Баршарин Аркадий Александрович

Опубликовано 18 июля 2006 года

17765 0

Война началось в 1939 году, но еще в июне нас, младших командиров взводов, собрали в Москве. Мы готовились к войне. И три месяца где-то проходили подготовку, а затем началась война. Мы недолго были в Москве, нас собрали со всего Союза. Я третий год тогда служил, потом формировали из запаса, нас ставили командирами. Командир взвода был лейтенант, но запаса, а я помощник у него был, но уже кадровый. И личный состав взвода формировали призванные, были там добровольцы, частично студенты. В основном призванные из запаса - запасники. Вот этот полк, в котором я был - 701-й, я даже дивизии-то не знаю, так мало там все было. Знал взвод да роту, полк знал, конечно, а что там выше, какая дивизия, не знал.

Скажите, а перед Зимней войной было ощущение того, что надвигается война?

Конечно, мы кадровики, кадровая служба - на чем держалась армия - мы прекрасно знали, для чего эта война готовится, почему она должна быть. Нас собрали в Москве и сказали, что ожидается война. Нас собрали лыжников, целый батальон, и мы прекрасно знали, что война должна быть. Никакого секрета не было большого, потому что предложили заключить договор с Финляндией, чтобы они нам уступили вот эту территорию, а мы им давали Северную Карелию. По площади они почти одинаковые. Мы это знали прекрасно. Ну и на фронт поехали, знали прекрасно, куда едем. Секретов не было.

К какому роду войск вы относились?

Пехота. Там по существу пехота только и участвовала, танкам там негде было развернуться. На Выборгском направлении я участвовал, название забыл, на территории до Кексгольма, где у них рубеж был, укрепленная линия Маннергейма. Вот она от Выборга почти до Кексгольма. Там озера были - озеро Сувантоярви и река Вуоксенвирта. Часть войск шла в наступление на главном направлении, это где более укрепленный район, до Выборга, а мы находились в середине, вели оборонительные, наступательные, разведывательные операции. По линии Маннергейма.

Вы помните ваш первый бой?

Первый бой? Помню, конечно. Стычка небольшая была, но приличная. Мы находились в обороне, финны решили провести контрнаступление, но мы не отступали, оборонялись. И вот небольшая группа, взвод, точно я не знаю, может быть, до роты, решили провести разведку боем. Они [финны] тоже такую разведку проводили, решили узнать, чем мы дышим. Мыотбили, конечно, их атаку, и все, потом тишина. Мы ходили в разведку вплоть до самой линии Маннергейма. Там, правда, трудновато было ходить по озеру. Иногда тоже попытку делали - якобы мы наступаем, чтобы отвлечь противника от главного направления - Выборгского.

В разведку вы ходили на лыжах?

На лыжах. В разведку только на лыжах.

Вас специально обучали ходить на лыжах или подбирали людей, уже умеющих ходить на лыжах?

Мы подготовлены были, а ребята, которые только призванные, уже умели ходить. В основном, конечно, были лыжники, ну не совсем хорошие, правда, были всякие. Но, во всяком случае, все могли справиться с лыжами. Больших-то ведь переходов не было, некуда ходить на большие расстояния.

В каком звании вы начали войну?

Я был в звании младшего командира. Тогда назывались командир отделения, дальше помкомвзвода. Я окончил полковую школу, и мне присвоили звание младшего командира. Потом уже, когда отслужил, пошел в запас, мне присвоили лейтенанта.

Помните, чем вы были вооружены?

Конечно, помню. У нас у разведчиков были так называемые автоматы ППД - пистолет-пулемет Дягтерева. Пулеметы Дягтеревские ручные, станковые, винтовки снайперские и обычные.

То есть у вас ППД был?

У меня лично винтовка снайперская была, за снайпера я мог работать, стрелял хорошо.

А какое-то вооружение особое было, для севера предназначенное?

Специального такого не было для севера. Вот только единственное что… На лыжи устанавливали что-то вроде специальных защитных щитов, бронированных. Чтобы пулями не были поражены, когда пересекали озеро, а уж снарядами - другое дело. Так от пуль мы были защищены, там специальный щит такой, как у пушки защитный щит и прорезь в нем для оружия. Если винтовка, то винтовка.

То есть у каждого лыжника был такой щит.

Да у каждого бойца был. Это мы когда уже готовились к наступлению, стали использовать, к середине, к концу войны. В зависимости от успехов на главном направлении мы тоже должны были наступать. Преодолеть озеро было непросто, а линию Маннергейма тем более, там четырехрядные проволочные заграждения. Там вся местность простреливалась перекрестным огнем. Если дот в одном месте, то другой дот его прикрывает огнем. Не было такого места, чтобы легко пройти было.

Часто вы делали вылазки?

Ну, как сказать. Не очень часто. Разведывательные почаще. Разведку боем вели не очень часто, может раз в неделю. Нужно было определить, где огневые точки противника, чтобы потом поражать их артиллерией.

То есть в основном вы вели бои оборонительные?

Да, оборонительные, но и разведывательные тоже.

Случалось ли вам захватывать пленных?

Пленных в нашем районе не было, на том участке, где я находился. Убитые да, были. Но ведь у них были очень сильно развиты бойцы, так называемые кукушки, которые на елки залезали. Внизу у него лыжи, если что, он раз - становится на лыжи, они очень хорошо ходили, за ними не угнаться было. А чтобы в плен - такого не удавалось. Они вели разведывательные и мы разведывательные бои. А чтобы такой бой настоящий - мы наступаем, они обороняются, мы захватываем их окопы - такого не было. У нас боевое охранение. У них тоже.

Как вы относились к противнику?

К противнику относились так, как всегда к противнику относились. Чтобы злость какая-то была - этого не было. Ну а если ты его не убьешь, так он тебя убьет. Когда заключили мир, и они были рады, и мы. Потом встречались с ними, обменивались деньгами, они очень уважали Ленина, мы им давали деньги свои с Лениным, они нам свои.

А где вы встречались?

А когда объявили, что закончилась война. Мы вперед и они вперед. На озере.

Вы обменивались с ними какими-нибудь сувенирами?

Так вот сувенирами и были деньги. Папиросами обменивались, а чтобы сувениров специальных - так такого не было.

Скажите, а как вы отдыхали от боевых действий?

В землянке. 2-3 наката сверху в землянке, там и отдыхали.

Как вообще был устроен быт, снабжение продуктами?

Это было хорошо, чтобы так сейчас солдат кормили, как нас. Кухня была полевая, питание было отличное.

С боеприпасами тоже проблем не было?

С боеприпасами мы не ощущали недостаток, может, на других участках фронта был недостаток, у нас не было. Движения-то большого не было, тылы они не находились далеко от переднего края, поэтому легко было обеспечивать.

То есть всю войну вы находились на одном месте?

На одном месте. Нас никуда не перебрасывали.

А как это местечко называлось? Был рядом населенный пункт какой-нибудь?

Вот населенный пункт я забыл уже. Нас отводили туда из траншей иногда, а название я забыл. Реку и озеро помню, а название пункта - нет.

Скажите, большие были у вас потери?

Потерь больших не было. Я даже не помню. Вот когда первый бой был, одного солдата убили. А так не помню. В обороне всегда меньше потерь. Были случаи неумения обращаться с оружием, безалаберность. Потому что из запаса призывали, а что в запасе… В эту войну и армия была небольшая. Когда я служил, кадровая армия была порядка 500 000 человек. Остальные призывались из запаса, а что в запасе: месяц, два, три на сборах, и все. А ведь если бы не было этого кусочка, после Зимней войны полученного, линия Маннергейма не была разрушена, то ведь от Ленинграда ничего не осталось бы.

Скажите во время Зимней войны в вашей части были женщины?

У нас в части женщин не было, санитары были только мужчины. Может быть, там в других частях, или в тылах, может, и были. А мы не встречали.

Были ли какие-нибудь конфликты внутри взвода, роты?

Нет. Раньше дисциплина была в рмии никаких конфликтов, чтобы с командиром или между солдатами, даже наоборот.

Скажите, вы получали отпуска, денежные или иные награды за период войны?

Благодарность в период войны была, а так особых наград не помню. Была объявлена благодарность командиром полка за проведение боевой операции, разведку боем, мы обнаружили доты, в каком направлении ведется огонь, какими средствами, вот и все.

Остались ли у вас какие-либо яркие боевые эпизоды с Зимней войны?

Нет, чтобы ярких - таких не было. Может, на Выборгском направлении, где [велись] основные наступательные операции. Там, может, и были. Яркого такого успеха, как в Отечественную войну, такого не было.

Говорят, что в Зимнюю войну были сильные морозы, это действительно было так?

Это да. Обмороженные были. У меня были обморожены ноги. Но одежда была у нас хорошая, теплая, полушубки. А когда шли в разведку, надо одеться полегче было, одевали типа комбинезона белого, но на ноги, конечно, не валенки, потому что надо на лыжи было вставать.

А как получилось, что у вас оказались обморожены ноги?

Нас прижало, когда мы пошли в разведку, и попали под огонь. Под сильный огонь. Невозможно было подняться, и когда поднимешь ноги, чтобы постучать друг о друга, тут же по тебе пули. Длительный период, в течение четырех часов мы лежали, а потом стало темнеть, и мы потихоньку отошли. И вот оказались обморожены ноги. Но не так, не сильно.

А когда вы лежали под огнем, финны не пытались сделать вылазку?

На нас? Нет, не пытались, им тоже это было опасно, они-то были защищены. А мы-то хоть на открытом месте, но если они пойдут, мы тоже на них смотреть бы не стали. Вообще операции в нашем районе не велись массами, а только отдельными такими группами. Вообще, обмороженных в войну было много, но в нашем районе не очень, одеты все-таки были нормально. Когда морозы до сорока градусов, то в боевом охранении не очень тепло, конечно. А в блиндаже тепло, натопишь. Только топили вечером или ночью, иначе дым пойдет, тебя накроют самолетом или артиллерией. А так обморожения легкие были, бывает, пальцы или ноги отморозишь, так потом ототрешь.

У вас была своя санчасть?

Санчасти как таковой не было, был ротный санитарный пункт. А санитарная часть уже в полку или даже в батальоне, я не знаю, мне не приходилось туда обращаться. Ну, санитарная группа, отделение или взвод санитаров был.

А раненых много было?

Раненых у нас немного было на нашем участке. Были раненые, но немного, потому что боевых-то операций по-настоящему не было. Наступления большого не было. Вот когда пойдут в разведку, или разведку боем делают, вот тогда раненые есть, а в условиях лесистой местности есть какая-то защита от пуль. Это потом, после войны, узнали, где убитые. Когда снег растаял, ходили и собирали трупы по берегу озера. А ведь тогда хоронили как - мерзлая земля была - в воронках. И в самом озере, и в реке Вуоксенвирта утопленники плавали. Хоронили их в братских могилах, если можно как-то было определить, кто это, то искали документы.

Скажите, а как вы относились к комиссарам?

К комиссарам? Нормально. Комиссар - это комиссар, если он человек. Отношения были обычные. Комиссар - это ведь командир.

А к особистам было какое-то отношение?

Я тогда с ними не встречался, нас это не касалось. Мы даже не знали как они, что они делают. Это когда я нес действительную службу, вот тогда мы знали, кто такие особисты, особый отдел, что они делали. А вот на фронте я их не знал и не встречал.

Скажите, в вашем взводе, роте были люди разных национальностей?

Нет, в основном русские. В основном призваны были местные, с Псковской, Ленинградской области. В основном все русские. Также из Новгородской, из Карелии, а широкой мобилизации не было.

Вы сказали, что делали разведывательные вылазки. Это осуществляла вся рота, или был разведвзвод?

Специального подразделения разведывательного у нас не было. Любой боец мог быть разведчиком. Обычно шли в разведку более опытные. Разведрота начинается с батальона. Но мне с такими не приходилось встречаться, я знал свой взвод и свою роту. Таких больших движений, как в Отечественную войну не было. Оборона есть оборона.

Как вы встретили заключение мира, окончание войны?

Как встретили заключение мира? Радостно. Мы были рады, финны тоже. Встретились с ними, братание у нас было, никто этого не запрещал.

На каком языке вы общались с финнами?

Кое-что мы на финском знали, кто-то что-то по-фински знал, ну и они, как мы на финском, так и они на русском. Это специальные разведывательные группы должны знать, а у нас были разговорники, что нужно - прочитал, сказал.

Скажите, у вас остались какие-то сувениры или фотографии с войны?

Остались. Мало, но остались, и их я отдал (Все фотографии респондента забрал и не вернул корреспондент одной из карельских газет).

Аркадий Александрович, что вы делали после Зимней войны?

После войны наш полк отвели к Элисенваара. Там мы заняли оборону, вернее границу, пограничников тогда еще не было. А потом все утряслось, пограничные столбы установили и нас отвели. Когда потом кончилась война, нас опять оставили на курсы младших командиров, тогда офицеров, офицерских званий не было - младшие командиры. И демобилизовался я в декабре 1940.

На каких фронтах вы воевали?

На разных, начал на Карельском.

О боевых действиях на Карельском фронте вы можете рассказать?

Начал я боевые действия в районе Суоярви. Из нас сформировали так называемый батальон охраны штаба 7-й армии, а штаб 7-й армии в начале войны дислоцировался в районе Суоярви. Мы охраняли штаб, сделали кое-какие оборонительные сооружения. И потом, когда финны начали наступление, штаб, конечно, смотал удочки. Мои соседи слева и справа, два взвода, удрали. Я остался один со взводом. Мы тут приняли небольшой бой, но уж тут надо было отходить, просто связи никакой ни с кем не было. Отошли по горелому. Партизаны тогда зажгли город Суоярви. Он деревянный был по существу. Потом выходил из окружения со своим взводом до реки Шуи. Потом заняли оборону. Были и солдаты из других частей, 131-го полка такого. Но недолго мы продержались, опять же нас финны отрезали, взяли в полукруг, но для кадровых это не страшно. Группа, допустим, финнов 15-20 человек обойдут нас, из автоматов тыр-тыр, думают, испугаемся. Но из окружения мы выходили прилично. Вышли в район Вохтозера, там был штаб прославленной 71-й дивизии. В тыл к ней вышли. Ну, насобирал я еще, когда отступали, было у меня 22 человека во взводе, некоторых я потерял. Вынесли мы политрука раненого из окружения. И в районе Вохтозера мы заняли оборону, а потом опять же финны нас окружили. Там стоял штаб артиллерийского полка нашей дивизии, его окружили, и нам нужно было его освободить. Провели наступательную операцию, меня ранили, и я больше сюда не вернулся.

Вы получили тяжелое ранение?

Тяжелое, в руку, вот здесь перебита рука. А потом после госпиталя, в госпитале я долго был, попал на переподготовку в зенитно-артиллерийское училище севастопольское в Уфе. Переквалифицировался на артиллериста-зенитчика и потом на фронт, на Курскую дугу. Под Москвой были сформированы специальные артиллерийские дивизионы, которые могли пробивать броню танков "тигр". Потом я попал под Брянск, но там нас быстро вывели из строя частично. И пошло-поехало, нас перебрасывали с места на место, мы входили в состав танкового корпуса, а это резерв. Потом на Южный фронт, потом на 2-й Украинский, потом на 1-й Украинский.

Если вернуться к войне с финнами, на Карельском фронте, то вы находились в запасе на начало войны.

Да, я находился в запасе.

То есть уже демобилизовались и жили в Петрозаводске?

Да, в Петрозаводске, я только приехал и на работу устроился. Я работал в отделении НИИ озерно-речного и рыбного хозяйства. Только устроился на работу, и сразу мобилизовали. Правда, попал я не туда, куда было запланировано. Я туда не попал, немножко опоздал.

А куда должны были попасть?

А кто его знает. Я знаю одно. Пришел в военкомат, а там говорят, вы уже опоздали, ваша группа отправлена.

Скажите, перед Отечественной войной было известно пиближении войны или она началась неожиданно?

Конечно, знали, что война будет, но когда - это другой вопрос.

То есть войну уже ждали?

Конечно, мы ждали эту войну еще с 1937 г. Даже мишени у нас были фашистские, мы по ним стреляли. Разные были, в полный рост.

А что было на мишени, свастика?

Зачем нам свастика, мы этого не делали на мишени, итак знали, что это фашисты. Кадровые ведь все знали, нам говорили, сообщали, с кем я буду воевать.

То есть из Петрозаводска вас отправили в Суоярви, и вы начали войну в той же должности, что и заканчивали Зимнюю?

В Суоярви я начал боевые действия командиром взвода.

А вооружение как-то изменилось по сравнению с Зимней войной?

Я бы не сказал, что было большое изменение. Может быть, более серьезное оружие - танки, самолеты - может быть. А пехота - ну минометы они были 52-х, 72-х, 22-х мм. А больше ничего не было в стрелковых частях. Ну, автоматы появились - ППШ.

А когда появились автоматы?

ППШ появились в 1941 г., кажется, но не все ими были обеспечены, не во всех частях они были. Вот ППШ для ближнего боя, а для дальнего боя винтовка более сильное оружие.

А на Карельском фронте какое было лично у вас оружие?

У меня была снайперская винтовка и пистолет. Я снайпером был по существу. А что касается изменений, то особых изменений не было в вооружении в пехоте. ППГ заменили на ППШ, вот, наверное, и все.

Скажите, большие были потери в первые дни войны?

Я не видел таких потерь, убитых, больше бежали. У меня потерь не было. Допустим, двоих ранило, они шли со мной и один был убитый. Вот и все.

Если вернуться к первым дням Отечественной войны, то был приказ об отступлении или отступали сами?

Конечно, сами драпали. Приказа такого никто не отдавал, я не слышал такого, чтобы отходить. У нас штаб в Суоярви был в школе, а окопы наши рядом. Потом эти отошли, эти отошли, никто мне не приказывал остаться, но я остался. Не было необходимости отдавать такой приказ, это когда уже угрожает опасность окружения, тогда да. Если сопротивление бесполезно, тогда что, сдаваться в плен что ли? Плен - это хуже всего, пусть лучше убьют. Мы, кадровые, были так воспитаны: лучше смерть, чем фашистский плен. Граната у меня была всегда при себе, в случае чего, лучше кишки на елку. Драпали-то в основном те, кто из запаса призывался, да и кадровые были всякие. Но мы так считали, в плен может раненый попасть, если сильно раненый. Если еще можешь воевать, значит воюй!

Когда финны наступали, они использовали какую-то технику, танки, может быть?

Нет, у нас этого не было, не было той территории, где можно было применять танки. Здесь ведь река, да озеро, да леса. А в лесу как - за елку сел, гранату бросил противотанковую, да от этого танка ничего и не осталось.

То есть наступала только финская пехота?

Да, в основном пехота. В там, на основном направлении, применялись танки, там, где дороги были, а у нас и дорог-то не было. Танкам ведь нужен простор, а где простор, кругом лес. Только лесные тропки, лыжные.

А велосипедов не было у финнов?

Велосипеды они использовали для разведывательных целей. У них тактика своя была - внезапного действия. Они не воевали массой, а отдельными группами. Они ведь знали все тропинки на своей бывшей территории, где куда проехать. Но так, чтобы массово применять велосипеды, такого не было.

Скажите, в первые дни войны на вашем направлении с кем вам приходилось сражаться - с финнами или немцами, или это точно не известно?

В Отечественную войну? Немцы в основном были. Финны шли так: шли вперед, вели разведывательные операции. Вели частично и боевые, но группами. Вот, например, направление Суоярви и по главной дороге : наступают финны, а немцы сзади. В Суоярви, например, первыми пришли финны. Но их там немного было, может какая-нибудь рота, может быть и меньше. И пришли немцы, но это было, когда я уже отошел на окраину города. Но не сдавать ведь Суоярви, мы пошли в разведку, но уже бессильны были что-либо сделать, там уже были немцы.

Вы сказали, что партизаны подожгли Суоярви. Город весь выгорел или нет?

Сложно сказать, ведь мы находились на одной стороне - ближе к границе, а подожгли его с другой стороны, поэтому, когда мы отступали, я толком не видел.

Когда вы отступали, то местные жители уходили с вами или оставались?

Местных жителей я не встречал.

То есть вы отходили лесами?

Да, лесами. Потому что дорога была занята. Как в разведку пошлешь кого-нибудь, там уже немцы, так что местных жителей я и не видел.

А у вас большая была группа?

Я когда выходил, начал выходить, у меня было 22 или 23 человека, а когда вышел в тылы к нашим, у меня было 74 человека. Я насобирал по пути. Разбежались ребятишки.

Это были разные люди - и кадровые и призывники?

Разные. Хорошо вот ко мне попали пограничники, вот с этими можно было воевать, они достаточно обученные, знали как поступать в том или ином случае, как воевать с финнами.

А как у вас дело обстояло со снаряжением, с питанием пока вы выходили из окружения?

Так и питались подножным кормом - грибы да ягоды. Дело ведь к осени было. Случайно самолет бросал мешки с сухарями, а так полуголодные были.

То есть вы довольно долго выходили из окружения.

Ну, дней пять, три.

Значит, вы задержались в Суоярви?

Да. В Суоярви мы довольно долго были. Отступать по-настоящему мы стали в середине июля. Там ведь кроме нас пограничники были, другие части, сдерживали как-то.

То есть когда вы вышли из окружения, вас было около 70 человек, и вы были командиром?

Да. Я сделался старшим. Я выводил ведь свой взвод. Ну, нас потом в дивизии сформировали по-новому. Мне взвод дали, вернее, оставили. И в первый батальон, в первую роту и сразу в бой.

То есть дивизия формировалась на ходу.

На ходу, на ходу. Нас пересчитали по головам. Я своих сразу к себе взял, еще пограничников прихватил немножко, и взвод у меня был хороший.

После того, как вас сформировали, какие боевые действия вы вели?

Забыл точно название. В общем, в районе Вохтозера. Заняли оборону, выкопали окопы. В общем, задержали продвижение врага. Да и дорога там плохая, а немцы наступали по хорошим дорогам.

Боевые действия у Вохтозера вы вели с финнами или с немцами?

У Вохтозера с финнами. Это пока я помню, пока не ранило.

В начале Великой Отечественной войны случалось вам видеть пленных?

В Финскую войну на Выборгском направлении были, но я не видел. А в Отечественную не было, не было такой возможности. В эту войну случай был: мы сошлись вот так вплотную, но я не растерялся, и отправил его на тот свет, но дело не в этом. Не было возможности захватить, чтобы они сдавались,

А сравнении финны - немцы, можно сравнить, кто лучше, кто хуже?

Сравнить? Финны-то в лесистой местности воюют значительно лучше. Немцы прикрывались все время броней, они же шли по дорогам, они же в лес не заходили. Финны ходили лесными тропами, обходили наши подразделения. А немцы шли по дороге, разведка финская к тому времени дело свое делала.

У Вохтозера вы долго вели бои?

Буквально день-два и меня ранило.

Скажите, в начале Отечественной войны на Карельском фронте были какие-то яркие эпизоды, которые вам запомнились?

Был такой эпизод. Финская разведка шла, а мы знали, что она пройдет по этой тропе, и устроили засаду. Когда они зашли, дал я команду "огонь". Но нам нельзя было оставаться на этом месте, потому что слева никого, справа никого. Сами проявили такую инициативу.

Сколько примерно человек попало к вам в засаду?

Человек 15, отделение наверно. Это разведывательная группа шла по просеке.

А еще подобные случаи были у вас в войну?

Подобных случаев больше не было. Только вот этот был. Даже в газете дивизионной писали об этом.

То есть вас отметили.

Отметили. Хотя мы и находились тогда в окружении. Но у меня разведка была спереди и сзади. Сзади их обнаружили, сигнал нам дали, мы в две стороны разошлись. Место нам попалось хорошее. Вот один случай такой был и все, а чтобы еще что-то особенное, такого не было.

Может быть, вы что-то еще хотели упомянуть о карельском фронте, о чем я не спросил?

А больше я, наверно, ничего не скажу, что я знаю. Надо прямо сказать, в этих условиях надо было готовить людей, чтобы воевать. А у нас не подготовлены. Почему в начале по существе драпали. Меня вот один раз ранило, снова на фронт, второй раз ранило - опять на фронт. Уже напрасно на пули не полезешь. А то было, лежит, стреляет: "Куда стреляешь?" - "Туда" - "Кто там?". Но винить их нельзя. Я говорю, я на таком участке был, что у нас наступательных операций не было, на других участках может быть были, а у нас нет, свои задачи выполняли и все.

Интервью: Осипов Александр Юрьевич
Лит. обработка: А. В. Голубев



Читайте также

Утром упал густой туман. Ничего не было видно, но мы слышали, как немцы, подъехав на тележках, собирали раненых и убитых. Потом стало понятно, что настоящее-то наступление шло в другом месте, а мы были просто для отвода глаз. И так бывает на войне. Тут я узнал, что мне положена медаль «За Отвагу».
Читать дальше

Вот, если помните, плакат был: «Родина-мать зовёт: отомсти, убей!» Когда получили пополнение под Владимиром-Волынские – вот тем, кто участвовал в боях, давали отдых, отключали от всего, от занятий, полностью отдых. Были такие специальные подразделения, куда нас собирали. И – встреча с фронтовиками. Ведь было много тех, кто из...
Читать дальше

В Хайларе были подземные инженерные сооружения, сильнейшие укрепления. Было тяжело их оттуда достать. Длинной сколько они были сложно сказать, но мы по ним шли-шли, под землёй. Налево кабинет, направо кабинет, налево кабинет, направо кабинет. Для командиров, наверное. Крепкое бетонирование, серьезные укрепления – ДОТы,...
Читать дальше

Каждую ночь на одной или двух лодках мы отправлялись в разведку, основная цель которой взять языка. Все попытки переправы заканчивались трагически. Как только до берега занятого немцами оставалось десять-пятнадцать метров, нас начинали расстреливать немецкие автоматчики, а с высокого берега били минометы. В это время река...
Читать дальше

Своих не оставляли, ни убитых, ни тем более раненых - приказ командира. Не дай бог попадет плен! Но трудно, очень трудно было отходить с убитыми и ранеными по снегу. За плечами вещмешок, без него нельзя, в нем патроны, жратва дня на три, а то и больше, портянки запасные, гранаты, курево. Все это перематывали нижним бельем, чтоб не...
Читать дальше

Только мы на сопку вышли – немцы бросили осветительные ракеты. Мы видны как на ладони… Немцы как по нам вдарили… Мы опять залегли. Я лежу, закрылся, встать не могу. Ко мне казах-ручной пулеметчик подползает: «Товарищ командир, я ранен. Кому передать пулемет?» Кому отдать… Говорю: «Уходи как хочешь, только пулемет не бросай». Все...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты