Штырев Владимир Васильевич

Опубликовано 28 мая 2009 года

8005 0

Я родился 14 октября 1926 г. в г. Ряжецк Рязанской области. Родители у меня были рабочие, закончил семь классов, поступил в ряжецкое ремесленное училище на специальность радист-связист. 22 июня 1941 г. как раз учился в училище, а через два месяца после начала войны училище расформировали. Побыл какое-то время дома, поступил помощником машиниста паровоза на ряжецкую ж/д. станцию. Там снова учился, обучение длилось три месяца, после начал работать тут же, в Ряжецке. Нас в это время как раз бомбили часто, немец к нам близко подошел в конце 1941 г., почти до Воронежа дошел. Через нашу станцию войска на фронт гнали, в теплушках, отборные части, из сибиряков. С началом войны комендантские часы ввели. Тогда тяжело было, карточная система. Поработал в Ряжецке, перевели на ст. Кочетовку, там где-то месяца три проработал, и послали в командировку в депо Черемуха Северо-Печорской железной дороги в Коми АССР. Оттуда меня и забрали в армию, добровольно пошел в военкомат и записался в конце 1943 г.

Направили в г. Вологду, в 22-й отдельный запасной полк связи, где проучился три месяца. Во время обучения практики мало было, в основном теория: математика, ключ, морзянка. Кормили в полку не очень, но голодными не ходили. В марш-броски ходили, также регулярно стрелковые занятия были, на полигонах стреляли из винтовки. Преподавали нам неплохие попались, командир взвода у нас молодой совсем был. После окончания училища нас, выпускников, посылали на два направления - на Дальний Восток и на Запад. Меня в апреле 1944 г. направили на 1-ый Украинский фронт, в 14-ю Воздушную Армию в 115-й отдельный батальон ЗОС (земное обеспечение самолетовождения), который дислоцировался в г. Львове.

Я был сначала радистом, в октябре 1944 г. радиотелеграфистом назначили на пеленгатор. Как прибыл в часть, сразу получил материальную часть, и начали посылать туда, куда было надо. Попал на 99-й узел связи, мы называли его "экипаж", на узле служило семь человек два радиста, электромеханик, связисты, из них две девчонки. Из оборудования: радиостанция связи и пеленгатор, я сначала на рации работал, потом на пеленгаторе. Мы уже в тылу находились, бомбежек не было. Задачи такие нам ставили - в любую точку аэродромов перебрасывали, мы должны были поддерживать связь с аэродромами, приводить самолеты с точечных бомбежек, самолеты ведь с заданий возвращались только по нашим сигналам, нас запрашивают, мы им даем курс посадки, ориентировку полную, при помощи дежурных аэродромов. Тогда у нас все секретно было, строго. Техника у нас на узле была отечественная, в части были американские пеленгаторы, но я на них не работал. А так у нас РСБ передвижная, в ящиках на машине находилась, и РАП, ей целая машина полагалась. Поломки техники случались не часто, в основном сами устраняли, когда что-то серьезное, тогда вызываешь выше, и ждешь, приедут или нет ремонтировать, могли и не приехать. Вооружены были винтовками.

Нас перебрасывали и в Мукачевск, между Береговым и Ужгородом, в Житомире в Скоморохах на аэродроме работали, но в основном в Львове служили.

Перед 9 мая 1945 г. нас забросили от г. Львова на 30 км на задание, но я со своим расчетом забрал радиостанцию, только установил связь. И вдруг вижу, в Львове салют, мы думали, что бомбежка, растерялись. А потом я настроил радиостанцию, а там: "Поздравляю с днем Победы!" Ну, тут мы вышли, давай обниматься, целоваться.

- Какие взаимоотношения складывались с местным населением?

- В Львове, чтобы в увольнение пойти, идешь компанией, человека три-четыре, куда бы ни шли. Потому что очень много было убийств. Или же рота, взвод полностью шли. Плохо то, что оружие не выдавали в увольнительные. Но и патрули хорошо работали, однажды я в самоволку ушел к девчонкам, так меня быстро отловили, сообщили в часть, хорошо мне в части досталось. В Львове бандеровцев и после войны опасались.

- Как мылись, стирались?

- Специальные дни были, водили в баню, а стиркой хозяйственная часть занималась, сами мы не стирались.

- Как кормили?

- Сухие пайки получали, по очереди готовили сами.

- Получали ли Вы деньги на руки?

- А как же, платили четко, каждый месяц.

После окончания войны я продолжил службу в этой части, в ноябре 1945 г. меня назначили командиром отделения, присвоили звание ст. сержант. Дослужился до начальника радиостанции, в 1956 г. демобилизовался, и началась моя мирная жизнь.

Интервью и лит.обработка:Ю. Трифонов


Читайте также

Здесь мы стояли, пушки, танки – всё сзади нас было. Это была вся артподготовка, все эти снаряды «катюш», всё это через нашу голову пролетело. Потом, когда кончился артналёт, мы вызвали самолёты, они начали бомбить, потом пошли танки, а уж за ними пошла пехота. А после этого пошли обратно раненые. Раненых много шло. И мы как раз...
Читать дальше

Вылезли на улицу, видимость стала еще хуже, к туману прибавился дым. Воздух наполнен пороховым газом. В это время со мной получилась одна неприятность, сильно мешавшая мне в наступлении. Нужно было снять антенну, я поставил упаковку питания, которую я должен нести, на бруствер траншеи, а сам полез на блиндаж ее снимать. Прыгая...
Читать дальше

Нас буквально потрясло то, что мы увидели на дорогах нашего следования. Это было в начале войны, и в тот период в воздухе полностью господствовала вражеская авиация.

Читать дальше

Я еще в десятом классе закончила курсы медсестер, и, казалось бы, моя военная специальность предопределена. Совершенно неожиданно мне и моей школьной подруге Лиде Меняйленко предложили поступить в специальную школу связистов-разведчиков. Через полгода мы были на фронтах: я - на Воронежском, Лида - на Северном. А затем, после...
Читать дальше

Страшно было. Немцы, видно, шнапсу тоже употребили под вечерок, страшно орут, идут и поливают. И мы их поливаем. Короче, мы потом гоняли друг друга: то мы, то они. Отходим, а народ все гибнет и гибнет. Мне бы в пехоте не дойти до Берлина, я был бы убит или ранен. Дураку понятно.

Читать дальше

Какой-то молоденький лейтенант крикнул -«Отходим!», и мы пустились наутек, тем более уже был слышен шум моторов приближающихся немецких танков. Это добавило нам прыти. Миновав кустарник, мы ринулись в хлебное поле. Но танки двинулись за нами… И немецкие танкисты стали давить гусеницами нашу полнокровную роту прямо в поле…Это...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты