Числов Александр Михайлович

Опубликовано 25 декабря 2010 года

17951 0

Разное пишут... Пишет один, что у меня 335 вылетов, а у меня их более 600...

Мне корреспондент... Школы нашей... Да тут и памяти нет ни черта... Принёс книгу, "проверьте", говорит...В общем, ошибок там много...

- Вот мы и хотим, чтобы таких ошибок меньше было...

Да... Нас то остаётся мало... Я не знаю, жив или нет... Осталось нас двое, в Волгоградской области...

- Лётчиков?

Героев... А было 90 с чем то...

- Давайте начнём. Как попали в авиацию, расскажите, пожалуйста?

Ну как? Работал на "Баррикадах", открылся аэроклуб, местный, я после работы ходил. Аэроклуб был там, где сейчас Алюминиевый Завод. Ну и окончил, выпустили меня. На другой день мне дали 6 курсантов, и я их учил. Потом приехал представитель с Борисоглебска, ну и говорит: "Кто желает?".

1938 год, в декабре месяце, меня зачислили в школу, надо было учиться 4 или 4,5 года. Но поступил приказ - как можно более быстро подготовить лётчиков к войне. Нас отобрали, мы сдали экзамен, и по лётному делу, и по теории... Нас сформировали в одну группу, и стали усиленно обучать. Сначала на У-2, потом пересели на И-16, и стали летать. День и ночь, очень часто. Закончили в... Сентябре, кажется.

Закончил, послали меня в Киевский ВО, в 12 иап.

Вот там я и был, подо Львовом, Ивано-Франковск город такой... Нас начали бомбить, мы - огрызаться... В основном летали на перехват. Так как у нас практика хорошая была, вопрос "как сбить?" у нас не стоял... В первый день к нам прилетали бомбардировщики, и благодаря тому, что у нас был комполка, Павел Тереньич Коробков, участник боёв в Испании, вы подготовлены были к этому хорошо. Говорит " ройте окопы, каждый у своего самолёта. Завтра вылетаю я один. Покажу, как надо их сбивать". Ну и показал. Передали, "Три бомбардировщика Ю-87, идут на ваш аэродром". Он взлетает, на И-15, он на нём и в Испании был, и навстречу пошёл. Ещё темно было, заря. Увидел их, развернулся под ними, одного - хоп, он в 10км от аэродрома упал. Второго - хоп, тот упал около аэродрома. Остался последний. Он атакует, раз неудачно, два - неудачно. Потом появился дым, и немец планирует, тяги нет, мотор стоит. И где-то в двух километрах от аэродрома сел. Ну мы пилотов взяли. Привели к комполку, начали допрос. Пилот по-русски говорит.

- Где научились русскому языку?

- У вас.

Он был то ли в Москве, то ли в Киеве, в лётных частях...

Ну и в конце беседы Павел Терентич спрашивает:

- Скажи открыто - вы нас победите?

- Нет. Но вас, дураков, воевать научим.

Ну, после этого он собрал нас... Мы же как - семь-восемь наших самолётов увидели одного немца, и все на него, каждый хочет сбить... А это неправильно... Он говорит - "Если вы хотите, чтобы был результат, работайте в паре". И вот дело пошло. А вообще, не были мы подготовлены к войне конечно, тяжелые потери были.

Ну вот, с этим полком я дошёл до Крыма.

В Крыму была операция, там разбили всё, расколотили, нас переправили на другую сторону, Керчь мы сдали...

А потом я попал в тренировочный полк... Где мы проходили учёбу, ну и... Ждали самолёты. Но когда нас сформировали, нас перебросили на Калининский фронт. Но в связи с тем, что наш 1-й Гвардейский Корпус был в резерве Ставки, нас бросали туда, где начиналась кака- то операция. Очень был сильный корпус. Я прошёл семь фронтов с ним.

Если кратко - ну вот у меня 21 сбитый самолёт, 600 боевых вылетов...

- А групповые?

Знаете... Вообще я сбил больше, чем записано. Но это знаете как? Приходит лётчик, зелёный, день летает. Два летает. Неделю летает. Становится жалко его. И вот, два сбил, один ему отдаёшь. По моим подсчётам, 33 самолёта у меня, около того. Но - что записали, то записали. Не вырубишь топором.

Полком, которым я командовал...

- 32 гиап?

Да...нет, 63 гиап... 32 гиап был в нашей дивизии, а третий полк... Я не помню уже... 160 иап, по моему... С дальнего востока, его назначили... Пришлось их... Как полетят - так блудят, как полетят - так блудят... Вот нам приказали, их водить на фронт. Полк за это время сбил 296 самолётов.

- Вы практически всю войну пролетали на Ла-5. Что можете сказать о нём?

Да... Мы их не особо различали, ранние, поздние... Ну, скорость чуть больше, ну приборов больше... По скорости - если И-16 давал 300-320км, то Лавочкин - 600 - 620... Мессеров догоняли, особенно в наборе высоты... Он легче был, чем фоккер. Но как тот пойдёт в пике - мы отставали... Маневренность великолепная была. По крену, тангажу...

- А вот говорят, что, особенно молодых лётчиков, отвлекало в бою управление различными режимами полёта - переключение наддува, корректора, и т.д.

Да ну... ерунда. Ты всё на автомате делаешь, учили этому хорошо. Я, например, не ощущал. Не думаешь о всяких корректорах, просто руки сами переключают.

Вообще, очень многое решало в бою, в каком положении находишься. Выше, ниже, с солнца... Вот так мы их, кстати, и ловили. Зайти так, чтобы противник не видел.

 

- Радиостанция как работала?

Сперва ни к херу, потом, через какое-то время, добились нормальной работы... С хрипотой, но всё-таки разбирали... А потом пошли хорошие станции...

- Вооружения Ла-5 было достаточно?

Вполне. Две пушки, если удачно зашёл, то считай что с первой очереди.

- Живучий был?

Да. Выдерживал попадания 20мм немецких. Это конечно если в крыло или хвост. Ну, дыры...

- Стреляли с каких дистанций в основном? С коротких, в упор, или со средних?

Ну почему? Зависит от обстоятельств. Пальнул, смотришь - стрелок голову повесил. Вот, подходишь и бьёшь в упор. А вообще у меня манера была такая: вот идёт самолёт, я в наборе, выше него на 300 метров, потом так, "на ноже", чтобы только кромку было видно, а не весь самолёт, идёшь на него, выворачиваешь, когда до него 200-250 метров, быстро берёшь упреждение и бьёшь. Это по бомберам.

- А вообще, вот у вас 5 сбитых Хейнкелей. Немногие лётчики могут похвастаться таким результатом. Крепкий самолёт был? Сложно было сбить?

Ну... И хейнкель, и юнкерс, крепкие самолёт были, сложно было сбить. Металлические. Это раз. Во-вторых, у нас баки - жесть, да и всё, а у них одна резина, вторая резина, третий слой - смыкающийся, да ещё материалом обшит. И бак у них с нитрогазом, и если снаряд взорвался, то он не загорится, бак. А у нас - нет.

Броня у нас на Лавочкине была, за спиной. Остальное всё открыто. Впереди мотор, он защищал. Чем хорош Лавочкин - два цилиндра выведут из строя, и мы всё равно приходили домой. А Як - пулька попала, вода вытекла с радиатора, и всё...

- В Крыму, на чём летали? На ЛаГГах, на И-16?

Нет. Сперва были И-16, потом нам дали... Микояна... Самолёт не пошёл... Тяжёлый... Пять... этих... пушек было... зачем так много ставить было... Не повернёшь, не развернёшь...

- Тяжелый был в управлении?

Ну, как и все, но сама масса тяжёлая...

- На взлёте и посадке как был?

Заднее колесо, держи ухо востро, капотировал. Вообще сложный самолёт.

- Как он, МиГ, с мессерами в сравнении?

Да вы знаете, что Лавочкин, что Як, что мессер... Что этот, как его, фокке... вульф, да... Не сильно отличались, наш быстрее его на 20-30 км... А в остальном - кто лучше владел самолётом, тот и пан. А то придёт, бывало, - боится и отстать, боится всего... Придёт пополнение... А у меня манера такая - вот идёт восьмёрка, четыре лётчика старых, четыре молодых. Втягивали их. А однажды - даже с командиром полка сильно поругались. Дали мне... Говорит - лети. Я - ну и что получится? Ну вот, бои, и из 8-ми самолётов шесть... Не вернулись, упали. А кто и после боя, не смог выйти на аэродром... Мандраж.

- Как оцениваете немецких пилотов? По уровню подготовки - сильные, или наоборот, слабые встречались?

Да, встречался. На калининском фронте, что то наших стали лупить, а я был в отпуске. Приехал, говорят - тут вот такой-то лётчик, уже и фамилии их знали, и всё - озорует. Займись им. Ну, я взлетел, и мы с ним 20 минут вели бой. И разошлись миром. Ни он меня, ни я его. То он мне в хвост зайдёт, то я ему. Так зайти мало, надо сблизиться, а если с 500 метров бить - результата не будет. Вынести точку упреждения...

- Он на чём был?

Фокке вульф. Ждёшь, как, где его подловить, так иногда завернёшь, что тёмно в глазах, ничего не видишь. Перегрузки большие были.

- Вы воевали против знаменитых лётчиков, сильных. 51-я эскадра "Мёльдерс", 54-я - "Зелёные сердца". Потом против них же под Курском. Такой вопрос - а вас когда-нибудь сбивали?

Однажды сбивали. Заклинило двигатель, я над вражеской территорией. Высотёнка была, я тяну... Сел на линии фронта. Вылез, нормально. Те оттуда бьют, наши отсюда бьют. Под мотор ляжешь, лежишь. Гляжу - двое ползут. Пистолет вытащил, гляжу наши. "Ну что, лётчик, ползти умеешь?" Ну да. Вот и поползли. А один раз, тоже на пузо садился. Было задание идти на фронт. Что-то парой мы пошли, не помню счас почему. Мы набрали 3-4 тыщи. Гляжу, идут мессера, 9 штук. Мы на Ла-5 были. Мы кружились, кружились, конечно, оборонялись. Потому что и спереди, и сзади, и сверху. И у меня кончился бензин. Я делаю обманное движение - штопор. И у самой земли вывел, сел. Быстро выбежал, в канаву лёг - а они по самолёту долбят.

- По боям на курской дуге. Бой 19 июля против Юнкерсов не помните? Там где вы ранены были?

Там как вышло. Разогнали мы их, бой кончили, они ушли к себе, а мы кружим над своими частями дальше. Вижу - идут двухмоторники. Ну, я на него, и он мне и дал... Попал в козырёк. Спереди. Снаряд разорвался, колено мне повредил, и... всё лицо. Фонарь разлетелся на мелкие части, и вот... А он взорвался. Ну, я передал, у нас на фронте дежурил генерал, Белецкий, командир корпуса. Что я ранен. Ну, он говорит... Петров, сопроводи Числова, всё нормально... Сел, меня в госпиталь. Ранение не серьёзное, всё пинцетом повычистили, вырезали... Дней через 5 я опять полетел.

Главное мы победили. Самолёты хорошие стали давать. Где то со второй половины 42 года, Ла-5 стали давать. А раньше что? Я на И-16 и не догоню, и не уйду. Кручусь на хвосте... Да у пульки, что это за стрельба? А он, гад, как даст... У меня сколько случаев было - попал по фюзеляжу, лист вырвет мне, то крыло изрешетит. Самолёт кренит, но... летим... Справлялись. Садились.

Вообще конечно очень тяжело было, первые два года... Машин у нас не было, полуторка-ЗиС, в грязь они не идут... Самолёты были - тоже... Не самолёты. Единственное, что спасало нас - артиллерия... Бог войны. Она сдерживала натиск.

А вот зенитная артиллерия у нас была хреновая. Стояли мы в Крыму. Они идут, волна за волной. И вот наши... Там столько было зенитной артиллерии натыкано, что я не знаю. Аж облако чёрное от разрывов... Стреляют, и рееедко кого-то собьют. А вот наши идут, к ним - хоп, впереди, хоп - сзади, хоп - третий - и всё... Приборы хорошие у них были. Сама система хорошая...

Трудно было... Но для меня, например, главное то, что я подготовил лётчика, который летал без ног...

- Спасибо большое за интервью, не будем вас утомлять.

Не за што. И вам спасибо что пришли.

Интервью и лит.обработка:Е. Величко


Читайте также

"Я вел группу и думал: "куда ты, дорогой, идешь на съедение, ладно, мы - смертники". Не доходя 20 км до города, нас взяли в перекрестный огонь восемь крупнокалиберных пулеметов. Подходя к западной части города я увидел аэродром, где производили посадку Ю-87 под прикрытием Фокке-Вульфов, их было около 20, я принял решение идти на...
Читать дальше

Во время барражирования вместо бомбардировщиков, которых мы ждали, появились "мессера". Они так неожиданно появились, что мы их прозевали. Я, как ни старался смотреть вокруг, все же они нас первыми обнаружили и обстреляли. Конечно, нам тут нужно было выкручиваться. Ведущий, Николай Дубинин, закричал: "Держись!" Нужно...
Читать дальше

Мы взлетели, и так получилось, что идет группа-девятка - и наша четверка. Таран получился на встречных курсах. Я стрельнул - ничего не получается, и я чуть крен дал - и "Юнкерсу" крылом и мотором задел плоскость. У него плоскость отлетела. Тысячах на двух я его стукнул, метров 800 мы падали вместе. Потом я вывел машину. Рули...
Читать дальше

Ну, это же война… Какие там правила?.. Хороший враг - мертвый враг.

Читать дальше

Ну что тебе сказать о войне? Особо героического я там не видел и сам ничего такого не творил. Храбрецов особенных я тоже не встречал, но и отчаяния и паники не наблюдал. Мы просто выполняли разнообразную, опасную, постоянную работу. Отступали, потом начали медленно наступать. Мы так не думали: "Вот скорее бы кончилась война!"...
Читать дальше

И вот я смотрю: лечу в Дунай, в этот правый рукав. И у меня мысль: перед войной шел фильм: "Большой вальс" про Штрауса. Мы, пацаны, мечтали: "Эх, посмотреть бы на этот голубой Дунай, хоть одним глазом!" И вот думаю: была у меня - дурака мечта, и вот сбылась сейчас - придется купаться в этом самом Дунае в декабре... Да и ни черта...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты