Глущенко Лидия Михайловна

Опубликовано 25 декабря 2008 года

12832 0

- Я родилась на Урале, в Челябинской области, в 1922 году. Мне больше досталось работать, чем быть на фронте: мы работали "Все для фронта, все для победы". Открылся цех, мы сушили картофель морковь, капусту, лук. Гоняли нас и по командировкам: грузить уголь для города, бревна для города. В 1943 г. я училась от военкомата на шофера: днем работала, а вечером училась. Через несколько месяцев нас уже взяли в женский учебный автополк - был такой в Ульяновской области. Полк женщин! От Военкомата мы изучали только ГАЗ да ЗиС: "полуторка" и "трехтонка". Дома нам дали "стажерку", а уже в Ульяновской области нас уже одели в женское обмундирование. Были серые шинели, хлопчатобумажное обмундирование, сапоги с портянками. Зимой нам давали шерстяные чулки. Женское белье было, даже трусики и бюстгальтер. В учебном полку нам преподавали машину, но больше была строевая подготовка. Там мы получили права, приняли присягу, и нас направили в Житомир, в запасной полк. Нас вымыли, выкупали, - и там мы и приняли боевое крещение. Ночью нас начали бомбить. В Ульяновской области мы ничего такого не видели, не знали. Казарма большая, целый полк там был. Нары были большие, двухярусные, мы сверху вниз прыгали, кричали, все побежали на улицу от страха. После этого нас быстренько начали распределять по частям. Нас, нескольких женщин, направили в город Луга. Там находился учебный артиллерийский полигон, и там мне дали машину, "полуторку", - старую-престарую, которая от рукоятки заводилась. Ну, конечно, там мне доставалось, особенно зимой! Машину-то я еще плохо знала: начну рукояткой крутить, а она как даст обратно! А через некоторое время приходят и говорят: "Сдай машину, принимай американский вездеход "Виллис". Будешь возить на стрельбище офицеров". Вот эта машинка хорошая была! Я так была рада, что мне дали такую хорошую машину! Но моя радость недолго длилась: капитан предложил мне быть ППЖ. Бывало, куда-то надо ехать, а у него стол накрыт. И вот раз мы сели, попили чай, и тут он мне такое предложил. Я говорю: "Будем жениться и замуж выходить, когда война закончится". А он говорит: "В таком случае я машину сам умею водить. Катись к такой-то матери!" Ну, раз я не нужна, то я взяла и оставила машину у его дома, а сама ушла, и воду не слила. Был 40-градусный мороз, радиатор замерз, машина пропала. Мне же надо за это наказать - ну и меня подальше направили, уже в действующую армию: в минометный полк на Финляндскую границу, на оборону Ленинграда. Это уже был конец 1944 года, полк стоял под городом Выборгом. В этом полку дали мне опять "полуторку", и там я служила. Уже в марте месяце 1945 г., когда Ленинград был освобожден, и здесь не уже нужно было держать оборону, мы погрузились на вагоны и уехали на Берлин: до Польши в вагонах, после Польши узкоколейка, и до Берлина своим ходом. В колонне первая машина останавливается, наблюдателя ссадят, - а последняя подбирает. Мне дали карабин, - но стоишь, трясешься: друг выйдет какой-нибудь, пристрелит? Помню переправу через Одер, на Берлин: там тоже был бой. Ещё мы возили в минометный полк боеприпасы "Катюши", - просто подвозили на своих машинах. Но в основном возили продукты, патроны.

А.Д.: - Как вам "полуторка"?

- Наши машины были плохие. Вся надежда у меня была на "виллис". Жаль, пропал: "Виллис" был, конечно, надежней: ведь и Жуков на "Виллисе" ездил. А минометные установки стояли на "Студебеккерах". Их мне не приходилось водить, только "Виллис".

А.Д.: - Кормили нормально?

- В учебном полку, конечно, одни каши. Перловка, опять "синие глазки", овсянки, горох, - всё каши.

А.Д.: - Действительно рвались на фронт кроме всего прочего, потому что в тылу было голодно?

- Конечно. Я могла бы и не поехать. Некоторые девчонки, которые учились, делали фиктивный брак, и их не брали. А у моей мамы нас было шестеро. Я с удовольствием пошла в армию, потому что там кормили, давали 800 грамм хлеба. Это было одной из мотиваций.

А.Д.: - Вы лично воевать хотели?

- Конечно, хотела!

А.Д.: - Почему?

- Не знаю: Меня сначала на курсы шоферов взяли, а потом повестка пришла в госпиталь, но я туда не пошла. Хотелось что-то более военное.

А.Д.: - Выдавали спирт?

- Конечно, в учебном полку нет. В Луге тоже не давали. Когда на фронт приехали, там давали. У нас был фотограф, любитель выпить, - я ему все отдавала, а он нас фотографировал.

Так случилось, что уже в конце войны я стояла на посту с карабином. В Германии Победа была раньше, 2 или 5 мая. И вот я стою на посту, и вдруг слышу, началась такая пальба, стрельба. Там же много разных частей, все собрались и кричат: "Победа! Победа!" Я бросила карабин и кинулась бежать к подружкам: сказать, что Победа. Не знаю, где я поймала пулю, но вот я прибежала к своим девчонкам, мы обнимаемся, плачем, танцуем, - слышу, у меня в сапоге что-то хлюпает. Посмотрела - сапоги полные крови.

А.Д.: - Фактически пуля от салюта?

- Не знаю. Когда я увидела столько крови, я, конечно, упала в обморок. Вызвали санврача, меня в госпиталь. Я говорю: "Не пойду!" Все девчата на следующий день побежали к стене, расписываться. А мне сказали: "сиди и не выглядывай". Позже, когда война уже закончилась, мы стояли в одном предместье. Там ходят коровы с таким большим выменем. В Германии земли-то было мало, вся земля была разделена на клочочки, и на этом клочочке они держали корову. Там за всем больше ухаживали мужчины, и сами доили. А нас-то кормили кашами. Ребята, шоферня, нам говорят: "Девчата, пойдите, надоите молочка". Мы с одной подружкой пошли, надоили по ведру молока, идем. Заглянули в один уголочек, а там тряпки торчат. "Ага, немцы спрятали красивые платья!" Мы с ней подошли, дернули, - а там сидят четыре гитлерюгенда, молоденькие. Один переодет в женскую одежду, один сидит с гранатой. Моя подружка, как свистанула, молоко пролила и убежала! А у меня было ранение в ногу, я бегать не могу. И вот я стою, а они сидят, что-то лопочут. Я говорю: "Гитлер капут". Они тоже говорят: "Гитлер капут". Думаю, - сейчас и мне будет капут: Потом моя подружка привела солдат, они их забрали. А мне их было жалко. Грязные, худущие. Я попросила ребят отпустить их. Не знаю, что они с ними сделали:

А.Д.: - Из Германии удавалось посылки посылать домой?

- Одну посылку только послали. Мы же шофера, нас было 4 девочки. Наберем там всякой всячины, едем, едем, остановка на контрольно-пропускном пункте - и все у нас повыбрасывают. Но когда я возвращалась домой, фотограф мне достал чемодан, туфли. Что-то удалось с собой привезти.

А.Д.: - Перед Берлином отношения с однополчанами как складывались?

- Было 30 шоферов, мужики - и среди них нас 2 женщины. Они к нам хорошо относились.

А.Д.: - От посторонних были крики: "Рама", или еще что-то такое?

- Нет.

А.Д.: - А какое было отношение к женщинам после демобилизации?

- Конечно, нас называли "фронтовички". Ко всем было такое отношение. Я, например, даже не скрывала, что я фронтовичка. У меня была младшая сестренка с 1941 года, к ней один ходил, ходил, - до того мне надоел! А потом спрашивает: "А это девочка чья?" Я говорю: "С фронта привезла", - и ко мне больше и никто не подошел. Моя мама говорит: "Господи! Вас, фронтовичек, и так не любят, - а ты еще на себя наговариваешь". Я говорю: "Ну и пусть, зато не пришел". Ну, позже кавалеры у меня были, я вышла замуж на 27 году.

А.Д.: - Вы говорили из вашей части уезжали девушки по беременности?

- Уезжали. У меня даже фотографии одной из этих девушек есть.

А.Д.: - В основном с командным составом?

- Конечно. Но вот если бы я осталась с этим капитаном, что тогда? Ребенок у меня был бы, - а у моей матери шестеро, я разве могу согласиться?

А.Д.: - За что Вы лично воевали?

- За Победу! Чтобы только Победа была! И когда была на Урале, где я только не работала, - и всё для Победы. На Урале 40 градусов мороза, а нас на снегозадержание, а одеты как были?! Стеганые фуфайки и подшитые валенки. Или грузить бревна в вагоны, уголь для города...

А.Д.: - Женщина должна была быть на фронте?

- Конечно. Без женщин разве может где-то что-то быть?

А.Д.: - Это необходимо, Вы считаете?

- Наверное. Вы представляете, целый полк женщин! В Лугу нас привезли, дали машины, а мужчин отправили сразу на передовую, на фронт. Мы - это их замена.

Интервью:А. Драбкин
Лит.обработка:С. Анисимов


Читайте также

Старшина у нас командир части - козел. Я хочу удрать но я не хочу что бы меня поймали. Поэтому мы с тобой заключим договор. Ты меня отправишь на фронт но нигде не зафиксируешь что я уехал а я тебе ставлю бутылку "Тархуна" и блок папирос "Казбек".

Читать дальше

Раньше ведь машины не отапливались, в кабине холодно было. Окна замерзают. Стекло протрешь солью едешь вот так. Когда война началась, то «русские ваньки» делали маскировку - трубу подцепляли на фары. Едешь и ни черта не видишь. Это очень было тяжело, глаза я испортил. 12-сантиметровая щель в палец толщиной и все. Вот это было...
Читать дальше

А у меня уже человек 15 раненых, один мальчик сидел раненый в обе ноги. Я развернула машину, - и в обратную сторону, там когда-то были ворота, - там шлагбаум, доски, и я по этим кочкам, как газанула! ЗИС-5 большой, все эти заборы мы пролетели, - раз, и выехала! Дорога, никого нет, безопасное место, я проехала метров 50, остановилась, вышла...
Читать дальше

Поскольку я знаю хорошо машины (еще до фронта в 1933-м году я заканчивал курсы шоферов, так я и комбайнер, и тракторист, и шофер) этот капитан предложил отремонтировать и дать нам машину. А как отремонтировать? В тот момент эвакуировались комбайны, а на них установлены двигатели, аналогичные тем, что на наших полуторках стояли....
Читать дальше

Там я долечился, а в марте 1944 года, после выписки из госпиталя, меня  снова направили в 28-ю армию, только на этот раз водителем в 101-й  истребительно-противотанковый дивизион. Причем, у меня тогда никаких  прав не было, но их и не спрашивали. Я когда в автомастерской работал,  водить научился, так что, проверили...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты