Жубатыров Байгали

Опубликовано 09 сентября 2013 года

4641 0

Я родился в апреле 1923 года в Актюбинской области в селе Шалхар. В 1940 году окончил 10 классов и, по направлению совнаркома Казахской республики, в составе десяти казахов поехал в Восточно-сибирский горно-металлургический институт, мы должны были стать инженерами цветной металлургии.

В 1941 году, после окончания первого курса, нас направили на ознакомительную практику. 20 июня 1941 года мы с практики вернулись в Иркутск и хотели поехать домой. На 25 июня взяли билеты на поезд, а 22 июня началась война и нас сразу же призвали в армию. Мне тогда 18 лет и 4 месяца было. Меня направили в сержантскую школу, по окончанию которой присвоили звание старшего сержанта и направили в 88-ю стрелковую дивизию первым номером пулемета «максим». В 1942 году наши дивизия была переброшена из Читинской области под Сталинград. Наш эшелон дошел до города Энгельс, он до войны был столицей республики немцев Поволжья, там начались сильные бомбежки и дальше, до Сталинграда, мы шли пешком по левому берегу Волги. В сентябре 1942 года мы заняли оборону на левом берегу Волги, напротив Мамаева кургана. Мы на левом берегу лежим, а на правом настоящая война была. Но немцы и по нам стреляли, а мы по ним. 6 ноября 1942 года я был ранен в голову. Мне очень сильно повезло – пуля по касательной прошла, если бы сантиметром ниже – меня бы в живых не было.

Лечился я в 69-м военно-полевом госпитале, в Свердловске. В марте 1943 года меня вызвал начальник госпиталя, вручил медаль «За Отвагу» и сказал, что я выздоровел. Из госпиталя меня направили на пересыльный пункт. Там нас однажды построили и офицер спросил: «У кого есть среднее образование?» Я говорю: «Окончил первый курс». «Хотите в училище поехать?» И я согласился.

Тех, кого отобрали. Направили в Улан-Удэ, там было училище связи Забайкальского фронта, в котором нас девять месяцев обучали. Мы изучали азбуку Морзе, дивизионную радиостанцию и так далее. В течении трех месяцев я стал радистом 1-го класса, мог принимать двадцать пять групп. После окончания обучения мне присвоили звание лейтенанта войск связи и направили на 2-й Белорусский фронт. Участвовал в освобождении города Баранович, а где-то в конце 1944 года меня перевели на 3-й Украинский фронт, он тогда уже в Венгрии был, а числа 5 или 6 января, я тогда уже капитаном был, меня и еще десять человек вызвали в Москву, в Главное управление связи, а оттуда в Монголию. Позже я узнал, что на западе война тогда уже заканчивалась, а мы обещали союзникам вступить в войну против Японии, поэтому нас и направили в Монголию. Я был командиром 875-го Краснознаменного радиодивизиона Забайкальского фронта. У меня в подчинении шесть взводов было, в каждом взводе двадцать пять человек, все радисты первой категории, три студебекера. Мой радиодивизион обеспечивал связь штаба фронта с другими частями. Когда уже война началась, ко мне приходит одна русская женщина и говорит: «Как мне поговорить с командиром монгольской кавалерийской дивизии», – она тогда в составе нашей конно-механизированной группы была, которой командовал Дважды Герой Совесткого Союза Исса Плиев. Я говорю: «Нельзя говорить», – а она настаивает. Тогда я вызвал начальника СМЕРШа Назаренко, объясняю ему. Они поговорили и Назаренко приказал мне обеспечить связь. Я сперва штаб конно-механизированной группы вызвал, потом штаб дивизии, женщина, по-монгольски, с дивизией поговорила и уже уходить собиралась, а потом спросила кто я по национальности? Я говорю: «Казах». Она мою фамилию спросила, записала и передала монгольскому офицеру, что-то сказав ему. Он эту бумажку в карман убрал. Потом я узнал, что она сказала меня наградить, но награда меня только недавно нашла. Я же из Иркутска призывался, а из Монголии в Казахстан пишут, а в Казахстане отвечают, что у нас такой не призывался. Но как-то нашла награда.

Конец войны, 2 сентября, я встретил в Порт-Артуре.

- Вы в казахской или русской школе учились?

- В казахской. Так что, когда попал в Иркутск, я по-русски не очень хорошо говорил. Но, имея среднее образование, мы быстро русскому языку выучились.

- Чему вас учили в сержантской школе?

- Строевой, изучали оружие. Я попал во взвод станковых пулеметчиков и очень этому радовался, мы же кино «Чапаев» видели. Так что станковый пулемет мне был очень интересен.

Так что пулемет я хорошо знал. Вот интересно – зимой, для охлаждения, мы в пулемет глицерино-спиртовую смесь, заливали, а летом воду. Так у меня случай был, солдаты, которые про эту смесь, как-то клапан спуска открыли, смесь спустили, чтобы выпить, а вместо смеси воду залили. А это же Чита была, зима, так что вода уже часа через два замерзла, и пулемет не работал. Я говорю: «Что-то не работает», – а русские солдаты смеются.

- С закрытых позиций учились стрелять?

- Учились. От 800 метров и дальше – навесным огнем были. Но самая верная дистанция, с которой поражаешь противника – 400-500 метров. У меня часто спрашивают: «Видели ли вы как немцы от вашей стрельбы падали?» А как за 500 метров увидишь? Мы, обычно, как стреляли – командир дает указание: «От этого ориентира по фронту»… Мы горизонтальную наводку отрегулируем и стреляем, ведя пулемет слева направо, или справа налево.

- «Максим» надежный пулемет?

- Надежный.

- С матерчатой лентой тяжело было?

- Это от заряжающего зависит. Если равномерно ленту набил – тогда никаких проблем нет, а вот если второпях – один патрон подальше идет, другой попоближе – тогда плохо, перекосы. Так что, когда подносчики ленты приносили – если бой, я второму номеру говорил все проверить, а если затишье – сам ленты проверял.

- Машинки для набивания ленты были?

- Вначале машинок не было. Все вручную набивали, а потом появились.

- Что было самое страшное на фронте?

- Самое страшное, это когда подходишь к фронту. Каждую минуту думаешь, что сегодня или завтра убьют, но, если полмесяца пробыл – привыкаешь.

- В войсках связи какая была ваша задача?

- Организовывали между штабом корпуса и штабами дивизий.

- Какая у вас была форма?

- В сержантской школе выдали обмотки 2,5 метра, рабочие ботинки, брюки-галифе, гимнастерка, ремень, шинель, как солдат.

- В связи с тем, что плохо знали русский, проблемы возникали?

- Нет. Мы были послушны командирам, не отставать от товарищей, учились хорошо, днем и ночью. Но, конечно, нам трудновато было.

- Как к вам относились славяне?

- Нормально. К тому же, мы образованней их были. У большинства было 4-5 классов, у нас командир взвода был с пятью классами образования.

- Как кормили?

- Нормально, не голодали, но нам говорили, что нас, курсантов, кормили лучше, чем простых солдат. А вот на фронте, бывало, сутками не кушали. Потом, бывали случаи, когда ребята теряли котелки. А потом, когда нам обед привозят – они каски давали, в которые борщ наливали.

- 100 грамм давали?

- Я на фронте не пил и не курил. 9 мая 1945 года пить начал. Мы тогда в 13-м полку связи были, ждали распределения и вот 9 мая 1945 года нас всех пригласил командир этого полка, полковник Соколов. Налили, чтобы за Победу выпить. А я не пью. Так Соколов ко мне подходит, говорит: «Земляк, ты не пьешь? Давай, мы же остались живы-здоровы, земляк». Я сразу: «Вы откуда?» Оказалось он тоже из Казахстана. Стаканов не было, мне в эмалированную кружку по полной налили, я глотка три-четыре сделал, из глаз слезы… Все посмеялись, ну да ладно. Я тогда выпил грамм 200. Это первый раз было, когда я выпил.

А на следующий день офицерам давали сигареты «Наша марка». 100 штук сигарет. Я раньше всегда раздавал тем кто курит, а тут решил, что сам курить буду.

- На фронте вши были?

- У меня нет, но другие солдаты говорили, что были.

- В войсках связи женщины у вас были?

- Сперва были, а потом разбежались по всем частям. Мне с ними работать не приходилось. Вообще, для женщин на фронте сложно.

- Спасибо.

ИнтервьюА. Драбкин
Лит. обработкаН. Аничкин


Читайте также

Вылезли на улицу, видимость стала еще хуже, к туману прибавился дым. Воздух наполнен пороховым газом. В это время со мной получилась одна неприятность, сильно мешавшая мне в наступлении. Нужно было снять антенну, я поставил упаковку питания, которую я должен нести, на бруствер траншеи, а сам полез на блиндаж ее снимать. Прыгая...
Читать дальше

Когда на нашем пути попался немецкий госпиталь, мы увидели жалких, беззащитных и больных немцев. Ни у кого из нас не поднялась рука для отмщения за издевательства, чинимые ими над нашими соотечественниками.

Читать дальше

В больнице холодина. Когда возвращался, то проходил по двору и вижу штабеля дров. Почему же они не топят больницу? Что это за дрова? Полтора метра высотой уложены штабелями голые трупы. Результат работы больницы. Просто штабелями. На ногах написано кто.




Читать дальше

И вот тот самый момент, когда команда уже выбирала буксирный конец на носу, снаряд попал в нос, пробил палубу и разорвался в трюме. Я в этот момент был на застекленной прогулочной палубе - декабрь, холодно уже - и все это видел как бы со второго этажа. От взрыва снаряда сдетонировали снаряды в трюме, и все, кто был в трюме, и на носу,...
Читать дальше

Не женское это дело - война... Тем не менее, во всех боевых действиях с телефонным аппаратом и катушкой с кабелем, под ураганным огнем противника, мне приходилось перебираться от одного подразделения к другому, обеспечивая связь командования полка с батальонами. Причем главным способом перемещения было переползание. Сколько...
Читать дальше

Превосходство у немцев - огромное. Особенно бессилие и обида ощущались при встрече с вражескими самолетами - бомбардировщиками “Юнкерс-87” и “Юнкерс-88”. Их нам с земли невозможно было поразить. Они пикировали, разбрасывали бомбы, пускали их цепочкой до земли, а истребитель не гнушался гоняться даже за одним солдатом, пока не...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты