Ковалева Александра Васильевна

Опубликовано 22 июля 2006 года

13018 0

22 Июня застало меня в доме отдыха "Дорохово". 25 июня вернулась домой и пришла на работу. Наши руководители уже готовились к эвакуации. Меня включили в Московскую группу по организации эвакуации детей. Когда закончилось это мероприятие, я вернулась на свое рабочее место. В учреждении меня встретила гробовая тишина. Никого уже не было - все сбежали на восток.
Я осталась без денег и без работы. Немецкие самолеты всё чаще делали налеты на Москву. Я много думала, чем я могу помочь фронту в той тяжелой обстановке, которая сложилась в Москве. В таком положении была не я одна, а все те, кто остался в Москве. Я очень старалась и нашла. На территории института были организованы мастерские, которые занимались сбором на полях сражений боеприпасов к нашим противотанковым орудиям и пулеметам.
Как только немцев разбили под Москвой меня призвали в Армию и поместили в Ворошиловские казармы. Там были организованы курсы связистов, которые я окончила и полностью овладела мастерством связиста. Сразу меня направили на фронт под Сухиничи в 19-й Гвардейский отдельный батальон связи 5-го ГСК.
В тяжелых, изнурительных и изматывающих боях у д. Маклаки под Козельском наши части пытались сломить сопротивление противника, но только теряли людей и технику. А немцы внезапно ушли. Видимо в их задачу входило сдержать натиск наших войск до поры, до времени.
Шли ожесточенные и упорные бои за освобождение г. Великие Луки. Когда наступило затишье, командир взвода предупредил нас об осторожности, ссылаясь на то, что затишье может быть перед бурей и спросил:
- Кто на пост заступает?
- Я
- Ну, давай заступай, а ребята пусть отдохнут.
Стою я на посту, смотрю в сторону передовой. Ракеты освещают близлежащее пространство, и мне стало казаться, что кустики шевелятся... Вдруг сзади заскрипел снег. С испугу я не окликнула "кто идет", а просто заревела. Оказался наш солдат, но он тоже испугался и закричал: "Не стреляй! Это я, Бородулин". И слава богу! Но земля подо мной "закачалась"...
Далее наш боевой путь прошел через Духовщину, Ярцевское и Смоленское направления.
Под Витебском наша Армия вступила в затяжные, кровопролитные бои, в ходе которых наш батальон попал в окружение. Мне как бойцу пришлось не только держать связь, но и отстреливаться от немцев, стремившихся пленить нас. Но вот пришел момент - наши части соединились, мы вышли из окружения. Теперь уже немцы попали в окружение, но мы их не добивали, а брали в плен.
Меня послали за боеприпасами. На пути моем наткнулась на спящего солдата без оружия. Недалеко с убитого немца я сняла подсумок и винтовку. Винтовку взяла себе, а свой карабин отдала этому - скажу помягче - нерадивому солдату. На фронте и такие встречались. Не было бы их - не было бы штрафных подразделений.
Когда на нашем пути попался немецкий госпиталь, мы увидели жалких, беззащитных и больных немцев. Ни у кого из нас не поднялась рука для отмщения за издевательства, чинимые ими над нашими соотечественниками.
Наш путь лежал в Восточную Пруссию через Польшу. На одном из переходов мы с подружкой решили искупаться. Окунулись, ополоснулись, выходим на берег а... Перед нами стоит немец. От неожиданности в горле перехватило - голос пропал... На счастье рядом оказался наш связист Сережа Илларионов. Ну, а немца отправили в разведотдел.
18.01.1945 г. овладели гг. Пилькаллен и Рагнит.
Начались страшные бои по разгрому Кенигсберской группы немецких войск и штурму столицы Восточной Пруссии Кенигсберга. Город горел. Войска отступали и вновь бросались в бой. Гибли люди. От неисчислимого количества взрывов снарядов, бомб связь выходила из строя. В этих условиях кажется невероятным, когда связист умудряется в одно мгновение принять правильное решение, где ему лучше ползти, где сделать перебежку, где нырнуть в воронку, но... добраться до обрыва этого тонкого проводочка и соединить его. Если бы только один раз...
Но всему приходит конец.
Я была на линии и, вдруг, слышу:
- Германия капитулировала. - Я побежала в ближайшее укрытие, где отдыхали связисты нашей роты, и закричала:
- Война кончилась!!!
А ребята не верят, подумали меня контузило. Но наконец, ДОШЛО!
Но для многих, в том числе и для меня, война не кончилась. Нашу 39 Армию погрузили в эшелоны и направили на Дальний Восток для разгрома Квантунской армии. Крепким орешком оказалась горы Большой Хинган. Продвигались с боями, преодолевая горные подъемы. Технику тащили на руках. Много ее ушло в пропасти. Дороги - серпантином и мало проходимые. Машины шли "пешком". Однажды нашу машину связи что-то начало кренить в сторону; мы с водителем выскочили и не успели глазом моргнуть, как машина рухнула в пропасть. С испугу я забилась за валун, голова отказывалась соображать, что делать. Водитель куда-то исчез. Когда спохватились обо мне подумали, что я "улетела" вместе с машиной в пропасть.
Большой Хинган одолели. Враг капитулировал. Но время было неспокойное. Когда наш батальон стоял в Жин Жоу на нас напали "азиаты"- пришлось отбиваться, при этом погибло 2 связиста.
В сентябре 1945 г. я вернулась домой.



Читайте также

Здесь мы стояли, пушки, танки – всё сзади нас было. Это была вся артподготовка, все эти снаряды «катюш», всё это через нашу голову пролетело. Потом, когда кончился артналёт, мы вызвали самолёты, они начали бомбить, потом пошли танки, а уж за ними пошла пехота. А после этого пошли обратно раненые. Раненых много шло. И мы как раз...
Читать дальше

Нас буквально потрясло то, что мы увидели на дорогах нашего следования. Это было в начале войны, и в тот период в воздухе полностью господствовала вражеская авиация.

Читать дальше

В больнице холодина. Когда возвращался, то проходил по двору и вижу штабеля дров. Почему же они не топят больницу? Что это за дрова? Полтора метра высотой уложены штабелями голые трупы. Результат работы больницы. Просто штабелями. На ногах написано кто.




Читать дальше

Я была одна из немногих женщин, вокруг - офицеры, солдаты. Я очень чувствовала, как они меня берегли. Бывало, и подшучивали, но всегда защищали от опасности. В бой идем, и как раз моя смена. А мне говорят: «Ты подожди. Сначала мы пойдём; вот город возьмём, потом тебя позовём». Бывало, достанут что-нибудь вкусненькое, - меня сначала...
Читать дальше

Страшно было. Немцы, видно, шнапсу тоже употребили под вечерок, страшно орут, идут и поливают. И мы их поливаем. Короче, мы потом гоняли друг друга: то мы, то они. Отходим, а народ все гибнет и гибнет. Мне бы в пехоте не дойти до Берлина, я был бы убит или ранен. Дураку понятно.

Читать дальше

Какой-то молоденький лейтенант крикнул -«Отходим!», и мы пустились наутек, тем более уже был слышен шум моторов приближающихся немецких танков. Это добавило нам прыти. Миновав кустарник, мы ринулись в хлебное поле. Но танки двинулись за нами… И немецкие танкисты стали давить гусеницами нашу полнокровную роту прямо в поле…Это...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты