Кудлаев Александр Васильевич

Опубликовано 20 мая 2010 года

12960 0

Родился я в 1922 году 7 ноября, в селе Каменный брод, Ольховского района Сталинградской области. 8 лет еще не исполнилось, родители переехали в Сталинград. Мы из крестьян, у моей матери был прекрасный голос. Она ничего специально не заканчивала, но знала наизусть все стихи Лермонтова, Есенина. В 1990-х годах у меня не было аппаратуры, жалко, что не смог записать ее голос.

Закончил я школу 7-ку, потом учился в школе у Сельхозинститута, там закончил 9-й класс. С мая месяца стал работать на заводе №3 (Купоросном), рядом с заводом рыли окопы, строили железнодорожную насыпь, работали по 10-12 часов, война есть война.

- Помните, как узнали о начале Войны?

Конечно! Мы, с Купоросного, с девчатами и парнями поехали за Волгу. Одноклассник у нас был Скворцов, он жил за Волгой, он нас пригласил. На остров Сарпинский, где испытательный полигон завода Петрова был. Он там недалеко жил. Утром встали, и по радио Молотов объявляет, что началась война. Мы быстрее назад вернулись. Вот так получилось, отдыхали и вдруг война. Дико, неожиданно все это было.

Прошли комиссию, нас 10-12 человек было, с города, с Фролово, с других районов области. Нас отправили в Тихорецкую летную школу. Когда немец стал бомбить Тихорецк, поступила команда эвакуироваться. Самолеты улетели, а курсанты сели в вагоны и поехали в Баку. По дороге не бомбили, повезло нам. В Баку просидели, пришел приказ, в Ленинобад в Туркмению не поедете, а останетесь в Азербайджане в Астраханбазаре. Туда приехали, самолеты пригнали. Быстро закончили учебу. Самолет был У-2. Некоторых сразу забрали на войну. А мы месяц помогали пограничникам на границе с Ираном, ловили шпионов. Часть курсантов отправили на штурмовики переучиваться, нас в Грузию на самолете УТ-2 закончили там школу. Сидели, ждали распоряжений. А немцы там летали, фотографировали. Потом выдали старинные винтовки, какие-то громадины длинные 1800 какого-то года, говорили, с Ирана забрали. Нас послали на военно-грузинскую дорогу, прошел слух, что немцы выбросили там десант. Месяц просидели, десанта не было, нас сняли и в Кировобадское летное училище. Посадили на Р-5, занятия провели, рассказали какая скорость, как взлетать и садится, как связь держать. Обучились, опять никуда не стали направлять. Отправили на СБ "скоростной бомбардировщик", 220 км! "Ско-о-р-о-о-стной!"

- Как обучение проходило?

Все проходило в военном стиле. Ничего лишнего. Армии нужны люди, потери громадные, нужно пополнение. Закончили обучение, а Америка стала поставлять самолеты "Бостоны". Мы переучились на "Бостоны", там же был запасной полк. Присвоили звание мл. лейтенант, одели обмотки, ботинки английские, погано были одеты. Это уже 1944 год, оттуда отправили на фронт, попали мы пополнением в 63-й полк, он был ночной. Командир полка при перелете разбился, и мы остались дневными. Перелетели вместе с полком под Минск, в землянках клопов было, страсть. Оттуда перелетели в Белгород Польский, дальше к военно-морской базе, название не помню, 60 км от Варшавы, там были подземные ходы, и немцы выходили, 80 человек сдались. Пошли дальше, 4 воздушная армия 132 бомбардировочная дивизия, начали вылетать, на Берлин нас не пустили, а дали Рокоссовскому взять Гамбург. Немцы там сильно сопротивлялись. Мы бомбили боевые порядки немцев, чтобы наши войска продвигались вперед. Однажды вызывает командир полка: Вы полетите на Кенигсберг, на восток, мы были в Померании уже. Странно было, мы двигались на Запад, и вдруг лететь на восток. Первый вылет сделали хорошо, город уже здорово горел. Во время второго в этот же день, цель была Железнодорожный вокзал, пришла команда идти на запасную цель, так как наши были поблизости от вокзала. Запасная цель была Пилау военно-морская база. Летели 9-кой, нас сопровождали истребители тоже американские, кобры. На подлете встретили истребители немцев, но наши их к нам не подпустили. Подлетая к порту, увидел тучи разрывов от снарядов. Стреляли береговая артиллерия, корабли, ужас, а нам туда надо. Пролетели, тоже удачно отбомбились. Мне головка от снаряда пробила лобовое стекло, хорошо, что я в очках был, а головка снаряда застряла в штурвале. Я очки протер, лег на бок и так долетел. Когда я прилетел, мне техник говорит, ты что весь в крови? Смерть была наверняка, если бы чуть ближе влетел бы в меня или чуть в сторону, перебил бы управление. Потом посчитали, 32 пробоины было на моем самолете.

Летчик-бомбардировщик, младший лейтенант Кудлаев Александр Васильевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, летчики-бомбардировщики, СБ, Пе-2, А-20Ж, A-20G, Пе-8, Р-5, Ил-2, истребитель, мессер, боевой вылет, Ил-4, По-2, У-2, Б-25, B-25, пулемет, радист, штурман, летчик, стрелок, стрелок-радист, Як-1, Як-3, Як-9, Як-7, Як-7Б, УТ-2, УТИ-4, И-15, И-15, И-153, ЛаГГ-3, Миг-3, Ла-5, Ла-7, Ме-109, Ме-110, ФВ-190, ФВ-189, возбушный бой, Боевой разворот, кобра, Р-39, пушка, ВЯ, РС, РС-82, реактивный снаряд, штурмовка, взлет, посадка, бомба, ПТАБ, механик, моторист, приборист, оружейник

Ту-2 младшего лейтенанта Кудлаева

на заключительной репетиции

воздушного парада,

над Крымским мостом.

Войну мы кончили не 9, а 16, остров Бронхольм не сдавался, и мы с подвешенными бомбами сидели, ждали команды, но немцы сдались. Сдали Бостоны, и в Познани стояла дивизия Скока, Скока отправили на Дальний Восток, а их Ту-2 передали нам. Мы на них быстро переучились и полетели в Москву на воздушный парад. Подготовились, все сделали, и вдруг Сталин отменил парад, что-то с Васькой с сыном поссорились. Жалко, хороший парень был, не знаю, что он его невзлюбил. Там был фотограф ТАСС Чернов, он делал снимки, и над Красной площадью был снимок, он мне его показал. Я его просил дать фото, он отказался, сказал, если узнают, что я тебе дал фотографию, то меня посадят. А эту фотографию, где я над Крымским мостом, он дал свободно. Воздушный парад должен был состояться отдельно от парада Победы, над Москвой и Красной площадью должны были пролететь все виды самолетов принимавших участие в войне.

Потом я переучился на реактивный Ил-28, Воронежский завод выпускал, спарок не было, перекрестились сели и сами полетели. Попал я в Веренойхен в оккупационные войска, дали мне эскадрилью, я и ночью и днем летал на этом самолете. И в день смерти Сталина дают задание: Лети вдоль границы ГДР, а с Америкой мы были уже в холодной войне. Задание было пройти на десяти тысячах. Я говорю, а если меня собьют американцы, самолеты поднимут или зенитки. Граница то не прямая линия. Они говорят, значит, судьба такая. Ну, хорошо, что судьба не такая. Говорят: Пусть знают, что не в Сталине дело, а в народе.

Потом мы перелетели под Одессу. Приходит командир полка: Полетишь, сядешь в Станиславе, в Ивано-Франковск, потом полетишь в Германию, оттуда совершишь налет на Советский союз, сядешь в Шауляе в Литве. Аэродром в Германии был для высшего командного состава, замаскирован, шикарно сделан, бетонная полоса почти два километра. Нас заправили, со штурманом сходили, покушали. По заданию высота как можно больше, полетели, набрал 11 тысяч, воздух разряженный, самолет плохо управляемый. Спустился я на 10 100 -10 200 самолет уже нормально держал. Прошел через облака, но меня никто не встретил, подошел к Шауляю, спустился. Стал заходить на посадку и на меня атака, полк истребителей! И сверху и сбоку, я по связи с аэродромом, говорю: да уберите их, вы же меня не там наверху встретили, я и шасси выпустил и горючее на исходе. А те шуруют, пристраиваются, садись мол, да я и сам сажусь.

Еще случай был, когда мы в Закавказье были. Поступил приказ сфотографировать Турецкую военно-морскую базу, километров 40 от Батуми. Говорю: А собьют если меня? Они: А ты сразу в море. Я: Ага, а в море не найдут. Они взлетят, что они со мной чикаться будут, и воды территориальные их, собьют наверняка. Они: Значит судьба такая. Но ничего, снимки получились шикарные.

Потом по приказу Хрущева 3 миллиона войск убрали, в том числе и нашу дивизию.

Приехал я сюда в конце 1958 года.

Это 1957 год, с американцами мы на ножах, они к нам заходили, принуждали к посадке их в Азербайджане. Ребята там охраняли его, он на поле на вынужденную сел, и решили попользоваться обледенительным бачком, из 32 человек 18 человек дуба дали.

Я в Берлине встречался с американцами, англичанами. Англичане вообще нахалы, зашел я в их зону, сидит ноги на стол, говорит - это наша мода. Американцы были в основном негры, обвешанные оружием, и гранаты, и по два автомата висят, черт знает что. Я говорю: против кого вы так одеты? Плевали мы на них, мы победители. Мы, между прочем, когда возвращались, многие солдаты говорили: Что мы возвращаемся? Ла-Манш мы бы на соломе переплыли, и больше бы войны никогда не было. У многих такое мнение было.

- В училище как кормили, как быт был организован?

Когда полеты были кормили хорошо, а когда не было очень плохо. американская микстура, мы ее называли, красная какая-то вода. Хлеба, когда не летали, давали 400 грамм в сутки. В место сахара давали 50 грамм сушеного винограда. Но мы не возникали, раз надо значит надо.

- Какой у вас был экипаж?

Из 4-х человек, радист, стрелок, штурман и я. На Ил-28 был только стрелок-радист. На Ту-2 были и радист и стрелок.

- Основные задачи какие были?

Уничтожение боевых порядков, окопы, позиции. Сражались они здорово. Немцы сказали: Превратим Кенигсберг в Ленинград, не сдадим.

- Экипаж постоянный был, слетанный?

Меняли пару раз штурмана, заболел или что-то. Стрелок с радистом были одни и те же. В

Померании город Штардгард, там был зверинец какой-то, они туда ходили, взяли там чучело тигра, и стрелок одевал на голову и так летал. Не запретишь же ему, я же не буду ходить смотреть как он там сел, что одел. Молодежь же.

- Как быт на фронте был организован?

Там уже полный порядок был, шоколад давали, столовая, хорошо снабжали. Батальон аэродромного обслуживания все содержал в порядке. На взлетном поле настилали американские стальные полосы, по ним взлетали, весной, в распутицу, чтобы можно было взлететь, можно было работать.

- Как вы оцениваете, вам нравился "Бостон"?

Удачный самолет сделали американцы, наши хуже были самолеты. Качество получше у них было. Был случай в нашем полку. Вылетали из-под Смоленска, и под Пинском снаряд попал в бомболюк. Самолет взорвался, бомбы сдетонировали, ни самолета, ни экипажа. Другие самолеты получили повреждения. А так был живучий самолет, удивление иногда вызывал. На приборах все по-английски было, вместо метров, футы, но ничего, привыкали.

- Потери в полку большие были?

Большие.

- В основном от истребителей или зениток?

От зениток.

- Истребительное прикрытие постоянно было?

Полк был, постоянно одни и те же прикрывали нас. На кобрах летали. Уже после войны я к истребителям заезжал, он мне говорит: Садись, прокатимся. Сперва с ним вдвоем, а потом один круг сделал.

- Перед фронтом у вас налет приличный был?

Не очень, то горючего не хватало, но факт остается фактом, свой долг мы выполнили до конца. У меня в руке до сих пор осколочек плексигласа остался, зарос и ничего.

- Бомбы какие брали?

В зависимости от цели, 500 килограммовую, или восемь соток, в бомболюке, 1000 мы не брали. У нас парашютистки, оружейницы были девушки, и была Валя Клименко, из Запорожья, она свободно сотку брала, поднимала и втыкала, ой, мощная женщина. Она у меня была оружейницей.

- Как с женщинами отношения складывались?

Уважали друг друга. Танцев у нас не было, все время в тревоге, или отдыхай или сиди в у самолета жди.

Однажды снег выпал, чистили полосу, пригнали Поляков с села, чтоб помогали. Один на лошади скачет, самолет запустили, он подлез под винт, и лошади голову отрубило. Он начал кричать, ему говорю: А что ты кричишь? Ты помогать приехал или что. Сам это допустил. У нас есть замполит и начальник БАО, они с вами договаривались, с ними решай.

- Как оцениваете роль замполитов?

В войну замполиты были евреи, я их не уважал, скажу по честному. Они себе, и начальник штаба и дивизионный. Они не летали.

- С особым отделом сталкивались?

Они только предупреждали, туда не ходите, то не делайте, как и замполиты, те все твердили одно и тоже. В других полках, были хорошие отношения к замполитам. В основном весь костяк, люди кто обслуживал и с кем воевали были дружные. Никогда не говорили, вот нам то бы надо делать, а соглашались на то, что есть.

В Польше стояли в имении, там был спирт завод, ходили за спиртом и я в том числе, там картошку перегоняли в спирт. Поляк: "Ой, паны я вашему комиссару буду жаловаться". "Вот галончик, наливай". Что он нам сделает, мы вооруженные. Налил. "Наливай полстакана и пей". "Ой, я не пью". "Не выпьешь тебе труба, значит, травить нас собираешься". Пьет.

Давали нам 100 грамм перед сном. Когда дежуришь ни-ни. Летчики, командиры звеньев, эскадрилий, понимали, за тобой люди, ты четвертый.

- В основном каким составом летали?

Девяткой. У нас пол полка ночью летало, пол полка днем. Хотелось на Берлин, рядом же, но нет.

- Посылки посылали?

Сам не посылал, БАО один раз делали посылки и отправляли нам домой. Мать потом говорила, что получала. Мы же сами не пойдем тряпки собирать. Когда я был в оккупационных войсках, у нас магазины были. Продавцы были немцы, товары привозили и с Англии и с Франции. Нам марки платили, там мы покупали, и иногда отправляли посылки, это уже в 50-хх.

- Как засчитывали боевой вылет? Как получали подтверждение результата?

Фотографировали. Нам в бомболюк 8 штук, а где аппарат стоял, им 6. Без фото боевой вылет не засчитывали, и не давали 100 грамм. На фото смотрели, что определенное количество бомб попало в цель.

- Могли снимки не получиться. Как то по-другому подтверждали результат?

Нет. Все работало четко. Не было такого, чтобы бомбы не взорвались, все разрывы все видно. Бомбы с замедлением мы не возили.

- Какая самая опасная, сложная цель?

Для меня Пилау, сколько там кораблей и военные и транспортные, все же стреляли. Эрликоны до нас не доходили, они до 3000 доставали.

- С какой высоты бомбили?

Высота 500 метров. Самая эффективная 500 метров. Низкую высоту делали ночники, подкрадывались к объекту, на высоте прожекторы, или САБ повесят, тоже видно. А у нас на боевых, высота была 4000, 4500, 5000, выше мы девяткой не поднимались и бомбили с этой высоты. А они ночью на малой высоте бросали, их локаторы никто не сможет засечь, прожектор пока сработает, они уже ушли из зоны.

Не думали ни о чем, как бы удержаться с строю и выполнить задание. Штурман сбросил, а я дублировал, делал аварийный сброс. Он говорит: "Бомбы сброшены", я рычагом дублирую.

Жаль хоронили тех, которые гибли. Как я уже говорил, командир полка, самолет повредил и сам повредился, и поэтому пол полка были дневные, полполка ночные.

- За день, сколько вылетов делали?

Больше двух не делали. Это же бомбардировщик, его надо заправить, обсмотреть, пробоины заделать.

- Техников как оцениваете?

К техникам претензий нет. Хорошо работали, молодцы. У нас и кислородные маски были, и кислород был, но мы не пользовались.

- На какую дальность летали?

Максимальная дальность 250 км, а в основном 150-200.

- Расскажите, как выглядел будний, рабочий день бомбардировщика?

Просыпались в 7-00, делали зарядку, завтракали. В 8-00 собирались у командира эскадрильи, или в помещении или на улице. Он делал разбор предыдущего полета, у кого какие замечания. Что правильно делали, что нет, удержались в строю или нет. Давал план-задание кто справа или слева будет лететь, заместитель или командир звена. В случае если он выйдет из строя, кто займет его место. Говорил: "Внимательнее при взлете и посадке, при сборе и пристраивании", взлетали мы по одному. Только когда готовились к воздушному параду, взлетали сразу три бомбардировщика. Так же спрашивал о самочувствии, тут же сидел врач. При мне не было случаев отказа. Если вдруг прилетели и закрыт наш аэродром, рассказывал, где запасной, как на него заходить. Метеоролог давал погоду. Перед вылетом все опять собирались, подтверждалась цель, у штурманов все уже записано. Мы идем к самолетам, и принимаем самолет, проверяем, чтобы заправлен был, конечно, а вдруг забыли заправить.

В этом полку были такие случаи, в Черное море упали, из Адлера вылетали. 63-й Керченский Краснознаменный авиационный полк, 132-й Севастопольской дивизии. Они воевали в Краснодарском крае, в Крыму, а я пришел в дивизию под Смоленск, когда наши войска входили Минск. И не доглядели, вроде приходил заправщик, и самолет так и не вытащили, так он и остался в черном море. Падали у Адлера, но их успевали достать. В Адлере посадка сложная с моря и в гору, были случаи врезались. Там они и похоронены.

Команду дали "запуск" все запускают, взлетает командир, а потом как он говорил. Сперва внешнее звено, потом внутреннее, если левый разворот, то левое звено последнее или наоборот. Летели девяткой, клином, звено командира, и слева и право по звену. Сбрасывать бомбы летя как можно кучнее, чтобы если попало, то попало по-настоящему.

После возвращения обедали, и объявляли, будет ли второй вылет, если нет, то шли отдыхать.

- Блудили?

Нет, все люди уже с опытом.

Когда летали на Ил-28, там для бомбометания был компьютер, ночью землю было видно.

Когда в Кировобаде стояли, летали бомбить через Кавказский хребет на полигон.

- В чем летали летом, зимой?

Куртка, брюки меховые, и шлем тоже меховой. В жару в простом комбинезоне.

- Награды, документы брали с собой?

Кроме пистолета и карты с собой ничего не брали, где упадешь же не знаешь.

- Из сбитых экипажей возвращались обратно?

Возвращались.

- Вас не сбивали, аварийных посадок не было?

Нет. Я же к концу войны пришел, добивали немцев. Они, конечно, сопротивлялись страшно. Все мечтали разгромить Советский Союз, но это им не удалось, Союз есть Союз. Между прочем, я очень доволен властью советов, хорошо они все таки относились к людям, хоть и ругают Сталина, и напрасно, он не спасовал, не сбежал с Москвы, когда немцы ее в бинокль видели. А даже парад сделал, это не каждый руководитель такого ранга мог сделать. И первый тост он поднял за русский народ, правильно он оценил. Здесь под Сталинградом, немцы кричали: "Меняем румынов на елдашей".

Летчик-бомбардировщик, младший лейтенант Кудлаев Александр Васильевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, летчики-бомбардировщики, СБ, Пе-2, А-20Ж, A-20G, Пе-8, Р-5, Ил-2, истребитель, мессер, боевой вылет, Ил-4, По-2, У-2, Б-25, B-25, пулемет, радист, штурман, летчик, стрелок, стрелок-радист, Як-1, Як-3, Як-9, Як-7, Як-7Б, УТ-2, УТИ-4, И-15, И-15, И-153, ЛаГГ-3, Миг-3, Ла-5, Ла-7, Ме-109, Ме-110, ФВ-190, ФВ-189, возбушный бой, Боевой разворот, кобра, Р-39, пушка, ВЯ, РС, РС-82, реактивный снаряд, штурмовка, взлет, посадка, бомба, ПТАБ, механик, моторист, приборист, оружейник

Слева на право: старший лейтенант В. Павлов, лейтенант

Г. Шадько, лейтенант В. Крысанов, старший лейтенант

В. Казаков, младшие лейтенанты А. Ушанов и А. Кудлаев.

Аэродром Быково 13.08.1945г

- День Победы помните?

Позавтракали, пришли на аэродром. Вдруг кто-то выстрелил из ракетницы. Приемников у нас тогда не было, запрещали. Кричат Победа, и пошла стрельба, стреляли часа два. Рады были страшно. Приходит командир и говорит: "Радуйтесь, радуйтесь, но на боевом посту вы будете дежурить", ничего не поделаешь.

Лапшеницы был последний аэродром в Померании, местных там не было, все дома были пустые, не большое село. Все сделано добротно, капитально, мы все удивлялись, чего гады немцы полезли к нам, не дали нам жизнь сделать по-человечески. А у них все было и дороги хорошие, хлева, хаты двух этажные, полутораэтажные, церковки. В каждой церкви стояла полированная доска, где, шикарными буквами, записаны фамилии погибших немцев с этой деревни. Немцы есть немцы. Немцы в сто раз лучше были поляков, поляки самые вредные люди. Сколько они потравили наших людей, Что бы водка была крепче, нагоняли на табаке, еще на чем то. А наши Иваны, а, давай, выпьем. Особенно когда война кончилась, они много погубили наших людей. Вот такая штука.

- Какие у вас награды?

Красной звезды, и Отечественной войны.

Я 31 год отработал на почтамте.

- На самолетах что-нибудь писали?

Только звезды и номер. Зимой не красили, как с завода выпускали, так и летали.

- Как пополнение вводили?

Скорей в замену, не хватало людей в полку, потери понес большие. Старались мы, хотели без ведома начальства делать боевые вылеты, но не получилось.

- У Вас сколько боевых вылетов?

Боевых вылетов я сделал 10, я не прибавляю, что есть, то есть.

Интервью и лит.обработка:А. Чунихин


Читайте также

Вызвали меня. Как обычно, сидит майор за столом, рядом на столе лежит пистолет, и двое стоят сзади (конвой). Майор говорит: «Что еще нового у тебя, изменник?» И шлепнул меня по виску. Я отпрянул назад и со всей силы ринул­ся вперед, ударил его одной рукой в че­люсть, а другой - под «ложечку». Он за­качался, стал хватать пистолет...
Читать дальше

Пошли на Таганрогский порт шестеркой, и с нами четыре истребителя. С задачей, если там есть какое-нибудь плавучее средство, то потопить. Если нет, то отбомбиться по пакгаузам и складам. Пришли, кораблей нет, и отбомбили по пакгаузам. Особенного сопротивления не было, и мы развернулись на город. И на развороте у одного пошла бомба...
Читать дальше

Самое главное - это учет направления и скорости ветра. Второе - учет высоты. От определения какое атмосферное давление на какой высоте зависит скорость полета. А подтверждалось это уже визуальным наблюдением при подходе за сто километров, взяли курс на эту цель, выход на цель, уже курс не меняли, но после того курс не меняли. Вот...
Читать дальше

Торпеду бросали с 600-800 метров, а бывало и с 1200, это если зениток много. Что получается? Я сбросил торпеду, самолет на 1000 килограмм становится легче и «вспухает». В этот момент надо прижимать его к воде, кто это дела, тот остался жив, а кто «вспухал», набирал высоту, тех убивали. Прижимались к воде так, что винтами ее касались. Вот...
Читать дальше

Мы в составе 2-го авиационного полка перегонки самолетов ВВС ВМФ лидировали истребители «Аэрокобра» и перегоняли самолеты «Бостон» в строевые части морской авиации, на фронтовые аэродромы. В основном - на Северный флот, в Заполярье, реже на Черное море и на Балтику.


Читать дальше

Первый боевой вылет был невероятно удачный. Нам приказали нанести бомбовый удар по немецкому аэродрому близ деревни Кувшиново, недалеко от Медыни, на котором базировались бомбардировщики Ю-87 и Ю-88. Они нас е ждали и когда мы полком по им врезали, то по агентурным данным сожгли 23 самолета! Обалдеть! Вернулись радостные: «Ну все!...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты