Цинклер Владимир Борисович (Вельвель Берлович)

Опубликовано 15 мая 2016 года

2830 0

Ну что тебе рассказать про войну… Родился я 9-го сентября 1937 года на самом юге Бессарабии. Село Петровка, сейчас это Тарутинский район Одесской области, а в то время эта территория входила в состав Королевской Румынии. Но родное село я почти не помню, мы уехали оттуда, когда мне не исполнилось и четырёх лет. Насколько я знаю, это было типичное еврейское местечко.

Когда началась война, родители решили эвакуироваться. Руководил всеми мой дядя, муж маминой сестры Лизы, Фима Козак, который имел лошадей. Погрузили в повозку весь наш нехитрый скарб, и нас с братом. Меня, как самого маленького, усадили на самый верх. Родители хотели добраться в Одессу, а уже оттуда эвакуироваться вглубь страны. Но по дорогам уже шли бомбёжки, и я помню, как, дрожа от страха, мы прятались под телегой… До Одессы мы так и не доехали, вскоре нас окружили немецкие мотоциклисты.

Нас поместили в концлагерь, родители упоминали, что он назывался «Новая Одесса». Заключённых задействовали на тяжёлых работах по восстановлению железной дороги. Детей оставить было не с кем, поэтому взрослые брали нас с собой. Я смутно помню, как подавал отцу инструменты.

Затем нас всех погнали в гетто «Печора» под Винницей. Никаких газовых камер там не было, но люди ежедневно погибали десятками: от голода, непосильного труда, от тифа и других болезней. Недаром этот лагерь сами заключённые прозвали «Мёртвая петля»… Столько лет уже прошло, но я не могу без слёз вспоминать, как издевались над нами фашисты. Как они пинками гнали людей на работу. Обычно работали на сельхозработах в поле, но в какой-то момент многих здоровых мужчин стали отправлять на какие-то секретные работы. Ходили слухи, что на строительство бункера для самого Гитлера, и из них в гетто потом практически никто не вернулся…

Что особенно неприятно, больше всего усердствовали фашистские прихвостни - полицаи. Эти изверги даже малолетних детей не щадили. Как-то мы с братом, он чуть постарше меня, пошли в поле, собрать кукурузных початков «на прокорм», и полицай так нас огрел многожильным кабелем, что мы потом несколько дней не могли ходить...

Можно сказать, наша семья чудом выжила. Отец и мама были хорошими портными, и по вечерам они обшивали и наших товарищей по несчастью, и местных жителей, и даже оккупантов. Только благодаря этому мы избежали участи большинства тех, с кем нас свела судьба. Но сколько трупов мне тогда довелось увидеть, сколько невзгод, сколько боли, унижений, ведь каждый день на волоске от смерти… Знаешь, Коля, давай закончим этот разговор, я не хочу всё это вспоминать. Не могу…

Так мы же только начали.

Давай как-нибудь в следующий раз. А то я как начинаю войну вспоминать, мне сразу нехорошо становится. А лучше знаешь что. Вот ты мне дал прочитать интервью с Лёвой Бакал http://iremember.ru/memoirs/grazhdanskie/bakal-lev-zinovevich/, а мы же с ним были добрые приятели. Я когда игровую карьеру закончил, именно Лёва учил меня писать статьи в газеты. Напиши, что у нас с ним очень похожие истории. Только он всё очень хорошо описал, я так подробно не расскажу. Понимаешь, мне повезло, что когда война закончилась, мне ещё и восьми лет не исполнилось, и все эти ужасы ушли куда-то на задний план. Умом понимаю, что со мной всё это было, но словно в какой-то прошлой жизни…

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В 1944 году после освобождения из гетто семья Цинклер переехала в Кишинев. Здесь Владимир Борисович увлекся футболом и стал одним из самых сильных футболистов в истории молдавского футбола. С 1955 года играл за команду «Буревестник»/«Молдова»/«Авынтул» (Кишинев), в течение семи сезонов подряд избирался капитаном команды. За изумительную технику и яркую игру был обожаем болельщиками, и получил прозвище «Золотая ножка». Провёл 182 игры в Высшей лиге чемпионата СССР, в которых забил 28 голов. Первым из футболистов Молдавии получил звание Мастера Спорта СССР. Провёл одну товарищескую игру в составе Олимпийской сборной СССР. По итогам чемпионата СССР 1958 года был включен в список 33-х лучших игроков. Но из-за хронической травмы колена завершил игровую карьеру в 30 лет.


После этого работал тренером команды «Молдова»/«Нистру», в том числе главным тренером, старшим тренером в кишинёвском центре олимпийского резерва, возглавлял комратскую команду «Буджак» и кишинёвский «Конструкторул». Долго время являлся членом исполнительного комитета Федерации Футбола Молдовии. За свою многолетнюю плодотворную деятельность удостоен почетного звания «Заслуженный тренер МССР». Кавалер орденов «Gloria Muncii», «За заслуги перед футболом».

Много занимался общественной работой, воспитанием молодежи. Являлся председателем молдавской республиканской Ассоциации бывших узников гетто и нацистских концлагерей.

Скончался 22-го марта 2016 года. В некрологе есть такие слова – «С его смертью закончилась эпоха в молдавском футболе…»

Интервью и лит. обработка: Н.Чобану


Читайте также

Партизаны все жили в Тормосине, а когда надо было, то уходили в пески. Партизанами руководил Матвеев, он был первым секретарем райкома. Он, как говорили, три раза переходил фронт. А потом партизан выдали немцам. Нашелся один предатель из наших. Нашим надо было бы установить связь с партизанами, а то, конечно, подло получалось –...
Читать дальше

Нас часто бомбили. Помню, не доезжая до Селигера начали бомбить. Самолеты налетели, а мы дети, не понимаем. Какие-то чёрные штучки с неба летят как дождь… Лошади на дыбы встают, мама нас собой накрывает… Столько всего насмотрелись, убитых лошадей, страдания и кровь людей… Помню, впереди нас тоже повозка с семьёй ехала. Бомба...
Читать дальше

Немцы сбрасывали листовки. Их было так много, что мы сначала решили: «Это летят птицы».  Голод уже мучил, кругом мерещилась еда. С криком: «Птицы, птицы!», мы побежали, но оказалась, что это бумажки. Мы начали их собирать, в них был призыв сдаваться немцам. Когда я принесла такую листовку домой, родители сильно отругали меня и...
Читать дальше

19 сентября я вышла после ночного дежурства, прошла мимо университета, вышла на бульвар и увидела, что издалека по бульвару ползет длинная серо-зеленая змея. Это немцы вступали в Киев. Ехали они в машинах, было много таких бронированных машин, как теперь БТРы. Пехоты никакой не было, все сидели на машинах. А я иду по тротуару, мне...
Читать дальше

Был и еще случай. Мы очень похожи были на евреев – я был страшно рыжий, у сестры волосы вообще были темно – медного цвета. Волос курчавый, потому что отец курчавый и мать курчавая. И про мать некоторые говорили, что вроде бы еврейка. Ну, тогда не было проблем – еврей ты, украинец, русские – какие вопросы, не было вопросов.

Читать дальше

Немцы вошли в хату, собака унюхала мясо и давай на нас прыгать. Мы на печке сидим, ревем, но мяса за нами не видно. Офицер сказал, чтобы чердак проверили, так, когда немец наверх полез – мать потеряла сознание, знала, что сейчас немец спустится, нас построят и однозначно расстреляют. Все затаились, ждут. Жандарм с чердака...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты