Брандт Леонтий Вениаминович

Опубликовано 14 июля 2006 года

21803 0

Эвакуация

Начало войны не уходит из памяти: бомбёжка, пожары, отчаяние людей. Жил я тогда у родственников, в белорусском городе Орша, который подвергся нападению в первые же часы войны.
Вместе с родными отправился в эвакуацию, недели две добирались пешком до Смоленска. Тогда-то впервые в семнадцать лет понял, что значит смертельная усталость: шел, держась за подводу, и спал на ходу.
Фашисты стремительно наступали, железнодорожные станции были полны беженцев. Измученные люди страшились неизвестности. Не хватало продуктов. Опасаясь бомбежки, ждали в лесу, пока подадут состав. Наконец, не без трудностей сели в «теплушку» и поехали на восток.
В пути пришлось не раз пересаживаться, дорога заняла два месяца.

Тыловой Томск

Так наши родственники оказались в тыловом Томске, а я дома. Мать была страшно рада, уж и не чаяла увидеть. Жили мы в переулке Батенькова, квартира была невеликая, но вся большая семья как-то устроилась. Другие родственники, жившие в Таганроге, уехать не успели или не смогли - все они погибли.
Стали работать. Меня взяли в мастерские, где делали лыжи для бойцов. Потом устроился на опытно-механический завод, который прибыл из Загорска и разместился в университетском корпусе. Несколько месяцев проработал на электромеханическом заводе, где делали минометы и мины.
Всё это время просился на фронт, но меня не брали - не вышел годами. Только я не отступал, ходил в военкомат. И, в конце концов, своего добился: попал в Сибирскую добровольческую дивизию, которая формировалась в Юрге.
Смерти в глаза
Брали в разведку не каждого. Попадали туда самые рослые, плечистые, крепкие, а я богатырским сложением, надо сказать, не отличался. Зато сноровки и выносливости было не занимать, с детских лет занимался спортом. Ну, и меня взяли в разведроту.
Ходили в тыл противника, добывали «языка», вели разведку боем. Как писали потом в газетах, «смотрели смерти в глаза». Иногда меня спрашивают: боязно было? По правде говоря, да - умирать никому не охота. Тем более, когда война катилась на убыль. Привыкнуть к опасности трудно. И всё ж воевали…
Хорошо запомнил первое свое боевое задание. Перед выходом оставили документы, проверили снаряжение. Чтоб ничего не звенело, полагалось попрыгать на месте. Получили последние инструкции и двинулись. Перешли линию фронта, углубились в лесок. Видим, впереди кто-то маячит, а кто - непонятно.
Потом выяснилось - партизаны, у них в лесах были целые поселения: жили в землянках, некоторые - семьями. И разведка у их была неплохая, партизаны дали сведения - с тем мы и вернулись.

Фронтовые друзья

Без поддержки друзей на фронте, конечно, непросто, в разведке особенно. Там только и узнаёшь, что такое настоящая мужская дружба.
И мне доводилось выносить, возвращаясь с задания, раненых. И меня несли на себе, когда получил ранение: немцы делали мины, которые подскакивали и взрывались, едва заденешь за проволоку. Называли их «попрыгушки». Одна чуть не стоила мне жизни, всё лицо было в осколках.
Вынес меня Коля Лукьянов, здоровый сибиряк - родом из Новосибирска. Пару недель ничего я не видел, потом зрение вернулось. Подлечился - и в часть. А друг мой погиб… Причем в самом конце войны, в Чехословакии.
Наша разведрота двигалась впереди наступавших частей. Настроение у всех было приподнятое - фашисты капитулировали, вот-вот наступит мир! Шли по дороге, не особенно прячась. Вдруг - кинжальный огонь. Залегли, стали отстреливаться. Меня отправили за подмогой.
А когда выбили немцев, увидели, что вся группа погибла. Держались до последнего патрона…

"Аристократы"

Что говорить, разведчики были на особом, привилегированном положении. Нас даже называли «военной аристократией». И оружие было у нас самое лучшее, и снабжали по первому классу.
Никто против этого не возражал, к разведке в войсках относились почтительно: там всё-таки служили отчаянно смелые люди, хорошо разбиравшиеся в военном деле. Многие неплохо знали немецкий язык, хотя был у нас свой переводчик. А командовал ротой капитан Солнцев - добродушный, заботливый офицер. Когда провожал ребят на задание, места себе не находил, так беспокоился.
Конечно, мы видели, что творили фашисты. Видели убитых мирных жителей, сгоревшие села и разрушенные города. После чего воевали еще яростнее. Но слепого ожесточения не было: наши солдаты оставались людьми и в той нечеловеческой обстановке. Случаи, когда убивали пленных, были редки, и за это сурово наказывали. Хотя несложно было понять тех, кем владело чувство мести. Получит солдат письмо, узнает о страшной судьбе своих близких - и от горя теряет голову...

Ад Освенцима

Есть вещи, забыть которые невозможно. Прошло столько лет, а перед глазами картина: наша разведгруппа входит в лагерь смерти Освенцим. Бараки, длинные ряды бараков. И заключенные в полосатом рванье, которые махали руками, что-то кричали нам на разных языках.
Измождённые, совсем обессиленные - они, видно, не смогли покинуть лагерь, как другие, когда охрана, услышав канонаду наших орудий, спешно бежала. И встречали нас, приникнув к колючей проволоке, смеялись и плакали. Это была жуткая картина! Но самое страшное ждало впереди: крематорий, который еще не успел остыть, горы женских волос - разного цвета и разной длины. Груды подошв, в том числе от детских ботинок.
Там всё было продумано, во всем наблюдался порядок. Вещи убитых хранили в пронумерованных бумажных мешках - наверное, готовили для отправки в Германию. А волосы и человеческую кожу использовали в «хозяйственных» целях. Особо ценилась кожа с наколками - из неё, мы узнали, готовили дамские сумочки. И рядом с этим кошмаром - ухоженные домики, где жили охранники, цветущие палисадники. Спортивные площадки, бассейн - все условия для полноценного отдыха после тяжелой «работы».
Таким был Освенцим. Потрясенные, мы ходили по лагерю, смотрели - и не верили глазам. А чуть позже подошли наступавшие части, которым разведка обеспечивала прикрытие…

"Падение Берлина"

После войны несколько лет я служил на территории Германии, в танковых войсках. И вот, помню, прошел слух, что нас пригласят для съёмок какого-то фильма. Мы, конечно, обрадовались: отдохнём от строевой подготовки, армейской службы, да еще и прославимся. Пусть и в массовке.
Среди артистов, которые приехали, был знакомый по многим фильмам Борис Андреев. Легендарный актёр! Каждый хотел с ним сфотографироваться, просил меня сделать снимок - в ту пору я осваивал трофейный фотоаппарат. Андреев тоже, как выяснилось, любил поснимать. Мы разговорились, потом познакомились, стали общаться.

1949 год, Германия. Во время съёмок фильма "Падение Берлина". Четвёртый слева - Л.В. Брандт, пятый слева - актёр Борис Андреев.

Фильм «Падение Берлина» снимал известный режиссер Михаил Чиаурели. Когда потребовалось снять Рейхстаг, который находился в зоне американских союзнических войск, вышла какая-то неурядица. И решили сделать макет - точную копию Рейхстага, на его фоне потом разворачивалось действие. Но в фильме режиссерская уловка была незаметна. Готовую картину, которая снималась полгода, мы увидели первыми.
Борис Андреев, расставаясь, приглашал встретиться в Москве. А свиделись в Томске:
он приехал в наш город вместе
с творческой группой через двадцать три года. Долго тогда вспоминали былое, ходили по улицам, вновь фотографировались на память. Но те снимки оказались последними. Через несколько лет его не стало…

Источник:

Материалы из книги "Мудрость Победы", готовящейся к изданию АМК
"Сибирский проект" (г. Томск)



Читайте также

Нужно было форсировать и закрепиться на немецкой стороне, и не давать немцам подойти к берегу, то есть занять плацдарм. В первую ночь пошли – не получилось даже подойти к берегу, нас сбили. Мы поплыли на двух амфибиях, я шел на головной. Вдруг удар. Из «панцерфауста» влупили прямо под самый нос. Ее перевернуло. Успел крикнуть:...
Читать дальше

Задача всегда ставилась одна: выяснить расположение противника, а это — расположение окопов, огневых точек (причем, следовало установить, какие огневые точки имеются) и взять пленного «языка». И так делалось в любую погоду и при любых условиях. А вы только представьте себе! Стояла такая же ясная погода, как сегодня,...
Читать дальше

Мы решили все же выползать и в это время начался перекрестный огонь из пулеметов. Не дотянув 1 метра до своей траншеи, Федю прошило пулеметной очередью. Он погиб. Федя был первым моим наставником, поэтому он хорошо запомнился.

Читать дальше

До мельчайших подробностей помню ночь перед наступлением немцев. На удивление, нас в эту ночь в разведку не посылали. Мы обрадовались, намеревались отоспаться в своей землянке, но спать нам не разрешили. Вместе с тысячами других людей, находящихся в окопах, на огневых и исходных позициях, на наблюдательных пунктах - мы тревожно...
Читать дальше

В день моего рождения. Нам приказали взять «языка» любой ценой. Немцы засели на лесистых холмах, приготовили укрепленные оборонительные рубежи. Чтобы обеспечить наш успех, слева от нас пустили разведку боем, сделали отвлекающий маневр. Человек 150, молодых ребят, из недавнего пополнения 1926 года рождения, на рассвете пошли в...
Читать дальше

В батальоне осталось всего двадцать человек. На меня идут два танка. Прошу разрешение на отход». А Шубаков в ответ -«Держись! Отступление - это невыполнение приказа Родины! ». Через полчаса Баринов погиб. Через восемнадцать лет после этого события мы встретились с Шубаковым, вспомнили этот эпизод, и уже полковник и начальник...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты