Петрова Тамара Петровна

Опубликовано 04 мая 2009 года

11267 0

Я родилась 17 ноября 1934 г. в деревне Подзорово Славковского района Псковской области. Родители у меня крестьяне, работали в колхозе "Строитель". К началу войны у родителей было двое детей, я и младший брат, 1940 г. рождения. Вскоре после начала войны я с теткой, маминой сестрой, отправилась пасти лошадей в ночь. Рано утром полетели самолеты, они так низко пролетели, что тетка говорит мне: "Тамара, а самолеты-то с крестами, а не со звездочками!" Я ж вообще ничего не поняла, а у нас в 7 км от деревни располагалась станция, они ее начали бомбить. Тогда мы бросили этих лошадей и побежали в деревню. Там уже вовсю шли сборы мужчин в армию, везде повторяли слово: "Война! Война! Война!" Помню, как мы всей семьей провожали папу в районный центр Славковичи в 4 км от села, вместе с ним поехали. Вся деревня поехала в райцентр проводить мужчин. Поначалу мы не ощутили прихода войны, у нас запасы были, урожай неплохой собрали, корова была, курочки, поросенок.

Бои нашу деревню прошли стороной, была далеко расположена от центральных дорог, и местность лесистая. Вот только после прихода немцев у нас в лесах появились партизаны, о которых даже я слышала. Вечерами они приходили потихоньку в деревню, просили теплую одежду, пропитание. Немцы приезжали к нам на мотоциклах, по дворам кур ловили, продукты по избам искали. Староста у нас был гуманный к населению, часто немцы приезжали и забирали молодежь, он старался заранее предупредить, чтобы парни и девушки смогли убежать и спрятаться. Мать продолжала работать в колхозе, я ей помогала по хозяйству, а в марте 1943 г. у нас сожгли деревню.

Приехали немцы и всех согнали в кучу, время на сборы не дали, быстренько, что могли в узелки завязали, и все. После мы пешком шли 7 км до ж/д станции Подсевы. Как только выгнали всех из деревни, тут же мы воочию увидели, как пламя охватило наши дома. Среди нас ходили разговоры, что это все было связано с тем, что жители нашей деревни помогали партизанам. Другой причины не было, чем наша деревня в лесу могла немцам помешать?! На станции нас посадили в товарные вагоны, хорошо помню, что у нас вагон был разделен на 2 половины: в одной стояло 3-4 лошади, в другой находились люди. Не кормили, то, что каждый успел прихватить, тем и питались.

Привезли нас в Литву, в г. Шауляй. Распределили, моя семья попала в лагерь, как я потом узнала, находившийся в 6 км от города. В нем содержалось только мирное население, военнопленных не было. Поселили в длинные одноэтажные бараки, с двухъярусными нарами, на которых была настелена солома и какое-то тряпье. Лагерь был обнесен колючей проволокой, нас родители предупреждали, чтобы мы к ней не прикасались, так как по ней пущен ток. В углах вышки стояли. Кормили, до сих пор помню, супом с клецками: тертая сырая картошка сварена и добавлено немного молочка, и маленький кусочек хлеба. Меня с братом на работу не брали, а маму и других взрослых возили на торфоразработки. В мае 1944 г. нас отправили к хозяину, весь лагерь распределили, насколько я знаю, по хуторам.

Здесь мать доила коров, которых было очень много у нашего хозяина, литовца с фамилией Вакубайтис. Он был жестоковатый человек, его жена сдерживала, особенно в его отношении к нам. Но тут с мамой несколько раз происходила такая беда: ее два раза привозили без сознания. Там ведь хозяин еще мыло варил, видно, при производстве случались отравления. У хозяина был скотный двор, в подсобном помещении рядом с молочными бидонами нам поставили топчан с соломой и тряпьем. Хозяева сами в еде не роскошествовали, и мы продолжали питаться супом с клецками. Мне с братом приносили еду или мама, или двое военнопленных, русский Павел и узбек, которые также работали у хозяина, еще до того, как нас привезли. Постоянно, каждый день, утром и вечером приезжали на мотоциклах то ли немцы, то ли литовцы, проверяли, все ли на месте и что никто не сбежал. Несколько раз была бомбежка, не знаю, куда прятались хозяева, а мы бежали в котлованчик, вокруг которого росли вербы. Военнопленные, когда начались бомбежки, как чувствовали, что фронт рядом, я хорошо помню, они предлагали маме бежать с ними, но мама просто не могла, я с 34 г., брат с 40-го. При второй бомбежке Павел и узбек сбежали. Их дальнейшую судьбу я не знаю.

В августе 1944 г. нас освободили, снова привезли в г. Шауляй, а уже оттуда - домой, обратно на станцию Подсев. Добрались до деревни, она сожжена, оказалось, что другие поселения в округе также сожгли. Каждая семья вырыла себе землянки. Лето и зиму провели в землянке, потом уже начали отстраиваться, рядом же лес. Очень помогали нам те деревни, которые сохранились в районе. Кормились мы неважно, конечно, но что-то ели. Позже вернулся отец с фронта, инвалидом, из госпиталя, он служил техником в танковых частях. Так началась для меня мирная жизнь.

- Во что одевались в лагере?

- Была только наша одежда, та, что мы успели из деревни прихватить с собой, в лагере и у хозяина ничего не давали.

- Как мылись, стирались?

- В лагере давали водичку, чуть-чуть мыла, я стирала на маму и братишку. А так не мылись, только оботремся как-то и все. У хозяина же был в скотном дворе душ, нам разрешали им пользоваться.

- Использовал ли Вас хозяин на работах?

- Несколько раз я пасла коров. Правда, не одна, видно, не доверяли, брат хозяина вместе со мной был. Он занимался больше другими работами на поле, но и за мной смотрел. Два раза нас, девочек, направляли собирать клубнику. Только не давали ее кушать, хозяин не разрешал. Заставлял "Катюшу" петь, чтобы рот был занят.

- Ходили ли в лагере разговоры о наступлении Красной Армии, скором освобождении? Мама ничего не говорила?

- Один раз такой разговор был. Мама, видимо, при работе на торфоразработках что-то слышала, и только об одном думала, лишь бы нас отсюда не увезли, чтобы поближе к дому оставаться.

- Никого не увозили в Германию?

- Увозили из лагеря, тех, у кого не было детей, и особенно молодежь, с нашей деревни никого не увезли, только по хуторам распределили.

Интервью и лит.обработка:Ю. Трифонов


Читайте также

Партизаны в селах чувствовали себя свободно. Помню, 7 января 1943 года в нашей хате праздновали Рождество. Поскольку моя бабушка Прасковья и моя мать пекли партизанам хлеб, то они иногда к нам наведывались. Вот и сидят на Рождество у нас гости, среди них и Дмитрий Розбицкий, переводчик немца-агронома. Он знал немецкий язык, потому...
Читать дальше

28 марта 1942 года пришел уполномоченный,  нас всех выгнали из домов. Сети остались в море. Из Ломоносова по заливу нас перевезли в Лисий Нос. Мороз был – 28°С, а я осталась в осеннем пальто и резиновых ботинках. От холода спас шерстяной платок. Нас долго возили по стране, потом посадили на пароход. 6 июня 1942 года высадили в...
Читать дальше

Местные жители ненавидели эвакуированных, их называли «выковыренные». Ненавидели за то, что многих уплотняли для предоставления жилья таким бедолагам, как мы. Цены на рынках бешено подросли, в магазинах становилось пусто... В больнице, а потом и в учреждениях, в очередях, всюду слышался один и тот же рассказ, о том, как шел...
Читать дальше

Краснодар освободили 12-го февраля, но далеко немцев отогнать не смогли, застряли на «Голубой линии». И вот уже в начале апреля вдруг слышим звук немецких самолетов. У немецких же звук совсем не такой, как у наших. Небо такое уже было красивое, чисто голубое, смотрим в него, слышим этот звук, но никого не видим, а главное, тревоги...
Читать дальше

Помню, у нас в одной комнате висел портрет Ворошилова. Огромный, во всю стенку, и очень яркий и красочный. А внизу были нарисованы танки. И благодаря этой картине меня никогда не покидало ощущение грядущей Победы. В этом плане Клим Ворошилов мне очень помог.
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты