Солнцева Нина Александровна

Опубликовано 23 июля 2006 года

12123 0

На фронте я была два года - с 1942 по 1944 год. Ранена, контужена, перенесла сыпной тиф - и все-таки осталась жива...
Когда началась Великая Отечественная война, я работала монтажницей на завода, который выполнял оборонный заказ. Вступила в комсомол. В свободное от работы время ходила в госпиталь ухаживать за ранеными. Именно в госпитале, в общении с фронтовиками пришло ко мне решение пойти добровольно на фронт, чтобы там, на поле боя, помогать раненым воинам. На передовой такая помощь вдвойне нужна. Думаю, я правильно понимала это...
15 июля 1942 года я была мобилизована на курсы военных санинструкторов и получила удостоверение, что закончила сорокапятидневные военно-учебные сборы при военно-санитарном учебном пункте Московского городского комитета Красного креста. Экзаменационной комиссией мне было присвоено звание военносанитарного инструктора.
Меня направили в 46-ю мотомеханизированную бригаду, в 4-й истребительный противотанковый батальон на должность старшины медицинской службы.
И вот я с железнодорожным эшелоном отбываю на фронт. Надо ли говорить о том, как тяжело было мне вчерашней школьнице, покидать мать, отца, родных, друзей... Ведь я была единственной дочерью у родителей.
Когда наш эшелон уже приближался к передовой, я впервые в жизни услышала возгласы, которые потом уже вошли, так сказать, в обиход: "Воздух! Тревога!" Налет немецких самолетов был непродолжительным, но сколько горя он принес! Здесь, у разгромленного эшелона, и состоялось мое профессиональное боевое крещение. Здесь я в первый раз во фронтовой обстановке сумела оказать медицинскую помощь пострадавшим красноармейцам. Раненых сдали на ближайшую станцию для отправки в госпиталь, разбитые вагоны отцепили от поезда, а сами поехали дальше, к передовой...
Сначала я оказалась на Калининском фронте, а потом на 1-м и 2-м Прибалтийских...
Помню бой на подступах к Невелю... Схватка была ожесточенной и упорной, чтобы правдиво описать все, надо быть писателем - я никогда не видела столько раненых и убитых. В воздухе стоял непрерывный стон, перебиваемый пронзительными криками. Позже я осознала: это война, всегда так на войне бывает, а тогда все увиденное ошеломило меня. Этот страшный бой сохранился в моей памяти на всю жизнь. Однако, несмотря на все переживания и страхи, дело свое делала. За вынос с поля боя раненых была награждена орденом Славы III степени.
Не менее тяжелые бои были и дальше, в Прибалтике. Раненых было очень много, и раны все глубокие, трудные... За эти бои меня наградили медалью "За отвагу".
В мае сорок четвертого мне пришлось участвовать в разведке. Наша рота автоматчиков совместно с разведчиками ходила на задание. Когда вышли на нейтральную полосу выяснилось, что она заминирована. Моя напарница, связистка Кузовкова, попала на мину. Прогремел сильный взрыв, а затем раздался страшный крик: "Нина! Нина!".
Я бежала по заминированному полю, совершенно позабыв о том, что сама могу наступить на мину. Когда мы перенесли Кузовкову в укрытие, я перевязала ей раны: у нее были сильно повреждены конечности - рука и нога...
Зимой 1943 года я пережила страшные мгновения. Идем на задание, в разведку. Несмотря на тщательную маскировку, немцы нас обнаружили и открыли стрельбу. Пришлось отходить. И когда отошли уже на порядочное расстояние, выяснилось, что одного бойца не хватает. Пришлось вернуться. Из-за сильного мороза и плохой видимости сразу не смогли найти пропавшего. Он лежал глубоко в снегу, тяжело раненый в ногу. Оттащила я его к кустарнику, а за ним красная полоса по снегу тянется. Я, чтобы наш след не обнаружился, стала засыпать кровь снегом. Потом перевязала бойцу ногу. Вдруг слышу - немецкая речь! Гитлеровцы шли прямиком по направлению к нашему укрытию за кустами. Шепчу раненому: "Молчи! Немцы!" Зажала ему рот рукавицей. Но он был не в силах сдержать стоны: боль у него была невыносимая, должно быть. Приготовила гранату и решила: подойдут немцы - подорву и себя, и своего подопечного, и фашистов. Жду... Идут минуты, сердце стучит - готово из груди вырваться, страх сковал: "Обнаружат или нет?" Немцы остановились по ту сторону кустарника, поговорили о чем-то между собой и - ушли. Неужели обошлось? Даже и не верилось...
Еще одно тяжелое воспоминание. Весной того же года я, заболев тифом, попала в госпиталь. А госпиталь - это деревня, где все избы забиты больными. Лежали пациенты на полу на соломе, в обнимку по несколько человек. В избах
народу как селедок в бочке. Люди то ли спали, то ли были в беспамятстве, то ли уже умерли... Запах в помещении - тяжелый, застоявшийся. Меня предупредили, что надо двигаться по полу после того, как унесут умерших, чтобы освободить место для прибывающих "новичков". Правда, опытные санитары успокаивали маня: "Ты будешь жить". И они оказались правы. Когда стала поправляться, начала помогать санитарам. Умерших сбрасывали в яму, а "похоронная команда" закапывала их.
Залечив свой сыпняк, я вернулась обратно в родную 21-го гвардейскую Невельскую стрелковую дивизию. В конце сорок четвертого меня ранило в ногу. Снова попала в госпиталь... Началось нагноение раны и я была направлена в Москву на дальнейшее лечение.
Сколько лет прошло, а из памяти не вытравишь: отступая, немцы жгли наши села и города, мы шли по обгоревшим трупам. Запах гниения и пожарищ был неотступным, нечем было дышать...



Читайте также

Столица напоминает мертвый город. В темноте бродят осторожно и медленно полуживые тени, да и их немного. Ни лошадей, ни автомобилей, и тишина, прерываемая вспышками и грохотанием артиллерийских выстрелов. Мёртвый, изнемогающий Ленинград!
Читать дальше

И тут командарм набрал по телефону нашего комдива: полковника Владимира Евсеевича Сорокина. Тот рапортует, что танки давят, мы не можем их остановить. Шумилов ответил, что надо держаться, чтобы прикрыть отступление всей армии. Мы оборонялись до последнего. Почти все наши солдаты и командиры погибло в окопах. Мы не убежали....
Читать дальше

Стали готовиться к наступлению. Но произошло нечто непредвиденное, потрясшее всех нас до глубины души... Налетели вражеские самолеты и сбросили бомбы прямо на нас. Загремели взрывы. Огонь был такой прицельный, что от дивизиона не осталось ни одной пушки. Много солдат было ранено и убито.

Читать дальше

Попала я под Стрельну в тот момент, когда моряки шли в рукопашную в лесу. Они так дрались! В двух руках были ремни, пряжками наружу, и дрались с немцами. Они все были обвешаны патронами, что за ружья у них были, я не знаю, тогда не разбиралась еще. Помню только, как они дрались пряжками ремней. Это было жуткое явление. Сколько я...
Читать дальше

Иногда стояли и сутками, не выходили оттуда. А вот, куда я пойду? И я пошла в какой-то другой дом. На второй этаж и сплю там. Вдруг приезжает санитар, Абакумов. Абакумов, санитар был: «Душу мать! Ты чего тут спишь! Там наших бомбят»! Налет был такой, что эту школу бомбили. И где окопы, там врач. зубной врач, как его фамилия. Забыла. Врач...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты