Числов Александр Михайлович

Опубликовано 25 декабря 2010 года

17772 0

Разное пишут... Пишет один, что у меня 335 вылетов, а у меня их более 600...

Мне корреспондент... Школы нашей... Да тут и памяти нет ни черта... Принёс книгу, "проверьте", говорит...В общем, ошибок там много...

- Вот мы и хотим, чтобы таких ошибок меньше было...

Да... Нас то остаётся мало... Я не знаю, жив или нет... Осталось нас двое, в Волгоградской области...

- Лётчиков?

Героев... А было 90 с чем то...

- Давайте начнём. Как попали в авиацию, расскажите, пожалуйста?

Ну как? Работал на "Баррикадах", открылся аэроклуб, местный, я после работы ходил. Аэроклуб был там, где сейчас Алюминиевый Завод. Ну и окончил, выпустили меня. На другой день мне дали 6 курсантов, и я их учил. Потом приехал представитель с Борисоглебска, ну и говорит: "Кто желает?".

1938 год, в декабре месяце, меня зачислили в школу, надо было учиться 4 или 4,5 года. Но поступил приказ - как можно более быстро подготовить лётчиков к войне. Нас отобрали, мы сдали экзамен, и по лётному делу, и по теории... Нас сформировали в одну группу, и стали усиленно обучать. Сначала на У-2, потом пересели на И-16, и стали летать. День и ночь, очень часто. Закончили в... Сентябре, кажется.

Закончил, послали меня в Киевский ВО, в 12 иап.

Вот там я и был, подо Львовом, Ивано-Франковск город такой... Нас начали бомбить, мы - огрызаться... В основном летали на перехват. Так как у нас практика хорошая была, вопрос "как сбить?" у нас не стоял... В первый день к нам прилетали бомбардировщики, и благодаря тому, что у нас был комполка, Павел Тереньич Коробков, участник боёв в Испании, вы подготовлены были к этому хорошо. Говорит " ройте окопы, каждый у своего самолёта. Завтра вылетаю я один. Покажу, как надо их сбивать". Ну и показал. Передали, "Три бомбардировщика Ю-87, идут на ваш аэродром". Он взлетает, на И-15, он на нём и в Испании был, и навстречу пошёл. Ещё темно было, заря. Увидел их, развернулся под ними, одного - хоп, он в 10км от аэродрома упал. Второго - хоп, тот упал около аэродрома. Остался последний. Он атакует, раз неудачно, два - неудачно. Потом появился дым, и немец планирует, тяги нет, мотор стоит. И где-то в двух километрах от аэродрома сел. Ну мы пилотов взяли. Привели к комполку, начали допрос. Пилот по-русски говорит.

- Где научились русскому языку?

- У вас.

Он был то ли в Москве, то ли в Киеве, в лётных частях...

Ну и в конце беседы Павел Терентич спрашивает:

- Скажи открыто - вы нас победите?

- Нет. Но вас, дураков, воевать научим.

Ну, после этого он собрал нас... Мы же как - семь-восемь наших самолётов увидели одного немца, и все на него, каждый хочет сбить... А это неправильно... Он говорит - "Если вы хотите, чтобы был результат, работайте в паре". И вот дело пошло. А вообще, не были мы подготовлены к войне конечно, тяжелые потери были.

Ну вот, с этим полком я дошёл до Крыма.

В Крыму была операция, там разбили всё, расколотили, нас переправили на другую сторону, Керчь мы сдали...

А потом я попал в тренировочный полк... Где мы проходили учёбу, ну и... Ждали самолёты. Но когда нас сформировали, нас перебросили на Калининский фронт. Но в связи с тем, что наш 1-й Гвардейский Корпус был в резерве Ставки, нас бросали туда, где начиналась кака- то операция. Очень был сильный корпус. Я прошёл семь фронтов с ним.

Если кратко - ну вот у меня 21 сбитый самолёт, 600 боевых вылетов...

- А групповые?

Знаете... Вообще я сбил больше, чем записано. Но это знаете как? Приходит лётчик, зелёный, день летает. Два летает. Неделю летает. Становится жалко его. И вот, два сбил, один ему отдаёшь. По моим подсчётам, 33 самолёта у меня, около того. Но - что записали, то записали. Не вырубишь топором.

Полком, которым я командовал...

- 32 гиап?

Да...нет, 63 гиап... 32 гиап был в нашей дивизии, а третий полк... Я не помню уже... 160 иап, по моему... С дальнего востока, его назначили... Пришлось их... Как полетят - так блудят, как полетят - так блудят... Вот нам приказали, их водить на фронт. Полк за это время сбил 296 самолётов.

- Вы практически всю войну пролетали на Ла-5. Что можете сказать о нём?

Да... Мы их не особо различали, ранние, поздние... Ну, скорость чуть больше, ну приборов больше... По скорости - если И-16 давал 300-320км, то Лавочкин - 600 - 620... Мессеров догоняли, особенно в наборе высоты... Он легче был, чем фоккер. Но как тот пойдёт в пике - мы отставали... Маневренность великолепная была. По крену, тангажу...

- А вот говорят, что, особенно молодых лётчиков, отвлекало в бою управление различными режимами полёта - переключение наддува, корректора, и т.д.

Да ну... ерунда. Ты всё на автомате делаешь, учили этому хорошо. Я, например, не ощущал. Не думаешь о всяких корректорах, просто руки сами переключают.

Вообще, очень многое решало в бою, в каком положении находишься. Выше, ниже, с солнца... Вот так мы их, кстати, и ловили. Зайти так, чтобы противник не видел.

 

- Радиостанция как работала?

Сперва ни к херу, потом, через какое-то время, добились нормальной работы... С хрипотой, но всё-таки разбирали... А потом пошли хорошие станции...

- Вооружения Ла-5 было достаточно?

Вполне. Две пушки, если удачно зашёл, то считай что с первой очереди.

- Живучий был?

Да. Выдерживал попадания 20мм немецких. Это конечно если в крыло или хвост. Ну, дыры...

- Стреляли с каких дистанций в основном? С коротких, в упор, или со средних?

Ну почему? Зависит от обстоятельств. Пальнул, смотришь - стрелок голову повесил. Вот, подходишь и бьёшь в упор. А вообще у меня манера была такая: вот идёт самолёт, я в наборе, выше него на 300 метров, потом так, "на ноже", чтобы только кромку было видно, а не весь самолёт, идёшь на него, выворачиваешь, когда до него 200-250 метров, быстро берёшь упреждение и бьёшь. Это по бомберам.

- А вообще, вот у вас 5 сбитых Хейнкелей. Немногие лётчики могут похвастаться таким результатом. Крепкий самолёт был? Сложно было сбить?

Ну... И хейнкель, и юнкерс, крепкие самолёт были, сложно было сбить. Металлические. Это раз. Во-вторых, у нас баки - жесть, да и всё, а у них одна резина, вторая резина, третий слой - смыкающийся, да ещё материалом обшит. И бак у них с нитрогазом, и если снаряд взорвался, то он не загорится, бак. А у нас - нет.

Броня у нас на Лавочкине была, за спиной. Остальное всё открыто. Впереди мотор, он защищал. Чем хорош Лавочкин - два цилиндра выведут из строя, и мы всё равно приходили домой. А Як - пулька попала, вода вытекла с радиатора, и всё...

- В Крыму, на чём летали? На ЛаГГах, на И-16?

Нет. Сперва были И-16, потом нам дали... Микояна... Самолёт не пошёл... Тяжёлый... Пять... этих... пушек было... зачем так много ставить было... Не повернёшь, не развернёшь...

- Тяжелый был в управлении?

Ну, как и все, но сама масса тяжёлая...

- На взлёте и посадке как был?

Заднее колесо, держи ухо востро, капотировал. Вообще сложный самолёт.

- Как он, МиГ, с мессерами в сравнении?

Да вы знаете, что Лавочкин, что Як, что мессер... Что этот, как его, фокке... вульф, да... Не сильно отличались, наш быстрее его на 20-30 км... А в остальном - кто лучше владел самолётом, тот и пан. А то придёт, бывало, - боится и отстать, боится всего... Придёт пополнение... А у меня манера такая - вот идёт восьмёрка, четыре лётчика старых, четыре молодых. Втягивали их. А однажды - даже с командиром полка сильно поругались. Дали мне... Говорит - лети. Я - ну и что получится? Ну вот, бои, и из 8-ми самолётов шесть... Не вернулись, упали. А кто и после боя, не смог выйти на аэродром... Мандраж.

- Как оцениваете немецких пилотов? По уровню подготовки - сильные, или наоборот, слабые встречались?

Да, встречался. На калининском фронте, что то наших стали лупить, а я был в отпуске. Приехал, говорят - тут вот такой-то лётчик, уже и фамилии их знали, и всё - озорует. Займись им. Ну, я взлетел, и мы с ним 20 минут вели бой. И разошлись миром. Ни он меня, ни я его. То он мне в хвост зайдёт, то я ему. Так зайти мало, надо сблизиться, а если с 500 метров бить - результата не будет. Вынести точку упреждения...

- Он на чём был?

Фокке вульф. Ждёшь, как, где его подловить, так иногда завернёшь, что тёмно в глазах, ничего не видишь. Перегрузки большие были.

- Вы воевали против знаменитых лётчиков, сильных. 51-я эскадра "Мёльдерс", 54-я - "Зелёные сердца". Потом против них же под Курском. Такой вопрос - а вас когда-нибудь сбивали?

Однажды сбивали. Заклинило двигатель, я над вражеской территорией. Высотёнка была, я тяну... Сел на линии фронта. Вылез, нормально. Те оттуда бьют, наши отсюда бьют. Под мотор ляжешь, лежишь. Гляжу - двое ползут. Пистолет вытащил, гляжу наши. "Ну что, лётчик, ползти умеешь?" Ну да. Вот и поползли. А один раз, тоже на пузо садился. Было задание идти на фронт. Что-то парой мы пошли, не помню счас почему. Мы набрали 3-4 тыщи. Гляжу, идут мессера, 9 штук. Мы на Ла-5 были. Мы кружились, кружились, конечно, оборонялись. Потому что и спереди, и сзади, и сверху. И у меня кончился бензин. Я делаю обманное движение - штопор. И у самой земли вывел, сел. Быстро выбежал, в канаву лёг - а они по самолёту долбят.

- По боям на курской дуге. Бой 19 июля против Юнкерсов не помните? Там где вы ранены были?

Там как вышло. Разогнали мы их, бой кончили, они ушли к себе, а мы кружим над своими частями дальше. Вижу - идут двухмоторники. Ну, я на него, и он мне и дал... Попал в козырёк. Спереди. Снаряд разорвался, колено мне повредил, и... всё лицо. Фонарь разлетелся на мелкие части, и вот... А он взорвался. Ну, я передал, у нас на фронте дежурил генерал, Белецкий, командир корпуса. Что я ранен. Ну, он говорит... Петров, сопроводи Числова, всё нормально... Сел, меня в госпиталь. Ранение не серьёзное, всё пинцетом повычистили, вырезали... Дней через 5 я опять полетел.

Главное мы победили. Самолёты хорошие стали давать. Где то со второй половины 42 года, Ла-5 стали давать. А раньше что? Я на И-16 и не догоню, и не уйду. Кручусь на хвосте... Да у пульки, что это за стрельба? А он, гад, как даст... У меня сколько случаев было - попал по фюзеляжу, лист вырвет мне, то крыло изрешетит. Самолёт кренит, но... летим... Справлялись. Садились.

Вообще конечно очень тяжело было, первые два года... Машин у нас не было, полуторка-ЗиС, в грязь они не идут... Самолёты были - тоже... Не самолёты. Единственное, что спасало нас - артиллерия... Бог войны. Она сдерживала натиск.

А вот зенитная артиллерия у нас была хреновая. Стояли мы в Крыму. Они идут, волна за волной. И вот наши... Там столько было зенитной артиллерии натыкано, что я не знаю. Аж облако чёрное от разрывов... Стреляют, и рееедко кого-то собьют. А вот наши идут, к ним - хоп, впереди, хоп - сзади, хоп - третий - и всё... Приборы хорошие у них были. Сама система хорошая...

Трудно было... Но для меня, например, главное то, что я подготовил лётчика, который летал без ног...

- Спасибо большое за интервью, не будем вас утомлять.

Не за што. И вам спасибо что пришли.

Интервью и лит.обработка:Е. Величко


Читайте также

Отстегнул поясной ремень (плечевыми мы не пристегивались). Начал вылезать из кабины, ноги поставил на сиденье, оттолкнулся, высунулся по грудь, и меня обратно засосало. А в кабине дым и огонь, ноги горят, пламя лижет лицо. Второй раз - то же самое. Думаю - конец мне. Вот тут у меня перед глазами промелькнула вся жизнь: где я...
Читать дальше

Во втором или третьем вылете меня тоже подбили. Я в развороте был. Вдруг слышу крик комэска: "БС, БС", - у меня прозвище такое было, - "в хвосте "худой". Я в зеркало посмотрел: "мессер" близко, ясно его вижу, думаю, сейчас должен стрелять. Надо уходить. Только дал правую ногу, и тут очередь… Он бы меня убил, попав по...
Читать дальше

Вообще, Як-9Т с 37-мм пушкой очень тяжелый. Но я на нем в январе 1945-го над Кельцыми двумя снарядами сбил "мессера" (давать очередь больше чем из двух снарядов запрещалось инструкцией). Получилось так. Пошли мы с Колькой на разведку. Я на этом самолете отставал. Он вылезает, я сзади. Потом смотрю: валится на него четверка...
Читать дальше

За один день я изучил самолет, на следующий день сделал три тренировочных полета, и после небольшого перерыва в этот же день вылетел в паре с летчиком Насоновым на прикрытие Ленинграда. Минут через тридцать я заметил вражеский бомбардировщик "Юнкерс-88", идущий от Кронштадта к Ленинграду на высоте 4 000 метров. У меня высота...
Читать дальше

Что характерно, у нас в полку не было лётчиков, летавших ночью, но во время окружения минской группировки мы совершали вылеты до одиннадцати часов вечера. Я специально отобрал группу из ребят, которые могли ориентироваться в сумерках. И вот, мы делали за день 4-5 вылетов, а потом вечером, когда начинало темнеть, ещё один вылет....
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты