Марина Ольга Николаевна

Опубликовано 23 июля 2006 года

12545 0

Военные дороги

На фронт меня взяли с третьей попытки. Я уже была «на выпуске» из училища, проходила практику телеграфисткой.
В Новосибирске нас направили в эвакуированное Воронежское училище связи, где 6 месяцев обучали специальности радиста армейской связи. 1 января 1944 г. я была зачислена в роту связи 1156-го стрелкового полка 344-й дивизии 4-й Ударной армии. Дивизия формировалась в Казани, но служили люди разных национальностей, из всех республик. Сначала армия участвовала в освобождении Белоруссии в составе II и III Белорусских фронтов, потом - во II Прибалтийском. Освобождали Прибалтику, Восточную Пруссию. За Прибалтику были очень тяжелые бои, из трёх батальонов полка один «выбило». Полк пополняли за счет штрафбата. А там разные были, и уголовников много. Они воровали всё, что плохо лежит. Однажды даже пистолет у меня украли… Но воевали они хорошо.
В Белоруссии наши части уничтожали немцев, пытавшихся прорваться из окружения. Немцы делали вид, что готовят удар в одном месте, а прорваться пытались в другом. Точно так же и мы, переходя в наступление, делали ложные маневры. А наступали мы быстро, по 30 километров в день.
Закончила войну в Восточной Пруссии. Мы уже чувствовали - войне вот-вот конец. После Победы женщин, больных, раненых демобилизовали, и меня в числе первых, хотя и не хотели отпускать. Мне сообщили, что мама тяжело заболела. Я запаниковала, запросилась, - отпустили. Перед этим кто-то огромную по тем временам сумму денег из части переводом на мое имя послал. Наверное, не один человек, - несколько. Только не в Томск послали, а в Омск, перепутали. И перевод вернулся ко мне же, в часть. До сих пор не знаю, кто это сделал, - наши же мужчины, больше некому. Потом уже, когда в Томск вернулась, узнала, что мама уже выздоровела.

Война у каждого своя

Я была одна из немногих женщин, вокруг - офицеры, солдаты. Я очень чувствовала, как они меня берегли. Бывало, и подшучивали, но всегда защищали от опасности. В бой идем, и как раз моя смена. А мне говорят: «Ты подожди. Сначала мы пойдём; вот город возьмём, потом тебя позовём».
Бывало, достанут что-нибудь вкусненькое, - меня сначала угощают, ищут: «А где Оля?» И не помню, чтобы плохо ко мне отнёсся кто-то, солдат или офицер.
Однажды в блиндаже ночевали. Кроме меня - еще человек семь офицеров. И вот ночью просыпаюсь: мне жарко. Оказывается, они меня своими полушубками укрыли, чтоб не замёрзла.
И уберегли. В каких только заварушках не бывала, - а живой осталась. Контузило, когда немцы из танков обстреляли нашу колонну. Подобрали меня - и в госпиталь.
Война - дело страшное, жестокое, кровавое. Сколько раз бывало: утром поговоришь с человеком, а вечером читаешь фамилию в списке убитых. Я же сводки передавала, все они через мои руки проходили. Сидишь, плачешь, - и передаёшь.
Адъютант нашего командира полка всё в разведку просился. Командир долго его не отпускал, а потом всё же перевёл в разведчасть. Но недолго он был разведчиком. Однажды вышел из наблюдательного пункта, - тут его пуля и нашла.
Командующий нашим III Белорусским фронтом генерал-полковник Черняховский погиб в феврале 45-го, по случайности: не послушался регулировщика и под обстрел попал. На руках у адъютанта умер от потери крови. Мы очень за него переживали: храбрый, грамотный…
И сколько же народу погибло! Недаром говорили, что у пехоты - короткий век. И девчонки-снайперы гибли. Приходили на передовую, посмотреть на передний край, - и погибали по глупой неосторожности, нелепой случайности.

Ложка

На фронт приехала, - у меня своей ложки не было. Отдала котелок и ложку по дороге. Пожаловалась старшине, он ответил: как начнутся бои, придумаем что-нибудь. И однажды такой случай вышел: пьяный немецкий офицер по лесу шел, заблудился. И вышел прямо на наши позиции. В планшетке у него - карты, планы… Очень важные. Я заглянула в планшетку, а там чего только нет: расческа, зубочистки, и, главное, ложка! Немца должны были в штаб армии отправить, я попросила перевести, чтоб ложку отдал. Он галантно ответил: «Битте, битте!»
Ложка никелированная, я с ней до конца войны прошла, и теперь её храню. Как взгляну на неё, - так этот случай вспомню.
Страшно, когда снится война
Я дважды в госпитале лежала, у меня контузия тяжелая. До сих пор головные боли мучают, и кошмары бывают “военные”. Могу закричать во сне, если что-то мучительное вспомнится. Я целые эпизоды во сне, бывает, вижу. Лежала в больнице как-то, и снова война приснилась. Я как закричу: «Подъём!» Как раз в шесть часов утра. Врачи потом шутили: «Спит - и командует!»
Увижу сон из времен войны - и кричу…
Много было тяжелого, страшного. Помню: комиссар тяжелораненый, у него внутренности наружу. И просит: дайте мне оружие, я застрелюсь! Как такое забыть?
Или когда дезертиров расстреливали. Всем приказывали собраться, смотреть. Мы стоим, смотрим. Зачитают приговор, сразу их расстреляют, и тут же закапывают. Страшно…
Так что много пришлось повидать и пережить. Рана в руку, в кисть - пустяки.
Иной раз казалось - чудо спасало. Однажды снаряд в стену блиндажа воткнулся - и не взорвался! Наверное, их наши же пленные делали, в Германии рабочих рук не хватало, - вот они и старались негодные боеприпасы выпускать, саботировали, как могли.
Я свое дело выполнила. Но сейчас не могу фильмы о войне смотреть, книги читать. Не могу! Не надо нам больше войны, это самая жестокая, самая страшная вещь на земле.

Источник:

Материалы из книги "Мудрость Победы", готовящейся к изданию АМК
"Сибирский проект" (г. Томск)



Читайте также

В общем, это было только начало нашей подпольной деятельности. Сейчас из тех подпольщиков в живых никого не осталось. Группа ребят нас была, мы назвались – «Днепровец». Подпольная организация, диверсионная работа: шкодили немцам, спасали наших, доставали радио, листовки. Мы знали, кому можно, а кому нельзя. Так и работали: людям...
Читать дальше

Командова­ние понять можно. Перед ата­кой даже специальная коман­да была: «Выпить по сто!» Де­лалось это, чтобы притупить страх присущий всем. А его было много: страх стрелять в другого, страх лишиться собственной жизни, неосознан­ные, почти физические страхи от свиста пули, взрыва снаря­дов. В 1941 году были случаи, когда...
Читать дальше

Когда же мы пролетели на высоте 600 метров полтора часа, по нам ударили трассирующие пули зенитного пулемета. Было темно, лишь только луна служила нам ориентиром. Мы решили, что наши зенитчики приняли наш самолет за немецкий. Летчик, дав сильного «козла», пошел вниз и произвел посадку. И хотя нас сильно тряхануло в воздухе, мы...
Читать дальше

На маленькой рыбачной лодке нас плыло, наверное, пятнадцать или двадцать человек. Мы зашли в одну деревню и вдруг попали под вражеский обстрел. Многие мои товарищи испугались. Но я не растерялся и решил обойти с другой стороны деревню, чтобы узнать, кто так внезапно по нам ударил. Тем более, что мы должны были немцев атаковать....
Читать дальше

Однажды пришлось три ночи не спать подряд, мы всё время шли вперёд. Остановка, только связь протянешь, придёшь обратно - звонок: «Едем дальше, сматывай связь». Обратно опять сматываю эту связь, а катушка двенадцать килограмм, а я их две несу. Идёшь сматываешь, дальше. Очень быстро наступали, потом Румыния вышла из войны, мы...
Читать дальше

Поехали мы, человек 8, на «студике» («студебеккере») в польский порт Гданьск. Едем - навстречу женщина выбегает и кричит что-то. Наш переводчик говорит: «Там старик кого-то топит…». Мы повернули, подъезжаем. Точно - топит! Оказывается, старик-немец свою семью утопить собрался. Говорит: русские идут, все с рогами! Старуху к себе...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты