Коссе Константин Карлович

Опубликовано 23 декабря 2011 года

9877 0

Родился 24 апреля 1923 года в деревне Тербачево Гдовского района Псковской области. Окончил 4 класса школы, потом жил с матерью в Киргизии, работал в совхозе. В июне 1942 года был призван в армию. Службу проходил в течение нескольких недель в составе кавалерийской части в Средней Азии. Затем в составе 222-го кавалерийского полка 61-й кавалерийской дивизии участвовал в боях под Сталинградом. Был ранен, после излечения в госпитале был определен разведчиком-наблюдателем в 74-ю отдельную роту воздушного наблюдения, оповещения, связи (ВНОС). Был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За победу над Японией». В 1947 г. демобилизовался. Жил и работал в Средней Азии, в России. Затем переехал в г.Нарва Эстонской ССР, работал на пилораме, на заводе «Балтиец» (Министерства Среднего Машиностроения СССР).

И.Вершинин. Константин Карлович, у вас несколько необычная фамилия — Коссе. Она эстонская?

К.Коссе. Фамилия-то эстонская, но сам я русский. Мой дед, отец моего отца, был из Эстонии. А отец родился уже в России. Мать же была чисто русская.

И.Вершинин. Где и когда вы родились, кто были ваши родители?

К.Коссе. Родился я в 1923 году в Псковской области, в Гдовском районе, в деревне Тербачево. Отец в деревне был мельником, а мать — простая крестьянка. У нас в этой местности хутор был и мельница была. Но сколько там было этой земли — я не знаю.

И.Вершинин. Помните, как коллективизация проводилась в вашей деревне?

К.Коссе. Плохо помню. Я маленький был тогда.

И.Вершинин. До войны успели поработать?

К.Коссе. Тогда, когда проводилась коллективизация, конечно, нет, не работал, - совсем маленький был. Но вообще до войны работал. С детства начал работать: воду возил на поле, в бочках ее на лошади возил к тракторам. Но я потом оказался в совхозе в Киргизии. Отца уже не было. Он в тридцать каком-то году умер. Я это плохо помню, в школу не ходил, совсем маленький был. Да и в школе немного поучился: четыре класса не закончил, и больше ничего не кончал, нигде больше с тех пор не учился. Так вот, за то, что у нас мельница была, мать с нами выслали в Киргизию. Она слаба была, нигде не работала, да у нее и детей было много. А две сестры жили в Ленинграде.

И.Вершинин. Было ли перед самой войной предчувствие, что скоро случится война?

К.Коссе. Не знаю, мне это трудно сказать. А потом война началась, и уже в 1942 году меня взяли в армию.

И.Вершинин. Чем вам запомнилось начало войны?

К.Коссе. Ну что запомнилось? Как тебе сказать? Молодой был, ничего не запомнил. Но помню это: что вдруг началась война.

И.Вершинин. До призыва в армию что делали?

К.Коссе. Работал в совхозе, который был у нас в деревне. Это в Средней Азии. Там я и на лошади работал, и на быках работал, и на волах тоже работал.

И.Вершинин. Когда в 1942 году вас призвали в армию, куда вас направили?

К.Коссе. Когда взяли в армию, то меня повезли поездом в Сталинабад, этот город где-то на юге находился. Как сейчас этот город называется — я не знаю. Меня взяли служить в кавалерию. Это было в июне месяце 1942 года. Нас там обучали.

И.Вершинин. А чему именно вас там обучали?

К.Коссе. Ну обучали нас тому, как нужно правильно с оружием обращаться. Ездить на лошадях тоже учились. А потом у нас, в Средней Азии, сформировали 222-й кавалерийский полк 61-й кавалерийской дивизии. Меня туда направили. И повезли нас поездом под Сталинград. А там через Волгу переправили, ниже Сталинграда, километров в двадцати от него. Дело было ночью. И так, собственно говоря, нас переправили туда, на западную сторону от Сталинграда.

И.Вершинин. Первый бой помните?

К.Коссе. А как же? Этот день всегда будет помниться, всю жизнь помнится. Нас сразу разбили, отделили от лошадей, и мы как пехотинцы стали в этих боях участвовать. Короче говоря, шли мы в пешем строю, а лошади наши были сзади. Мы лежали в степи и стреляли по прицелу. Но там против нас не немцы, а румыны воевали. И вдруг на нас сзади пошли танки. Сорок с лишним штук их было. Всю дивизию в плен взяли, лошадей тоже в плен забрали. Солдаты там разбежались кто куда. Там меня немного ранило. Интересно, что когда танки начали по нам лупить, то все пушки, какие были у нас, в том числе и гаубицы, все уничтожили.

И.Вершинин. Кстати, а как вы румынов от немцев отличали?

К.Коссе. А они носили такие стогообразные папахи с овчиной. И шинели у них были другого цвета, чем у немцев, сукно было тоже другое.

И.Вершинин. Как вооружены были во время тех боев?

К.Коссе. У нас были только винтовка и гранаты.

И.Вершинин. Немецкое оружие не приходилось использовать?

К.Коссе. Нет, у нас свои винтовки были.

И.Вершинин. Каковы были ваши потери в этих боях?

К.Коссе. Как сказать потери? Наша 61-я кавалерийская дивизия вся была разбита.

И.Вершинин. В плен много попало?

К.Коссе. В плене попали только те в основном, кто были с лошадями.

И.Вершинин. Расскажите о том, как вас ранило.

К.Коссе. А вот в правую ногу попало, когда румыны с танка тогда стреляли. Я еще мог бежать, поэтому я, как только получил свое ранение, убежал туда в укрытие и там с этого укрытия меня увезли ночью в госпиталь.

И.Вершинин. Паника была во время отступления?

К.Коссе. Так а какая паника? Танки пошли, сорок с лишним штук их было, и все тут.

И.Вершинин. А немцы бомбили вас во время тех боев?

К.Коссе. Я же был не в самом Сталинграде, а ниже, западнее, по течению Волги. Так, конечно, бомбили. Как же не бомбили? Все было. Как сейчас вспомню: ведь это был ужас один! Передвижения всегда были тоже тяжелыми. С продовольствием, ой, все плохо было. Ведь продукты нам нужно было доставлять через Волгу. А сделать это было нелегко, местность просматривалась немцами, и они часто продовольствие наше уничтожали. Голодали, руки у нас были все время опухшими. Умирали люди от голода. Особенно часто умирали узбеки, казахи, киргизы. Ой, очень много умирало у нас людей с голоду! И узбеки, и казахи, и русские вместе с ними. Всякие нации были. Бывало, помню, едет верхом на коне какой-нибудь узбек, раз, - и нет его. Это он с голоду, значит, умер. Его снимают, кладут на землю, а лошадь забирали и она дальше ехала.

И.Вершинин. Не было такого, чтоб лошадей ели? Некоторые ветераны рассказывали мне о таких случаях.

К.Коссе. Если лошадь убивало, то ее ели. Уже холодно было тогда, мороз шел. Но ели в сыром виде. Ведь огня нельзя было разводить — иначе сразу же тут появлялся самолет или снаряд бы тут был. Так что резали этих лошадей и такими вот сырыми кусочками эту мороженую конину ехали.

И.Вершинин. В госпитале долго пролежали?

К.Коссе. Нет, недолго, всего около месяца. Попал в госпиталь. Справка была у меня о нахождении в этом госпитале, но не сохранилась. В общем, месяц я в этой больнице пролежал. Но какая, по правде сказать, это была больница? Мы прямо на полу, на соломе лежали. Село, в котором наш госпиталь располагался, было там, где Волго-Донской канал проходит. .

И.Вершинин. В госпитале случалось такое, что люди умирали?

К.Коссе. Ой, много их умирало. Каждую ночь умирали, и этих мертвых выносили за постройки и ярусом так складывали.

Разведчик-наблюдатель Коссе Константин Карлович,  великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Константин Коссе со своими товарищами,

Западный фронт, сидит слева

Разведчик-наблюдатель Коссе Константин Карлович,  великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Константин Карлович Коссе, 70-е гг.

И.Вершинин. Куда вы попали после излечения в госпитале?

К.Коссе. А после госпиталя я попал в службу ВНОС такую, это была, как это называлась, служба воздушного наблюдения, оповещения, связи. То есть, обязанность у нас была такая, что мы за немецкими самолетами следили. Сперва, когда я в эту роту попал, прошел курсы, которые там были. На этих курсах изучали мы в основном немецкие самолеты. Там мы изучали и звук самолетов, и изучали бинокли и курсоуказатели. Потом мы с ними работали на передовой, получали сведения, и передавали их или в артиллерию, или в ближайшую авиачасть. Там много было марок у этих самолетов: были и «Фоккевульфы», и «Мессершмидты». Но там, куда мы все это сообщали, был даже не полк, а всего а несколько штук наших истребителей. Я был наблюдателем. В чем была моя обязанность? Я как только замечал что-нибудь там в бинокле, а бинокли были большие, так сразу передавал вниз. А внизу в окопе подо мной сидел радист. Радист сразу передавал об этом, значит, туда, в штаб артиллерии и авиации.

И.Вершинин. Какова была структура, состав вашего подразделения?

К.Коссе. Ой, много. У нас только четыре взвода было, которые находились на переднем крае. У нас пост состоял из двеннадцати человек, и мы дежурили по сменам. Было четыре-пять наблюдателей, был радист, был командир, всего было двенадцать 12 человек.

И.Вершинин. В каких местах проходил ваш фронтовой путь в составе роты ВНОС?

К.Коссе. А мы все время на Западном фронте были. Прошли от Сталинграда до Ростова, до южной части Украины. А потом, когда война с немцами закончилась, нас перебросили на Дальний Восток. Но там, на Дальнем Востоке, недолго война шла. Мы воевали в Корее. Так вот, в Корее вскоре японцы все в плен сдались. Они шли колонной сдаваться. Двигались таким строем. Свое оружие, свои пистолеты, они такой кучей кидали. Эта куча была как целая копна сена. Столько было оружия у них! Представь себе, у каждого японца была винтовка и был пистолет. Кстати, если говорить о войне с Японией... У японцев я ни одного самолета не видал. Наши сразу, как только им объявили войну, их аэродромы уничтожили вместе с самолетами, и поэтому ни одного самолета японского не видал. После того, как Япония капитулировала, мы оставались служить как наблюдатели при артиллерийском полку, это как бы занятия у нас были.

И.Вершинин. Окончание войны помните?

К.Коссе. А войну я окончил в Корее. Но так забыл уже.

И.Вершинин. С бандеровцами не сталкивались, когда освобождали Украину?

К.Коссе. Нет, не попадали.

И.Вершинин. А какие были у вас приборы в роте?

К.Коссе. Когда мы были наблюдателями? Бинокль и курскоуказатель, вот и всего-то. Ну и что мы делали? Сразу, как самолет летел, - так сразу по курсоуказателю ты показывал (а там все это было уже известно), по какому градусу он летит. Вот так и было. И радист был. И не один радист, они тоже, как и мы, дежурили по сменам.

И.Вершинин. Немцы бомбили вас?

К.Коссе. Когда мы были на Западе, бомбили каждый день. Почти каждую ночь это происходило. В окопах только от этого и спасались. А на Дальнем Востоке этого не было — ни разу ни бомбили.

И.Вершинин. Часто меняли места дислокации?

К.Коссе. Вместе с войсками шли. У нас рота была ВНОС, и она числилась при 51-й армии.

И.Вершинин. Погибшие были?

К.Коссе. Были.

И.Вершинин. Из-за чего в основном несли потери?

К.Коссе. Разные бывали ситуации. Однажды, помню, немцы с Эстонии переходили в Латвию. Танки ихние тогда переходили. И по дороге столкнулись с нашими. А у наших там было два поста по двенадцать человек. Там и радисты были, и радио было. Вот они на дороге и погибли. Были и другие потери, но только редко это было. Помню, в Крыму у нас Шарашкин такой погиб. Он лошадей поил, и с немецкой стороны снаряд упал, и лошадей убило и его убило.

И.Вершинин. Какими наградами вы были отмечены?

К.Коссе. Я был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда». Были у меня, кроме этого, медали «За победу над Германией» и «За победу над Японией». Сейчас многие потерялись. Ребятишки подросли и растаскали их. А как было? Вот ребятишка Славка, бывало, оденет это все, и бегает по улице. А там другие украдут у него это.

И.Вершинин. Медаль «За отвагу» вам дали за какой-то конкретный случай?

К.Коссе. Да, за конкретный. Мы тогда в Ворошиловграде стояли. И вдруг на переднем крае «рама» (немецкий самолет-разведчик) начал фотографировать наши войска. А я в то время как раз на посту стоял. Я сразу же передал нашим курс, высоту, и сразу летчик вылетел и сбил эту «раму». Этим самолетом «Фоккевульф» оказался. И за это мне дали медаль «За отвагу».

И.Вершинин. А как далеко от вас авиационная часть находилась, куда вы данные все эти сообщали?

К.Коссе. Это нам было запрещено знать. Мы знали только, куда по коду нужно сообщить. А точно мы не знали, это был секрет.

И.Вершинин. Как вас кормили на фронте?

К.Коссе. По сравнению со Сталинградом это было ничего, жить можно было. А вот когда в Волгу перевезли — там голод нас захватил. Ой, что же это было! Как везли нам продукты, так тут же такие над Волгой немецкие фонари поднимались. И поэтому, когда через Волгу нам перевозили продукты, немцы их сразу же уничтожали.

И.Вершинин. Сто грамм давали?

К.Коссе. Нам не давали.

И.Вершинин. Вши были на фронте?

К.Коссе. Да нет. Если они и появлялись — тут же специальная машина приходила. Мы раздевались, туда эту одежду сразу же вешали, а нам выдавали другую одежду. Там минут 15-20 наше нижнее белье повисит, и все, никакой вшей не было уже.

И.Вершинин. Как с обмундированием было во время войны?

К.Коссе. У нас были кожаные сапоги, брюки-галифе, гимнастерка. Но гимнастерка была английская.

И.Вершинин. Страх испытывали на фронте?

К.Коссе. Так а что испытывать? Все равно знали, что не сегодня, так завтра убьют. Я и не надеялся остаться в живых. А кто надеялся? Никто не надеялся. И никогда в таких случаях не надеются. Война есть война.

Разведчик-наблюдатель Коссе Константин Карлович,  великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Константин Карлович Коссе

И.Вершинин. Политработники были у вас?

К.Коссе. Был у нас один такой. Политрук назывался. Он в бой шел с нами под Сталинградом. Это как бы сказать: такие люди были очень и очень хорошие. И командиры, и политрук, все вместе поднимали нас вперед.

И.Вершинин. Возраста разного были ваши товарищи?

К.Коссе. Разные были. Были и те, кому было за сорок лет, и были такие, как я, - а я с 1923 года.

И.Вершинин. Другие национальности вместе с вами воевали?

К.Коссе. Были. И узбеки, и казаки, и таджики. Воевали как и все. Там плохо не будешь воевать. Но так, как и ко всем, мы, русские, к ним относились.

И.Вершинин. Спали в каких условиях?

К.Коссе. Ну как? Землянка и окоп были единственным нашим пристанищем. Квартир никаких не было.

И.Вершинин. Переписку вели во время войны?

К.Коссе. Да, я домой письма писал.

И.Вершинин. Кто-нибудь из вашей семьи воевал?

К.Коссе. Брат, который был старше меня, погиб в Белоруссии. Он похоронен в селе Прудки.

И.Вершинин. Кто из ваших командиров вам запомнились?

К.Коссе. Ну у нас командиром рот был майор Бродский — очень хороший человек. Умный. Его я запомнил.

И.Вершинин. Расскажите о том, как сложилась ваша послевоенная судьба.

К.Коссе. В 1947 году я демобилизовался. Тогда я приехал опять в город Фрунзе Киргизской ССР, около которого мы жили. Там работал я два года. Потом приехал сюда в Россию к брату. Хотел в Сланцы в шахту устроиться работать, но квартир не было. Тогда я поехал в Нарву. Тут тетка была: маминого брата жена. И тут же дочка у него была, работала бухгалтером на Кренгольме (текстильный комбинат «Кренгольмская мануфактура»). Жили они в небольшом домике, который был расположен налево от висячего моста. Там у них однокомнатная квартира была, они меня туда и поселили. Работал я сначала на лесопильном заводе на Кулгу. Там были столярный цех, лесопильный цех. Там много рабочих работало. Я был рамщиком на пилораме. А ппотом с полгода подучился, и меня поставили на раму. А потом там одну смену ликвидировали, одну смену оставили. Я тогда пошел работать на оборонный завод «Балтиец» (завод Министерства Среднего Машиностроения СССР). Там взяли меня слесарем работать. И там до начала выхода на пенсию я работал. Работал я в 34-м цехе. В основном занимался смазочным материалом, наждаки ремонтировал и камни наждачные ставил, вот такую работу производил.

Бабка у меня умерла года четыре назад, теперь я живу один.

Интервью и лит.обработка:И. Вершинин


Читайте также

Когда мы в первый раз брали Ростов, в моей винтовке было десять патрон. Вот и иди на немца, который тебя давит танками! А декабрь месяц, морозы… Но мы выполнили приказ. Перешли по льду Дон. Отбили Ростов и Таганрог. А 5-го января, есть там такой город Матвеев Курган, я был в первый раз ранен. Ничего примечательного… Знаешь, когда в...
Читать дальше

Стали слышны крики, шум, стоны, ругань, заговорили наши пулеметы. Такая пляска смерти продолжалась долго. Кто был на льду - все попали под смертельный огонь, почти все были расстреляны. Наша группа (не назовешь отделением или взводом) не дошла до середины реки, сразу попала под сильный огонь немцев, кто-то был убит, ранен,...
Читать дальше

Не только чеченцев, но и калмыков, и балкарцев. Об этом сейчас не  принято говорить, но ведь эти народы поддержали немцев в самое тяжелое  для нашей страны время. Сейчас они не хотят об этом вспоминать, но ведь  получается, что тогда они предали родину. Пусть и были обмануты. Ведь  немцы как их агитировали в...
Читать дальше

Насчет Дегтярева могу сказать так, что если вдруг плохо прижал к плечу,  то с первого выстрела плеча не будет. А Симонова это совсем уже другое!  Оно пятизарядное и его уже можно не так здорово прижимать. Патроны у  меня всегда были только бронебойные, потому что трассирующие. Когда  стреляю – я вижу куда...
Читать дальше

А когда пришли немцы, то началось наше скитание по людям. Я вместе со  старшей сестрой ходил с коляской по селам и обменивал все то, что у нас  было, на хлеб, овощи и прочие продукты. Ходили не только по Донецкой  области, а заходили даже в Запорожскую. Правда, мамины сестры помогали  нам – они жили в Луганской...
Читать дальше

Так я командиром отделения в 4-м Кубанской корпусе и служил до 1944  года. Наравне со всеми бегал с винтовкой, клинком, пулеметом, а в 1944  году всех калмыков из корпуса передали в запасной полк на Урал. В начале  1945 года наш запасной полк расформировали и всех калмыков направили в  Широковский спецлагерь. Сперва...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты