Дегтярева (Тимофеева) Клавдия Дмитриевна

Опубликовано 18 октября 2010 года

7461 0

Я родилась в городе Богучар Воронежской области 30 мая 1923 года.

Когда мне исполнилось 7 лет, наша семья из Богучар переехала в г. Грозный. Сначала дедушка уехал, потом бабушка, мамина сестра с мужем, потом я, потом переехали мои родители. В 1930 году я поступила во второй класс 9-й школы Октябрьского района г. Грозного. Жили в рабочем поселке, население которого было занято на разработке новых нефтяных пластов: скважины бурили и качалки строили, нефтеперерабатывающие заводы, в поселке у нас были больницы и школы. Подобных поселков было много, разбросанных по горам: 12-й участок и хутор, 30-й участок и хуторок, 56-й и др.

Двадцать второго июня у нас был выпускной вечер, два десятых выпускных класса. И вот утром в двенадцать выступление Молотова о том, что война. Мы просто не понимали, что произошло: никакого чувства страха или ужаса. Росли мы на кинофильмах "Чапаев", "Щорс"… представления о реальной войне у нас практически никакого не было. Выпускной вечер состоялся в шесть часов вечера, а примерно к восьми стали собираться призывники по повесткам. Директор школы попросил, ну, дайте людям отпраздновать, затянулось до утра. Военком нам говорит: не разбирайте школу, пусть она остается такой красивой. А я, учась в 9-10-м классах, то есть еще до войны, участвовала в работе районного комитета Красного Креста. Наверное, что-то такое витало в воздухе все же, была организована санитарная дружина, в ней у нас были бухгалтера, рабочие из конторы бурения. Конечно, я была там, мы изучали основы: оказание первой помощи, наложение шин, перевязки, таскали друг друга на носилках. Но никакой тревоги мы не чувствовали, просто игра в войну. Из нашей дружины организовали полуторагодичные курсы медсестер запаса и я стала там заниматься. Окончила 9-й класс. У нас проводились занятия, никуда не выезжали, только в пионерские лагеря. Вспоминаю апрельский призыв 1941 года: тогда в армию шли с удовольствием, ребят провожали с торжеством, никаких уклонистов не было, служить в армии считалось почетным делом: оттуда ребята приходили грамотные и поумневшие. Я уже училась в 10-м классе, была самая грамотная, потому что тогда в основном было образование 7 классов у людей, и я стала проводить занятия с допризывниками, целая группа у нас была. И когда с ними закончили занятия, меня вызвали в военкомат, поставили на учет как санинструктора, получила военный билет. А тут выпускной вечер, война. 23 июня пришла в военкомат с военным билетом к военкому, нашему соседу по корпусу. Он меня спрашивает, что скажет отец? 23 июня подала заявление, 26 июня получила повестку: явиться со сменой белья и с запасом продуктов на два дня. Мама тогда работала в конторе бурения заместителем бухгалтера по материальной части, главный бухгалтер тоже жил в нашем доме. Захожу к маме в контору - она на меня смотрит, чего это пришла. Говорю, мама, мне повестка пришла, завтра к 8.00 нужно быть в военкомате. Она обмякла. А Иван Кузьмин Маркушин, главный бухгалтер, говорит, идите домой. Мама ему - дисциплина, как уйти. В ответ - считайте, я вас отпускаю, идите. Мы пошли домой. Что брать с собой - неясно, кроме картошки и яиц ничего не было. Спасались своим огородом, свои куры были, свиней держали, небольшое подсобное хозяйство было у каждого. Голодомора, как говорит Ющенко, на Кавказе не было. С Украины привозили целыми составами детей, родители которых поумирали. И чеченцы разобрали всех детей, ни один ребенок не остался беспризорным, по улице не ходил, не побирался.

- Круг вашего общения был из русских?

- Я жила в Чечне с 1930 года, мы жили с чеченцами в одном корпусе и никогда между нами не было никакой междоусобицы.

Это глубоко в горах такое отношение к русским, что за русскими учителями стали следить. В городе отношения были другие. Единственное проявление… есть такой праздник у исламистов шаксей-ваксей: идет по городу целая толпа мужчин, несут цепи, кинжалы, занимаются самоистязаниями, бьют себя, ужасное зрелище. Единственный раз я это наблюдала еще задолго до войны и больше такого никогда не видела. Они прославляют аллаха таким способом, себя истязают.

Фронт уже приближался. В заводском районе закрыли Дворец культуры, клубы все, развернули в этих зданиях госпиталя. Руководителем наших курсов был директор фельдшерско-акушерской школы, он стал проводить занятия с полуторагодичниками, осталось полгода позаниматься, год-то мы уже отучились. Я попала в 1623-ю госпитальную команду, размещалась она в третьей школе. Работала в перевязочной санитаркой, меня никто по имени не звал, называли маленькая сестричка. Сначала перевязки, а потом шла убирать палаты, и так было до ноября 1941 года. В ноябре перевели в госпиталь №1801, эвакуированный из Запорожья и расположенный в восьмой школе, там уже работала медсестрой.

Санитарка Дегтярева Клавдия Дмитриевна, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

- Какие настроения были у раненых?

- Панического настроения, никаких недовольств не было. Питание было вполне приличное. Один украинец говорит, болит, терпения нет. И показывает мне, ложись со мной рядом, я ему - нет, нет, нет.

Вот такие случаи были. Боец не спит, и я рядом сижу. Отрицательных эмоций ни у кого не было, у всех было патриотическое настроение.

В августе 1942 года, когда немец попер, танковая армия Гудериана подошла под Орджоникидзе, немецкая разведка начала ходить в пригороды. Все госпиталя стали грузить на эшелоны и эвакуировать через Баку в Среднюю Азию. Мы остались, никуда не поехали. В августе пошла на оборонные работы, копали противотанковые рвы вокруг Грозного, Гитлер лез. Грозненская нефть самая чистая с малым содержанием сернистых соединений, она-то и была ему нужна.

Я была активисткой в райкоме комсомола, меня все знали. 3-го сентября ко мне одна работница приходит и спрашивает, Клава, в армию пойдешь?

Пойду.

Санитарка Дегтярева Клавдия Дмитриевна, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Я работала в госпиталях, но присягу еще не принимала. А тут обком комсомола организовывал истребительный батальон. Потом его переименовали в отдельный коммунистический батальон №12, приданный северной группе войск Закавказского военного округа. У нас было четыре роты, одна женская, три стрелковых и меня назначили командиром взвода первой женской роты, все три взвода были только девушки. Командир роты Петя Жук, а замполит была женщина, и командиры взводов были тоже женщины. У нас не было боевых офицеров и поэтому ставили своих, а потом уже из госпиталей стали поступать выздоровевшие офицеры, их направляли к нам, они становились командирами взводов, командирами рот. Чем мы занимались в этом батальоне? Стояли на баррикадах, несли патрульную службу по городу. Много было ракетных частей, стреляли прямо с территорий нефтеперерабатывающих заводов. В аулах кое-где работали учителя, которые окончили Краснодарский педагогический институт по специализации "начальные классы". Когда война началась, там их начали немножко притеснять: местные жители следили за ними, никуда не разрешали уходить и многие из этих учителей решили удрать. Уходили они в город по полям, засеянным кукурузой, и, придя в город, в основном стали поступать в этот наш батальон. Когда мы сформировались, это уже была глубокая осень, ноябрь или даже начало зимы, декабрь. С нашего батальона 30 человек забрали в Особый отдел, в том числе всех тех учителей с Краснодарского края, потому что Краснодарский край уже был в оккупации. Сформировался наш батальон. Тех учителей из Краснодарского края заслали в Горячеводскую школу снайперов на обучение как агентов: свои люди, не будут вызывать подозрений. По окончании их распределили по воинским частям.

Санитарка Дегтярева Клавдия Дмитриевна, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

В роте осталось нас тридцать девчонок, продолжали заниматься. Стреляли из пулемета, винтовок, разбирали и собирали оружие, по-пластунски ползали: учились военному искусству. Когда нас расформировали, я уже не была командиром взвода, стала санинструктором мужской пулеметной роты. Из нашего батальона сделали школу младших командиров, у нас же в основном были люди из бригад глубокого бурения, грамотные. А мы девчонки, куда нас девать? И тут из Махачкалы передислоцировался 485-й зенитно-артиллерийский полк, нас туда присоединили. Пришел состав, все руководство вышло к нам, мы их встречали на привокзальной площади. Пока они с нами знакомились - эшелон ушел, а мы с ними остались. Нашли маневровый паровозик "кукушку", прицепили один товарный вагон, нас туда посадили и привезли до Беслана, там разгружался эшелон. Когда распределили, я попала в 3-ю артиллерийскую батарею. В дивизионе четыре батареи. В каждой батарее четыре зенитные пушки 85-мм, ПУАЗО аппарат для определения скорости, дальности полета. Еще пулеметный расчет, дальномерщики, кухня и наше руководство. Командир батареи был Сапожников, командир огневого взвода Грачков, а фамилию командира боевого взвода забыла. Я попала в отделение связи, одновременно была связист и санинструктор. Из Беслана своим ходом поехали на Пятигорск на Минводы, там очень мало постояли. Потом нас в Армавир. Встали на защиту аэродрома, на северной его точке. Занятия продолжались. Весь Армавир был занят нашим полком.

Первый номер пулеметного расчета Дегтярева Клавдия Дмитриевна, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Был казусный случай: для того, чтобы определить, что самолет свой - имеется определенный код. При пролете над аэродромом летчик стреляет ракетами, подает сигнал. Так вот, пролетает над нашим аэродромом самолет с нашим кодом - я свой. Две белых, одна красная, ему осветили посадочную полосу, самолет развернулся. А по гулу моторов разведчики, которые сидят в углубленной яме и слушают гул самолета, поняли, что что-то не то: у наших ровный гул, а у немецких - волнистый. Его посадили, моторы работают на полуоборотах. Дежурный в плащ-палатке бежит к самолету, узнать: кто ты, что ты. Подходит. Моросил дождик. Фуражка была закрыта капюшоном, отодвинул его, там красная звезда. Летчик в ужасе захлопнул окно, дал полные обороты и пошел. Дежурный стал стрелять - знаки-то не наши. Боевая тревога! Открыли огонь. Командир нашей батареи говорит, летит немецкий самолет, а мои снарядики ему под хвостик! Представляете: посадить немецкий самолет, совпали сигналы. Он поднялся и улетел.

Потом нас из Армавира своим ходом отправили в Батайск на защиту порта Азов, Батайский и Ростовский порты. Остановились на машинно-тракторной станции, там навес типа сарая, там жили. А на поле развернулась наша батарея, начали копать углубления, оборудовать огневые точки. Это уже было в марте 1943 года, там нам досталось крепко, налеты на порты были серьезные. Даже нашей батарее досталось: стоит пушка в углублении, от нее в метрах 30-40 вырыта яма и там снаряды сложены. Одна из бомб попала недалеко от снарядов, у наводчика третьей пушки перебило ноги. Досталось нам сильно, во время бомбежек Батайска такой страх был: дома горят, люди бежали с узелками, с детьми, коровенок гнали впереди себя. Вот на них было страшно смотреть, это картинка стоит перед глазами до сих пор. А тут я чувствовала, что я защищена, что мы огрызаемся. Наш полк охранял Ростов, пригороды Аксай и другие районы.

Один раз, когда нас бомбили, я получила контузию, лопнула барабанная перепонка. Несла два снаряда по 15,300. а тут пушка как грохнет! И воздух такой волной, я упала со снарядами, сломала руку, пошла кровь из носа и уха. Но не до этого было, там скорее, скорее надо было. Стала таскать по одному снаряду, рука-то не действовала, но никуда не пошла, сама себе хозяйка. До этого я в телефонке работала, на наблюдательный пункт СНП, а он в километрах за 10 отстоит от нашей батареи, и этот НП давал направления, откуда летят, какой самолет идет. Самолеты изучали по их силуэтам. Проводились такие занятия: определите по хвостовому оперению, какой летит самолет, и прочее.

Потом нас переправили в Таганрог. Телефонистом больше не могла работать, стала первым номером пулеметного расчета. Нас посадили на крышу завода "Красный котельщик", лестница была только пожарная. И продукты, и воду - все по ней носили… оббили жестью будочку, чтобы не так продувало, поставили печку и нары, на этих нарах жил расчет из 5 человек. У нас сначала был спаренный пулемет Максим-4. Там из особенностей такой бак, наполненный водой и матерчатые ленты. Пока их не набьешь - равнялкой не выровняешь, а если немножко будет перекос, то лента встанет, не будет стрелять, поэтому этот пулемет был не удобен. Когда один пулемет стреляет, можно устранить задержку, а когда четыре одновременно - не поправишь. В Таганроге нам поменяли на ДКШ, там уже стальные ленты, и калибр другой, и патроны другие.

- У ваш небольшой рост и вес, удобно ли вам было стрелять, ведь у пулемета огромная отдача.

- Очень удобно. Тренога стоит и вращается, я могла присесть. Тренога отдачу в основном принимала на себя и в М-4 тоже не было отдачи, все было укреплено.

Потом из Таганрога нас погрузили в эшелон и повезли на Николаев, оттуда перевезли в селение Трихатка, севернее по течению Южного Буга. Местность болотистая, я заболела малярией, трясло каждый день. В 11 часов, хоть часы проверяй, температура. Меня бойцы шинелями понакрывают, сами сядут сверху, чтобы не подкидывало. А когда на пост идти, иди, стой. Температура 40, по 4 часа стояли, днем, ночью. Там сделали гнездо, у нас была машина полуторка, на которую устанавливался пулемет. Мы должны были вырыть яму на высоту машины и сделать земляной пандус, чтобы выехать, бруствер накидывали, утрамбовывали. На бруствер уже укладывали зеленый дерн и тоже утрамбовывали. Были сады фруктовые в этой Трихатке, большие уже абрикосы созрели. Наелась я этих абрикосов, меня переломало, но приступов малярии больше не было. Абрикосы меня вылечили, хоть верь, хоть не верь.

Нас потом вернули в Николаев, заняли опять свое место. Там рядом стояло здание, обнесенное забором, и в эти казармы привезли много пленных немцев, а мы туда ходили по воду. Пошла, взяла с собой два ведра, они там вповалку лежат, все изможденные. Конвоир говорит, дайте им воды: одно ведро выпили, второе. Пошла, еще принесла, утолили жажду. Я прихожу, а мне мой командир отделения Дуся Инвагулова, из Ижевска, говорит: ты где так долго была? Тебя послали по воду, а ты так долго где-то была!

- Пленных поила.

- Ты что, с ума сошла! Пусть они подохнут.

- Конвоир сказал, чтобы я дала воды.

Она бурчала, такие-сякие… а мне жалко стало, потому что вид у них был ужасный.

Это уже был 1944 год. Я была заместитель секретаря комсомольской организации, через некоторое время меня приняли кандидатом в члены партии и повезли в Одессу в штаб. После собрания поводили нас по Дерибасовской, посмотрели на памятник Ришелье, по лестнице Ришелье прошлись, сводили нас в Одесский театр. Отдохнули мы дня два-три, а потом вернулись в расположение части.

В нашем полку было много девчонок. Приборное отделение 12 человек, дальномерщики - 4, нас 5. Это уже 21. И четверо - счетчики трубок. Человек 25 это только на батареи. А у нас же не одна батарея, и не один дивизион. Еще были МЗАшники, в Ростове у нас их отобрали. Один пулемет на батарею был.

К 45-му году всех девчонок стали выводить, заполнять места ребятами. Думаю, готовились к войне с Японией. Шла переформировка и я попала в 224-й бронепоезд зенитной артиллерии нашей дивизии, 86-я дивизия, 56-я армия. С этим бронепоездом я оказалась на станции Бессарабской Молдавской ССР, там мы простояли до окончания войны, потом нас всех вернули в Одессу и демобилизовалась я 26 сентября 1945 года из Одессы. Мой дядя тогда работал в ОСТК (отдел строительных трудовых колоний). Они жили на Белом море в Сараклаге, потом переехали оттуда в Уральск. Куда посылали, туда и ездили, у них детей не было. И последнее направление они получили в Запорожье, мамина сестра, тетя Рая, работала тоже с ним. Получаю от нее письмо: если ты будешь ехать, и к нам не заедешь, то ты нам не племянница. Думаю, ну да, поеду я к ней в Запорожье, когда меня мама ждем в Грозном, а маму мою во время войны эвакуировали из Грозного в Эшанбай, потом она опять вернулась домой.

Сели в общий вагон. Один мужчина спрашивает, как попасть в Симферополь, ему и говорят:

- Да очень просто. Доедем до Запорожья и вы перейдете на южное направление.

Оказывается, этот поезд шел через Запорожье. Хочешь-не хочешь - надо останавливаться. Я имела право 10 суток на остановки, бронь такая в билете. Мне ребята сделали чемоданчик из досок, закрывался накидной петлей и крючком. Пришла в камеру хранения, сдала чемодан и вещмешок, мысли не было, что могут оттуда что-то взять. Стала искать по адресу, который тетя мне в письме дала, долго искала - нашла эту улицу, она, оказывается, идет от вокзала до самого Днепра. Одноэтажный домик, пять квартир, проходные комнатки.

- Где Яковлевы живут?

Постучала. Слышу, собака гавкает и мамин голос. Думаю, как это так. Открывает дверь, высовываются два носа, мамин и собаки. (Веселая, все время смеется). Я в гимнастерке, берете. Оказывается, родственники все рассчитали и привезли её сюда. Я говорю:

- Правильно, я к ней домой еду, а она тут в гостях прохлаждается.

Оказывается, она уже четвертый день здесь. Захожу в комнату, собака вокруг меня, обнюхивает. Маленькая прихожая, стоит газовая плитка, все такое маленькое. Мама бросилась меня обнимать, а пес начал маму прихватывать. Стою, не знаю, что мне делать. Пес вскочил на мамин сундук, положил мне лапы на плечи, схватил мой берет, стал трепать, собака есть собака, что у нее на уме. Мама ему: Мазур, пошел на место, нельзя. От коридора отгорожена фанерой часть, сделали комнату, койка, пианино и шкаф - больше ничего нет. Мы сели на койку. А пес сел напротив и смотрит. Бегал по комнате, принес пачку беломора. Вот так любовь с первого взгляда…

Я там побыла 10 дней, дядя Володя мне все показал. Решила, что поеду все-таки в Грозный - там окончила школу, все мое детство прошло там и уехала. У меня были талоны, на станциях по ним обеспечивали продуктами. Думаю, с голода не помру.

Санитарка Дегтярева Клавдия Дмитриевна, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец В Ростове пересадка. Чемодан несу с собой, вещмешок и шинель. Мест в вагонах нет, люди едут на крышах, ну и я полезла на крышу. Мне помогли подняться на крышу, повесили вещмешок на отдушину от туалета и мы поехали. С Ростова до Минвод я ехала на крыше вагона вместе с ребятами. В Минводах нас всех выгнали, и мы ехали в тамбуре на стыках вагонов. Так и доехала до Грозного на стыках. Пошла на строе место, где мы жили, а нашу квартиру заняли другие люди. Побыла, всех обошла, зашла в школу к преподавателям, которые там остались. Думаю, делать нечего, надо уезжать, пошла в комендатуру. Сказала, что мою маму увезли, ехать мне не с чем и получила бесплатный билет назад. Вернулась в Запорожье уже 26 октября…

- Как встречали после войны женщин, служивших в армии? Презрительного отношения не было?

- Никогда. Ничего такого не говорили.

- В полку было много женщин?

- Да. С одной батареи 28. Такого не было, что одна среди мужчин. Землянки у нас были отдельные женские. Но когда мы были рядом с ребятами, никогда они не матерились при нас.

- Нормальные были отношения в женском коллективе?

- Никогда никаких неприятностей не было.

- Обмундирование женское было?

- Сначала были брюки, потом юбки стали давать. Гимнастерки были на размер меньше. Никакого женского белья не было. Кальсоны. Шили сами женское белье. Низ отрезали от ночной рубашки.

- Какая-нибудь мода была?

- Все были одинаково одеты.

- Горячая вода была?

- Нет.

- Какие были волосы?

- Короткие, под мальчишку.

- Вши были?

- Были, были, были. Боролись механически. А потом наловчились, утюги нагревали, проглаживали…

- Кормили нормально?

- Мы тогда не капризничали. У нас была перловка, мы ее называли шрапнель. Суп шрапнель, шрапнелевая каша. И тушенка. Никаких овощей.

- Курили?

- Курили. Я тоже курила в армии. Все курят и я курила. И дома курила после демобилизации. У меня и мама, и тетка курили. Уже в институте перестала курить, некогда, негде, лишние расходы…

Сто грамм нам давали. Нам - вино. Когда мы находились в Краснодарском крае, Батайске, то собирали это вино в котелок, крошили туда хлеб. Я водку потом уже меняла на махорку. Делали самокрутки, или козью ножку.

- Приходилось стрелять по самолетам?

- Да.

- Попадали?

- У нас считается не индивидуальное, а общее по полку… не хватило одного самолета, чтобы получить гвардейское звание полка. Мы влились в полк, он отступал от Ростова, и танки, и живая сила, и огневые точки. За бои под Батайском получила медаль За боевые заслуги.

- Косметика была?

- Обыкновенное хозяйственное мыло.

- Послабления в критические дни были?

- Никаких послаблений в критические дни не было. Мы были все одинаковые. У нас был девчачий расчет. И прибористы, и дальномерщики, и счетчики трубок.

- Девчонки по беременности уезжали?

- Одна с дальномерного отделения. Но там был шухер после этого… больше с нашей батареи не уехало ни одного человека. У нас был женский коллектив, который держался вместе. Занимались художественной самодеятельностью. Пели песни, участвовали в смотре самодеятельности полка.

- Нужно было женщинам участвовать в войне?

- Да. Да. Да.

- Были те, кто сожалел, что был в армии?

- Никогда подобных разговоров не было. Конечно, тосковали по дому, по родным.

- Какое было отношение к немцам?

- Мы с ними не встречались. Единственные пленные, которых видела, были такие жалкие, я их напоила водой…

- Потери на батарее были?

- Да. Откат сорвало, перебило ногу, увезли в госпиталь. Никого у нас не убивало.

- О женщинах-героях на фронте знали?

- Нет. Газет не было, радио не было, варились в своем котле. Только когда демобилизовались, стала доступнее информация. У нас проводились политзанятия, типа воспитательных бесед в свободное от войны время. У нас был дружный коллектив на батарее.

- Домой письма писали?

- Да. Была из нашего города Грозного пионервожатая, не очень порядочный человек. Уехала раньше из Батайска. Приехала в Грозный и всем сказала, что якобы я в интересном положении. Мне мама пишет письмо, чтобы я не волновалась, если что-то случится, приезжай домой. Если родится ребенок, мы с тобой его воспитаем… вот такое дело было. Я показала это письмо секретарю комсомольской организации, оно у меня сохранилось.

- За что она вас так?

- Немножко пакостная женщина.

- Как встретили День победы?

- Мы были в Бессарабии, Молдавия. Там же вина, винодельческий регион. А наш бронепоезд стоял на запасном пути, как говорят. Рядом домики молдаван. Узнали, что есть винцо, пошли туда с девчонками, а посуды у нас нет никакой. Пришли. Хозяин нас повел в подвал, там громаднейшие бочки. Наливал в пол-литровые банки. Вот мы там и отметили 9 Мая. Отличное настроение, конец войны.

Интервью:А. Драбкин
Лит.обработка:А.Орлова


Читайте также

Самое главное, что мы обязаны были сделать – как можно раньше оказать помощь раненым. Поэтому полковой медпункт устраивали как можно ближе к передовой. Иногда он стоял всего в 400-500 метрах от поля боя, поэтому нас и бомбили и обстреливали, да еще как… Пулеметы строчат, осколки свистят… Иногда взрывной волной раненого...
Читать дальше

За участие в этом бою меня наградили орденом Славы III степени. За время боев на разных участках фронта я вынесла и спасла жизнь 257 бойцам.

Читать дальше

При мне матом не ругались на фронте. Это обычные рядовые солдаты а ни какая-нибудь там интеллигенция. Романов на войне не было.



















Читать дальше

За эти три часа потерь среди танкистов не было. Среди мотострелков потери были большие. Мы оказывали помощь, не разбиря свои это или чужие. Не далеко от нашего медпункта разорвалась мина и осколком, автоматчику почти оторвало ногу. Я прибежал на крик. Сильное кровотечение, наложил жгут. Нога держалась на сухожилих. Отрезал. Это...
Читать дальше

Работали, делали всё, что надо было. Сказали - «надо», значит так и надо. А о том, что когда она кончится, когда это будет…

Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты