Савков Гавриил Алексеевич

Опубликовано 09 декабря 2010 года

5707 0

Родился 24 апреля 1924 г. в деревне Угольная Русско-Бродского района Брянской области. Окончил ветеринарный техникум в 1941 г. В Красной Армии - с октября 1941 г. На фронте с 23.11.1941, 183-й стрелковый полк Брянского фронта. В 1942-44 гг. - слушатель Военно-ветеринарной Академии в Москве. В 1944-45 гг. - подпоручик, 3-й центральный армейский лазарет 1-й Польской армии. Был тяжело контужен 23.11.1944. Награжден медалями "За взятие Вены", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг". С 1946 г. младший лейтенант Савков в запасе. Жил и работал по специальности в Эстонии, в том числе начальником ветлечебницы в Нарве. Там же и проживает в настоящее время.

И.Вершинин. Гавриил Алексеевич, начнем нашу беседу с вашего детства. Как так получилось, что вы избрали путь ветеринара?

Г.Савков. Никаких предпосылок к ветеринарной службе у меня не было. Родился я в 1924 году в крестьянской семье на Орловщине. В 1938 году, окончив семилетнюю школу отличником и с почетной грамотой, собирался поступать в инженерную школу. Поэтому и отправил документы в Ливенский машиностроительный техникум. Но документы возвратились назад с сопроводительным письмом. В нем говорилось: "Поскольку вам не исполнилось пятнадцати лет, зачислить вас не представляется возможным. Можем зачислить со следующего года вне конкурса как отличника". Я вполне согласился с этими условиями, подумал: ну что ж, пропущу год.

Но девчата, жившие в нашем селе, учились в ветеринарном техникуме. Они, узнав о моей неудаче, посоветовали: "А ты подавай документы в наш техникум!" Таким образом, чтобы не терять год, я сдал свои документы в Брянский ветеринарный техникум, в который меня зачислили вне конкурса (в то время часть Брянской области относилась к Орловской). Таким образом, я окончил его в 1941 году.

И.Вершинин. Где вас застало начало Великой Отечественной войны?

Г.Савков. Оканчивая ветеринарный техникум, я в этот момент находился на практике. Техникум после этого сразу прекратил свою работу. Нас же досрочно выпустили с дипломами ветеринарных фельдшеров. После этого я остался жить с родителями в сельской местности. С началом же эвакуации меня мобилизовали как специалиста на эвакуацию скота. С этим эвакуированным скотом я вышел из дома к городу Ельцу.

И.Вершинин. Потом вас призвали в армию. Вас сразу стали использовать как специалиста?

Г.САвков. Нет, это произошло не сразу. Я получил повестку 3 октября 1941 года. Тогда на фронте катастрофически не хватало людей. В подтверждение этого расскажу следующий случай. Одновременно со мной получили повестки два моих односельчанина. Втроем мы и пошли в военкомат. Эти двое был деффективными, имели проблемы со слухом и были старше меня по возрасту. Когда же мы шли до военкомата, который находился от нашей деревни в 17 километрах, между ними произошел разговор следующего содержания: "Ну нас-то отпустят потому что мы глухие, а Савкову пилотка!" Все уже решили, что возьмут в армию только меня. Когда же мы пришли в военкомат, вместе со мной зачислили их обоих. Это было, конечно же, вызвано острой нехваткой солдат на фронте!

Призвавшись в армию, я был направлен сначала в запасной полк, а оттуда - в 181-й стрелковый полк на Брянский фронт. Там немецкие войска взяли нас в окружение, откуда мы скоро вышли.

И.Вершинин. Что это были за бои?

Это были не бои, а потасовка. Фронт проходил отдельными очагами и участками. Оборонялись, лавировали. Больших таких боев на нашем участке не было. Немцы шли колоннами. Но в некоторых местах немецкие летчики гонялись за единицами солдат. Мы были морально подавлены крепко. Помню, находясь в окружении, питались тем, где кого из дичи можно было застрелить. Выходили из окружения мы лесом, после чего нас направили в 28-й запасной стрелковый полк. Но когда мы пришли на формировочный пункт, где отправляют по различным частям, при проверке документов выяснилось, что я имею диплом ветеринарного техникума. Мне сказали: "Что ж ты ходишь по пехотам, когда ты специалист?" После этого меня назначили ветеринарным фельдшером срочной службы в полковой лазарет. В этом качестве я прослужил несколько месяцев.

И.Вершинин. Как получилось, что в 1942 году вы поступили в Военно-ветеринарную академию?

Г.Савков. В наш полк неожиданно пришла разнорядка. Потребовались срочно люди на военно-политические курсы и военно-ветеринарную академию. В числе прочих отобрали и меня. Вообще-то академия была рассчитана на пятилетнее обучение, но так как это было военное время, мы проучились три года: с 1942-го по 1944-й.

И.Вершинин. Какие преподаватели вам более всего запомнились?

Г.Савков. Начальник академии генерал-майор Петров и паталагоанатом подполковник Попов.

И.Вершинин. Насколько успешной была ваша учеба?

Г.Савков. Легкого ничего не было. Во-первых, мы испытывали очень большие трудности с питанием. Во вторых, военная обстановка чувствовалась везде. Мы были закреплены за столовой, иногда ели, а когда были и совсем голодными.

И.Вершинин. После окончания военной академии вас сразу направили в 1-ю Польскую армию?

Г.Савков. Перед этим в моей жизни произошла целая эпопея. Перед самым окончанием академии нас и еще нескольких курсантов направили на эвакуацию калмыков, чеченцев, ингушей и крымских татар. Дело в том, что они переходили на сторону немцев, короче говоря, входили с ними в очень активное сотрудничество. Дело доходило даже до того, что они организовывали военные группы, которые нападали на наши небольшие войсковые подразделения, разоружали и убивали наших солдат. Поэтому и был отдан приказ Сталина об их эвакуации. Нас, таким образом, командировали в Калмыкию. Капитан Сидорчук был назначен начальником отряда, чье предназначение заключалось в проведении этой эвакуации. Я же был назначен заместителем начальника отряда.

В этой командировке мы пробыли около двух месяцев. Люди забирали все свои шмотки. Разрешалось брать с собой груз весом не больше чем 16 килограммов. Эвакуированных и их грузовые эшелоны вместе с нами сопровождали конвойные, специально выделенные для этой цели. Возвратившись из командировки, мы сдали в академии зачеты. После этого я был выпущен в звании лейтенанта.

И.Вершинин. После этого, собственно, вас и отправили в 1-ю Польскую армию. Могли бы вы рассказать о том, что она из себя представляла?

Г.Савков. Прежде расскажу о том, как я прибыл в это соединение. В Польскую армию отобрали восемь передовых выпускников академии, в число которых попал и я. Вместе с пакетом нас направили в Харьков в штаб военного округа, откуда мы и должны были отправиться к месту назначения. В Харькове же мы явились к начальнику гарнизона. Нас направили в гостиницу и сказали: "Ждите распоряжения!" Этого распоряжения из воинской части мы ждали неделю. Отсюда нас и отправили в город Сумы на Украине, где дислоцировалась Польская армия.

Теперь, собственно, о том, что она из себя представляла. Когда мы прибыли в военный городок на окраине города Сумы, нас встретил польский часовой в четырехуголке с орлом. Воинская часть представилась перед нами очень культурно-дисциплинированной. Вскоре нас встретил дежурный и сказал: "Сейчас сходите помоетесь, поужинайте и ложитесь отдыхать. Завтра в курс дела введем!"

Я и сегодня не могу забыть того дня. Как мы, помывшись в бане, зашли покушать в столовую. Чего там только не было! Там имелись резаные хлеба с целыми подносами, салон с горчичниками и всеми необходимыми для этого приспособлениями. Официанты с косичками подавали первое и второе. Мы посмотрели и воскликнули: "Это из рая в ад!" Или с точностью до наоборот.

И.Вершинин. Политические убеждения у ваших сослуживцев были, наверное, разными?

Г.Савков. Когда нас направляли в Польскую армию, командованием учитывались все эти факторы. Один майор из Главного политического управления Красной Армии, сопровождавший нас к месту назначения, помню, инспектировал нас: "Отныне вы не проявляйте, что вы коммунисты или комсомольцы. Потому что если вы начнете проявлять свою классовую сущность, то польские солдаты начнут проявлять свою. А у них перед войной было партий 15. Там и партия родничей, и партия народов Людова, и еще черт знает что. А мы не должны вызывать у них аппетит профашистских контрреволюционных партий, а стараться перевоспитать в своем советском духе. Не говоря о том, что вы такое задание имеете!"

И.Вершинин. Каким было отношение польских солдат к вам, именно как к русскому?

Г.Савков. В общем и целом нормальным, хотя случаи недоброжелательства все же имелись. Но какого бы отношения они не высказывали, деваться им было некуда. Польская армия подчинялась Маршалу Рокоссовскому.

И.Вершинин. Должность какая у вас была?

Г.Савков. Непосредственно я находился в 3-м центральном армейском лазарете 1-й Польской армии, весь персонал которого составляли поляки. Только трое, капитан Глухов, капитан Севастьянов и капитан Щерба, были русской национальности. Но одновременно я числился офицером связи в штабе армии.

И.Вершинин. Вы принимали участие в боевых операциях?

Г.Савков. Непосредственно в боевых действиях я не участвовал, так как находился в штабных подразделениях. А так, конечно, из боев со своей армией не выходили. Случаев, каким-то образом связанных с риском для жизни, было более чем достаточно. Расскажу один такой эпизод. Это произошло в Праге, в предместье Варшавы. Прибыв туда, мы организовали там передовые пункты по приему раненных лошадей, которые находились у нас на вооружении. Город был полностью разрушен и состоял из полуразвалин. В одну из таких полуразвалин я пошел отлучиться по нужде. Но не успел, как говориться, и справить своей нужды, как кто-то начал стрелять в мою сторону из парабеллума. Из-под кирпичей мелькнула фуражка немецкого офицера. Соориентировавшись в обстановке, я достал свой пистолет ТТ и начал стрелять в его сторону. Таким образом, на расстоянии этих 15 метров мы долго отстреливались, пока на месте не оказались советские автоматчики. Услышав выстрелы, они быстро прибежали сюда и скрутили этого немецкого майора. Тогда, кстати говоря, я впервые и почувствовал настоящий страх смерти.

Подпоручик, офицер лазарета 1-й Польской армии Савков Гавриил Алексеевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Варшава, 1945 г.

И.Вершинин. Вы освобождали Варшаву?

Г.Савков. Когда мы подошли к Варшаве, соединенной, как известно, тремя мостами с Прагой, она была вся охвачена огнем. События, происходившие на этом театре военных действий, были связаны с политикой. Дело в том, что польское правительство, находившееся к тому времени в Лондоне, имели решительное желание продемонстрировать миру, что своим национальным восстанием поляки должны продемонстрировать свою способность освободить Польшу без помощи СССР. Все их дело кончилось тем, что немецкие войска это восстание подавили, а город сожгли. Наши же танки вернулись назад по приказу Сталина! Мол, таким было его решению, раз вы можете обойтись без нас, так попробуйте это сделать! Так что там бойня была еще та! Результатом всей этой политики все же стало освобождение Варшавы нашими войсками.

И.Вершинин. Были ли у вас ранения и контузии?

Г.Савков. Меня контузило в селе Яблоново под Варшавой. Когда я ехал на машине из госпиталя, разорвавшийся неподалеку снаряд разбил машину. Таким образом, потеряв сознание, я временно лишился слуха и хорошего зрения. Подобрали меня советские военнослужащие. Но так как я был в польской форме, передали меня в польский госпиталь, в котором меня вылечили.

И.Вершинин. Каким было ваше звание в Польской армии?

Г.Савков. Окончив Военно-ветераинарную академию в звании лейтенантом, я в этом звании пробыл до демобилизации в 1945 году. Так как в Польской армии это соответствовало подпоручику, я это звание и носил там.

И.Вершинин. Как проходило ваше общение с поляками? Понимали ли они вас?

Г.Савков. Мое общение с личным составом проходило на польском языке. В нашей части было какое-то подобие курсов, которые я успешно закончил. Кроме того, сама жизнь заставила освоить этот язык. Как такое возможно, - ломался я, когда они говорят, а ты их совершенно не понимаешь?! Таким образом, освоил я язык через языковую практику.

 

И.Вершинин. Где вы закончили войну?

Г.Савков. К тому времени мы находились уже под Берлином. Помню, я находился в городе Нойгофе, где у нас имелись подсобные хозяйства. Когда я возвратился оттуда и привез в штаб армии необходимые продукты, мне сказали неопределенно: "Сегодня отдыхаем". Это меня удивило: "Что случилось?" "Подписана капитуляция!" Начальник штаба зазвал меня к себе, налил стакан водки и предложил выпить. "Давай!" - сказал он.

И.Вершинин. После войны долго пришлось служить?

Г.Савков. Сразу после окончания войны меня отозвали в Москву, а оттуда направили на Дальний Восток. Прослужил я также в Японии и в Китае, а демобилизовался в 1946 году.

И.Вершинин. Как сложилась ваша жизнь на гражданке?

Г.Савков. Поскольку я был дипломированным специалистом, мне было несложно найти работу на гражданке. Сразу после демобилизации я работал у себя на родине, в Орловской области, главным ветеринарным врачом района, одновременно заведовал районной зоолечебницей. Потом, в 1949-м, прибыл в Эстонию, списался с Кохтла-Ярвеским исполкомом и получил вызов. Первые годы создавал в городе ветеринарную лечебницу, но через несколько лет переведен в Таллин и назначен ветеринарным врачем иподрома.

И.Вершинин. Затем, с 1952 по 1969 год, вы возглавляли санитарно-ветеринарную станцию, следовали, стояли у истоков зарождения ветеринарной службы. Как проходила ее организация?

Г.Савков. Все произошло очень просто. Министерство поручило мне организовать в Нарве санитарно-ветеринарную станцию. Ничего этого в то время в городе не было. Горисполком выделил лишь небольшой каменный дом, расположенный напротив здания тюрьмы. Мне же сказали: "Делай, что хочешь!" Единственное, что меня спасало, это помощь ветеринарного отдела Министерства сельского хозяйства Эстонской ССР, осуществлявшего наше частичное финансирование.

Капитально отремонтировав здание и организав ветеринарную лечебницу, я завез необходимые лекарства и сделал стационар. Ко мне начали привозить животных. А ведь в то время, именно в 50-е годы, многие жители содержали у себя скот. Работы хватало, короче говоря. Тем более, что штат наш был небольшим: в моем подчинении были еще один врач, два фельдшера и два санитара. Мы находились в тесном контакте с городскими властями, организовали даже в городе санитарно-ветеринарную станцию. В Нарве мы остались большими друзьями с Борисом Яковлевичем Цитлисом - в то время заведующим городским отделом здравоохранения. Кстати, ветеринарная лечебница сохранилась в городе и сейчас, но уже с давних времен расположена уже в другом здании.

И.Вершинин. Где вы работали после ветеринарной станции?

Г.Савков. С должности начальника санитарно-ветеринарной станции меня уволили из-за одной досадной истории в 1969 году. Потом я работал в производственном управлении "Водоканал". Так как по должности я был мастером-бактериологом водофильровой станции канализационно-очистных сооружений, то обладал особыми полномочиями: определял зараженность поступавших стоков заносил все это дело в журнал, проводил также и профилактические мероприятия.

Интервью и лит.обработка:И. Вершинин


Читайте также

Вызвал меня начальник курса – капитан Редин, и приказал собрать 10 человек – лыжную команду (я хорошо ходил на лыжах). Я ему говорю: «Какая лыжная команда, и какие могут быть соревнования?». Он мне ответил, что соревноваться будете с немцами. Я сразу понял, что пойдем в тыл. Я ему дал список. В 2 часа ночи меня подняли,...
Читать дальше

Операционные сестры готовили весь инструментарий, материалы и ассистировали во время операции. А операции мы делали разные – аппендицит, грыжа, геморрой, много было ампутаций, дополнительных операций (когда долечивались ранения). Ассистент должен продезинфицировать рану, вовремя подать хирургу все, что ему нужно. Что еще? Да...
Читать дальше

Командир приказал всем залечь на снег и подпустить их на близкое расстояние. А когда немцы подошли, автоматчики не оставили никого из них в живых. А что делать? Иначе наша разведка была бы обнаружена, пришлось бы вступать в неизбежный открытый бой - провал верный...

Читать дальше

Погрузку проводили скрытно, в основном ночью, избегая прицельных дневных бомбежек. Раненых отвозили в Туапсе. Работали сутками без сна. Полностью потеряли счет времени, напрочь позабыли, какое сегодня число, какой день недели. В переполненном вагоне духота, стоны... Однажды приоткрыла дверь, с жадностью вдохнула прохладу ночи...
Читать дальше

Глубокие рваные раны от осколков бомб и снарядов приводили в ужас: на телах людей буквально не было живого места. И не меньшее душевное страдание мне - военной медсестре - доставляло то, что практически невозможно было уберечь раненых от повторного ранения под постоянными бомбежками и артобстрелами....
Читать дальше

Как вспомнить, как нам девочкам, семнадцатилетним приходилось это все это делать и переживать… Я попала на кухню - ладно. А у них - приезжает машина, привозит больных, а кто, мужчины не идут, идут девочки наши. Снег по колено, валенки огромные, носилки несут, а валенки оставляют в снегу, идут в чулках, а потом идут за валенками,...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты