Колеватых Филипп Тимофеевич

Опубликовано 23 июля 2006 года

15235 0

Призвался в ряды ВМФ я в 1939 году и с 1940 года служил на Крайнем Севере. Я служил в 160 ОСВ (отдельном стрелково-пулеметном взводе) - мы прикрывали батарею ст. лейтенанта Космачева от возможного десанта с моря. Жили мы в большой палатке в городке 221-й батареи.

В марте 1941 года меня списали в Полярное. Посчастливилось выжить, хотя был в самых крайних условиях...

Из Полярного в середине июля 1941 года срочно попал на фронт. Высадили нас мелких кораблей, мотоботов, сейнеров на южный берег Мотовского залива, примерно против мыса Шарапова на Рыбачьем. Пришлось повоевать в морском отряде. Потом, при снятии десанта, в губе реки Западная Лица на мотобот, битком набитый бойцами, ранеными и целыми, напали семь самолетов и стали штурмовать из пушек и пулеметов на бреющих полетах. Кораблик ничем не защищен и творится ужас! Вплотную, рядом со мной стояли мои товарищи и валились от пуль и снарядов. Бот загорелся, запылало пламенем горючее из машинного отделения. Кто еще мог прыгать в воду - прыгали в воду, пускались вплавь, но и на воде нас били! Избиение продолжалось, но каждый боролся за свою жизнь. И выплыло нас трое целых и двоих раненых товарищей вытащили. Это помещено в книге "Боевой путь Северного ВМФ" на странице 223. Но там искажено, дело обстояло не так. Это случилось 3 августа 1941 года.

Архангельский паренек Зиновский Веня сплавал к горящему боту и от него отцепил шлюпку, которая была вся пробита, но она из дерева, на воде все-таки держалась. Вот мы трое и двое раненых рискнули плыть на ней на наш берег Лицы Западной. Удалось - несмотря на минометный огонь, с большим трудом дошли до острова. Чтобы не затонуть, один вместе с ранеными отчерпывал воду, а двое гребли досочками и руками. С острова к своим перебрались ночью. Постепенно отогрелись, пришли в себя от этого страшного расстрела и гибели почти всех, кто возвращался из десанта живым...

Моя дальнейшая судьба? Попал я опять в отряд морской пехоты к Старовойтову. Ранения, контузии... Военно-морской госпиталь № 72 в Полярном. Потом служил в охране тыла флота. Глубокой осенью 1944 года участвовал во взятии порта Лиинахамари. Потом служил там на складе вещевом и шкиперского довольствия. Награжден орденом Отечественной войны, медалью "За Отвагу", "за оборону Заполярья" и всеми юбилейными. Демобилизован в 1947 году.

Материал для публикации любезно предоставлен Е. А. Макаренко
Лит. обработка: Баир Иринчеев



Читайте также

На счету моего торпедного аппарата 24000 тонн. Первый корабль – румынская самоходная баржа. Она, видать, с оружием шла или с чем. Я её накрыл в 1942 году. Не помню месяц, но уже прохладно - стоял в бушлате. А потом, в феврале 1944-го, шло пять больших кораблей. Эвакуировались немецкие солдаты из Севастополя. Они хитро делали: грузили свою...
Читать дальше

Мы ходили и бравировали своей смелостью, своим пренебрежением к смерти. И это было не пижонство и проявление какой-то незрелости. Мы шли умирать за свою страну сознательно. Каждый сошел на берег добровольно, прекрасно понимая, что ждет его впереди...

Читать дальше

Мы были прижаты к земле теми двумя пулеметами стрелявшими непрерывно. Надо было что-то решать. Я вскочил и последними патронами ударил по камню за которым лежали пулеметчики. Мне было важно чтобы они спрятались перестали вести огонь. А один из лучших наших бойцов Семен Агафонов по моему приказу бросился к этому камню метрах в...
Читать дальше

Стали ждать баржу. Барж тогда мало было. Потом нас погрузили в трюм и закрыли. Слышим, как над нами стреляют, и бомбы падают. Пока мы плыли матросы на гитаре играли, им хоть бы что. Все это ночью... Притащили, и как только мы с трапа спустились, тут же сразу детей стали сажать на баржу - эвакуировать оттуда. Мы помогать стали. Детей...
Читать дальше

После обучения меня направили служить в Карелию. Попал я сразу на легкий крейсер «Киров», но буквально через пару дней направили на подводную лодку, «Щ», мы ее еще «щукой» называли, это было в начале 1945 года. Был я там радистом, прослужил до конца войны, как она окончилась, еще служил срочную службу, мы на этой лодке торпедировали...
Читать дальше

Делали японцы провокации. Причем делали они провокации начиная с первого  часа и заканчивая полным окончанием войны. Главным лозунгом их был  такой: «Мы повторим Цусиму.» Так что провокации были. Были они и среди  корейцев, среди местного населения. И в Сесине, помню, была обнаружена  группа русских...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты