Назаров Карп Андреевич

Опубликовано 21 февраля 2012 года

11859 0

Родился 10 октября 1922 г. в Литве, в деревне Лупино (50 километров от города Даугавпилса). С 1941 года находился в немецкой оккупации, был отправлен на принудительные работы в Восточную Пруссию, работал на хозяина, бежал, потом снова работал на хозяина. В 1944 году был призван в армию, после прохождения учебы направлен в погранвойска МГБ СССР, служил стрелком на границе в Восточной Пруссии, принимал участие в борьбе с бандитизмом. Был награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», знаком «Отличный пограничник». В 1946-48 гг. служил в органах МГБ, затем уволился. Лейтенант. После войны работал строителем на родине, с 1945 г. - в городе Нарва Эстонской ССР. 25 лет отработал бригадиром в общестроительном тресте, потом — на мебельной фабрике.

Сначала расскажите, Карп Андреевич, где и когда вы родились, что из предвоенной жизни вам помнится?

Я родился в 1922 году в Литве, и там прожил до 1954 года. Родился я в деревне Лупино, в волости Вижуна такой, это в 50 километрах от города Даугавпилса, в 70 километрах от города Вильнюса и в 100 километрах — от Каунаса. У нашей семьи там было 15 гектаров земли: был там, значит, свой хутор. Семья наша была большая: у меня было четыре брата и три сестры. Старший брат руководил хозяйством, остальные все батрачили. Когда мне стало 15 лет, я пошел тоже батрачить в местечко Клока такое. И батрачил до 1940 года. Как мои предки оказались в Литве, я и не знаю. И дед, и прадед мои родились там. И все были крестьянами.

Расскажите о вашем хозяине, на которого вы батрачили.

Хозяева относились к нам неплохо. Тогда ведь было так: будешь плохо относиться к своим работникам — они пойдут работать к другому. Там, у хозяина вот этого, мы косили, пахали, да и навоз возили. Из батраков один был русский, остальные литовцы. Платили деньги. В общем, на десять месяцев оформлялся я на работу. Хозяин меня одевал, кормил и платил. Так что было неплохо.

Отношения между русскими и литовцами какими были до войны?

А разницы не было. Школы, правда, были литовские. Я сам ходил в литовскую школу. На литовском языке проходило там обучение. Правда, до 1927 года были школы, где русский язык преподавали, а потом отменили. Ну буржуазной же стала Литва.

Расскажите о событиях 1940 года.

Ну, в 1940 году к нам Красная Армия зашла. И так войска простояли до 1941 года. А в 1941 году началась война.

Как вообще встречали Красную Армию у вас?

Встречали хорошо, встречали с цветами. А когда началась война, начали вывозить людей и обострили этим все эти отношения с литовцами. И местные в городах, когда войска проходили, кипятком лили на солдат. Народ против пошел. А куда денешься? НКВД работало. Аресты проводились, конечно. Сажали. Кулаков вывозили. Это было в 1940 году. Много их вывезли, этих крестьян.

Помните, как началась война?

Да, помню, мне уже тогда было 18 лет. Мы, три брата, были подготовлены уже тогда для службы в армии. В воскресенье началась война, а во вторник немцы пришли. Так что нас не успели в Советскую армию призвать. Но немцы спокойно приехали. Все дороги были уже тогда очищены, как и положено. Вели себя сначала нормально. Не сказал бы, что что-то такое было. Культурно они вели себя!

А партизаны действовали в вашем районе?

Ага, как раз потом и появились партизаны. Рудицки — есть такое местечко за Вильнюсом. Там было 24 тысячи партизан. В общем, давали они копоти немцам. Ну и ходили по деревням, поджигали дома, появились уже такие ячейки. И полицию убивали. Так что всего было. Дак меня самого после этого немцы поймали и в Германию вывезли. Многих полиция ловила, когда ночами ходила, облавы делала, стреляла.

Расстрелы в вашей местности проводились?

Были. У меня, например, друга одного моего расстреляли. В общем, полиция подослала к брату его одного своего человека, который попросил взять его в партизаны. Ну этот ничего не подумал такого и принял его. Ну и свел его к партизанам. Этот побыл там, а потом ушел с партизанов. И эти сожгли и расстреляли их. Они же благодаря ему знали, где те находятся. Полиция работала.

Были в деревне у вас те, которые выслуживались перед немцами?

Полно таких было. А для нас, русской молодежи, одна была дорога: всех в Германию вывозили. И я тоже был вывезен. И в нынешней Калининградской области так и оказался.

А как именно вас вывозили, помните?

Ну как? Поймали, забрали в район, там собрали всех, погрузили в вагон и повезли в Германию.

А много вас было вывезено человек?

Ну как сказать? По-моему, три вагона вывезли. Сначала в Каунас отправили, а там настоящий эшелон собрали и повезли. И определили там, на новом месте, нас к хозяину. Там у него было два поляка было, полька и я, четвертый. Работали на хозяина, короче говоря.

Какие работы вы выполняли?

Мы выполняли сельскохозяйственные работы. Помню, как-то раз заставил меня хозяин ромашки косить. И я по полю ходил и их косил. Ну и лошадей водил, ухаживал за ними, а держали их во хлеве. Интересно, что там увидал я по-настоящему, что такое Германия. Захожу на кухню, простой сельскохозяйственный парень. Вдруг смотрю: кухня здоровая, а на стенке каких  только приборов в хозяйстве нет. Боже мой! «Вот это, - думаю, - да.» У нас такого в деревне в Литве, конечно, не было. Кормили, правда, нас там хорошо. Четыре раза в день нас кормили. Утром, как надо вставать, сразу будили и давали бутербродик и кофе. В 9 часов утра давали блины. А в 2 часа был обед: борщ. Ну и так далее. Кормили нас там, как говорят, на убой.

И сколько вы на этой работе находились?

Три месяца на этой работе мы находились. Потом мы оттуда, с работы, ушли вместе с двоюродным братом. Но нас поймала полиция. Подошли к реке на границе Германии и Литвы. И там видим: как раз лодка стоит. Река Неман. Сели на эту лодку, переплыли через Неман, ну и в Литву махнули. И пошли. И шли мы так двое суток. И вдруг нас полиция поймала. Потом меня отправили этапом. Гнали нас два месяца до своего района. И поселили в Арбистанд. Это организация рабочих была, как говорится, такая. И нас там к хозяину направили на два месяца, как штрафных. Я отбыл там и ушел от этого хозяина. Ну так спокойно: отработал два месяца и ушел. Литовец был американец, приехал с Америки, купил хутор. Он нас и отпустил Ну а потом ходили с двоюродным братом по хуторам, работали, то дом строили, то сарай строили. Нас отпустили. Не держал хозяин, отработал два месяца — и иди, как говориться, куда хочешь. И выполняли мы с братом плотницкие работы. Дом строили, сарай строили, потом еще один дом строили.

 

Вам платили за эту работу?

Да. А как же? Но деньги были немецкие. Чаще зерном платили. На сколько там договаривался, на пять или шесть мешков, столько и давали. Кормил хозяин, как и положено.

До какого времени вы так работали?

А это все продолжалось до 1944 года. Потом пришла Советская армия. Сразу объявили мобилизацию во всех военкоматах. Меня, брата и второго брата взяли в армию. Один не явился, погиб, второй пришел раненым, а я уцелел. Направили меня сначала в Белоруссию. Там я проходил подготовку. Нас там обучали. Кто в литовской армии служили — тех не обучали, а в Мельницу направляли. После этого я попал в погранвойска. Были в Калининградской области, в Польше. Поляки нам, помню, морс продавали. И так до конца войны служил в погранвойсках, до 1946 года. Два года я там прослужил. Потом приехал начальник отдела кадров Министерства внутренних дел Литвы полковник Мячкявичус. И вот всю молодежь, которую забрали в Германию служить, кто шел добровольно, кого направляли в войска, он забрал всех нас в Вильнюс. Там распределяли кого в милицию, кого — в КГБ, кого — в тюрьму. В общем, распределяли местные кадры. А я попал в органы.

Боевые действия проходили на границе?

А как же? Палили все время. На территории Польши ловили дезертиров, и не только поляков, но и своих солдат было полно. Всего было. Но столько времени прошло, что и не помнишь. Были стычки такие, многие были ранены, и убиты. Но мне, слава Богу, повезло, прошло все мимо.

Как называлась ваша пограничная часть?

Столько времени прошло, что и не помнишь этого. В военном билете у меня было записано это. Но его у меня украли потом. По-моему, номер части был 6-4-2, и еще какая-то там цифра была. Командующий был — полковник.

Численность вашей части какая была?

Ну я помню что была первая рота, вторая рота... А так как сказать? У нас все было под секретом. Это же войска КГБ были.

Часто ли делали прочесывание местности?

Да, часто, нас и держали для этого. Организовывали прочески. Командиром у нас был, по-моему, лейтенант Медведев. Нами он руководил. В леса на проческу ходили. Ходили до реки одной. Там переплывали. И полно было бандитов. А я был стрелок.

Какими были ваши потери во время войны?

Часто были потери: подрывались и на минах, и были ранены. Но линии фронта не было. Тогда бой шел в Калининграде.

Погибших как хоронили?

А отправляли на родину, откуда призывали.

То есть, прямо на заставе не хоронили?

Нет, увозили, а как именно их там отправляли — я не знаю. В общем, отправляли туда, откуда призывались.

Вооружение какое было у вас?

Ну автоматы. Винтовки и автоматы. Вот ими и стреляли дезертиров. Помню, преступники бежали, прохиндеи, в Германию. Вот там их вернули обратно... Вот и приходилось сутками лежать в засаде.

Какие самые большие расстояния проходили?

А там местность была такая, что и не поймешь: то два километра, то больше...

О местном населении в Польше что можете сказать?

А нормально было. Провожали нас они, когда мы уходили.

Отношения как складывались между пограничниками?

Нормальные были. Дисциплина в погранвойсках была железная. Строевой сначала занимались. Ведь сначала нас оболванили, как говорят, обучили, а потом уже начали служить. У нас все в основном одного возраста были. Большинство были одногодки, как говорят.

Кормили вас как?

Нормально кормили, неплохо кормили.

А как вас одевали во время войны?

Все армейское, гимнастерка, фуражка, синий околышек. Обыкновенная одежда. И сапоги.

Из командиров кого-то запомнили?

Если из командиров, то вот этот лейтенант Медведев. Парень был грамотный, шустрый такой.

Что можете о политработниках сказать?

Ну у нас замполит был, капитан.

Помните окончание войны?

Ну конец войны застал меня в Вильнюсе.

Вас награждали во время войны?

У меня был значок - «Отличный пограничник». Может, и награждали. Орден после войны у меня был. Ну а медали — все юбилейные.

После войны вы в органах, значит, служили?

Но я недолго там прослужил. Когда вернулись с Калининграда, ну когда нас забрал полковник, в Литве начал служить. Я был простым работником, потом руководил, ловили бандитов, воров.

Против лесных братьев боролись?

Как только война кончилась, они тут и появились. Вот тут-то да! Родного брата убили, двоюродного брата убили. В общем, 15 человек родных и знакомых - всех они убили. Хутора жгли. Когда колхозы организовали, председателя подковами казнили. Ходили, дрались с гарнизоном. В общем, всего было.

Где, кстати, погиб ваш брат?

Я писал в Министерства обороны архив, но мне так и не прислали ничего. Вызывали в военкомат. Я говорю: «Вы хоть сообщите, где он похоронен, где голову сложил.» «А мы, а мы..., - ну сам понимаешь, что они говорили. - А может, он где попал за границу с секретной частью?» Короче, начали мне яйца крутить. Я говорю: «Он безграмотный. Как он может попасть заграницу?»

Как сложилась ваша судьба после службы в органах?

Ну в органах я прослужил до 1948 года. Звание мое было старшина. А потом дальше больше — мне присвоили лейтенанта. Ну а я так как с малолетства был строителем, то пошел работать строитель. И так я до 1954 года там работал строителем. А потом началась у нас в районе безработица, деньги не платили. А я по договору приехал в Эстонию, город Нарву. И в общестроительном тресте я 25 лет отработал, построил весь город, да и совхозы тоже строил. Из крупных объектов — Эстонскую станцию, Отделочную фабрику, Георгиевские ткацкую и прядильные фабрики, бригадиром был Антонов у нас. Потом я стал бригадиром каменщиков. А потом я перешел работать на мебельную фабрику, оттуда на пенсию и вышел. Там я тоже был бригадиром. Ну что сказать? На городской «Доске Почета» был, премии все время выдавали, есть у меня и медаль такая - «За доблестный труд.» Большая у меня семья, восемь человек детей было. Сейчас осталось семь, потому что восьмая похоронена. И жена моя умерла.

Интервью и лит.обработка:И. Вершинин


Читайте также

Они сидели в засаде и нас поджидали. Мы устроили широкую облаву с собаками. Они удрали, но мы нашли их всех в лесу в землянке. Кричали им вылезать – бесполезно. Они в ответ начали стрелять. Тогда им в люк бросили три гранаты Ф-1… Вытащили двенадцать тел. Выяснилось, что часть из них стреляли друг в друга, чтобы не сдаваться. Убитые...
Читать дальше

Первое дело – скинуть сапоги и все тяжелое, что тянет тебя на дно. А куда плыть? Река шириной в 250 метров, а то и более. Назад плыть поздно, берег противника ближе. Вылезли на берег, посчитались. Неутешительно! У меня пистолет, у хлопцев две финки. Что делать? Увидели разбитый дот, решили рискнуть… Повезло. В доте нашли трех тяжело...
Читать дальше

Каменный мешок, который никогда не отапливался, пол залит водой по щиколотку. Закрывали в карцер на трое суток, на хлеб и воду. Лечь было невозможно, и приходилось стоять на ногах три дня, без сна, опираясь на холодную стену. Мне это «сомнительное удовольствие» пришлось испытать.

Читать дальше

Первая бомбежка была 22 июля. Я ехала с работы, и вдруг на Серпуховской площади около большого универмага трамвай останавливается, объявляется тревога. Нас всех запихали под двухэтажный дом. Там тогда была маленькие дома. И мы ночь просидели там. Люди с детьми были, дети расплакались, раскричались, Тогда уже были карточки, а нас...
Читать дальше

Кроме таких вот задач НКВД несли и патрульно-постовую службу. Ловили  разведчиков, ракетчиков, которые из ракет стреляли, подавали сигналы,  куда надо наносить огонь, тех, кто панику по рынкам и магазинам сеял.  Утром приходит новая машина с хлебом, хлеб суррогат, но все-таки приятно  пахнет. Уже к приходу...
Читать дальше

Пустил нас на деревню, а мы же ничего не видели, лес всего в трестах  метрах от деревни кончался. Только когда вышли на опушку, то увидели,  что впереди речушка, рядом с которой лоза растет, дальше идет луг и на  холме деревня расположена. Немец нас подпустил поближе, мама родная,  после хорошего привала мы до...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты