Арустамов Владимир Иванович

Опубликовано 14 апреля 2012 года

9186 0

Я родился 30 сентября 1926 года в городе Баку. Я рано потерял отца и жил с матерью, она была партийным работником, и вся работа по дому ложилось на меня. Когда началась война я учился в 9 классе. Я тогда в пионерском лагере был, и вот 22 июня – сигнал тревоги. Построили на линейку. Наш начальник лагеря вышел на трибуну перед линейкой, где мы выстраивались, и объяснил, что утром немецкие войска вероломно напали на Советский Союз, нарушили границы, бомбили города такие-то, такие-то, и нужно, чтобы родители приехали, забрали своих детей.

После начала войны жизнь сильно изменилась. Спасал нас только торговый центр Кубанка – это как рынок торговый, там они могли продать свои вещи и купить хлеб, а он тогда стоил очень дорого – 700-800 рублей. Мать тогда работала в райисполкоме и там немножко помогали, там иногда выдавали пирожки. Вот так вот прошла жизнь до 1943 года, а в 1943 году, мне еще 18 лет не было, меня призвали в армии. Пришел домой, а на столе повестка в военкомат Октябрьского района, и после этого я загремел на 7 лет во флот.

Переход к военной жизни мне дался с трудом. Тогда во флот брали на 5 лет, и мы попали вместе со старыми матросами, которые должны были демобилизоваться в 1941 году, а тут война началась. Они уже по 8 лет служили, а тут мы…Они и стали нас воспитывать, мы тогда салагами считались, 18-19 лет – что это… Но дедовщины никакой не было. Тогда, даже на корабле, это быстро все пресекалось. Моментально. Просто в кубрике поговорят, и все. Там один моряк, он был боцмана, он мне сразу сказал: «Володя, здесь разные люди, одни – бывшие блатные, другие – такие, и есть маменькины сыночки и если ты, Володя, сразу свое место не займешь, не сможешь защищать и давать ответ, тебе будет плохо жить, над тобой будут издеваться».

Первоначально меня направили в Объединенную школу Каспийской флотилии, это в Ленкорани, на границе с Ираном, там разные морские специальности изучают, и я попал в отдел радистов.

Там постоянно дожди шли и плохо кормили, плохо. Утром, после завтрака, в поле, бег, окапывание и все такое. Приходишь на обед – гороховый суп. Только где тот горох в котле? Кушаешь, пьешь и столовой ложкой это высыпал. Конечно, на лучшее нельзя было рассчитывать, так как тяжелое было положение в стране.

В этой школе я обучался полгода, получил специальность радиста и в начале 1944 года меня направили для несения дальнейшей службы на Черноморский флот.

В Ленкорани нас посадили в товарный вагон (тогда он назывался 500-веселый товарный вагон, там скот перевозили), солома там осталась, поставили нары в вагоне ужас, что творилось! Там такие блохи были – прыгали, как не знаю что. Огромные были. И там все, что хочешь было. Понабрались там всего, пока мы приехали в Баку. А потом эшелоном меня направили в Батуми.

Там я недолго был – месяца два находился в экипаже Черноморского флота, а потом меня направили в Дунайскую флотилию.

Сначала поездом в Измаил, там нас посадили на буксир и мы пошли вверх по течению – правый берег – Болгария, левый – Югославия.

На Дунае такое место есть – Железные ворота называется, река там узкая, и буксиры своим ходом не могут пройти. И рядом шла узкоколейка и вот паровоз цеплял буксир, и тянул. Потом река расширялась, и дальше мы уже шли своим ходом.

Пересекали эти государства, приехали в Венгрию и сошли. Я попал на торпедный катер капитан-лейтенанта Соколова.

Во время войны наша флотилия прошла через Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию. Участвовала в штурме Будапешта.

Краснофлотец Арустамов Владимир Николаевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Во время штурма Будапешта мы перебрасывали войска на другой берег Дуная, а немцы вели огонь по нашим катерам. И вот в один такой рейс меня ранило в спину.

День Победы я встретил в Будапеште. Я тогда как раз на вахте был, мы 12 мы сидели с наушниками, ночью в 12 часов напарник меня сменил, я пошел спать и в это время такой грохот по всему городу, в небе… У нас недалеко зенитчицы, женщины были – они палили. Я выскочил, думаю, может нападение или что-то такое бывает, оказывается, это был День Победы. Подписали акт капитуляции Германии.

Через день, буквально, или на второй день наш адмирал собрал нас всех в огромном королевском зале, весь состав Дунайской флотилии пригласил, накрыли столы и мы в этот день отметили День Победы.

До 1948 года мы, в качестве оккупационных войск, оставались в Венгрии, а потом меня направили продолжать службу на Балтику, 4-й военно-морской флот. Служил я в Кенигсберге, в береговой обороне, в 1950 году я демобилизовался. Сразу после демобилизации я поступил в Бакинский национальный техникум, поступить в институт я не мог, так как я не закончил 10 классов.

Я закончил факультет бурение нефтяных и газовых скважин и меня направили на одно из нефтяных месторождений города Баку. Я специализировался на наклонном бурении и 18 лет проработал на вышке. Приезжал на буровую, направлял в скважину азимуты и так далее. Сутки работал, двое – дома. Вот так 18 лет в море.

А потом ноги стали болеть– ветер, море… И так как я немножечко с радиотехникой знаком, я решил пойти в КИП – один из крупнейших головных машиностроительных заводов имени Шмидта.

Там я тоже 18 лет проработал. Пришел, когда мне было около 40 лет, поступил учеником в КИП и стал изучать аппаратуру, и дошел до мастера 6-го разряда. Слесарь по КИПу – это универсальная специальность, он в себя сосредотачивает несколько специальностей, должен радиотехнику знать, должен телевидение знать, должен стеклорезом быть и сварщиком, и всем, чем хочешь и слесарем, главным образом.

- Спасибо, Владимир Иванович. Еще несколько вопросов. В чем функция радиста на катере заключается? Прием-передача?

- Прием-передача в основном. Дается номер волны человека-корреспондента, определенное число приемов. Что принимал? Я не знаю. Потому что цифровой текст был, столбиками. Это все отправлялось в штаб, а там шифровальщики – ребята, которые со мной учились шифровать, они как-то изучили это дело, они там сидели и расшифровывали.

- Со СМЕРШем приходилось сталкиваться?

- У нас один парень загремел… Для радистов правило какое было: кончил передачу – на ключе – отключай передатчик и, только потом что хочешь делай. А он, видно, забыл отключить, стал журнал убирать, а в радиорубке же тесно, и он локтем задел ключ. Через 10 минут приехали следственные и забрали его, точка пошла в эфир, а там контролирующая радиостанция есть, поймали и все – приехали за ним. Локтем задел ключ и все. Иди-докажи, что ты не подал какой-то сигнал.

- Спасибо, Владимир Иванович.

Интервью и лит.обработка:А. Драбкин, Н. Аничкин


Читайте также

Тогда, в августе 1942 года, я выходил как бы на подводную охоту, за "языком" где-то под Ленинградом отправили меня тогда. И вдруг я заметил из воды, что на пирсе дремлют два немца, около которых лежат их автоматы. Хороший момент подвернулся (в то время с "языками" у нас были большие трудности)! Но для разведчика всегда...
Читать дальше

В городе оставалось много мирного населения. Так же, как в Ленинграде люди голодали и умирали. Но многие выжили благодаря колюшке. Это маленькая рыбка величиной с мизинец с двумя колючками, торчащими у боковых плавников. В городе создавались специальные бригады, ловившие эту рыбу. Из неё делали рыбий жир, благодаря которому...
Читать дальше

Делали японцы провокации. Причем делали они провокации начиная с первого  часа и заканчивая полным окончанием войны. Главным лозунгом их был  такой: «Мы повторим Цусиму.» Так что провокации были. Были они и среди  корейцев, среди местного населения. И в Сесине, помню, была обнаружена  группа русских...
Читать дальше

Однажды топаем в землянку, и вдруг раздается щелчок. В ту же секунду  главстаршина турляет нас в бок, сбивает с ног, при этом успевает снять  со своего ремня гранату и бросить ее в кювет, где она там взрывается. А  один командир взвода разведки у нас погиб от гранаты Ф-1. Пришли мы с  задания ночью, в землянке...
Читать дальше

И вот мы первый разрушенный мост прошли. Уже был виден не взорванный,  рядом со мной стоял старшина Васильев, старшина группы мотористов.  Смотрю, у него поджилки трясутся, он-то знал, на что мы идем. Трассы  режут воздух, спереди и сзади взрывы, столбы поднимаются. Старшина  понимал, на что мы идем, а мне было...
Читать дальше

Мы хорошо подготовились, прекрасно научились прыгать в воду поротно и  повзводно, движения отработали до автоматизма. И в феврале 1943-го года  наша бригада приняла участие в Новороссийской десантной операции. В ночь  на 4 февраля нас подняли по боевой тревоге. Вообще-то нам частенько по  ночам объявляли...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты