Хлопотина Зоя Александровна

Опубликовано 13 июля 2006 года

19682 0

Великая Отечественная война началась для меня в 1942 году на 2-м Белорусском фронте, затем 1-й Украинский - 2-я танковая армия, 49-ая бригада, 2-й батальон. И так до самого Дня Победы, в незабываемом сорок пятом... Воевала санинструктором.

Я знаю, что была нужной на фронте, знаю, что и моя пусть скромная лепта вложена в великое общее дело разгрома врага. Многих вытащила из горящих танков. Много ран мне пришлось перевязать. Многим спасла самое дорогое - жизнь. До сей поры слышатся мне их благородные слова: "Родная наша Зоя, мы любим тебя, сестричка".

Всякое бывало на передовой. Случалось и так, что не успевали перевязать раненого, спрыгнуть с танка на землю, взрывались и горели вместе с бойцами, вместе с танками. Тяжело вспоминать об этом, но так было.

Не могу забыть один эпизод из своей фронтовой жизни. Когда мы стояли на Сандомирском плацдарме, солдаты и офицеры говорили между собой: "Скорей бы в наступление, надоело стоять в обороне".

И вот настал этот день. Рано утром я проснулась в землянке от сильного гула и грохота, выбежала и не могла понять, где земля, где небо. Вокруг все было охвачено огнем. Шла такая сильная артподготовка, что казалось, сейчас сама земля расколется на куски...

Наши танкисты выстроились в боевые порядки и пошли вперед. В день проходили шестьдесят-семьдесят километров. Прибыли в один населенный пункт. Танки остановились. Оказывается, мост через реку был взорван отступающими немцами, и дальнейшее продвижение застопорилось.

Комбат собрал пехотинцев, и приказал командиру разведчиков; "Лейтенант, отбери десять человек автоматчиков, и отправляйтесь в разведку, через реку в деревню". Я попросилась пойти в разведку вместе с бойцами: санинструктора у них не было; если ранят, кто перевяжет их, окажет помощь?

В три часа ночи мы тронулись в путь. Светит яркая луна кругом тихо, только лед слабый потрескивает под ногами, припорошенный снегом. Слава богу, пронесло, не провалились в воду - лед выдержал. Идем полем, подходим к деревне. У самой дороги, на околице, видим дом. Стучимся в ставни, слышим, по-польски спрашивают: "Кто там? "Свои, русские, открывай!" Испуганная полячка открывает дверь. Лейтенант спрашивает: "Немцы есть?" А сами уже видим: стоят две кровати двухъярусные, значит немцы были. Хозяйка отвечает: "Они ушли вечером, какие здесь стояли, а в деревне - не знаю, есть ли, нет ли". Проснулись и другие домочадцы, и когда оклемались ото сна, то сразу обратили внимание на меня. И говорит одна женщина, глядя на меня удивленными глазами: "Цо паненка така малень-ка, а воюет?" Я ответила, что у нас от стара до мала все воюют. Родину надо защищать. Она посмотрела на меня, ничего не сказала... Прошло немного времени, как, запыхавшись, прибегает один автоматчик и докладывает: "Товарищ лейтенант! Там немцы идут, человек семь-восемь, играют на губной гармошке".

Немцы, конечно, не ожидали, что здесь могут быть русские, хотя могли и столкнуться нос к носу. Но мы шли правее в деревню, а они - левее. Нас они не могли разглядеть, хотя и светила луна. Мы тоже их с трудом различили; немцы были одеты в белые маскхалаты.

Командир приказал всем залечь на снег и подпустить их на близкое расстояние. А когда немцы подошли, автоматчики не оставили никого из них в живых. А что делать? Иначе наша разведка была бы обнаружена, пришлось бы вступать в неизбежный открытый бой - провал верный...

Опять тишина. Светает, пять часов утра. Вдруг тишину нарушает треск мотоциклетного мотора. Автоматчик прицелился, и мотоцикл завалился на бок. Подбегаем, смотрим - обер-лейтенант, раненый в грудь. Тяжело дышит. Привели его в избу. Наш командир приказал: "Зоя, перевяжи его, и надо отправлять к танкистам в штаб. Пусть дает показания". Потом выяснилось, что "язык" оказался очень ценным.

Утро полностью вступило в свои права. Надо идти в обратный путь, опять той же дорогой, по которой шли сюда. Гуськом, по речке возвратились к своим. Танкисты обнимали нас, радовались, что вернулись без потерь, живые и здоровые, да еще и "языка" прихватили.

Вскоре прибыли понтонники, установили временный мост, и мы снова пошли вперед...

Вот так и воевала. Всего не расскажешь...



Читайте также

А утром – ещё раненых полно: наши стали бомбить, думая, что мы – это немцы, а мы же уже отступили. То есть, были свои. Под свою авиацию попали, и очень много было раненых. Война – это никогда не под линеечку. Наступай, потом отступай, потом бей там… потом, значит, отдыхай. У нас отдыха этого – не было. Отдыха… мы работали столько,...
Читать дальше

И тут командарм набрал по телефону нашего комдива: полковника Владимира Евсеевича Сорокина. Тот рапортует, что танки давят, мы не можем их остановить. Шумилов ответил, что надо держаться, чтобы прикрыть отступление всей армии. Мы оборонялись до последнего. Почти все наши солдаты и командиры погибло в окопах. Мы не убежали....
Читать дальше

При мне матом не ругались на фронте. Это обычные рядовые солдаты а ни какая-нибудь там интеллигенция. Романов на войне не было.



















Читать дальше

Глубокие рваные раны от осколков бомб и снарядов приводили в ужас: на телах людей буквально не было живого места. И не меньшее душевное страдание мне - военной медсестре - доставляло то, что практически невозможно было уберечь раненых от повторного ранения под постоянными бомбежками и артобстрелами....
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты




avers-bur.ru