Серова Надежда Ильинична

Опубликовано 03 ноября 2006 года

16555 0

Я коренная Ленинградка. Призвали меня в армию в 42 в мае, направили в Казань. Потом перевели в Хабаровск в ШМАС (школа младших авиационных специалистов). Это была первая и единственная такая школа для девушек. Наш набор был последний. Девушки оказались непригодны к службе в техническом составе на аэродроме. Подготовили 2 роты. Выпустили младшими сержантами. Я по специальности была моторист. Готовили нас для обслуживания Илов и Яков. Но толку мало. Практики не было. На аэродроме зима, холод лютый, пальцы к гайкам примерзают, ребята нас жалели…
После окончания ШМАС меня распределили в 57 ПАРМ. Это передвижная авиаремонтная мастерская. Все оборудование мастерских было размещено в железнодорожных вагонах. 8-9 девушек из ШМАС попали со мной в ПАРМ. Нас не хотели брать, но потом все же взяли. Поехали мы на фронт. Нас приписали кажется ко 2 Украинскому фронту. Останавливались, брали разбитые и поврежденные самолеты, тут же разбирали, заносили в вагоны, чинили. Обслуживали УТИ-4, Илы, Яки. Я помогала механику, запаивала рамы, заправляла бензином и маслом. Но в основном, как шутили у нас, я «заносила хвосты», то есть вытаскивала их из аэродромной грязи. Так и прошла всю войну: Пруссию, Польшу, конец войны встретила в Германии в Штетине. Нам помню дали грузовик и мы поехали смотреть Рейхстаг.
Давно мне хотелось полетать на истребителе. Воюю в авиации и не летала, так, думаю, не пойдет. Починили мы УТИ-4, это И-16 с двойной кабиной. Надо испытать его. Испытывал самолет сам комэск. Я упросила взять меня. Меня предупреждали, что испытывать будут на всех режимах, будет ведь невмоготу. Но я упрямая была. Комэск спросил меня, ты хоть прыгать с парашютом умеешь, сумеешь парашют раскрыть? А я ему, вот будет нужно прыгать, тогда и покажете. В конце концов он уступил. Только предупредил: «будет плохо - дай знать ручкой управления». Я поняла, что надо ее подергать туда-сюда. Помню взлетели, а больше ничего. Помню только, что вытащили из кабины. Мне рассказывали, что летали 40 мин, не помню ничего. Потом 3 дня лежала в санчасти, приходила в себя. Вот такой мой первый полет. Потом летала много на пассажирских, страха не было. Даже горжусь, что имею опыт полета на учебно-боевом истребителе на всех режимах.

Интервью: Наталья Румянцева и Андрей Лелин

Лит. обработка: Наталья Румянцева и Андрей Лелин



Читайте также

Я снял с него окровавленный парашют, рукой стёр кровь и куски мяса... Пока шёл к самолету, не чувствовал под собой ног. А в самолёте от волнения их стала сводить судорога. По команде лётчика я приготовился и прыгнул, выдернул кольцо в воздухе, почувствовал динамический удар. Поднял глаза вверх, и увидел над головой окровавленный...
Читать дальше

Через несколько минут от де Сейна поступил тревожный сигнал: мотор работает с перебоями, в кабину проникает бензин, теряется видимость окружающего. Это означает, что только в результате обстрела была нарушена герметичность бензосистемы. На все команды Пуйяда и Агавельяна покинуть самолет де Сейн ответил отказом, мотивируя...
Читать дальше

Один раз у меня самолет сел на вынужденную посадку. Это главный инженер Архангельского округа должен был лететь в Беломорский военный округ, а у моего самолета манометр не показывал давления масла. Но все же они взлетели, но я смотрю самолет делает один круг над аэродромом, другой. Думаю: это уж плохо. Была зима, холодно, у меня...
Читать дальше

Подъехали летчики, я им сказал про неразорвавшийся снаряд, он лежал в метре перед колесом Ила. Собрали людей, кто поблизости был, оттолкали самолет в сторону. Летчики сели и улетели. Пришел инженер по вооружению. Я ему говорю, что снаряд уже более получаса лежит, не разорвался. Подошли с ним осторожно, он внимательно осмотрел...
Читать дальше

Вообще, это уникальный самолёт, он был предназначен только для одной цели. На нём нельзя было как, допустим, на бомбардировщике куда-то. Так у него совершенно правильное название - штурмовик. Он одномоторный, мог летать на небольшой высоте; причём, скорость у него очень маленькая, я уже точно сейчас не помню. Там стрелок-радист. У...
Читать дальше

Помню, что когда мы выскочили с самолета, то не знали, куда нам и  бежать. Ведь мы не знали того, где находились окопы, где можно  спрятаться было. Пока присмотрелись, первую бомбу немцы бросили. Меня  тогда осколком ранило. Эта рана до сих пор у меня заметна. Отлежались. А  бомба недалеко от нашего самолета...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты