Иващенко Мария Филипповна

Опубликовано 19 апреля 2014 года

3364 0

Я родилась 6 марта 1923 года в селе Каланчак Каланчакского района Херсонской области. Родителями были крестьяне из самых бедных слоев. Отец – сапожник, мать – кухарка. В семье воспитывалось шесть ребятишек: Надежда, 1912 года рождения, Вера (1913 г.р.), Илья (1919 г.р.), Григорий (1921 г.р.), затем шла я, Андрей (1927 г.р.). Мать у нас умерла в начале 1930-х годов. Отец работал сапожником, и для того, чтобы не умер никто с голоду, сутки напролет торчал у верстака. Принесут за работу булку черного хлеба, он ее резал сапожной ниткой, чтобы всем детям дать по кусочку. Вот так нас всех поднял на ноги и пустил в жизнь. Никто не стал вором или нехорошим человеком. Андрей и Илья погибли на фронте, защищая Родину.

Я пошла в школу, в девять лет оттуда меня забрали кормить к двоюродному брату, который работал в милиции. Я нянчила у него детей. Жила с ними до 16 лет. Мотались по району. Куда только его не кидала страна: и в Чаплинку, и в Маячку, и в Порт Хорлы.

В предвоенные годы уже работала санитаркой в больнице Порта Хорлы, считалась самостоятельной. Стала комсомолкой. Корабли от нас ходили в Скадовск, Одессу.

22 июня 1941 года объявили о начале войны с Германией. Волосы поднимались дыбом от всяких мыслей. Осенью 1941-го началась эвакуация комсомольцев. Вызвала нас, трех девушек, секретарь райкома комсомола Надежда. Дала задание: в Порт Хорлы свозили со всех деревень и сел зерно на элеватор, и для того, чтобы оно не досталось немцам, надо его сжечь. Все должно сгореть и ничего не остаться врагу.

Пообещала, что если мы все успеем сделать, то за нами придут моряки на катере. Надо только к вечеру подойти к пристани. Но мы не смогли ничего зажечь, потому что немцы быстро рвались вперед. Там узкий перешеек идет к нам от Каланчака, и враги ринулись вперед на мотоциклах. Только гул слышится. Темнеет уже, вечер. Однако, я даже не помню как, просто мы побежали на окрик: «Девчонки!» Прибежали на пристань, тот матрос толкнул одну, второй – другую, третью. И мы уже очнулись от шока в трюме корабля. По нам начали стрелять и бомбить корабль. Ночь. Болтанка. Страшно так, что стук зубов не замолкал.

К утру нас встречали в каком-то грузинском порту на пристани жители Порта Хорлы. Ждали, что мы расскажем новости и что сожгли зерно. А мы ничего-то не сделали. Собралось в окрестных домах множество эвакуированных. Начали распределять: кого куда направить. Перекидывали комсомольцев на сельское хозяйство. Отправили нас все так же втроем в октябре 1941 года на краснодарский сельхозучасток в станицу Славянская. Контора заготскота. Эвакуировали туда весь украинский скот, так что я стала дояркой с подружкой, а третья девушка трудилась бухгалтером.

Связистка Иващенко Мария Филипповна, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Мария Филипповна Иващенко, 1945 год

В августе 1942 года немцы подходили к нам. Встал вопрос, что дальше делать? Пришли к нам три человека и предложили выбор: или оставайтесь в эвакуации, или идите в Красную Армию на повара или телефонистку. Я решила идти учиться на связистку.

Стали обучать телефонному делу. В январе 1943 года определили в 271-ю стрелковую дивизию, в 850-й артиллерийский полк. При штабной батарее служило больше ста девочек. На разных специальностях.

Началось наступление. Я таскала на себе деревянные катушки. Если бывало свободное время, то обучали работать на коммутаторе. Связь часто рвалась от артобстрела. С автоматом ППШ выходила на линии, налаживала телефонные провода. Брала оборванные концы, рвала зубами оболочку и связывала две части.

Освободили Краснодарский край, южную Украину, оттуда двинулись на Перекоп. Форсировали Сиваш в ноябре 1943 года. Холодно страшно. Ноги замерзали насмерть. Вода соленая. На плацдарме нигде нельзя было развести даже маленького костерка, ведь ни одной веточки в округе. Нормальную землянку не выкопаешь, ютились в окопчиках. Немцы часто бомбили. Старались скинуть нас обратно в Сиваш. Уже весной в апреле 1944 года началось наступление на Крым. Ужасные и ожесточенные бои в основном шли под Ишунью, а дальше войска рванулись вперед. Мы, связисты, двигались следом за наступающими пехотными частями. 13 апреля 1944 года освободили поселок Гвардейское, который тогда назывался Сарабуз. Уже в Симферополе остановились. Немного передохнули, нас переформировали, после чего повернули на Севастополь.

Наша артиллерия штурмовала Сапун-Гору. Били по укрепленным точкам противника. Штурм оказался очень страшным. Немцы сильно укрепились, а ведь Сапун-Гора тогда была абсолютно голой, ни деревца, ни веточки. Пехота вроде атаковала, а немецкие позиции, казалось бы, стертые с лица земли нашей артиллерией и авиацией, внезапно оживали и кидали на головы наших молодых ребят стальной ливень из пуль и мин. Столько легло там народа, столько молодых. Многих из них взяли в пополнение из крымской молодежи.

Как к вечеру 7 мая 1944 года взяли гребень Сапун-Горы, всех пехотинцев повели дальше на штурм города, а наш артиллерийский полк отправили назад в Симферополь, где стояли дивизионные тылы. Здесь мы долго стояли, помню депортацию крымских татар 18 мая 1944-го. Что вам сказать. В каждой семье не без урода. И у нас сволочи оказались, и у крымских татар. Но выселяли их страшно.

Из Крыма нас перебросили в Польшу, оттуда через Германию двинулись на Чехословакию. Хорошо помню ожесточенные бои под городом Оломоуц. Победу встретили под Прагой. Отовсюду, и с улицы, и по телефонам, и по радио кричали одно: «Победа!» Радость была большая. Не было ей края.

Связистка Иващенко Мария Филипповна, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Мария Филипповна Иващенко,

пгт. Гвардейское Симферопольского

района, 1970-е годы

- Чем вы были вооружены во время войны?

- Автоматом ППШ с диском на 71 патрон. Не стреляла из него ни разу. Знаете, для чего нам его давали? Потому что когда мы стояли в обороне, и по траншее шли на смену или дежурство, то немцы охотились за «языками», а связист великолепно подходил по этому вопросу. Двух девочек у нас как-то взяли. Нашли потом тела с отрезанными грудями. Пытали. Так что нас охраняли, мы старались на дежурство идти вместе с разведчиками, ведь в случае чего я сама не успела бы и выстрелить. В основном на починку связи ходили поодиночке, только иногда сопровождал солдат. Я ничего на фронте боялась, кроме как попасть в плен.

- В штабной батарее 850-го артиллерийского полка связистками были большей частью девушки или мужчины?

- Практически все девушки, мужчины служили в качестве специалистов по ремонту аппаратов и так далее.

- Видели трофейные немецкие телефонные аппараты?

- Видела, но не обращала внимания. Мы ими не пользовались. И проводами вражескими также не пользовались.

- Какое в войсках было отношение к партии, Сталину?

- Мы же шли в бой «За Родину! За Сталина!»

- Как относились офицеры и солдаты к женщинам на фронте?

- И в тылу, и на передовой были ППЖ. Кто как себя вел, тот такое отношение получал. И сегодня девушек легкого поведения хватает. На фронте аналогичная ситуация имела место.

- Как кормили в войсках?

- В основном хорошо. И перловка, и пшенка, и американская тушенка была. Но если идут бои или бомбежка, то перебои случались. Например, когда стояли в Симферополе, то кормили регулярно, там мы даже успевали фотографироваться.

Связистка Иващенко Мария Филипповна, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Мария Филипповна Иващенко,

пгт. Гвардейское Симферопольского

района АР Крым, 15 марта 2014 года

- На каких грузовиках вы передвигались во время войны?

- Штабная батарея ездила на «Студебеккерах». Отличные грузовики. Ленд-лизовская помощь нам была очень необходима. Но сами американцы очень хитрые, ведь мы долго ждали Второго фронта, который никак не открывали. Летом 1944 года поражение Германии стало очевидным фактом. И только тогда союзники высадились во Франции.

- Трофеи собирали?

- Я ничего не брала, только видела у наших солдат немецкие часы и бинокли. И посылки домой не отправляла. Ничего не собирала и не искала.

- Как вас встречало мирное население в освобождаемых странах?

- В Польше я однажды заночевала в доме. Полячка стирала мне гимнастерку, так я ей понравилась, что она мне зашила в карман иконку Божьей Матери. Поляки крепко верующие люди. И мне Господь помог. При бомбежке летели мощные немецкие бомбардировщики, а мы ехали на грузовике, вокруг разбомбили и все горело. Я перекрестилась и попросила: «Господи, помоги! Я прошу: не отрывай руку, не отрывай ногу. Если что, то убивай совсем!» тут же раздался неподалеку разрыв. Всех засыпало землей. Убитые и раненые. Я встала, стряхнулась, руки и ноги на месте. Пощупала карман: иконка Божьей Матери на месте. Это главное. Я перекрестилась и говорю: «Слава Богу!»

- Замполит у вас был в штабной батарее?

- Да. Молодой лейтенантик. Мы всегда жили дружно и крепко. Вместе воевали и кровь проливали. Все родные и хорошие.

- Об особом отделе что-то слышали?

- Я в то время политикой совершенно не интересовалась.

- С пленными немцами довелось встречаться?

- О, а как же. Столько их шло мимо нас в тыл. Множество взяли в Севастополе. Они построили железнодорожный вокзал в Симферополе. Знаете, если бы его строили наши – он бы давно развалился. Они все-таки великолепные специалисты. К примеру, заняли мы вражеские позиции, вошли в немецкий блиндаж: повсюду все культурно и чисто, а у нас же многих солдат губила страсть к выпивке. Где бы им только бутылку поймать и напиться. Сколько хороших ребят слепли из-за того, что вливали себе в глотку отравленный этиловый спирт!

- Чем вы были награждены во время войны?

- Медалями «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги» и «За отвагу».

Демобилизовалась в 1945 году. Вернулась к своей сестре и матери в Каланчак. Переехала в Крым в 1948 году. Пошла работать в Гвардейское. В гарнизон, в отделение военторга. Всю жизнь там отработала, пока не вышла на пенсию в 1978-м.

Интервью и лит.обработка:Ю.Трифонов


Читайте также

В общем, это было только начало нашей подпольной деятельности. Сейчас из тех подпольщиков в живых никого не осталось. Группа ребят нас была, мы назвались – «Днепровец». Подпольная организация, диверсионная работа: шкодили немцам, спасали наших, доставали радио, листовки. Мы знали, кому можно, а кому нельзя. Так и работали: людям...
Читать дальше

Шли бои, немец отступал и наша часть дошла до Латвии. Это основное наступление.  Помню, местечко Ауцы из рук в руки переходило 12 раз. В общем это выгодный был рубеж, как для нас, так и для немцев. Но привезли роту штрафников – 450 человек, все офицерский состав. Из них осталось 50 человек, но Ауцы взяли и пошли в наступление....
Читать дальше

Нас буквально потрясло то, что мы увидели на дорогах нашего следования. Это было в начале войны, и в тот период в воздухе полностью господствовала вражеская авиация.

Читать дальше

И вот тот самый момент, когда команда уже выбирала буксирный конец на носу, снаряд попал в нос, пробил палубу и разорвался в трюме. Я в этот момент был на застекленной прогулочной палубе - декабрь, холодно уже - и все это видел как бы со второго этажа. От взрыва снаряда сдетонировали снаряды в трюме, и все, кто был в трюме, и на носу,...
Читать дальше

Вскоре по прибытии меня послали учиться. Я учился в штабе дивизиона. Там были финские домики. Получил "Первый класс", 120 знаков в минуту отбивал. Только закончили, и началась война. Политрук полка перед этим дней за пять приехал к нам на батарею: "Война на носу! Со дня на день начнется" Мы и сами понимали, что война...
Читать дальше

Три месяца мы «кантовались» вдали от войны. Там вручили мне медаль «За боевые заслуги». В то время эта медаль еще котировалась в солдатском восприятии, но после сорок третьего года, когда этой медалью стали награждать ППЖ и обозников, эту награду уже называли -« за тыловые заслуги» или «за половые услуги»...В курских боях наш...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты