Червов Георгий Иванович

Опубликовано 24 апреля 2013 года

5679 0

Я родился 23 декабря 1927-го года в деревне Береговая Кемеровского района Кемеровской области. Родители были крестьянами-единоличниками, пахали и сеяли свой надел земли. В семье у меня имелось две сестры: Клавдия и Мария, а также брат Юрий. До войны окончил четыре класса, больше у нас в деревенской школе не было. После работал в колхозе на разных работах, уже в восемь лет на лошадях копна возил и убирал сено, в 12 лет стал машинистом, жал урожай на лобогрейке. Когда началась Великая Отечественная война, работы прибавилось. 26 ноября 1944-го года, за месяц до восемнадцатилетия меня призвали в Красную Армию и направили в учебный полк, расположенный в городе Бердск Новосибирской области. Здесь мы сначала в течение нескольких недель проходили карантин, а затем попал в 3-ю минометную роту в качестве курсанта.

Учили нас на первых номеров 50-мм ротных и 82-мм батальонных минометов.Как кормили? Ну как, было трудновато, но никто не жаловался, старшина на завтрак и обед всегда вовремя водил.В супе плавала картошечка мороженая, так что по-настоящему мы наелись только в Монголии, там я впервые в жизни попробовал белый хлеб. А в запасном полку на 12 человек приходился один кирпичик хлеба, его клали на стол и резали на 12 кусочков. Быстро их разложат на общей тарелке и тут же все начинают хватать куски – кто успел, тот и съел. Занятия длились по 10-12 часов в день.Частенько на стрельбища нас водили и тренировали почти в боевых условиях.Инструктора были очень грамотными ребятами, командиром нашей роты являлся кадровый офицер по фамилии Рямин, я у него служил связным. Это был хороший командир, знающий свое дело, никогда солдат не обижал.

Учили нас с января по май 1945-го, когда был издан приказ направить всех в маршевую роту. До штаба полка пришли – и этот приказ отменили. А в конце июня 1945-го года нас направили на Дальневосточную железную дорогу. Переодели, в новенькую форму и в конце июня уже были на станции, где всех грузили в вагоны и высадили на станции Борзя в Забайкалье. Дальше шла узкоколейка, начиналась территория Монгольской Народной Республики. Нас немножко провезли по узкоколейке, после чего мы пешком до Чойбалсана топали. Здесь выяснилось, что мы в качестве пополнения прибыли в 19-югвардейскую дивизию, в которой служили фронтовики, освобождавшие Кенигсберг. Я попал в стрелковый батальон 56-го гвардейского стрелкового полка. Вскоре в нашей части появился какой-то представительный офицер, которого старослужащие называли «Батя Кучум». Фронтовики со знанием дела говорили: «Раз к нам в полк Батя Кучум приехал, значит, намечается что-то серьезное».

И точно, вскоре к нам приехал генерал. Весь личный состав построили, и объявили, что мы ускоренным марш-броском пройдем 280 километров через Монголию на границу с Маньчжурией. И в заключении прибывший командир нам посоветовал: «Если кто из новеньких по дороге отстанет, то говорите, что вы из Пашки Бибика хозяйства». Это был командир дивизии генерал-майор Павел Никонович Бибиков.

Это был трудный путь – шли по безводным степям. Как нам говорили, по дороге заранее подготовили более1 000 колодцев для проходящих частей, но к какому колодцу не подойдешь, медики оттуда пить запрещали, потому что она была отравлено. Почему так было, не знаю, но воду нам подвозили на машинах, в кузове которых стояли большие цистерны, изготовленные из какого-то прорезиненного материала, хорошо державшего внутри воду. Выдавали один на переход  не больше одной фляги на человека. Пить много не могли, ведь жара стояла страшная.Пейзаж окружал совершенно однообразный – степь, в которой местами рос дикий лук, и время от времени мы замечали в траве стоявших тарбаганов. Климат в Монголии довольно-таки своеобразный – днем страшная жара, а по ночам столь холодно, что уши замерзали. Уже на подходе к нашим позициям начался пронизывающий ливень, продолжавшийся день и ночь.

В итоге вышли к большому озеру.Старики днем занимались работами, взрывали каменную землю и готовили укрытия для «Катюш» и каких-то легких танков. А нас, молодежь, направили на озеро ломать камыш. Мы делали маскировочные зигзагообразные ходы, 2-2,5 метра в одну сторону, потом в другую. И вскоре у нас начали теряться люди. Пропадали куда-то, хотя это еще мирное время было, но нас вот так встречали. Может, и я бы пропал, то тут случилось, что я страшно простыл. Большая температура, положили в полевой госпиталь, в котором жидкость из легких выкачивали, всего где-то грамм 600 выкачали. 9 августа 1945-го года наши ребята пошли в наступление на японцев через Большой Хинганский Хребет. Через сутки объявили о том, что советские войска заняли Хайлар. И тут у нас в тылу стали безобразничать японцы, атаковали два госпиталя, один почти полностью вырезали.Охраняли нас слабо, одна молодежь, в том госпитале часовой заснул на посту,японцы сначала его прирезали, а потом всех остальных. Конечно же, лично я этого не видел, но такие слухи среди больных долго ходили.

Вообще-то условия содержания в полевом госпитале были не ахти, все лежали на нарах, наспех сколоченных из досок и фанеры. Так что вскоре нас всех отправили в Читу-II, в эвакогоспиталь. Расположили два отделения госпиталя в казармах рядом с сосновым бором, в которых ранее находилось какое-то артиллерийское училище.

2 сентября 1945-го года Япония капитулировала, а 3-го числа мы отпраздновали Победу. Радовались сильно, но мы еще сильнее мы радовались в учебном полку, когда закончилась война с немцами.9 мая 1945-го года объявили по части боевую тревогу рано утречком, за каждым курсантом числился карабин, и, когда мы встали в строй, откуда-то выскочил старшина и выдал каждому холостые патроны. Затем перед строем объявили о Победе. Все дружно по команде стреляли холостыми патронами в воздух. Красиво получилось. Торжественно.

- Как кормили в армии?

- Ну как, не сказать, что хорошо, но и голодными не были.

- Как было организовано передвижение на марше?

- Только пешком. Технику тянули машинами, а мы шли пешком. Рядом с нашей колонной постоянно шли «Катюши» и танки. Самый большой привал во время марш-броска был не более 20 минут. Иногда солдаты шли настолько измученными, что падали прямо на дороге и засыпали, а техника на них наезжали и многие ребята получили серьезные травмы. Днем нельзя было идти, жара не позволяла, так что передвигались в основном ночью. Ящики с минами и минометами тащили в повозках. Сами подумайте – одна только плита весила 24 килограмма, двунога столько же, а ствол – 19. Угломер и прицел были легкими, их в руках таскали, а все остальное везли на повозках.

- Как члены вашей семьи приняли участие в войне?

- Мой отец, Червов Иван Иванович, был мобилизован и воевал с первых дней, попал в блокаду Ленинграда, был разведчиком, в ходе боев потерял ногу и безногим вернулся в деревню. Двоюродный брат вернулся без руки, сражался там же, где и отец, пробирался через болота и был ранен. Когда отец вернулся домой, то вскоре заболел туберкулезом, долго болел и затем умер.

 

После того, как я выздоровел, меня сразу же отправили на пересыльный пункт, и я попал в органы МВД. Служил во внутренних войсках, нес охрану в лагерях для военнопленных. Сначала охраняли немцев, затем японцев, а после сторожили наших отечественных бандюг.Немцы строили шахты, а японцы возводили жилые дома. Когда служил в лагере в Улан-Удэ, то мы переправляли пленных японцев в Читу и Новосибирск. Вскоре руководство начало освобождать военнопленных, сначала немцев, затем японцев. Кстати, японцы очень хороший народ, не обижали никого, а немцы вообще культурная нация – у них в зону зайдешь, везде клумбы и цветы, а японцы вообще в земле ковыряться любили. В лагере я служил связным у командира лагеря в Улан-Удэ капитана Минашкина, родом из Москвы, из Марьиной рощи.Это был фронтовик, очень хороший и грамотный командир, никогда не позволял обижать военнопленных. Относился к ним по-человечески. Затем меня в Караганду перевели, когда он был в отпуске, и наши пути-дороги разошлись.Демобилизовался я в мае 1951-го года.

Интервью и лит.обработка:Ю. Трифонов


Читайте также

Нигде так, как на войне, человек не нуждается в тесной дружбе и товариществе, даже солдатский котелок рассчитан на две порции супа. Шинелью можно двоим укрыться, плащ – палатка на двоих. Если лежишь раненый, то затащить в затишье, принести поесть, подать попить может друг. Друг на войне – это жизнь. У меня, за мою военную службу, в...
Читать дальше

Немцы перешли в контратаку, пехота стала отходить. Вдруг, встает в полный рост, женщина-офицер, помню ее рябое лицо. Пистолет в руке держит и кричит -«Не отходить! Немцы нас тогда в реке утопят!». Ну мы и поднажали, рванули вперед, прямо на врытые в землю танки, и на зенитки, стрелявшие прямой наводкой. Потери у нас были страшные...
Читать дальше

Танки со всех сторон! Их гусеницы были красными от крови. Те, из наших, кто пытался подняться и бежать - были сразу убиты очередями из танковых пулеметов. Противотанковых гранат у нас почти не было, маскхалатов не было. Голая, ровная как стол степь. Это был ужасный бой, поверьте мне...Кровавая каша...Я лежал среди раздавленных...
Читать дальше

Научились, самое главное понять. Многие уже несколько раз под огнем, то есть опыт. Окопы рыть, собирали, смотрели у них. У них в каждой фляге шнапс, шоколад. Это приманка хорошая. Мы старались. Когда добежим - шоколад там. Это смешно говорить, но сейчас нечего стесняться. Все-таки потихоньку, помаленьку стали уже ученые в какой то...
Читать дальше

Это был один из тяжелых боев на Курской дуге, и во время него у меня пропала связь. Причем, бой был настолько тяжелый и напряженный, что я до сих пор отлично помню свое ощущение, что к концу дня я был бы рад, если бы меня ранило или убило... Ну, просто настолько уже были напряжены нервы, к тому же стояла сильная жара, питания нет......
Читать дальше

Первый бой я принял под деревней Чавке, располагавшейся недалеко от Симферополя, первого немца я видел издалека. Стрелял из своей длинной винтовки, а что. Но близко врага не разглядел, после короткого боя мы снова начали отступать, при этом прошли в стороне от Симферополя, в самом городе войны не было, но он везде горел. Наши...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты