Виноградов Александр Иванович

Опубликовано 14 декабря 2010 года

11227 0

Н.Д. Как вы попали в авиацию?

А.В. В 1938 году был Сталинский призыв: сто тысяч человек молодежи в авиацию! Первого сентября меня призвали в армию и сразу отправили на Дальний Восток во Вторую отдельную Краснознамённую армию. Призывников, у которых было образование 7 классов и выше, направили в лётное училище, там же. В училище готовили по специальностям стрелок-моторист, стрелок-радист, приборист, другие средние лётные воинские специальности. Когда я закончил учёбу, меня направили в 43-ю отдельную тяжёлую бомбардировочную эскадрилью, под командованием подполковника Катулина.

Ещё во время нашей учёбы, все газеты писали о беспримерном рекорде, беспосадочном перелёте наших лётчиц Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко и Марины Раскиной из Москвы на Дальний Восток. Они совсем немного не долетели до Комсомольска -на - Амуре, сели на вынужденную посадку у озера Эворон. И 43-я эскадрилья, в которой я потом служил, принимала активное участие в их спасении. Когда лётчицы ехали на поезде из Комсомольска обратно в Москву, мы, курсанты, строились на перроне станции Серышево, и встречали их, как героев.

В нашей эскадрильи было 12 самолётов ТБ-3. Четырёхмоторные, гофрированные, с моторами М-37. Сам самолёт весил 17 тонн, а двигатели по 750 лошадиных сил, конечно, были слабоваты для него. Экипаж - 11 человек.

Мы стояли на аэродроме под Хабаровском. Сейчас это гражданский аэродром Хабаровска. Рядом с нами дислоцировалась 202-я воздушно десантная бригада. Наша эскадрилья, по сути, была прикреплена к этой бригаде. А в 42-м году нас объединили в 251-й тяжёлый бомбардировочный полк, добавили 15 самолётов. Тоже ТБ-3, только моторы у них были М-38, немножко посильнее. Но, бомбовая нагрузка та же, три тонны. Бомбы, в основном, 100- килограммовые, но были и 250 кг. Такая у нас и была установка, что, в случае войны, мы работаем вместе с 202-й десантной бригадой.

До 1942 года мы, в основном, занимались тренировками с десантниками. Учения проводились регулярно. В самолёт входило 40 человек, полнокровный взвод. Десантники были вооружены винтовками СВТ, пулемётами "Максим" и Дегтярёва, были в бригаде пушки, сорокапятки. Когда взлетали полком, выбрасывали до четырехсот человек одновременно. Подготовка и у нас и у десантников была хорошей.

Н.Д. Какая обстановка была в это время, думали, что будет война?

А.В. Были почти уверены. Перед войной, обстановка была очень напряжённая. Мы тренировались день и ночь, поочередно выбрасывая каждый из трех батальонов десантной бригады. На границе было неспокойно. Японские истребители регулярно нарушали наше воздушное пространство. Недалеко от Хабаровска, там, где Сунгари впадает в Амур, находился остров Уссурийский. Часть его принадлежала СССР, а часть японцам. В этой излучине постоянно были нарушения границы в течение всей войны. Говорили, что случались и вооружённые провокации в Приамурье, но в нашем районе не было.

Н.Д. Помните день 22 июня 1941 года?

А.В. Перед самой войной, я, решил поступать в военно-воздушную академию в Жуковском. Вступительные экзамены проходили в Хабаровске, конкурс был большой, я их не выдержал, завалился по русскому языку. 21 июня, в субботу, вернулся в свою часть. Стоят палатки, самолёты в линейку. В расположении полка находились несколько техников, а из офицеров только старший лейтенант Купченко, дежурный. Остальные офицеры - летчики кто в городе, кто у родственников. Комполка тоже на своей городской квартире. Завтра воскресенье. Поздно вечером, уже легли спать, объявляется тревога. Полк стоял на центральном аэродроме Хабаровска, а запасной аэродром, на случай войны - в двадцати километрах, в Матвеевке. Полк должен срочно перелетать, а летчиков нет. Купченко взял нас двоих в помощь, и начал перегонять самолеты по одному. Туда летим, обратно на дежурной машине. Техники тем временем рубили ивняк, маскировали самолеты, тоже работа нелёгкая, самолёт-то огромный. До утра, до прихода лётчиков успели перегнать шесть машин. Как я надел гимнастёрку в тот день, так с тех пор шесть месяцев от самолёта не отходил. Вырыли землянки рядом, там и жили. Потому что я механик-стрелок, если начнётся налёт, должен обороняться. У меня два пулемёта ШКАС, у штурмана два. Пулемёты скорострельные, 1800 выстрелов в минуту. Пулемёты хорошие, но стрелять нужно было аккуратно, очередями по 20 - 50 выстрелов. Если сразу дать 100, выходил из строя ствол. Стволы, правда, были сменные.

Под крыльями сделали траншеи, там постоянно хранились два боекомплекта бомб в кассетах. Бомболюки открыты, но там ничего пока не висит.

Война на нашем обеспечении горючим, питанием и боеприпасами никак не сказалась. Учебные вылеты продолжались. Сбрасывали десант, да и нас, пулемётчиков тренировали тоже. К 400- метровому фалу привязывали конус, знаешь, на аэродромах такие "сачки" стоят, направление ветра указывают. Размеры его - метр в диаметре, пять метров в длину. Потом этот конус выбрасывали из бомболюка, в воздухе он расправлялся, один самолёт его на фале тащит, а с другого пулемётчики по нему стреляют. Пули у всех покрашены разной краской, у штурмана - красные, у меня - зелёные и так далее, чтобы можно было определить, кто как отстрелялся. Потом конус сбрасываем, идем на полигон, на бомбометание. Также каждый экипаж должен был прыгать с парашютом раз в год, но мы прыгали чаще. Я прыгнул два десятка раз. За первый, и после каждого десятого прыжка даже платили деньги - 25 рублей.

Н.Д. Какие задачи выполнял ваш полк во время войны?

А.В. В начале 42-го 202-й десантной бригаде объявили тревогу, погрузили в эшелоны, и отправили на действующий фронт. Мы пока остались, в полной уверенности, что скоро перелетим туда же. Расставаться с ребятами-десантниками мы не хотели, настолько сроднились с ними. На учениях всегда вместе, даже питались в одной столовой, по одной лётной норме. Мы их провожали, как вернулись с вокзала, полк получил команду "на взлёт". Но вместо того, чтобы направиться на запад, перелетели на станцию Подали в 60 км от Комсомольска-на-Амуре. Там уже был оборудованный аэродром, землянки для личного состава. Ждём отправки на фронт месяц, другой, не отправляют. Наш комполка дружил с Полежаевым, подполковником парашютно-десантной службы, тот писал ему, что бригада уже участвует в боях. Где, на каком фронте, это было неизвестно.

К тому времени Дальневосточный военный округ переименовали в Дальневосточный фронт. К нам в полк пришли пять самолётов ТБ-7, новые мощные машины. Правда, со временем их отправили на запад.

В мае или июне 42-го полк перелетел в Комсомольск на огромный аэродром авиазавода. Сейчас там делают самолёты Сухого. Командир полка объявил: - нам поручено важное государственное задание. Будем обеспечивать прокладку прямой связи Москвы с Америкой. Прямо к аэродрому подходила железнодорожная ветка, по ней стали прибывать грузовые поезда с пятисоткилограммовыми бухтами кабеля. Мы грузили эти бухты в бомболюки, по 14 штук и совершали вылеты на север. Летали в районы между Якутском и Магаданом. На каждый вылет получали определенные координаты. Летишь, внизу горы, речка, как карандашом проведена, ищем костры. Нашли костры, выкатываем в бомболюки бухты с кабелем. Керамические изоляторы в стружке лежат в трехметровых гондолах, прикрепленных к плоскостям. Изоляторы выбрасываем с парашютом. Кто там внизу работает, что делает, мы совершенно не знаем. Между собой говорили, что, действительно, на западе немцы, на востоке японцы вступили в войну с Америкой, остаётся связываться только через Аляску. Но особо не болтали, СМЕРШ работал, а задание всё-таки секретное. Этой работой занимались долго, почти полгода. Затем вернулись в Подоли и продолжали тренировки. В конце года, возвращаясь на базу, наш самолёт попал в сильную облачность и, не дотянув до аэродрома десяток километров, совершил вынужденную посадку. Садились на поле, поросшее мелкими соснами и берёзами, на 10-м участке, где был наш полигон. Самолет сильно пострадал, но в экипаже все остались живы. У меня была сильно повреждена кисть руки, многие тоже получили травмы. Было расследование, командиру экипажа, капитану Круглову, грозили трибуналом. Но комиссия, разобравшись, признала экипаж невиновным в аварии.

Недавно как раз вышел приказ №222. Помню, как его читали перед строем. "Мы потеряли Украину, Белоруссию" и так далее. Нас тогда холодный пот прошиб. Все кричали: - почему нас держат тут, почему не отправляют в действующие войска?!

- Потому что здесь в любой момент тоже может начаться война, а кроме нас бомбардировочной авиации здесь нет. На самом деле, раньше недалеко от нас базировались полки ТБ-3 и ИЛ-4, теперь они все были уже на фронте. С должности стрелка меня сняли, так как рука долго не заживала.

Потом я пошёл в училище в Хабаровске, через полгода получил звание младший лейтенант. Со своим полком я расстался, и был направлен в Бабстово, в 300-й полк, 254-й истребительной дивизии, где стал секретарем партийной организации.

Летчик-истребитель Виноградов Александр Иванович, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, летчики-бомбардировщики, СБ, Пе-2, А-20Ж, A-20G, Пе-8, Р-5, Ил-2, истребитель, мессер, боевой вылет, Ил-4, По-2, У-2, Б-25, B-25, пулемет, радист, штурман, летчик, стрелок, стрелок-радист, Як-1, Як-3, Як-9, Як-7, Як-7Б, УТ-2, УТИ-4, И-15, И-15, И-153, ЛаГГ-3, Миг-3, Ла-5, Ла-7, Ме-109, Ме-110, ФВ-190, ФВ-189, возбушный бой, Боевой разворот, кобра, Р-39, пушка, ВЯ, РС, РС-82, реактивный снаряд, штурмовка, взлет, посадка, бомба, ПТАБ, механик, моторист, приборист, оружейник

Штаб 300 ИАП, 7 августа 1945

Н.Д. Расскажите о Вашем участии в боевых действиях по освобождению Манчжурии.

А.В. Наш полк стоял в 8-ми километрах от границы. Закончилась война в Европе, и летом к нам стали прибывать наземные войска. В основном, в июне и илюле. Каждый день разгружались эшелоны с танками, артиллерией. Вечером глянешь, все сопки вдоль Амура на нашей стороне усеяны огнями. У японцев, наоборот темно. Они, ближе к концу войны, свои провокации полностью прекратили.

В начале августа наш полк перевели на аэродром подскока, в непосредственной близости от границы. Рядом расположились 301-й истребительный полк и полк штурмовиков ИЛ-2. Всем было ясно, что вот-вот начнется война, думаю японцам тоже это было понятно. 7 августа к нам на полевой аэродром прилетел истребитель и доставил пакет, на нем было написано "Вскрыть 9 августа в 1:00". Весь штаб уже знал, что там боевой приказ.

Комполка тут же сформировал передовую группу, в которую вошёл и я.

Что такое передовая группа? В неё входили авиамеханики, инженеры всех специальностей, две машины, машина "Виллис" с американской радиостанцией В-100. Мы должны были, двигаться с атакующими войсками, а при захвате вражеского аэродрома, максимально быстро приготовить его для приёма полка, о чём сообщить в полк по радио. Группу направили в Ленинск, к месту впадения Сунгари в Амур. Там уже были сосредоточены самые разные плавсредства. Гражданские и военные, Амурской флотилии. Вечером 8 августа начали погрузку. Наши машины, в которых были кислородные баллоны для запуска двигателей, инструменты, всё, необходимое для технического обслуживания истребителей, и, как я говорил, радиостанция, загнали на баржу. Вместе с нами погрузили 6-8 танков с экипажами. К трём часам ночи мы были готовы. Над Амуром стояла тишина, никакой стрельбы. На японской стороне напротив нас были сопки и создан мощный укрепрайон. Началась артподготовка. Не знаю сколько у нас стояло стволов артиллерии на километр фронта, но стало светло, как днем. Били и пушки, и "катюши". Мы пошли к противоположному берегу. Река в этом месте шириной более километра. Японцы вначале постреляли, были разрывы в воде, а когда мы подходили к берегу, обстрел прекратился. Может они начали отступать, может их накрыл наш мощный огневой удар. Пересекли реку и столкнулись с новой проблемой. В августе прошли дожди, река разлилась, и течение было сильным. Японский берег оказался крайне неудобным для высадки техники. Только мы бросим трап, наш пароходик сносит. Пехота дивизии генерала Оганезова уже высадилась и ушла вперёд, через лесок, на укрепления японцев, оттуда доносилась пулемётно-автоматная стрельба. Лишь к шести часам мы нашли песчаный бережок, за который сумели зацепиться трапом. Танки вышли, а за ними и мы. Поднялись на гору, а там уже пошла ровная местность, танки ушли вперёд, у них своя задача, а мы двинулись вдоль Сунгари с пехотными частями.

Мы шли с войсками, которые должны были захватить аэродром в Цзямусы. Это около 250 км от границы, вверх по Сунгари. Три дня мы добирались до этого города, по пути случались мелкие стычки с японцами. Захватывали пленных, которых группировали и отправляли в тыл специальные части. В одном городке захватили завод по производству алкоголя. После обстрела все цистерны со спиртным были разбиты. Мы зашли в цех, а там по колено водки, и что замечательно, ни одного пьяного я не видел после этого боя. Такие сознательные были бойцы. Первый большой бой состоялся на третий день. Японцы как-то пропустили танки, а наш пехотный полк встретили огнем. Полк наступал по большому полю, на котором росли гаолян и чумиза, высокие злаки, основная пища местных жителей. Наши машины с оборудованием шли сзади, а мы бежали вперёд вместе с пехотинцами. Японцев быстро одолели. Наши-то все вооружены ППШ, ППС, только у меня ТТ, а у японцев, в основном, винтовки.

К следующему утру, около 6 часов, вышли к огромному аэродрому. Мы сгруппировались в лесу неподалёку. Были видны вышка, казармы, ещё какие-то строения. До аэродрома было метров восемьсот поля. Наши артиллеристы стволы выкатили, и, с опушки по казармам открыли огонь прямой наводкой. Пехота, и мы с ними побежали в атаку. Пока бежали, японцы отстреливались, из миномётов били даже, но, огонь был не очень плотный. Перед аэродромом была протянута колючая проволока в несколько рядов, прямо на виду поставлены растяжки, противотанковые мины, здесь мы немного задержались, преодолевая эту полосу. Тут же я получил контузию. Недалеко был разрыв, мне поранило ногу, и, наверное камнями или осколками поранило в двух местах голову и выбило зубы слева. Медсестра из пехоты перевязала меня, но из строя я не ушёл. Ходить, правда тяжело было, и голова сильно болела, но опасности для жизни не было.

Когда мы ворвались на аэродром, сильно удивились. Вначале попали в казарму. Длинный зал - столовая. На столах накрыто, в мисках рисовая каша, и никого нет. Только в одном месте лежат три мёртвых японца. Здесь наш снаряд угодил в простенок и разорвался внутри. Обыскали казармы, склады были рядом с обмундированием, продуктами - нигде никого. Пока мы атаковали, они успели переместиться на другую сторону аэродрома и, видимо там у них были машины, скрылись. Тут мы японцев потеряли.

Самолётов тоже не обнаружили. Аэродром был поразительный: железобетонные капониры для самолётов, закрываются створками метровой толщины, кругом всё электрифицировано. Наши инженеры потом рассчитали, что разрушить самолёт в таком укрытии может только прямое попадание 250- килограммовой бомбы. Прямо под полем, по которому мы наступали - целая сеть разнообразных подземных железобетонных сооружений, вплоть до оборудованного госпиталя. В госпитале мы тоже нашли несколько трупов, а дальше в тёмные подвалы лезть побоялись.

Заняли аэродром, начали подготовку к приёму наших самолётов и сообщили об этом в полк. Прилетел комдив, полковник Силаев, командующий 10-й воздушной армией генерал-полковник Павел Фёдорович Жигарев, другое начальство. Командарм здесь же, в тот же день лично вручил мне Орден Красной Звезды "за проявленное мужество". Так до конца войны я и работал на этом аэродроме. Не летал. Выполнял работу по мобилизации, обучению личного состава, политическому образованию. 10-ю армию потом перебросили на Сахалин, а нашу дивизию передали 12-й воздушной армии. Потом я женился, поступил в Рижское военно-воздушное училище и выучился на штурмана. Служил в Германии заместителем командира бомбардировочного полка, затем в Советском Союзе.

Летчик-истребитель Виноградов Александр Иванович, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, летчики-бомбардировщики, СБ, Пе-2, А-20Ж, A-20G, Пе-8, Р-5, Ил-2, истребитель, мессер, боевой вылет, Ил-4, По-2, У-2, Б-25, B-25, пулемет, радист, штурман, летчик, стрелок, стрелок-радист, Як-1, Як-3, Як-9, Як-7, Як-7Б, УТ-2, УТИ-4, И-15, И-15, И-153, ЛаГГ-3, Миг-3, Ла-5, Ла-7, Ме-109, Ме-110, ФВ-190, ФВ-189, возбушный бой, Боевой разворот, кобра,  Р-39, пушка, ВЯ, РС, РС-82, реактивный снаряд, штурмовка, взлет, посадка, бомба, ПТАБ, механик, моторист, приборист, оружейник

Праздничное построение 300 ИАП, май 1945

Н.Д. Насколько сильны были японская авиация и ПВО?

А.В. С тех пор, как перешли границу, я в небе не видел ни одного японца. Наши истребители занимались воздушным патрулированием и воздушным прикрытием бомбардировщиков, потерь в полку не было. В соседнем полку штурмовиков, насколько я знаю, тоже никого не сбивали.

Н.Д. Чем запомнились японские военнопленные?

А.В. Когда мы вернулись в Союз из Манчжурии, рядом с нашим аэродромом был лагерь военнопленных. Начальник лагеря был моим соседом в доме для семей офицеров. Как-то зимой возвращаюсь домой, а на кухне сидят японцы. Начальник лагеря их привел, дрова для нашего дома пилить. Один из японцев был офицер. Офицерам, что сами сдавались в плен, оставляли знаки различия, награды и холодное оружие. Что-то я сказал жене нелестное про японцев. Этот японец говорит мне по-русски: - господин офицер, вы грубо о нас говорите. Я удивился: - а ты где по- русски научился говорить? Он ответил, что он по национальности кореец, отец и мать его долго жили в России, а сам он учился в Сеуле, потом в военной академии в Токио. И, как в совершенстве владеющего русским языком, его направили в Манчжурию, на границу с Россией. Мы с ним долго разговаривали. Сказал он мне, что очень обижен на русских. Мы, говорит, когда вам тяжело было, когда вы под Сталинградом воевали, на вас не нападали. А вы с нами поступили нечестно. Я ответил, что это было необходимо, чтобы быстрее закончить войну, чтобы избежать более крупных жертв, но его не переубедил. Даже будучи пленным, он держался с достоинством, и остался при своём мнении.

Н.Д. Вам приходилось встречаться с китайскими повстанцами?

А.В. Да, что интересно, у нас договор был с Чан Кайши, а по- настоящему дружили мы с войсками Мао Цзедуна. Я их много видел, оружия у них не было толком. На сто человек - одна винтовка. Идут колонной, на руках белые повязки, написано чернилами "Народная милиция". Все японское оружие, артиллерия, боеприпасы, что мы захватывали, им ушло. Я считаю, благодаря этому коммунисты и победили в Китае, и чайканшистов на Тайвань выгнали.

Н.Д. Вы сталкивались с работой Особого отдела?

А.В. Уже после войны, мы отмечали праздник 1 мая. На торжественном мероприятии в Доме офицеров командир дивизии объявил, что завтра прилетает командующий армией, всему комсоставу нужно быть на аэродроме. На следующий день прилетел Ли-2, из него вышел майор- особист в полушубке и три автоматчика, никакого командующего не было. Майор попросил всех пройти в штаб. Сам вместе с комдивом, Силаевым и начальником штаба закрылись в комнате. Автоматчики остались с нами, мы думаем: что мы, арестованы?

Незадолго до этих событий к нам прибыл подполковник, Герой Советского Союза с запада, на должность замкомдива. Вот они этого офицера вызывают. Через некоторое время выходят, у нашего подполковника погоны оборваны, и звезда с кителя сорвана, автоматчики взяли его под конвой и на самолёт, в Хабаровск. - Товарищи, все свободны.

По гарнизону ползли разные слухи, кто говорил, что это немец, кто что. Он у нас появился совсем недавно, никто его толком не знал. По соседству со мной жил наш особист, я его долго донимал: - кто это, да за что его забрали? Тот отвечал, что сам не знает.

Интервью и лит.обработка:Н. Домрачев


Читайте также

В общем, прилетели, и тут же отдали машину в руки механику. Тот смотрит, а все плоскости в пробоинах… Но самое удивительное в том, что одна пуля прошла через двигатель в считанных миллиметрах от бензопровода. А ведь мы тогда летали без парашютов. Если самолет загорелся, то все, считай, ты уже не жилец на белом свете… Поэтому...
Читать дальше

Облака тогда шли сплошняком от Чудского озера и далеко на запад высотой до восьми - десяти тысяч метров. Выходя к Пскову, мы несколько раз пытались выйти из облачности, и нас всё время встречали истребители противника. Видимо, они тогда уже использовали радиолокационные станции, которые их стабильно наводили на наш самолёт....
Читать дальше

Запомнился первый вылет на Минск. Сцапали нас прожектора, зенитки лупят вовсю... Во второй раз при подлете смотрим, прожектора стоят, а зенитки молчат. Командир: «Ребятки, береги хвосты, здесь истребители». Мы с Валькой осматриваемся, вижу - одна трасса, вторая. Докладываю командиру: «Самолета не вижу, стрельба по горизонту»....
Читать дальше

Характерная байка: «В три часа всем - на партийное собрание. Комиссар идет по стоянке, а техники работают. «Ну почему вы не на собрании? Почему не закончили работу?». Тут летчик вмешивается: «Вам хорошо! Рот закрыл - закончил работу и рабочее место в порядке».

Читать дальше

Взяли из лагеря и привезли неизвестно куда. Красивая аллея, поднимаюсь по ней. Охрана немецкая. Этот замок, использовали для агитации пленных за вступление в Российскую освободительную армию. "РОА". Это очень интересный эпизод истории. Не все знают об этом. Я никогда не встречал в нашей литературе, или в нашей прессе, или по...
Читать дальше

Заменивший Качалея командир, проверил меня на учебно-боевом самолете и сказал, что я летаю хорошо, но тяжело сажусь в самолет и вылезаю из него. Поэтому допустить меня к полетам на боевом самолете он не может: "Летай на По-2, на связь". Конечно, я не ожидал такого поворота событий. Но вскоре комполка ушел от нас и в...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты