Егорова (Питкянен) Юлия Ивановна

Опубликовано 05 декабря 2015 года

2618 0

Я родилась 25 августа 1933 года в деревне Шушары под Ленинградом. Отец как и многие жители нашей деревни, работал на Ижорском заводе рабочим. Мама принимала молоко в колхозе. У меня была младшая сестра Нина. Мы говорили дома на финском языке.

Семья Питкянен до войны. Иван и Анна Питкянен с Ниной и Юлией


22 июня 1941 года мы собрались на очередной киносеанс, и вдруг нам говорят, что показа не будет. Началась война. Когда немец подошел к Ленинграду, наш дом разбомбили. Во время бомбежки мы пряталась по канавам. До морозов мы жили в водосточных трубах на станции Шушары и в окопах. Отец собирал по полям совхоза Детскосельский капусту и картошку.

Немцы сбрасывали листовки. Их было так много, что мы сначала решили: «Это летят птицы». Голод уже мучил, кругом мерещилась еда. С криком: «Птицы, птицы!», мы побежали, но оказалась, что это бумажки. Мы начали их собирать, в них был призыв сдаваться немцам. Когда я принесла такую листовку домой, родители сильно отругали меня и приказали больше ничего не собирать.

Наша деревня оказалась на линии фронта, семья переехала в Ленинград. Мы получали паек по карточкам, как все ленинградцы. В начале блокады еще ходили трамваи, и мы ездили с сестрой отоваривать карточки. Вскоре появились слухи, что детей едят. Нам запретили выходить на улицу, мы сидели дома. Отец устроился работать дворником. Он собирал по городу покойников, грузил в машину и отвозил хоронить.

В марте 1942 года нам объявили об эвакуации. Мы пришли на эвакопункт. Сотни людей сидели с вещами в ожидании отправления. Но затем эвакуацию отменили. Наша семья эвакуировалась в июне 1942 по Ладожскому озеру на корабле. С нами эвакуировался брат отца дядя Андрей. Мы благополучно добрались на другой берег, корабль перед нами затонул. На берегу Ладоги Нина, моя младшая сестра, умерла. Отец хотел похоронить ее, сделал гробик, но ее забрали в братскую могилу в селе Лаврово.

Сестры Нина (слева) и Юлия Питкянен. В июне 1942 года
Нина умерла на берегу Ладожского озера


Нас должны были эвакуировать в Сибирь. Мама плакала, просила куда-нибудь поближе. Нам сказали, что будут эвакуировать в Сталинград. Летом началась Сталинградская битва, и нас эвакуировали в Саратовскую область.

Здесь я пошла в школу. На уроках я отвечала по-фински. Учительница вызвала маму и сказала, чтобы дома разговаривали на русском языке. Мы больше не говорили на родном языке. Но проблем из-за национальности у нас не было. Мама работала в лесу, пилила лес. Отца и дядю осенью забрали в трудовую армию в Сибирь.

Мы очень радовались, когда в газетах писали о прорыве блокады, о полном освобождении Ленинграда. Но мы знали, что нам нельзя возвращаться домой. Говорили, что финнов не пускают домой. Мать переписывалась с отцом. Она не хотела возвращаться без него. О Победе нам объявили в школе. В колхозе образовался импровизированный митинг, старшеклассники устроили концерт.

Отец с братом пытались бежать из трудовой армии. Их посадили в тюрьму. Оттуда их отправили в Кемеровскую область, в Тисульский район  в шахту Рудник Ударный. В 1946 году  мы с мамой уехали в Сибирь к отцу. В 1949 году я поступила в медицинский техникум, в 1954 после окончания техникума по направлению я вернулась в Ленинград.

Интервью и лит. обработка: Я. Э. Ильяйнен


Читайте также

Занимались тем, чем и должны заниматься СМИ во время войны: проводили пропаганду против фашизма, гитлеризма, всё как обычно. Передавали фронтовые сводки, рассказывали о победах союзников, писали статьи на разные темы. Утром собирались, намечали программу на день, после чего выходили в эфир в несколько смен. Причём, все выпуски...
Читать дальше

Затем нас всех погнали в гетто «Печора» под Винницей. Никаких газовых камер там не было, но люди ежедневно погибали десятками: от голода, непосильного труда, от тифа и других болезней. Недаром этот лагерь сами заключённые прозвали «Мёртвая петля»… Столько лет уже прошло, но я не могу без слёз вспоминать, как издевались над нами...
Читать дальше

Самолёты бомбили город, и если дом загорался — то горел и горел, и никто его не тушил. Нечем — воды не было. И некому — люди совсем обессилили. Поэтому на многих крышах дежурили вот такие отряды самообороны, куда в основном входили мальчишки и девчонки. Мы обороняли свою крышу: друзья — Лёнька Кривский, Олежка Чубинский, Макс...
Читать дальше

Картошку и коров из деревни забирали для фронта.  Оставили на всю деревню одну корову, но потом забрали и ее. Даже собаку у нас забрали ночью. Мы слышали, как она визжала. К зиме уже были съедены все продовольственные запасы. Пили соленую воду, чтобы утолить голод.  Мы с мамой ходили в лес, шкурили сосны, снимали мягкий...
Читать дальше

Местные жители ненавидели эвакуированных, их называли «выковыренные». Ненавидели за то, что многих уплотняли для предоставления жилья таким бедолагам, как мы. Цены на рынках бешено подросли, в магазинах становилось пусто... В больнице, а потом и в учреждениях, в очередях, всюду слышался один и тот же рассказ, о том, как шел...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты