ без мяса 6 коп., с мясом 9 коп., тарелку (миску) гречневой каши с ложкой подсолнечного масла – 3 коп. и хлеба сколько угодно. С полудня остановились трамваи и троллейбусы, движение совсем прекратилось. Ночью выключили свет в домах.

В «известиях» интересная статья И. Филиппова.

15. Я лежу на песке, на берегу реченки Харьков. Мать и тетя купаются. Ватага мальчишек хулиганят, стараясь стащить платье и навязать «сухарей». Мать с теткой отгоняют, бросая в них камни. Этот эпизод моей жизни до сих пор ярок в моих воспоминаниях. Когда я вспоминая об этом, рассказывал впоследствии матери и тетке, то они смеялись и говорил, что мне в то время было около полугода, и не верили, чтобы я помнил об этом случае.

С утра нет тока. Чаю вскипятить негде. Так же и с обедом. Сильный мороз. Пурга. Тюз голодный. Лезет на руки и жалобно мяучит. Смотрит укоризненно на меня, очевидно, думая: «почему хозяин не приносит сарделек и молока»…

Был на Центральном рынке. Хоть шаром покати. Она тетка торгует клюквой, граненый стакан десять рублей. Стоят очереди и у пустых прилавков – надеются, авось, колхозники приедут с картошкой, луком, молоком; а колхозники, несмотря на развешенные красочные пригласительные плакаты, предпочитают сидеть дома на печке и ждать пока привезут им москвичи рояли на обмен.

Пообедали несварившейся чечевицей. Наташа сварила на коллективной кухне. Поужинали хлебом с подсолнечным маслом и солью. Нину мобилизовали и отправляют на самолете в ленинград. Очевидно, там плохи дела с педперсоналом. Наташа спекла «эрзац-лепешку» из пивной дробины – устюки и воняет, но есть можно. «На западном фронте без перемен». Наверное, немцы начали наступление. Вечером электричества тоже не было. Керосин не дают уже второй месяц.

16. Замечателен радио-фельетон Л. Кассиля – «Девять минут».

«На фронте без перемен» День прошел в получении дробины, но вывезти ее не смог – прошедшая метель занесла всю выставку и гаражи. Электричества нет. Дирекция совхоза хочет перевести меня в завхозы, вот не было печали!

17. Мороз и солнце. Голодно. Тюзьке принес от своего обеда немного смальца – немного подкрепил старика. Дали наконец электричество. Сварил на ужин кашу из шрапнели. Запасы круп кончаются, новых не дают.

На крайний левый фланг – Генуэзская крепость неподалеку от Балаклавы.

18. С утра мороз. В Гуме побиты верхние стекла и внутри здания кучи снега.

19. Организовался новый театр – «Обозрений» худрук Лобанов. Игорь Зиновьев художником. Встретил его сегодня в магазине красок.

Получил письмо от Юратова. Пишет, что сожалеет, что в «те дни» не попал в армию и не был в рядах защитников Москвы, а бросив чемодан бежал, сломя голову из Москвы на восток. Все они такие, и вот сидит в тылу, занимается любимым делом, на фронт так и не попадет, а приедет с «победой» в Москву и снова устроится на «тепленьком» местечке в «своей родной» Москве… Доколе же наше терпение…

20. Мороз. Возил отруби семь тонн. Жаль, что нельзя себе взять мешочек.

Впервые видел кремль со стороны Замоскворечья. Вся стена расписана под домики, а на дворец накинут полотняный чехол, тоже разрисованный. Попадания фугасок вокруг кремля довольно густы, а в самой Кремль не попадали.

Большая комната с венецианским окном, выходящим на задний двор – мастерская. Посредине большой стол из трех частей, не раздвижной, а с подъемными досками. На столе корыто, в котором я купаюсь. Мать куда-то спешит и одевается, мастерица, которой я был поручен, куда-то отлучилась. Я стал вылезать из корыта и вместе с ним свалился на пол. Падение на пол я отчетливо помню. На мой отчаянный крик все сбежались, все стали ахать и охать. Было мне в это время не больше года. Примерно в это же время хорошо помню, как мне некоторые места присыпали тальком; и снова падение и ушиб лба об ножку отцовской кровати.

Я сижу на своем высоком креслице и пью чай, кто-то из знакомых вертит серебряной ложечкой в моем стакане, размешивая сахар. Вечер. Мать опять куда-то спешит.

В музыке имеется определенное количество нот, размещенные по линейкам нотной бумаги и разделенные на полные, половинные, четвертные и т.д. следовательно записанные на бумаге композитором могут быть прочитаны и исполнены на музыкальном инструменте.

Сыгранные на муз. Инструменте и записанные механически на пленке могут быть воспроизведены (посредством увеличения) графически снова на бумаге, только не нотными значками, а штрихами соответствующими каждой исполннной ноте.

В будущем композитор будет записывать свои пьесы не нотными знаками, а штрихами исполнения и воспроизведение таким образом записанной музыки возможно будет без участия музыканта-исполнителя и исполнение будет соответствовать в точности вдохновению композитора.

22. Получил второе законное письмо от Юратова. Когда я был в Свердловске и обращался к нему с просьбами, он так не спешил с ответами, а теперь снова попал в провинциальное положение, как в 35 году и маслит и юлит и обещает. До чего же противная порода, хоть он мне и друг (был), а приходится разочаровываться.

Официально на фронте без перемен.

Морозы продолжаются.

В Ярославль стали прибывать эвакуируемые из Ленинграда жители. Голодом доведены до последней степени истощения. Многих выносят из вагона на носилках. Много умирает. В Ленинграде погибло много детей. Несмотря на наши атаки на разрушение дзотов – немцы своих клещей вокруг Ленинграда не разжимают.

Конина на рынке (из-под полы) 150 руб. за кг. Сегодня видел, как три колхозницы продавали плотву по 50 руб. за кг. Очередь невероятная. Истерические выкрики, ругань, драки. Больше ничего сегодня на рынке не было.

Вывозил с мельницы отруби. Возчики приезжающие с подводами сразу как по команде бросаются на рассыпанную по полу склада муку и отруби и горстями начинают пожирать. Рот, нос, бороды все в муке и смешно и грустно.

По мартовским карточкам кроме 200 гр. Селедок еще ничего не давали. Февральские «продлены» по 31 марта. На днях начнут выдавать апрельские карточки. Когда же по апрельским будут выдавать продукты.

Наши войска отлично обмундированы, хорошо питаются, подарки и посылки от населения; прекрасно вооружены в тылу партизан нет. Письма с фронта и на фронт бодрые. Уныния в тылу не заметно, города живут своей работой. Население почти 200 миллионов. Фрицы оборваны, грязны, вшивы, теплого обмундирования нет – одеваются в ризы. Плохо питаются (200-300 гр.хлеба), Танки хуже наших. Доставка припасов затруднена расстоянием. В тылу действуют партизаны. Письма с фронта и на фронт отчаянные и полны уныния. В тылу голод и пессимизм. Рабочих-немцев осталось мало. Заводы работают не по-стахановски. Бензин, каучук и пр. кончаются. Население 70 миллионов.

Так в чем же дело?..

24. Рудольф Евграфович!!!

Руслан Исакович!!!

…родился сын, которого я назвала Валерий

…родилась дочь, которую я назвала Светланой.

Письма с фронта и на фронт так одинаковы, что порой кажется, что их сочиняет какой-нибудь чиновник.

27. Во время ночных последних известий была объявлена воздушная тревога. Били зенитки.

28. НКЗ привез на трехтонке из Костромы картошку ½ тонны «семенной». Засыпали в погреб ВСХВ. Машины почему-то ночевали в гараже выставки. Кроме «семенной» картошки на машине оказалось картошка в мешках, бидоны с маслом, молоком и…керосином, а так же мешки с мясом, крупой, мукой. Картошку в мешках шофер развез по «адресатам». Туда же пошли мешки мясные, крупяные и мучные. Куда отправились бидоны не заметил. Шофер очень обижен, - обещали за труды (дорога Из Костромы зимой трудная) дать картошки, а дали «кукиш с маслом». «Семенную» картошку будет очевидно выдавать по запискам НКЗ, а отвезена картошка на дом очевидно высоко стоящим адресатам. Кроме такого явного снабжения НКЗ ежедневно присылает в совхоз машину на которую грузят молоко, яйца (сегодня 300 шт.), лук для столовой, а в столовой четыре категории обедающих – вот и разумейте языцы…

Рабочие совхоза на глазах которых происходят эти безобразия весьма недовольны: растим, доим, собираем, грузим, а сами раз в сутки получаем гороховую баланду. Так было, так есть, так и будет…

В 19 часов прилетели фрицы, били зенитки. Тревогу объявили в 20 часов.

Был на Казанском хотел узнать о поезде в вишняки, но там не протиснешься. Масса едет в колхозы. Не то снова бегут, нетто за продуктами. Все с мешками.

29. Воскресенье. Рынок. Кило свинины 240 руб., курица 400 руб., гусь 600 руб., буханка хлеба = 100 гр. Табаку. Хлеб на деньги 100 руб. кг. Электрическая плитка 150 руб. Табаку за деньги не достал. В Германии как будто инфляция, хлеб выдают по 285 гр. У нас объявили выдачу иждивенцам 100 гр. Селедок, но селедок в магазине нет. Объявили детям по мартовским карточкам крупу, но крупы тоже нет. Какой-то сторож украл на пищекомбинате 25 кг концентратов, 50 кг круп – расстрел. Картошка из Костромы это очевидно не кража…

В 20.20 «Граждане воздушная тревога!» Зенитки били минут 10-15.

30. Мороз 21 гр. Заборы в городе катастрофически исчезают целыми пролетами. На вокзалах толпы мешочников, только они теперь больше состоят из женщин. Одеты по современному, совсем не похожи на мешочников 20-х годов. Обыкновенно короткая куртка, шаровары, на плечах рюкзак или военный «сидор» защитного цвета. Для большей маскировки берется лопатка (чтобы думали, что это трудовой фронт), на боку противогазная сумка с пустой коробкой.

Деньги очевидно обесцениваются, если за одного гуся надо заплатить шестьсот рублей, то есть моя зарплата за полтора месяца. По детским карточкам объявили выдачу кетовой икры – 100 гр – 3 руб. 40 коп.

31. Вчера объявили ВТ в 20.15. Отбой был ночью, но мы проспали. Зенитки били до 5.15 утра.

29-го фугаски упали на дом № 9 по ул. Кирова (Мясницкая), у Покровских ворот и у Кремля.

Англичане произвели налет на доки в устье реки Лауры (Морской налет).

Москва, апрель 1942 года

1. Опять нет табаку. Вечером смотрели с Наташей «Музыкальную историю».

Из соцобязательств совхоза: «Я, бригадир кролиководческого цеха, обязуюсь к ХХIV годовщине Р.К.К.А. покрыть сорок кроликоматок…»

2. Стало теплее. Колхозники появились на рынках – привезли мороженную картошку – боятся, что оттает, а москвичи хватают, только давай.

На рынке стало легче, милиция уже не хватают за рваные калоши или валенки, но продажа идет на обмен, деньги не берут. Высоко котируется табак, спички, хлеб, спиральки, мыло.

На фронтах затишье (официально), но раненых возят даже в трамваях, чего раньше не было.

Февральские и мартовские карточки «продлены» на неопределенное время. Уместно было бы рабочим какого-нибудь завода обратиться с просьбой к Моссовету об аннулировании старых карточек, поскольку дни уже прожиты.

4. Страстная. Суббота. Невесело встречаю Великий Праздник. Последняя Пасха домашняя, детская, с отцом и матерью, когда было все честь честью. И Пасхи и крашенки и ковбаса и окорок и поросенок и сырная пасха была в 18-м году. Это последний, свой, родной Праздник. Дальше пошло или чужое или неполноценное.

А как хотелось бы иметь стол накрытый белой скатертью и уставленный пасхальными яствами и винами… У отца в это утро всегда с трудом застегивалась запонка на крахмальной груди (запонка была золотая). Мать волновалась и начинала поругивать, но «Христос-Воскресе!.» все мирились и после разговения с отцом отправлялись в костел на обедню. Если было холодно, то отец был в Николаевской шинели с бобровым воротником и в бобровой шапке. После обедни ксендз приглашал отца на закусочку, а мне дарил конвертик с облатками и страшно огорчался, что я не католик.

Сегодня по приказу дирекции отвез мешок картошки какому-то орденоносцу в Дом правительства. Еле впер на шестой этаж. Орденоносец с женой в капоте изволили пить утренний «кофей». На столе кувшин с молоком, масло в масленке и, конечно, белый хлеб. Моим появлением с мешком был заметно сконфужен. Дал закурить. Кажется, я перехожу на амплуа «холуев!..» Не хватало только, чтобы я поздравил с праздником, а он дал бы «целковый на чай!..»

Сегодня выдали мне по февральской карточке сто грамм мяса на разговенье. Дали прямо в руку, завертывание отменено. Мясо стоит 1 руб. 15 коп., но в кассе не было сдачи. Заплатил 1 руб. 40 коп. «Сервис» без улыбки.

Утром Левитан объявил, что в виду поступивших заявлений от верующих, комендант города разрешил в ночь с 4-го на 5-е апреля, в традиционную пасхальную ночь, беспрепятственное хождение по городу.

Воскресенье 5 апреля. «Разговелись» хлебом выпеченным хуже, чем когда либо, какой-то плоский, весь порепанный, кислый и вдобавок черствый. Объявили выдачу мяса и масла по мартовским талонам; очередь невероятная, ставшие в очередь в 11 часов дня, получили паек в 7 часов вечера.

О.Г.Г., что Сталин был в Ленинграде. Объявлен большой налет фрицов на Ленинград.

В букинистических магазинах раскупаются нарасхват дорогие издания. Очевидно граждане запасают «реальные ценности». Купил токарный станок за 110 руб.

6. В 1.15 ч. ночи прилетели фрицы, зенитки били минут 10-15. В 4.30 утра снова налет, то же минут десять. Тревога в обоих случаях не объявлялась.

За вчерашний день умяли больше двух кило хлеба.

Странная история с покушением на германского посла ф.Папена в Анкаре. Судят двух русских (торгпредцов). Если это правда, то очень нечистая работа.

Англичане делают воздушный налет на французскую территорию, а потом официально сообщают о результате «точность попадания установить не удалось, так как был дым».

Заутреню в церкви возле Ржевского вокзала снимали англичане для хроники.

7. В Москве тиф (отдельные случаи). Наташа варит картошку по методу академика Лысенко – шкурки хорошо промывает и добавляет в лепешки – съедобно и вкусно. Получил кило зеленого лука из теплиц выставки. В трамвае невозможно было ехать с ним, все ахали и все спрашивали, где дают.

После последних известий во время интернационала снова били зенитки, очевидно, фрицы налетели.

8. Марусю-шофера мобилизовали. Таню, работницу на кухне, вызывали в военкомат, но оставили до особого. По радио усилились призывы о добровольном вступлении девушек в ряды РККА на должности гранатометчиков, противотанковых ружей, зенитчиков. Повторяется ополченский призыв только в женском роде.

В 22.20 объявили воздушную тревогу. Отбой был дан в 23 часа. Зениток слышно не было, были видны только вспышки на западе. Ночи темные. Весна. В официальных сообщениях говорится о массовом уничтожении немецких самолетов, иногда по сто и больше. Так было в ноябре. Немцы начинают вводить в бой весенние танки (зеленые) выпуска 1942 года.

На Садовой за Кудринкой сгорел старинный желтый особняк, не то Нарышкина, не то Гагарина – очевидно от зажигалок. Жаль, красивый был. В Ленинграде дело с питанием улучшилось. Кое кому попало и поделом, только поздно спохватились, когда много перемерло народу.

9. Утром встретил две роты «двухстволок». Некоторые уже приспособились к своему положению в шапках, штанах, куртках с сидром за плечами, а большинство на высоких каблуках в пальто (две даже в меховых манто) и в руках авоськи или мешки. Многие не умеют ходить (непривычны) и далеко отстали. Ведут кр-цы. У нас все-таки из всего могут сделать перегиб. По-моему, если уже на то пошло, что без мобилизации женщин не обойтись, так заменить ими всех писарей, интендантов и т.д., сидящих в военкоматах, комендатурах и пр. молодых, здоровых с откормленными ряжками. А зачем афишировать, водить по улицам все на показ с провожающими мужьями. Маяковский и не предполагал о такой оказии.

10. 15 марта умер дядя. Сегодня получил письмо от ани.

Наташа жалуется на забывчивость и «непорядок» в голове.

Вчера вечером послали меня в НКЗ за хлебом для прибывших со скотом гуртовщиков. Два с половиной часа меня мариновали и гоняли с этажа на этаж секретари-«свиристелки» наркомов и замов. Одна свиристелка-секретарь жаловалась по одному за другим из четырех стоящих перед ней телефонам своим подругам тоже секретарям, что она, бедная, не может пойти пить молоко (от наших коров. Детям граждан простых смертных выдают по карточкам эрзац-молоко, т.н. солодовое) из-за того, что ее нарком не в духе, так как ему пришлось придти пешком!

Оказывается немцы, когда подошли к Ленинграду, то отравили воду в Неве, отчего ленинградцам всю зиму выдавали очень скудный водяной паек.

Голодно. У нас осталось стакана два риса. Варить обед Наташе абсолютно не из чего. Фактически питается только хлебом, которого сколько не ешь все мало и чувствуется все время голодное посасывание.

11. Возил сено из «экспериментальной базы Ленинские Горки». Живут там неплохо, в столовой обед из двух блюд. Хозяйство богатое. В последнее время жил академик Лысенко. Во время октябрьского всеобщего бегства бросил всю квартиру с вещами, которую и разграбили. Местные жители рассказывают, что когда все главки удрали с базы, то любители чужого добра запросто днем ходили по квартирам, топорами сшибали замки и брали, что понравится. Кстати вернувшийся на днях из Тобольска (эк куда занесло) Цицин тоже академик нашел в своей московской квартире только штепцеля, даже его личный ЗИС кто-то угнал. Интересно на чем же он сам удирал?

В сообщениях с фронта очень часто повторяется, что «горсточка храбрецов» прикрывала своей грудью тот или иной участок боя и умирали героями до последнего человека, спрашивается, почему допускается командованием такое умирание, почему немцы действуют большими соединениями, неужели у нас нет достаточного количества людей?

12. Вчера получил зарплату за II половину марта. Всего за месяц получил 287 руб. 18 коп. (400 руб. зарплата) следовательно, налог с меня составил за месяц без займа – 112 руб. 82 коп, т.е. 28%.

Вчера и сегодня опубликовано постановление правительства о Сталинских премиях. Всего премий на сумму семь с половиной миллионной рублей. Премии за научные труды и военные изобретения вполне уместны, чего нельзя сказать о премиях по искусству – просто не то время, когда можно швыряться деньгами, а в особенности И. Ильинскому первому побежавшему из Москвы после падения первой зажигалки, успевшему в один вечер выступить в десяти концертах с оплатой по 500 руб. за выступление. И очень удивительная премия коллективу картины «Свинарка и пастух».

Литвинов М.М. выступил с речью в Филадельфии, где между прочим, заявил: «сейчас не время для того, чтобы петь друг другу дифирамбы или же раздавать призы».

13. Плохи дела у американцев на о. Коригидор.

Большие разрушения жилых домов по Б. Серпуховской ул. На Полянке фугаска попала в здание Ленсовета и очевидно недавно, так как сегодня пожарные производят раскопки.

14. смотрел с Наташей кинокартину «Богдан Хмельницкий». Хорошо сделана картина, лучше чем «Александр Невский», только конец немного странен, да в начале сделаны вымарки (вероятно польско-иезуитские кадры, так как они несвоевременны).

Хороша Москва, грязная только.

Объявлена подписка на военный заем. «Рекомендуется» подписываться на месячный оклад. Подписался. Итак за следующий месяц получу зарплату в размере 240 руб.

Квартира – 32 руб.

Хлеб белый – 42 руб.

Сахар – 2 руб. 50 коп.

Масло – 12 руб.

Мясо – 18 руб.

Круп – 3 руб.

Табак – 72 руб.

Всего – 181 руб. 50 коп.

Остальное на «вино и женщин», как говорится, концы с концами сходятся. Быть недовольным не приходится, все-таки лучше, чем на фронте. А вот фронтовики подписываются на займ даже на двухмесячный заработок, причем вносят всю сумму подписки полностью вперед наличными (еще убьют подписчика, как с него тогда вычитать займ?)

15. У ювелирного магазина давка (женщины, конечно) покупают…кольца и серьги.

Хороший весенний солнечный день. Шумят ручьи.

Бои на Брянском направлении в районе пункта «У». Неужели это узловая станция Унега. В таком случае, почему не объявляется в сводках, хотя может быть и окружение наших частей позади Брянска.

«Севастопольская страда» Ценского читается с большим трудом. Толстой о том же писал более картиннее.

16. «На фронте ничего существенного не произошло».

Начинается ледоход на Москве-реке.

17. Опубликован указ о привлечении на полевые работы городского населения, в том числе детей от 14 лет. (Отправлять группами отдельно мальчиков от девочек).

Не так давно мобилизовали в ремесленные школы колхозных ребят того же возраста.

Казалось бы, более эффективнее было бы использовать колхозных ребят на полевых работах, как выросших и привыкших к сельским работам, а городских посылать на заводы, а тут делается как раз наоборот. Что это недомыслие или вредительство?

18. «На фронте чего-либо существенного не произошло». Во Франции главою правительства стал Лаваль – ставленник Гитлера. Америка по этому случаю сильно волнуется.

19. В семь часов утра пришла телеграмма от директора МТЮЗа. Файль с предложением: «немедленно выехать в Зеленодольск на должность завпостчастью».

Сегодня воскресник. Убирали двор х-ва. Совсем теплый день. Появились мухи и первая желтая бабочка. Обед дали по этому случаю «шикарный» - горох со свининой и стакан молока. Наташа купила пол-литра молока за 25 руб. Наташа очень плоха, худа, кашляет, ее бы сейчас в санаторий в Звенигород, но еще не открыт. Не знаю, как ее бросать в Москве и уезжать.

Американцы бомбардировали с воздуха Токио, наконец-то!

20. Утром милиция перерегистрировала паспорта и вклеили новый листок, очевидно, много появилось фальшивых оккупационных паспортов.

Послал Файлю телеграфное согласие.

Выдали крупу – дробленую пшеницу, оказавшуюся просто отрубями по 3 руб за кг. Наташе дали в дис-ре икры, сахару и масла.

22. Англичане произвели морской налет на С. Назер. Заболел (абцес), получил бюллетень. Получаю вещи Юратова.

25. Отсоветовали ехать в Зеленодольск. Действительно не зачем, да и неизвестно, как там жизнь, и, возможно ли закрепиться там навечно. Сейчас ни в чем нельзя быть уверенным.

Часто стали писать в газете и передавать по радио о сокращении норм выдачи продуктов в Германии – очевидно и у нас что-нибудь сократят.

26. Разговор в трамвае: «идее дали справку, что она оформляется на работу(?), а в милицию она пошла с Давидом, ну так ее и оставили в покое, да и разве она может работать в колхозе, ведь она все равно что больная…»

27. Выписали на работу. Все кончилось благополучно, а я уже думал, что у меня рак.

30. От Юратова получил сразу три открытки, письмо и от магула письмо, в котором он тоже просит захватить ему пакетик, так как сидит в Зеленодольске без брюк. Вот бежали, даже без штанов! 29-го послал Файлю телеграммой отказ.

Дирекция х-ва хочет перевести меня на нач. ПВХО – не было печали, отказываюсь.

На Ярославском шоссе убирают еще три баррикады, а у нас с х-ва взяли двадцать человек на трудовой фронт, отвезли в Химки и Немчиновку, где копают противотанковые рвы. Что делается на фронте понять нельзя. Официально ничего существенного не сообщается. В газетах исчезли даже заметки об отдельных участках фронта. Все засекречено, все сплошная военная тайна и туман.

Англичане бомбят во Франции и на севере Германии. Рузвельт в своей речи отдает должное упорству и храбрости Красной армии.

Москва, май 1942 года

1. Рабочий день. У нас в х-ве работают по 10 часов.

Новые карточки почему-то до пятого не прикрепляют. Сократили норму сахару. Наташе 500 гр, мне 300 гр.

Ребята (50 ч.), взятые на работу в х-во все получили рабочие карточки. Получается чепуха какая-то, двенадцатилетняя «рабочая» восемь часов ходит с граблями и получает рабочий паек.

Постепенно выясняется, что наделали немцы под Ленинградом – украдена янтарная комната, погибли фарфор, картины и др.ценности, разбита пулковская обсерватория. В самом Ленинграде транспорт не работал всю зиму, от снега стали очищать только перед маем.

3. Воскресенье. Настоящий теплый весенний день. Масса гуляющих. Во многих местах города поставлены скорострелки-зенитки, очевидно, готовились к 1 мая, но фрицы почему-то не летали в майские дни. В книжных магазинах совершенно исчезли дорогие издания.

В предмайские и майские дни была произведена выдача продуктов за март и апрель, вот уж действительно – «часом с квасом…», очереди были «шаляпинские».

Эренбург читал свою статью по поводу английских бомбардировок Ганзейских городов. Статья хорошо написана и читал он ее с чувством.

Приходила племянница Павла Петровича Лукьянова, он просил захватить ему куртку в Зеленодольск, от Бориса нет никаких известий.

Ходил искать Малю…, дома не было, говорят куда-то уехала. По дороге возле Дворца советов напротив музея изящных искусств видел разбомбленные дома, фугаски наверное были тяжелые, выбиты окна, обвалившиеся перекрытия, в одном окне замерзший фикус, в другое окно видно, как пара стариков выбирают очевидно в бывшей своей комнате из хлапа какие-то рамочки, во дворе среди щебня валяются книги обожженные, разбитая посуда и бродят голодные грязные коты, потерявшие хозяев.

Интересна какая будет судьба постройки Дв.Сов., пока что установлены основные башмаки, а с одной стороны стоит железный скелет этажей на 10, ржавеет. Стальные конструкции делали в Краматорской, а там немцы и, следовательно, разрушено все.

5. Один градус ниже нуля. К вечеру началась метель.

Что делается на фронте – неизвестно, даже О.Г.Г. молчат. Официально продвигаемся на запад и улучшаем свои позиции. На ленинградском фронте много убивают фрицов по 1000-1500 в день.

При ВСХВ организована столовая, в которую надо внести талонов мясо – 900 гр., крупы 1000, масла 300, рыбы 450. За это дают обед, следовательно, на завтрак и ужин остается мяса 300 гр., крупы 500 гр., масла 10 гр., рыбы 350 гр., т.е. берут больше 2/3 продуктов, а получать буду 1/3, другими словами на моей карточке будет «питаться» еще один-два прихлебателя из близко стоящих к кухне.

7. Холодные дни, хожу в шубе. Достал (с риском для жизни, часовой заметил) кусок макухи. Выварил, высушил и Наташа спекла омлет – ничего, есть можно. Все-таки голодно. Столовая не работает четвертый день.

10. Воскресенье. Все еще холодно, вчера дождь переходил в снег. Со столовой еще не наладили, вчера была только каша из пшеницы. Наташа из шелухи картошки, свеклы и макухи печет эрзац-лепешки. Хлеба не хватает.

Приехал Колесаев, желает видеть меня. Интересно!

Англичане заняли Мадагаскар, французы оказали сопротивление. Человек с тысячу с обоих сторон полегло. Англичане по сему поводу скорбят.

Настроение у меня плохое, очевидно, от предстоящего заведывания хозяйством. С понедельника вступаю в исполнение обязанностей.

Нездоровится – нарывы, ячмени, ломит, с наслаждением съездил бы в Алупку-Сару на месяц, другой. Придется ли?! Наверное, нет. Да и жизни без карточек уже не увижу. Даже если благополучно кончится война в текущем году, как обещает И.В., то опять пойдут «пятилетки восстановления», «займы» и т.д. Жизнь, как таковая, кончилась – пойдет предсмертное прозябание.

От Колесникова телеграмма: «Возьмите мой чемодан замком театре». Непонятно, куда взять, неужели они еще не получили моего отказа.

12. Виделся с Колесаевым. Рассказывал про жизнь в Зеленодольске. Кормятся в столовой («ИТР» как писал Юратов) супом с огурцами, солеными, конечно. Юратов привыкший съедать при хорошем обеде килограмм хлеба плюс «убийственный» завтрак и ужин, сейчас буквально голодает. Лукьянов и Магула бедствуют. На рынке цены астрономические.

Юратов, Колесников и Магула на окт. ушли на вокзал с мешками на спинах и их нашли уже ночью случайно в чужом эшелоне, и пересадили в спец.акт. вагон.

В МТЮЗе образовалось два лагеря – Мтюзовский и Госцентюзовский – склока налицо. Атмосфера напряженная. Колеваев мечтает отделиться, ему предложили (здесь в Москве) возглавить «Прифронтовой комсомольский театр».

12. (перечеркнуто). Идут теплые дожди.

Гитлер повел наступление на Керчь, очевидно, хочет перепрыгнуть на Тамань и маршировать к Баку. Значит, с бензином у него таки плохо. Наши отступают. Несчастные керченцы, если есть там живые.

В ответ мы ударили в направлении Харькова. По-моему лучше было бы выйти через Синельниково к Днепропетровску и закрепиться, а потом через Харьков, Полтаву на Киев. Таким образом, мы перерезали бы жел.д.пути на крым и Донбасс. (Кичкаский мост можно не принимать во внимание, он очевидно взорван), и фрицы оказались бы в затруднительном положении.

14. итак я заведующий хозяйством животноводческого плодоовощного хозяйства Народного комиссариата Земледелия при ВСХВ. Сельского хозяйства я не знаю, «семинталок» от «холмогорок» отличить не могу, а приходится работать в неизвестной мне области. Конечно, «не святые горшки лепят» к тому же война…Хлопот у меня, конечно, полон рот. С утра в 7.30 распределяю рабочую и тягловую силу по участкам. Не обходится и без недоразумений. Рабочих мало, хозяйство большое. Везде срочно, везде нужны руки, а рабочие в большинстве женщины, выполняют порученную работу так, чтобы только нельзя было сказать, что ничего не делает. Только тойдешь, уже садятся отдыхать, мужчины покурить. Лишь бы день прошел. А день десять часов с 7.30 утра до 19 вечера, за исключением полутора часов на обед. Я встаю в 4.30, выходу из дома в 5.45, в 7 ч. на месте, пишу наряд. Ухожу около 20 ч. и дома в 21 час. Приходится много ходить. Устаю. Голодно. Обеды очень жидковаты. Суп совершенно прозрачен, и мало; на второе, например, вчера был «поросенок с кашей» (83 коп). Я получил кусок черепной коробки даже без кожи и отдельно кусочек кожи с бока разм. 3х4 сант., гарнир «40 гр» каши я съел, а кожу снес Тюзу, он слопал с удовольствием. Голодно. С четырех часов начинает подводить живот. А сильные мира сего прибывают невзначай или по делам на Зисах в хозйство, им показывают успехи и достижения, а пока они ходят, кладовщица кладет тщательно упакованные пакеты на заднее сидение Зиса. Там и огурчики и салат и «не кондиционный» поросеночек. А молоко получают почему-то почти все, у меня же нет данных. Доярки суп в столовой не едят, а выливают. На днях видел, как в Зисе прибыла домработница чья-то в наркомовской машине, ей, правда, не демонстрировали х-ва, но что полагается в машину положили.

Так было, так есть, так и будет – на том земля русская стояла и будет стоять…

Сейчас начали раздавать двухмесячных поросят «на откорм», но получающим их (между собой) оценивают достаточно жирными, жены выбирают крольчат (детишек) «шеншилей», просто белые и серые не в ходу.

Противно смотреть на жирные откормленные морды, на колыхающиеся бюсты, на дрожащие руки, - как бы «дорогая» Матильда Сидоровна не захватила лучшего «шеншила».

16. Неужели Гитлер начал свое знаменитое «весеннее» наступление через Крым и бросил туда свои основные силы, надеясь захватить нефть.

Великобритания с Америкой очевидно ждут полного истощения немецкой и Красной армий. Безусловно, они не допустят нас до Берлина. Не в их интересах иметь большевистскую или фашистскую Европу.

Пока что Рузвельт и Черчиль «преклоняются» перед героизмом «русских солдат» но нам от этого не легче.

Японцы медленно, но верно охватывают Китай с трех сторон. Индусы хотят автономии. Какие у нас отношения с Японией, я уже не узнаю – будет известно лет через двадцать.

Наступили жаркие дни. Деревья в зеленой дымке. Трава уже поднялась сантиметров на десять. Получил повестку, явиться в военкомат 19 мая.

17. С удовольствием часа два походил по книжным магазинам – ничего нет. Колоссальные очереди и у «Коктейль-Холла» и у магазина Мостпластмасс – в пластмассе продают зеркальца по 5 руб.

Из скупых сообщений с Харьковского направления можно уяснить только, что мы перешли на западный берег с. Донца и заняли Мерефу (сильно укрепл. пункт М.). следовательно, вбивается клин в направлении Полтавы.

Хорошая статья В. Василевской и Корнейчука в сегодняшней «Правде» - «День Весны».

Если мобилизуют, буду проситься на Южный фронт. Все знакомые места.

19. Был в военкомате. Еще не пришли мои бумаги из Кунцево, этим только и спасаюсь от нового призыва. Заполнили анкету и отпустили с миром.

Тепло 26 гр. Выше нуля. Сегодня была первая гроза, и прошел дождь. Зацвели фруктовые деревья.

21. На фронте то же, только на Керчинском п-ве идут бои в восточной части, т.е. за Керчью.

Пропал Тюзка. Видели его лежавшим с перебитым задом на тротуаре. Унесли во двор соседний, где он и исчез окончательно. Очень и очень неприятно и тяжело. Привык я к нему за восемь лет.

22. По телефону вызвали опять в Военкомат.

23. В 10 ч. явился. Нач. 3 части Ситников заявил, что мне придется послужить и повоевать и направил в медкомиссию. Медкомиссия приняла меня только в 16 часов. Побеседовал с психиатром, а терапевт направил в поликлинику для рентгеновского снимка почек и анализа мочи. Пока добрался до поликлиники – рентген уже был закрыт.

24. Воскресенье. Сидел дома, готовился к походу. С полдня лил дождь.

25. В рентгене нет пленок, а потому снимок не состоялся. Сдал мочу на анализ. Будет готово завтра.

Наши оставили Керченский п-в. На Харьковском направлении затихло. На Барвенково-Изюмском направлении, очевидно, отходим. Из показаний пленных видно, что новые немецкие пополнения совершенно необучены, не умеют владеть даже винтовкой и все же бьют наших. Удивительно.

26 Анализ ничего не дал. Медкомиссия поставила на воинский билет штамп: «осмотрен. Годен». Выслушивали и выстукивали только для формы.

27. Явился к нач. 3 части. С моими документами он долго был у военкома, а затем сдал меня в 1-ю часть. Где записали меня «рядовым», на недоуменный мой вопрос ответили, что я переаттестован ввиду невозможности использования меня как начсостав. По-старому это называлось «разжалованием», а теперь решается просто одним росчерком пера. Непонятно. Сразу же вручили (в 17 ч.) повестку, явиться с вещами и питанием для следования в часть завтра, 28, в 15.30. Если я рядовой, то ведь рядовых призывают до 45 лет, а мне 46 лет исполнилось. Опять непонятно. Может быть я доброволец?! Непонятно. Наташа расстроилась. Срок на сборы на расчет и на приобретение «питания» дали меньше суток, - как будто можно сейчас пойти в гастроном и купить, что нужно на дорогу.

28. Директор написал письмо военкому с просьбой дать отсрочку на три дня для сдачи «материальных ценностей» (указ НКО от 27.V.42). Отсрочку дали и мне явиться надлежит 30-го мая в 3 часа дня. Итак, двое суток передышки. Постепенно начинаю приходить в себя. Сегодня получил табаку «Ява» полкило. Молока на дорогу 2 литра, огурцов два кило и яиц (битых) два десятка. Опять спать вповалку, опять вокзалы, этапы, опять вши. Жалко мамы, наверное, умерла бедная. Она так любила меня, но ничем помочь я ей не мог. Война! И страшно. Наверно не вернусь.



Читайте также

Там санитарная часть была, туда положили и поставили одного дежурить,
пока я приду в себя, чтоб допросить. Я два дня была без сознания, а на
третий день начала приходить в себя. И вдруг подходит врач. Так мы знали
уже там врачей, там же работали. Он подходит ко мне: «Лили, ты мёртвая.
Ты понимаешь?» Он не знал, как я...
Читать дальше

Мы походили целый день по развалинам, пришли опять домой. Прибегает соседка, говорит: «Давайте уходить. На той улице убили Лариониху, она не хотела уходить». Выгнали нас за еврейское кладбище, думали тем краем пройдем в Ельшанку, но там так много было побито немцев, что не пройти. Три дня мы прятались по развалинам, чтобы не...
Читать дальше

Вот такое у меня детство было, я считаю, что не плохое, только вот эти бомбёжки страшные, а остальное было нормально, все старались друг за другом ухаживать, помогать. Помню эти страшные очереди в магазины, когда стояли по талонам получать продукты. Освещения на улицах не было, все ходили с огоньками, круглые такие значки на...
Читать дальше

Однажды мама не пришла. Все рыбаки уже забрали свои пропуска. В этот день немец перестрелял всех лошадей. Подлетел низко на самолете и расстрелял из автомата. Мать спряталась в льдину, когда вылезла, все вокруг было в дырках от пуль. У мамы с ее братом дядей Ваней  была одна лошадь на двоих. Немцы застрелили лошадь, а дядю...
Читать дальше

Сказали: «Собирайтесь». Из нашей семьи поехало пять человек: родители, я, сестра и брат. Было объявлено явиться на станцию Мельничный Ручей. Когда мы переезжали Ладожское озеро, то некоторые машины уходили под лед. Несколько месяцев нас возили по стране, даже не помню, что мы ели. Когда нас привезли на море Лаптевых, то через 7...
Читать дальше

Через несколько дней, в начале ноября, все население Пинчуков начали вывозить. Опять прочесали все село – искали партизан. Но у нас никаких партизан не было, потому что мужчин не осталось – одни старики, женщины и дети. А уйти нам некуда, потому что везде же немцы. Я помню – подъезжает к бабушкиному дому такой огромный...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты