Балашов Дмитрий Семёнович

Опубликовано 30 января 2014 года

10639 0

Я родился 22 января 1926 в деревне Варваровка Ичалковского района Мордовской АССР, в крестьянской семье.

Призван в ряды РККА 10 января 1943 года (в военкомат представил справку из сельсовета, что я 1925 года рождения) и был направлен на учёбу в Тамбовское пулемётное училище.

По окончании училища, в апреле 1944 года, в звании младшего лейтенанта прибыл в Действующую армию.

Воевал в должности командира взвода автоматчиков 431-го Хинганского, Краснознаменного, ордена Суворова стрелкового полка 52-ой Шуменско-Венской, дважды Краснознаменной, ордена Суворова стрелковой дивизии на 2-м, 3-м Украинских и Забайкальском фронтах.

Был дважды ранен.

В составе дивизии прошел боевой путь по Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Австрии и Чехословакии. Закончил войну в сентябре 1945 г. в Китае, участвуя в разгроме японской Квантунской армии.

Награждён орденами «Отечественной войны» II степени, двумя орденами «Красной звезды», медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За освобождение Белграда», «За освобождение Праги», «За победу над Германией», «За победу над Японией».

Из сборника воспоминаний участников Великой Отечественной Войны бывших курсантов ТАМБОВСКОГО ПУЛЕМЕТНОГО УЧИЛИЩА. 1991 год.

Бой на границе Болгарии и Югославии.

В первых числах октября 1944 года наша 52-я дивизия после месячного, мирного марша по гостеприимной Болгарии вступила на югославскую землю и начала боевые действия с немецкими войсками.

Наступательные бои велись ожесточенные и кровопролитные. Конечно, не обошлось без потерь с нашей стороны. И так получилось, что погибших на югославской территории бойцов хоронили на болгарской земле.

Минули годы, но оставалось одно желание – посетить эти памятные места, отдать дань сердечного уважения однополчанам, с которыми пройдено так много фронтовых километров и которым не суждено было встретить День Победы.

И вот такая возможность представилась осенью 1978 года. По приглашению болгарской общественности я снова побывал в этой гостеприимной стране.

С товарищами из небольшого города Севлиево направляемся в село Киреево по дороге, на которой 34 года назад начиналось развёртывание наших войск перед основными боевыми действиями в ходе Белградской операции. Конечно, мы тогда не были посвящены в стратегические планы нашего верховного командования и для нас это были обычные фронтовые будни, но настрой был один: «Вперёд! На Запад!»

Пулеметчик Балашов Дмитрий Семёнович, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Сиухин Афанасий Дмитриевич,

1935 год

…Вспоминаем. Сюда, в район Пседерцы, Старопатицы, Раковицы и Громады в начале октября 1944 года, после марша по Болгарии вышла 52-я стрелковая дивизия. Отсюда началась наступательная операция 3-го Украинского фронта, впоследствии названной «Белградской».

Ранним утром 4 октября 1944 года 3-й стрелковый батальон под командованием капитана Сиухина А.Д., из состава 431-го стрелкового полка, действуя, как передовой отряд, вышел из Киреево.

Задача была поставлена батальону следующая – с целью обеспечения продвижения главных сил дивизии перейти болгаро-югославскую границу, форсировать реку Шашка и, захватив мост, овладеть югославским селом Вратарница.

Однако, к полудню, в результате упорного боя удалось овладеть только южной окраиной села. Противник прочно укрепился на западном берегу реки Белитимок и сумел провести несколько контратак.

Комбат капитан Сиухин всё время находился впереди, в боевых порядках, рядом с бойцами. И вот, в очередной раз, с возгласом «За Родину! Смерть фашистским захватчикам!» комбат поднимает солдат в свою последнюю атаку и увлекая за собой бросается на врага. Завязалась рукопашная схватка. Несколько фашистов окружили нашего командира. Ему удалось уничтожить пять гитлеровцев. Но, вражеская пуля оборвала его жизнь!

Мы освободили Вратарницу. Но, успех достался ценой жизни многих наших бойцов.

Холодным и ненастным октябрьским вечером хоронили мы Афанасия Дмитриевича Сиухина и других наших боевых товарищей на болгарской земле во дворе церквушки села Киреево.

В последний путь наших ребят провожало и население села. Тихо, без оружейного салюта и оркестра, как это обычно бывало на фронте. Плакали женщины.

А там, за Вратарницей, уже шёл новый бой, гремели выстрелы, рвались снаряды и умирали солдаты. Их могилы теперь будут там, на югославской земле. А этим суждено остаться здесь, на гостеприимной болгарской земле, на которой не прозвучало ни одного выстрела, где не проливалась ни одна капля крови солдата-освободителя!

Село Киреево. Болгарские товарищи рассказывали, что названо оно так в честь капитана русской императорской армии Н.А. Киреева, принимавшего участие в освободительной войне славянских народов от османского ига и погибшего здесь в конце семидесятых годов прошлого века. Благодарные жители назвали своё село его именем.

И вот другой капитан, уже Советской армии и тоже отдавший свою жизнь за правое дело освобождения братских народов от захватчиков.

Наконец, въезжаем в село. Вышли из машины. Не чувствуя под собой земли, бегу вперёд, туда, к кладбищу, к церквушке. Сердце учащённо бьётся, наворачиваются слёзы, еле сдерживаю горький комок в горле. Вот и ограда, могилы под кронами выросших двух голубых елей. Здесь лежат мои однополчане… Мой комбат, мои солдаты. И всё далекое так близко предстало пред глазами.

…И чудилось мне, не у могильной ограды стою, а на передовой рядом с ними, не дошедшими до сегодняшнего дня, и ощущаю свой долг перед ними – долг живых перед павшими. Стою и думаю о благодарной самоотверженности советского народа, моих товарищей. Вот они поднимаются навстречу огню, преодолевая страх, не думая о смерти. А они хотели жить, их ждали дома, они верили в свое возвращение.

Сколько же этих атак? Сколько раз я поднимал своих солдат, отрывая от земли? Те атаки у Вратарницы для многих стали последними.

Стоим в молчании. На могильную землю кладём живые цветы. Склоняем головы. Долго стоим в раздумье, сердцем понимая прошлое и чувствуя настоящее. Жизнь идёт, жизнь продолжается…

А в это время над Киреево, в безоблачном глубоком синем – синем небе яркое солнце. И гремит на всю округу музыка, льётся песня. В селе праздновали свадьбу. По прекрасному народному обычаю на ней веселилось всё село. Под мирным небом рождалась новая семья. Мы поздравили молодых, пожелали им радости и счастья.

Не мог подумать, что встречу здесь, среди праздного люда, живых свидетелей тех давно минувших дней военного лихолетья. Был приятно удивлён, безмерно рад, когда мне представили Ивана Нанкина. В ту военную пору он был старостой села, участвовал в похоронах советских воинов.

Сильный вихрь чувств обрушился на меня, подхватил и понёс в прошлое, и снова изведал я боль утрат, горькую печаль и пронзительную радость этой встречи.

Не сразу узнал меня почтенный дядя Иван. Мы обнялись, как отец с сыном после долгой разлуки. Всплакнули. Я крепко обнял его старческое, дряхлеющее тело, вытирал его слёзы, благодарил за память, за искренние чувства братства и уважения.

У Ивана Нанкина в его 82 года хорошая память. Он очень хорошо помнил тот день 4 октября. Разве могли мы подумать тогда, что судьба через столько лет вновь сведёт нас у этой могилы.

Дядя Иван похвалился, что живёт хорошо, как и все односельчане и добавил: «Когда болгары и русские вместе – это всегда хорошо».

Расставались мы трогательно, с твёрдой верой в прочный мир, нерушимость болгаро-советской дружбы.

Пулеметчик Балашов Дмитрий Семёнович, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Село Киреево. Третий справа - Иван Нанкин. 1978 г.

Посетили потом и другие памятные места. Были в селе Раковица, у могилы капитана Киреева, на перевале Врышка-Чука, откуда наши «Катюши» дали первый залп по фашистам в Югославии, проехали по богатым полям, виноградным плантациям. Болгары свято чтут память о своих освободителях, своим трудом приумножают богатство и трудовую славу родного края.

Посетили братское кладбище-памятник советским воинам в городе Кула. Возложили цветы. Склонив головы, минутой молчания почтили память захороненных здесь, вдали от своей Родины. На памятнике 64 фамилии. Давно ли, кажется, стояли мы в одном строю плечом к плечу с ними? И вот…!

Из Киреева, Кулы я увозил с собой кусочек дорогих воспоминаний, которые теперь всю жизнь будут воскрешать в сознании то прожитое военное лихолетье и братскую сердечность болгарских друзей, так заботливо берегущих память о наших воинах, так высоко ценящих нашу дружбу.

* * *

Почтим, товарищ, в тишине,

Как кровное своё,

Солдат, погибших на войне

И после неё

И нас, живых становится все меньше

Стареем мы под бременем годов,

А было время - каждый шёл увенчан

Салютами в честь взятых городов.

Расправь же, друг, натуженную спину,

И голову ты выше подними -

Ведь на твои священные седины

Равнение держит молодость страны!

Новогодняя ночь

Случилось это в ночь на новый 1945 год, в Венгрии, западнее Будапешта, у села Орослань.

Наша дивизия два дня, как заняла оборону на реке Алтал на внешнем обводе окруженных в Будапеште немецко-фашистских войск, отражая атаки пехоты и танков, пытавшихся пробиться к окруженным в Будапеште войскам и деблокируя их.

Наша оборона не была совершенной, особенно в противотанковом отношении. Мы с трудом сдерживали натиск врага.

Вечером 31 декабря, как обычно на фронте, старшина роты принес ужин. Всех накормил, угостил наркомовскими ста граммами, поздравил с Новым годом. После ужина несколько солдат роты отправились со старшиной в тыл на короткий отдых, с тем, чтобы рано утром вернуться назад. Тыл был достаточно условным, так как представлял собой жилые дома на расстоянии не более километра от передовой. Оставив за себя помкомвзвода, следом за старшиной отправился и я, захватив с собой с Васю Усенко, моего ординарца. Зная, что передышка будет короткой, шли при оружии, а чтобы утром не маячить на фоне снега, облачились в белые маскхалаты.

Шёл снег и было непривычно тихо. Передовая молчала в ожидании очередного наступления противника. Изредка, то тут, то там раздавалась пулеметная очередь, взвивалась в небо ракета. От ее бело-голубого света мерцали снежинки.

До тылового жилья было около шестисот метров. Шли не торопясь. Уж очень красиво было вокруг в эту таинственно тихую новогоднюю ночь!

Пулеметчик Балашов Дмитрий Семёнович, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Дмитрий Семенович Балашов с бойцами своего взвода

Вошли в село, где вдоль дороги стояли невысокие деревья, по видимому плодовые, а дома были так не похожи на наши российские.

Старшину мы не догнали, не нашли и помещение, в котором располагался комендантский взвод. Не желая терять времени, зашли в первый же свободный дом с палисадником (население было выселено из зоны боев) и, завалившись в мягкие пуховые постели, мгновенно заснули.

Проснулись засветло. В первый день нового 1945 года мела поземка. Одевшись, вышли с Васей из дома.

Выйдя из палисадника на дорогу я машинально взглянул направо и увидел в нескольких шагах … двух немцев, идущих в нашу сторону.

«К чему бы им тут быть?» - мелькнула мысль. Успел увидеть, как Вася выхватывает из-за спины свой автомат. Мы оказались лицом к лицу с противником и всё произошло в считанные мгновения!

Один из немцев набросился на Васю. Сцепившись, оба упали в придорожную, занесенную снегом, канаву.

Второй немец метнулся за ближайшее дерево и использовав его, как укрытие, стал целиться из карабина в мою сторону. Какая-то сила толкнула меня и я прыгнул за другое дерево. Прозвучал выстрел. Пуля просвистела рядом с моих ухом. Немец явно торопился и, на мое счастье, промахнулся.

Я вскинул свой ППС и без промедления дал ответную очередь по фашисту. Но, вижу, что тоже промазал, хотя немца было хорошо видно - часть его туловища выступала из-за дерева. Теперь прицеливаюсь, нажимаю на спусковой крючок и… Вместо очереди, я услышал щелчок затвора: кончились патроны.

Будучи уверенным и помня, что в правом кармане шинели есть запасной рожок, я мгновенно откинул рукой полу маскхалата и сунул руку в карман в надежде выхватить снаряженный патронами магазин…Но карман пуст!

Мгновенно решаю – броском с дороги в палисадник, далее за дома и в сторону передовой, к окопам своей роты. И в тот миг, когда я повернулся, чтобы рвануть назад с надеждой на спасение, увидел перед собой третьего немца, непонятно откуда взявшегося. Он шел на меня широко разведя руки с намерением схватить в свои объятия и захватить живьём.

Видимо от страха, а может сработал инстинкт самозащиты, а такой есть у каждого человека, я споткнулся и выронив автомат, вьюном проскочил под животом фрица, выскочив из его объятий. Что было мочи бросился с дороги в палисадник. Ждал, что вот сейчас сзади резанет очередь, пули прошьют тело.

В напряжении всех чувств я четко услышал знакомый щелчок затвора моего автомата, оказавшегося в руках врага. В одно мгновенье я оказался за постройками, выбежал в поле, споткнулся и упал в снег.

Оглянувшись увидел бегущих по моему следу фашистов. Вскочил и побежал дальше. Вот тут-то и настигла меня автоматная очередь. Просвистели пули, что-то толкнуло меня в бок и я повалился в сугроб.

Опять оглядываюсь. В мою сторону направляются трое. Вновь вскакиваю и не чувствуя боли бегу вперед. Но, не успел сделать несколько шагов, как в спину раздалась очередь. Стреляли из ППШ. Пули, визжа, роем пронеслись рядом, заставили опять ничком пасть на землю. Из-под руки смотрю на немцев и как только они начинают движение ко мне, поднимаюсь и бегу дальше. Фашисты дали еще очередь. Падаю и, не двигаясь, наблюдаю за ними. Мои преследователи постояли, покрутили в руках автомат, повернулись и скрылись за постройками, видимо решив, что со мной всё конечно. А может быть у них не осталось патронов. Не знаю.

Отдышавшись, стал соображать, что же произошло? Что с Васей Усенко? Откуда тут немцы? Где наши? Там, где вчера были передовая, тихо. Редкие выстрелы, как это бывает обычно в обороне, раздавались где-то в нашем вчерашнем тылу за лесом. Неужели туда сместилась наша оборона?

Я решил идти на звук через лес, туда, где, по моему представлению, располагались тылы полка. Там наверняка наши. И пошёл. Медленно, озираясь, сначала через поле, потом по заснеженному лесу, где за каждым деревом чудилась засада, а каждый треск сучьев под ногами слышен за версту. Казалось, нет конца этому пути. Сильно подмораживало. Сунул озябшие руки в карманы, а там в правом оказался магазин с патронами. Вот так! Тогда второпях, видимо, вместо кармана шинели я попал в карман брюк.

В сумерках я услышал хруст веток, шаги и невнятный разговор. Залег. Белый маскхалат скрывал меня. Послышалась русская речь. Я не выдержал, вскочил и заорал: «Свой!». В ответ раздалась длинная очередь, посыпались сучья, снег. Я рухнул на землю. Подошли трое в форме советских солдат. Один из них сильным удара сапога в бок поднял меня на ноги и скомандовал: «Руки вверх!»

Привели в землянку. Тут я рассказал, кто я, откуда, что со мной случилось. Солдат отконвоировал меня в штаб дивизии, а оттуда в особый отдел контрразведки «Смерш».

Вот тут-то и повели со мной разговор два старших лейтенанта по возрасту чуть старше меня. Они задавали один и тот же вопрос: «С какой целью остался у немцев? Почему не отошел вместе с ротой? Признавайся!».

Я подробно рассказывал, что со мной случилось, ибо ничего другого сказать не мог. Объяснял, что произошло какое-то роковое недоразумение, нелепость, вследствие, которой я оказался в немецком тылу. Особисты не верили моим объяснениям и после каждого моего ответа моею головой били о стену комнаты, повторяя вопрос снова и снова.

Было больно, кружилась голова, тошнило. От всего этого я был в каком-то очумелом состоянии, ничего не соображал. Страх подавлял все. Трудно передать это состояние. Так продолжалось почти двое суток.

На третий день вечером в подвал, где нас, таких как я, было человек десять, пришел мой командир роты, Герой Советского Союза старший лейтенант Сербулов. Он и забрал меня.

Перед уходом я дал письменное обязательство: нигде, никогда, никому и ничего, не говорить об обстоятельствах моего пребывания в отделе контрразведки «Смерш».

Вот и молчал. Побаивался: не дай бог что-то случится и опять пригласят, вспомнят, спросят с определенными последствиями.

Что же произошло в ту новогоднюю ночь в Венгрии под Будапештом? А случилось вот что. После нашего ухода с передовой в село на отдых, примерно в два часа ночи, поступила команда: тихо и скрытно оставить позиции, отойти на новый более выгодный в противотанковом отношении рубеж.

Что части дивизии и сделали. Не найдя нашего ночлега и меня с ординарцем, отошла и наша рота, оставив нас. А утром, как я уже описал выше, произошла встреча с немецкими солдатами на улице венгерского села, которая закончилась так трагически для моего ординарца Васи Усенко и драматически для меня. Что стало с Васей, я не знаю до сих пор.



Читайте также

Но видимо мои ответы его не удовлетворили, потому что он ошеломил меня вопросом: «А где противник?» Я опешил: «Как, генерал и не знает, где противник?!» Ясно где - за Доном. Но он не дал мне ответить, разворачивается, показывает на воздушный бой: «Видишь самолёты?» - «Так точно, вижу!» - «Так вот там уже прорвавшиеся танки противника!...
Читать дальше

Приблизительно на середине нейтральной полосы мне попался окоп, лежа в котором я решил переждать шквальный огонь. Но в итоге пришлось, не двигаясь, пролежать там весь день. К тому же с рассветом и днём по нашим окопам вёлся постоянный минометный огонь из ротного (50 мм) миномета и осколки свистели над головой. Но прямого...
Читать дальше

Мне был придан артиллерийский полк, командира которого потом убило. И тут вдруг немец бросил против нас танки. Их оказалось, наверное, штук где-то десять, но, правда, небольших. Все они направлялись в сторону Сталинграда. Тогда мы огнем ПЗО (подвижно-заградительным огнём) стали их «обрабатывать». Атаку на нас танки начали...
Читать дальше

Только заря занялась, у-у-у, что-то гудит. Дверки открыл, глядь, казармы в нескольких километрах, долетает до казарм, и ракету бросает. Это в 4 часа 22 июня, а я пошел и лег. А кто знает, что там такое? Слухаю – загудело все! Полежал… Я опять только за дверку, а мне видать, что казармы и город горит! Тут и над нами загудели, и рядом, за...
Читать дальше

И вот, когда передовые цепи противника подошли на 400-350 метров к опушке леса, где занял исходное положение наш полк, 461-й гаубичный артиллерийский полк произвел по ним мощный огневой налег. Батальоны 648-го стрелкового полка по сигналу - серия ракет - без единого выстрела быстро пошли в атаку. Ошеломленные артиллерийским налетом,...
Читать дальше

Мы с марша вошли в бой. Первый бой. Вдалеке, как в кино, показались немецкие танки, размером со спичечную коробку. Маленькие, огонечки казались игрушечными. Буквально через 15 минут они оказались близко. У нас стояли замаскированные пушки. Они открыли ураганный огонь. Танки остановились, некоторые загорелись. Наши танки стояли...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты