Пулеметчики

В общем, учились-учились, летали-летали, но, то ли в конце февраля, то  ли в марте нас вывели на аэродром, построили и объявляют: «Кого назвали,  выйти из строя!» И тех, кого назвали, оказывается, отправили в пехоту.  Вот тоже странное дело. Учеба мне давалась очень легко, я первым,  например, получил от командира эскадрильи благодарность за хорошую  учебу. У нас лишь некоторым присвоили звания сержантов, а мне так даже  старшего сержанта. Но меня тоже назвали, хотя из нашего отделения  оставили в училище человека четыре. Какая логика в этом была, не знаю,  но для себя я решил, что оставили тех, у кого уже было высшее  образование. И ничего не объяснили, почему, что… Но вы знаете, я не  расстроился, а даже обрадовался, потому что был рад тому, что совсем  скоро попаду на фронт. Даже писал домой радостные письма, что вот –  скоро на фронт. И не только я, у нас почти все стремились поскорее  попасть на фронт.

Меня положили к стенке, потом других, и ещё, и я оказался в загоне. А в  операционную берут подряд. Я потерял голос от слабости - течёт кровь.  Руку поднял, говорю: "Сестра.." -"Что такое?" -"Крови много.." И меня  тогда уже взяли в операционную. Она меня, может быть даже, спасла -  кровью истёк бы там. В операционной мне вливают кровь, тут режут, тут  чистят. Я под местным наркозом. Меня хотели усыпить, я говорю: "Не  надо." А врач, ты не можешь себе представить, он в белом халате был, но  он давно не белый, а красный-красный, в крови. Руки с засученными  рукавами по локоть в крови, перчатки правда были. Потому что он режет  как мясник, бесконечно оперирует. Он мне режет, зашивает, я его  спрашиваю: "Ну как там?". -"Ничего, жив будешь, сейчас я тебя зашью". Я  молодой был, крепкий на нервы, терпеливый. Мне резали, а я смотрел и  беседовал с ним.

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

История Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в одном томе

Впервые полная история войны в одном томе! Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества не осмыслить фрагментарно - лишь охватив единым взглядом. Эта книга ведущих военных историков впервые предоставляет такую возможность. Это не просто летопись боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а гр...