11419
Разведчики

Гольдварг Григорий Айзикович

Я родился в 1926 году в селе Голосково Одесской области. Когда началась война, мне тогда 14 лет, и Я тогда еще был 14 лет, и нас отправили в эвакуацию в Элисту. Помню ночью отец пришел, говорит: «Быстро собирайтесь к поезду, на вокзал». Быстро собрались, ну как быстро, оделись, мать взяла перекусить, прибежали на вокзал и поехали. Пока ехали нас по дороге пару раз бомбили. Довезли нас до Элисты, там нам землянку выделили, и там мы все поселились. Семья у нас большая была, семь душ детей. Потом немцы стали приближаться к Элисте и нам пришлось уезжать. В конце концов попали в Казахстан и там меня призвали в армию. С полгода нас в запасном полку обучали, а потом направили на фронт. Попал я в танковую часть. А у меня мать преподавала немецкий язык, так что я его хорошо знал, свободно разговаривал, поэтому меня определили в разведку. Со мной еще Пауль был и Отто, а меня Гансом звали. Мы за линию фронта в немецкой форме ходили.

Дошли мы до Кюстрина, там километров 150-200 до Берлина оставалось, и, в очередной раз, перешли мы линию фронта. Идем, а нам навстречу немцы, нас трое было, а их, кажется, двое. Один немец на меня так посмотрел: «Юден, юден». Пауль ему говорит: «Да нет, ты ошибся». В общем, началось пререкание, хорошо ни наших, ни немцев рядом не было. Мы их прикололи, спрятали и вернулись назад, к нам.

Под Кюстриным бои не очень сильные были, но, иногда мы им перца давали, иногда они нам, приходилось чуть-чуть назад отходить. Вот в одном таком бою меня осколками гранаты в ногу и ранило. Меня вытащили, отправили в госпитале. Там осмотрели и говорят: «Жить будешь, но ногу надо отрезать». Я категорически против. Мне врачи говорят: «Когда непогода, мучиться будешь», – и действительно, я теперь непогоду чувствую, меня как иголками колет. Но отстоял, так что на своих двоих остался.

Так что Победу я уже в госпитале встречал. Где-то до осени пролежал там, потом отец с матерью в Элисту вернулись и отец меня забрал из госпиталя. Где-то с полгода я на костылях ходил, а потом ничего, расходился. Правда, когда непогода – дает знать.

Интервью: А. Драбкин
Лит.обработка:Н. Аничкин

Рекомендуем

Ильинский рубеж. Подвиг подольских курсантов

Фотоальбом, рассказывающий об одном из ключевых эпизодов обороны Москвы в октябре 1941 года, когда на пути надвигающийся на столицу фашистской армады живым щитом встали курсанты Подольских военных училищ. Уникальные снимки, сделанные фронтовыми корреспондентами на месте боев, а также рассекреченные архивные документы детально воспроизводят сражение на Ильинском рубеже. Автор, известный историк и публицист Артем Драбкин подробно восстанавливает хронологию тех дней, вызывает к жизни имена забытых ...

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

Воспоминания

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus