Комаров Пётр Алексеевич

Опубликовано 27 мая 2011 года

8662 0

Комаров Пётр Алексеевич, родился 20 января 1922 года, РСФСР, Тверская область, Торжокский р-н, д. Березай.

В 1941 году закончил педагогическое училище в г. Златоуст.

С 1941 по 1944 принимал участие в ВОВ.

В 1944 году был направилен на учебу в Ленинградское военно-политическое училище.

Некоторое время жил в г. Омск.

В 1950 году перебрался в Киргизскую ССР, с. Молдовановка (на мой вопрос, почему он выбрал именно Кыргызстан, он ответил, что решил переехать в тёплый, гостеприимный и урожайный район СССР - Ферганскую долину, но, по пути попал во Фрунзе, и решил остаться здесь). На его глазах рос и развивался г. Бишкек/Фрунзе: строились заводы, фабрики, школы, прокладывались троллейбусные линии.

С 1950 г работал преподавателем русского языка и литературы в молдовановской школе. Параллельно получил высшее образование в национальном университете. Затем женился и переехал в совхоз Карла Маркса, где также работал преподавателем, но, вскоре, стал завучем, а затем и директором школы. Он построил новую школу в совхозе Карла Маркса (организовал и контролировал все работы). В 1967 году он переехал с семьёй во Фрунзе, его перевели работать в Аламединскую сш №1, где он проработал директором и преподавателем до 1980 года, после чего вышел на пенсию.

Комаров П.А. с женой

В июне 1941 года мы сдавали госэкзамены в учительском институте города Златоуста, Челябинской области, хотя уже ранее получили назначение на работу. Я был направлен в школу станции Чернявская, это в 30 километрах восточнее Челябинска.

22 июня объявили, что фашисты напали на нашу страну. Мы сразу пошли в военкомат и стали просить, чтобы нас направили в армию, но нам сказали, что война будет короткой и военные действия будут проходить на территории врага. Нам сказали, чтобы мы ехали на работу.

Военные действия стали происходить совершенно по-иному. На стороне немцев выступили против нас Финляндия, Словакия, Венгрия, Румыния, Италия. На фашистов работала вся промышленность Европы.

Фашисты быстро захватили прибалтийские республики и уже на пятый день войны вошли в столицу Белоруссии Минск. Было окружено и разбито несколько советских армий. Свыше трех миллионов советских солдат и офицеров попало в плен. Оказалось, что немцы вооружены лучшим чем у нас оружием: автоматами, самолетами, танками. Уже в первый день войны фашистская авиация уничтожила почти всю нашу авиацию на аэродромах.

Стало ясно, что теперь с врагом должен воевать народ. Были еще свежие дивизии на Дальнем Востоке, но их оттуда снимать было нельзя, так как в Манчжурии стояла хорошо вооруженная японская полумиллионная Квантунская армия, намеренная захватить наш Дальний Восток. Нужно было срочно сформировать из необученного народа новые военные части.

Был призван в армию вместе с учениками старших классов и я. Мне тогда было 19 лет, а ученикам по 17-18 лет (тогда в первый класс принимали с 8 лет). Нас привезли на фронт и пополнили отступающую стрелковую часть. Мы отходили, а часто и бежали, оставляя свою землю, свой народ. Было очень обидно. Двое моих учеников погибло, мне было их очень жаль, я плакал. Тяжело было зимой - не хватало теплого обмундирования, валенок. Хорошо доставалось зимой и немцам. Они рассчитывали закончить войну в летнее время, захватить Москву, Ленинград, дойти до Волги, а уральские военные заводы разбомбить и уничтожить.

В первый год немцы начали военные действия на фронте от Черного до Баренцевого моря. Наш народ не растерялся. "Все для фронта, все для победы". Урал готовил новые танки - Т-34, самолеты, новые противотанковые пушки и снаряды. Народ собирал теплые вещи на фронт.

После выхода из одного окружения я попал в боевую гвардейскую дивизию - бывшую курсантскую бригаду. Она стояла в лесах под городом Старый Оскол, пополнялась боеприпасами. Все ждали уральцев и сибиряков, так как они показали себя хорошо в боях.

Летом 1942 года фашисты начали наступление в двух местах: армия Паулюса шла на Сталинград, а генерал Гударион прорвал фронт у Новочеркасска, захватил Ростов, перешел Дон и двинулся на Кавказ. Отступать нашим войскам было больше нельзя. Сталин издал приказ № 227 - "Ни шагу назад". Были созданы заградотряды, которые стояли сзади нашей пехоты и должны были расстреливать из пулеметов каждого нашего солдата, который оставлял свой окоп, струсил и бежал. Каждый теперь думал: "Чья пуля лучше?" Или умереть в своем окопе, или умереть как трус и предатель от своей пули.

Летом 1943 года немцы решили начать наступление в одном месте - на Курской дуге, где намеревались окружить и уничтожить наши армии, а затем идти на Москву. Они хорошо подготовились. У них появились новые танки "Тигр" с толстой лобовой броней, они объявили всеобщую мобилизацию. А на заводах у них работали угнетенные рабочие из стран Европы и Украины.

И, наконец, 16 июля, они начали на нашем Белгородском направлении наступление. Нас продолжали обучать в основном борьбе с танками - бросать противотанковые гранаты и бутылки с КМ (самовоспламеняющейся жидкостью). Саперов тренировали по разминированию мин С-35 (шпринг-мины, прыгающие противопехотные - шрапнельные), фугасов, резать колючую проволоку и спирали Бруно.

Рано утром по тревоге нас подняли, построили и объявили, что будем двигаться форсированным маршем в сторону фронта. Это свыше 100 км. Середина июля - жара. Дороги без твердого покрытия, грунтовые. А грунт - чернозем. Мы идем, гимнастерки у нас промокли от пота. А каждый несет на себе килограмм 30 (шинель в скатке через плечо, автомат с запасным диском, 2 гранаты Ф-1, лопатку, стальная каска на голове, фляжка с водой, вещмешок с котелком, пайка хлеба 1 кг.) Я иду, не отстаю. Привалы короткие, с нами кухни - там варят нам пшенный концентрат. Короткий привал - покушать и опять вперед. Даже ездовые, не распрягая, кормят лошадей сеном с рук. Хочется пить, подбегаем к колодцу, он глубокий. Привязываем к котелкам телефонный провод, но зачерпнуть воду невозможно. Некоторые солдаты не выдерживают и падают в придорожную пыль. Сзади идут повозки и упавших подбирают в брички. А мы идем день и ночь. Рано утром мы подходим к Прохоровке. Ее усиленно бомбят пикирующие юнкерсы. Нам нужно быстро пробежать Прохоровку. Немцы уже где-то близко. Здесь по фронту 12 километров столкнулось громадное количество войск и различной техники. Только танков, как потом стало известно, около двух тысяч машин (44 фашистская и наша 5 гвардейская танковая армия), а в небе наша и немецкая авиация. Мы бежим по прохоровке, рушатся дома, жителей не видно. Мы еще не встретились с врагом, а у нас уже много убитых и раненых. Совхоз "Комсомол" - идут немецкие танки, стреляют сходу и чаще с остановками, за ними солдаты. Вижу как впереди наши раненые отползают в тыл. Около меня бежит мальчишка с винтовкой. Перед нами разрывается тяжелый снаряд, нас ударной волной бросает на землю и засыпает землей. Снаряд ушел глубоко в землю, а осколки ушли вверх. Мы оба поднялись грязные и мокрые от пота и даже не ранены. Я побежал вперед, а там горят танки - наши и немецкие. Вижу, как из них выскакивают танкисты и принимают бой. Уже много наших убито и ранено, но еще и еще подбегают наши. Впереди сплошной дым и огонь, бьет наша артиллерия и минометы, непрерывно бьют дивизионы "Катюш". Бьют и немцы, но их огонь слабеет. Кто-то кричит, что немцы отступают на станцию Беленихино. Нам приказ - продолжить наступление. А сколько наших погибло! Здесь, у деревни Крапивно, целое поле заняло кладбище солдат и офицеров нашей 42-ой гвардейской дивизии. На станции Беленихино мы захватили много немецких вагонов с боеприпасами и продовольствием.

После разгрома на Курской дуге немцы уже не наступали, а только отступали. Мы вступили в Украину. В полках не хватало солдат, но в скором времени полевые военкоматы в освобожденных районах Украины призывали разбежавшихся по домам в 41 году украинцев. Немцы отходили к Днепру, где на правом берегу решили создать неприступный рубеж.

Наша 42 гвардейская дивизия подошла к Днепру в октябре, в 110 км южнее Киева. Здесь ширина реки 800 метров, высокие обрывистые кручи. А нам было приказано ночью форсировать реку. Первыми на понтонных лодках направилась разведрота и взвод саперов и я с ними. Немцы не ждали нас - они были уверены, что в этом месте форсировать невозможно. Небольшая группа немцев спала в деревне Гребени - часть из них разведчики захватили, остальных убили. Сразу начали переправляться батальоны. Дивизия захватила деревню Гребени и Юшки, батальоны вышли на поле, им было приказано окопаться и ждать подкрепления. Артиллерия еще оставалась на левом берегу. Солдаты еще не успели окопаться, как налетела авиация, а затем появилась танковая дивизия СС "Мертвая голова". Танки стали давить гусеницами и расстреливать из пулеметов наших солдат. Только несколько танков мы смогли сжечь бутылками с "КМ". Из пехоты почти никто не уцелел. Бежали к кручам связисты, батальонные минометчики, саперы, где заняли оборону, отстреливаясь от фашистов. А танки к нам подойти не могли из-за обрывистых увалов. У самой воды под обрывистыми кручами находились офицеры штаба полка. Помочь нам было некому. Переправа не работала - немцы открыли сплошной пулеметный и автоматный огонь над переправой. Нас, кто окопался на берегу, немцы сбросили к самой реке. И всех нас солдат и сержантов осталось человек 12. Мы спустились к воде под кручи. Бой утих, пули сюда не долетали. Начштаба полка приказал нам отойти влево метров на 100 и окопаться. Во время боя население деревень пряталось по оврагам. Кто-то из солдат нашел корзинку с кусками сырого мяса. Внизу тек ручей, который впадал в Днепр. Там росли тополя. Хотелось есть. Я вылез из своего окопчика и пошел у тополей искать хворост, но увидел, что ко мне спускаются сверху два человека. Думал наши, а это были немцы. Они спускались по оврагу, а сзади ехала самоходка с крупнокалиберным пулеметом - думали захватить нас. Мы открыли огонь. Сверху пролетали наши штурмовики, первые шесть пролетели дальше, а последние три увидели, что внизу идет бой и обстреляли немцев ракетами. Наступила ночь, нас позвали к офицерам штаба. Вскоре с левого берега подошли две лодки. Все стали садиться в них. Я вошел в воду, схватился за борт, но так ослаб, что не мог влезть в лодку. Мне помог командир взвода Лукашов.

После Днепра нас пополнили и высадили на готовый плацдарм у села Триполье. Дивизия освобождала города правобережной Украины. Мы окружили город Проскуров. На наших глазах фашисты зажгли город, вывозили эшелонами из него какие-то ценности по железной дороге на Каменноподольск. Нашему батальону было приказано взять мины и по полю обойти город справа, подорвать железную дорогу. Мы окопались в лесопосадке и подорвали состав, состоящий из товарных и пассажирских вагонов. Я с молодым солдатом подбежали к пассажирскому вагону. Из вагона вышла женщина и выстрелила солдату в голову и крикнула, чтобы не убивали ее дочь. Солдаты открывали двери вагонов - они были забиты чемоданами. Я взял большую плетенную корзину, разбил ее об рельсы - там было дамское белье и платье. Все искали продукты и спирт. За взятие города нашей 42 гвардейской дивизии было присвоено звание Проскуровской. Мы двинулись в западную Украину.

Перед Львовом против нас в оборону поставили украинскую эсесовскую дивизию "Галитчина". Наша дивизия имела большой боевой опыт, хорошую артиллерийскую поддержку и, подготовившись, провела полуторачасовой артиллерийский обстрел из пушек и "Катюш". Украинцы выбегали из окопов, плакали и не оказывали нам никакого сопротивления. В середине июля 1944 года мы подошли ко Львову. Танкисты Свердловской бригады уральского добровольческого корпуса обошли Львов с запада, перерезав железную дорогу на Краков, а танкисты-челябинцы вошли во Львов с севера. Наша дивизия вошла во Львов с востока и уничтожила засевших в костелах фашистов.

Затем я вместе со своей частью перешел Карпаты, воевал в Польше, Румынии, Венгрии и в августе 1944 года меня одного из дивизии направили на учебу в Ленинградское военно-политическое училище.

За битву под Прохоровкой меня наградили медалью "За отвагу", а за форсирование Днепра орденом "Красной звезды".

Пехотинец Комаров Пётр Алексеевич, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Комаров П.А. с внуками

Прислал Луценко Владислав Леонидович



Читайте также

А мне довелось полком прорывать оборону под Старой Руссой. Как-то приезжает член военного совета Колесников. А когда я только в этот полк пришел, то Колесников приехал принимать его в состав Армии. Походили, походили, и я ему что-то возражал. Он спрашивает: «А вы меня не боитесь?» - «А чего я вас должен бояться? Я на службе...
Читать дальше

Собственно говоря, у нас как попадали люди в штрафную роту? Скажем, парень проезжает с эшелоном мимо своего дом. «Ладно, - говорит этот сержант или рядовой, - сбегаю до своего дома, а потом догоню состав». После этого над ним чинится суд и его записывают в штрафники. И когда я вижу по этому лживому фильму, что какого-то уголовника,...
Читать дальше

Своих не оставляли, ни убитых, ни тем более раненых - приказ командира. Не дай бог попадет плен! Но трудно, очень трудно было отходить с убитыми и ранеными по снегу. За плечами вещмешок, без него нельзя, в нем патроны, жратва дня на три, а то и больше, портянки запасные, гранаты, курево. Все это перематывали нижним бельем, чтоб не...
Читать дальше

Только мы на сопку вышли – немцы бросили осветительные ракеты. Мы видны как на ладони… Немцы как по нам вдарили… Мы опять залегли. Я лежу, закрылся, встать не могу. Ко мне казах-ручной пулеметчик подползает: «Товарищ командир, я ранен. Кому передать пулемет?» Кому отдать… Говорю: «Уходи как хочешь, только пулемет не бросай». Все...
Читать дальше

Мы выстроились и командир полка подал команду: «смирно, вольно». Далее он обращается к нам и говорит: «Товарищи Вы знаете куда мы приехали, мы приехали бить врага (были в дали слышны оружейные выстрелы), и вот среди нас есть такие, которые не желают выполнять долг перед Родиной ». И в это время подвели два арестованных...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты