Ландес Александр Аронович

Опубликовано 05 января 2011 года

7292 0

Я Ландес Александр Аронович. Родился в конце 1920 года в городе Сороки, в Бессарабии. До 1940 года входившей в состав Румынии.

Я ходил в румынскую школу. Естественно там все предметы преподавались на румынском языке. Обучение было платное. Поэтому я окончил всего 7 классов. С семнадцати лет пошел работать к хозяину в магазин. Там надо было наблюдать, убираться...

Если молдаван румыны считали своими братьями, то к евреям отношение было другое. На ответственную или руководящую работу евреев не брали. Мы пользовались избирательным правом, но выбирать могли только из тех, кого предоставят они. Сами молдаване относились к евреям хорошо.

Нас у родителей было четверо детей. Я самый старший. Отец работал служащим на мельнице, а мама занималась детьми. Жили очень бедно.

К счастью после начала войны семья успела убежать. Они были эвакуированы в Пятигорск. Там от болезни и нищеты умерла моя сестра. После войны семья вернулась обратно в Сороки.

В принципе евреи тянулись к России, что бы лучше было жить. Когда состоялось присоединение Бесарабии к Советскому Союзу, настроение особенно у еврейского населения было радостное. Все вышли с цветами на улицу встречать Красную Армию. Кричали: "Ура!" Некоторые молдаване тоже радовались. Особенно те из них, которые тянулись к коммунизму.

Тех из богатых, кто не успел бежать в Румынию, вскоре выслали на Восток.

После установления Советской Власти меня послали на курсы лаборантов "Заготзерно". И работал потом в "Заготзерно". Тогда же я вступил в Комсомол. Мне было очень трудно переходить на русский язык. Вот мой отец хорошо говорил и писал по-русски. Он учился ещё при царях.

Никакого предчувствия войны у меня, да и у моих близких, не было. Для нас действительно война началась неожиданно.

22-го июня рано утром налетели немецкие самолёты и начали бросать бомбы. Сразу поднялась паника. В тот же день меня взяли в армию. Нас 35 молодых человек взяли в одну роту, в сапёрные войска. Из воинской части нам дали командира, который повёл нашу группу на восток. Дорога была забита беженцами и угоняемым в тыл скотом. Вдоль дороги было много разрушений. Нас в районе Могилёв - Подольский, по деревянному мосту, перевели через Днестр. Всё это под бомбёжками. Много народа погибло. Люди же не знают, что делать, бегают. Кого убило, другие упали в Днестр, утопились. Паника была. На той стороне прошли километров 20, и решили, что надо копать окопы. Значит, давай копай, что бы остановить немцев. Но, увы. Мы здесь копали, а он пошел по северной части. Потом привели нас в город Ямполь.

Поначалу копали окопы. Потом постепенно, пешком направили на Кавказ. В Баку. И только там нас обмундировали. Некоторым даже выдали новую форму. Дали ботинки с обмотками. 10-20 метров пройдёшь, обмотка отпустилась. (улыбается) В Баку нас впервые стали кормить досыта, а до того бегали голодные. Удивительно, но наша группа, за время отступления, не потеряла ни одного человека. Все 35 дошли до Баку. Наша часть относилась к управлению обороны по строительству "УОС". Строили мосты, наводили переправы, что бы могли пройти техника и войска. К сожалению, сейчас я уже забыл номер своей части. В "военном билете" у меня должно быть записано. Знаете, несколько лет назад из Америки приезжали люди, которые записывали воспоминания ветеранов, евреев. Тогда память у меня была лучше. Они и мне оставили диск с записью нашей беседы. Надо будет поискать.

Поначалу, около месяца, проводилось обучение. Учили разбирать и собирать винтовку, как её держать. Пробовали стрелять. Состав нашей части был смешанный и по национальности и по месту призыва. Были солдаты с Кавказа и из России. В основном у нас были молодые ребята, но были и старшие, лет по 30, 36. Оружие постоянно носили только офицеры. У меня был пистолет, но носил его я только если куда-то ехал. А в остальное время оружие хранилось на складе части.

Когда началось наше наступление, то и нас направили к фронту. Там пошла тяжелая работа. Строили мосты, дороги, укрепления. … Приходилось работать по разминированию. И всё это часто под бомбёжкой. Конечно, были потери. На запад тоже всё время шли пешком. У нас было всего несколько полуторок "ГАЗ А-А". Они не, сколько ехали, сколько мы их толкали. Из-под колёс летит грязь.… Все шинели перепачкаем, пока толкаем. Это был уже 2-й Украинский Фронт, которым командовал Малиновский.

Помню долго стояли на Пруту. Это уже граница с Румынией. Яссо-Кишеневская группировка. Затем, помню, восстанавливали взорванный мост между Будой и Пештом. Потом Братислава. Там было уже более спокойно.

Потом я служил в районной комендатуре Вены. Мы следили за порядком. Чтобы не было грабежей. Чтобы наши были спокойны. А то наши тоже натворили. … Обижали местное население. Вина то было много. Но, ничего, поуспокоились. Комендатуру боялись. Жители относились к нам лояльно. Вели себя тихо, молчали. Мы их тоже старались не трогать. Был даже такой приказ Сталина, что бы местное население не трогать. Ещё в нашу обязанность входил сбор и вывоз оставшегося в городе трофейного оружия.

Войну я закончил в звании старшины.

Я был награждён медалями: "За Оборону Кавказа", "За Освобождение Будапешта" и другими. Офицерам, кто был поближе к начальству, давали ордена, а нам солдатам медали.

Санкт-Петербург 2009 г.

Интервью и лит. обработка: А. Чупров
Правка: А. Момот



Читайте также

Второй день бой, только-только, – а я даже не видал, как лейтенанта-то убило – и уже никого из командиров нет. Раньше хоть парторги были, а тут – никого. Все рты раззявили. Кому-то ведь надо командовать. Был у нас один с Курска, 1912 года рождения, кричит мне:

– Давай ты! Как твоя фамиль-то?
– Фамилия моя Задунаев.
–...
Читать дальше

А он все бьет не переставая осколки свистят. Одно спасение - как можно ближе к земле прижаться и особенно голову. Слышу меня кто-то зовет справа. Смотрю это Кузьмин. "Командир меня ранило". Осматриваю но ему осколком пробило насквозь грудь правую сторону много вытекло крови.

Читать дальше

Утром, переправившись на берег, мы шли по городу шумной ватагой. Горожане смотрели на нас с удивлением и осуждением. Мы еще не знали, что началась война, поэтому нас удивляло их недружелюбие. Мы поняли все только тогда, когда шедшая нам навстречу женщина спросила нас: «Ребята, вам весело оттого, что война началась?» Мы срочно...
Читать дальше

Был и такой случай. Одному из взводов нашей части было приказано протянуть связь в один из пунктов, вот наши связисты начали орудовать, чтоб быстрее выполнить задание, вдруг увидели, что встречно им тянут связь немцы, а немцы увидели, что наши встречно им тянут. Прежде, те и другие, растерялись, а затем сообразили и быстро стали...
Читать дальше

Был такой у нас щуп, длинная тонкая палка - к ней из немецких шомполов делали наконечник, и заостряли его как иглу. И вот мы ползем и прощупываем. Мины обычно на 8-10 сантиметров закапывали: если глубоко закопаешь, то взрыватель не сработает. Это легко обнаруживается, а в снегу еще проще. Прошли 20-метровую ширину, и обозначили...
Читать дальше

Что такое война? Грохот тысяч орудий оглушает тебя, кажется, что вот-вот  засыплет в окопе, или ты окажешься под гусеницами танка. Особенно  страшно, когда в небе над тобой пикирует «Мессершмитт». Но преодолеваешь  себя, превозмогаешь ужас, побеждаешь свой страх и идешь в атаку. Это и  есть мужество. В войне...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты