Кашевский Виктор Владиславович

Опубликовано 23 июля 2006 года

14281 0

Бой 21 июля 1941 года ничем не отличался в основном от других боев. Во время отражения одного из налетов комиссар пришел на третью пушку, где я находился в то время. Он похвалил действия расчетов третьего и четвертого орудий и собирался пойти на первое и второе орудия. Я тогда ему сказал, что сейчас лучше подождатьи остаться на третьем орудии, так как чейчас откроем огонь по заходящим на бомбежу бомбардировщикам, а ходить по огневой позиции во время боя опасно. Он махнул рукой и пошел. В этот раз он благополучно дошел под падающими бомбами до второго орудия, и затем было еще два или три захода Ю-87. Во время одного из них (я уже был на четвертой пушке), услышал по телефону, что случилось прямое попадание бомбы в первую пушку, а затем - что убит комиссар батареи старший политрук П. В. Заплетнин.

После окончания боя (немцы сделали еще пару заходов на бомбежку) я увидел тело комиссара между второй пушкой и КНП батареи. Он лежал спиной кверху, повернутое в мою сторону лицо было желтым, изо рта и носа сочилась кровь. Шинель набухла от крови. На спине просматривались кровавые пятна. Комиссар был прошит восемью пулями истребителя Ме-109, который зашел с юго-востока на штурмовку батареи в то время, когда она вела огонь по пикирующим с юга бомбардировщикам.

Схоронили комиссара Заплетнина П. В. в отдельной могиле. Погибших на первом орудии - его командира сержанта Соловьева Г. В., комендора и парторга батареи Далгирева Н. С., номерных Королева А. И. и Панфилова М. М. - похоронили в братской могиле. Был выстроен лисный состав батареи, произведен прощальный салют из винтовок и автоматов. Запрашивали "добро" произвеси залп из оставшихся трех орудий по берегу противника (мы на пределе доставали до южного берега губы Малая Волоковая, где располагались немцы - около четырез километров от нас), но "добро" не получили.

До сих пор помню, как останки бойцов первого орудия снимали по кускам с кустов северной березы.

В этом же бою был ранен недавно принявший батарею старший лейтенант Цыкин И. Г. Причем ранение обнаружилось только через час-полтора после боя. У него в спине оказалось около 30 мельчайших металлических осколков, и его отправили в госпиталь.

Я снова приступил к выполнению обязанностей помощника командира батареи, которую принял мой однокашник лейтенант И. Корольков, но в конце августа был откомандирован на 221-ю батарею, а 222-я батарея была передислоцирована на восточное побережье п-ва Средний и вышла из состава 113-го ОАД.

Войну я закончил командиром 221-й Краснознаменной батареи 113-го Печенегского Краснознаменного ОАД.

 

Материал для публикации любезно предоставлен

Е. А. Макаренко.

Лит. обработка:

Баир Иринчеев



Читайте также

Потом, при снятии десанта, в губе реки Западная Лица на мотобот, битком набитый бойцами, ранеными и целыми, напали семь самолетов и стали штурмовать из пушек и пулеметов на бреющих полетах. Кораблик ничем не защищен и творится ужас! Вплотную, рядом со мной стояли мои товарищи и валились от пуль и снарядов. Бот загорелся, запылало...
Читать дальше

Впечатление на огневой было жуткое: штыки винтовок превратило в бублики, пахло гарью, горелым человеческим телом и горелыми волосами, трупа целого ни одного не было, кругом куски человеческого мяса, отдельно кусок головы, часть лица, отдельно нос, рука, стопа и т. п. Как ни странно, здесь же валялась часть денег, облигаций и...
Читать дальше

Но самое интересное, что он выскочил из ячейки без автомата. То есть он только силой должен был меня побороть. У него автомата не было, а у меня был. Я ему прострелила ноги, подползли ребята, все помогли сделать. Но все это было как во сне. Как я соображала, как все это делать - я тогда многого не знала. Притащили мы этого немца,...
Читать дальше

Самое страшное... Было у нас такое дело. В июне 1942-го, в Севастополе. Мины ставили. Пришли с ночи. Поставили катер, пошли на обед. Идем обратно с командиром. Смотрю, матрос, фамилию даже помню - Страшенко бежит от катера. Смотрю, из рубки пламя - катер горит.

Читать дальше

Делали японцы провокации. Причем делали они провокации начиная с первого  часа и заканчивая полным окончанием войны. Главным лозунгом их был  такой: «Мы повторим Цусиму.» Так что провокации были. Были они и среди  корейцев, среди местного населения. И в Сесине, помню, была обнаружена  группа русских...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты